Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Будущее » «Это же всего лишь волейбол!»


«Это же всего лишь волейбол!»

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

Время действия: 2010 г., 4 октября, около 10 утра.
Место действия: спортзал Дома Отдохновения.
Действующие лица: Тадеуш Дворжак, Асмунд Лангеланн, Рагнар Торнбьёрнсен, Исгер Дален, Кай Экланн, Тидрек Хольм, Кнут Лунн, Максимилиан Штейнвальд.

Место тренировки

http://s001.radikal.ru/i193/1010/ec/4a0b92150944.jpg

0

2

Привет, орлы!
Тадеуш поднял взгляд на стайку птиц и, ох... как же сильно он удивился! Нет, сначала была мысль, что он попал на показ модной спортивной одежды, только подиум почему-то в психушке, но кто этот местный люд знает. А потом (за неимением других вариантов) медленно дошло, что в зале по линеечке стоит его с сегодняшнего дня родная паралимпийская сборная.
Чех совсем не ожидал увидеть то, что увидел. В теории предполагалась коллекция физических недостатков, а перед ним красовался целый модельный ряд, какие ж тут недостатки, сплошные достоинства.
Не каждая «нормальная» сборная могла похвастаться хоть тройкой лиц на постер, а уж чтобы все разом хоть сейчас на обклейку девичьих спален своим изображением... занятно. Богат и щедр генофонд норвежский, обидно даже, что мир увидит эту толпу викингов только раз в четыре года.
Знакомимся. Я – Тадеуш Дворжак, ваш новый тренер. Кто с первого раза не выговорит, тому просто тренер, кто сможет – тому плюс один к навыку риторики.
Знакомство – процесс обоюдный, но издеваться над скандинавскими аутистами, требуя за секунду идентифицировать себя и назваться по имени-фамилии, «тренер» не стал. Википедия сообщала, что с таким диагнозом есть вероятность долгого ожидания ответа на просьбу представиться. Перекличка до ночи в планы ушлого юриста не входила точно.
А еще про болезнь говорилось, что характеризуется она «повторяющимся репертуаром поведения». То есть если мальчики заиграются с мячиками, надо врачей вызывать?
Ладно, разберемся. Сборная, значит, играли же они как-то.
Итак, сейчас буду назвать всех поименно. Услышали свою фамилию – откликнулись... как-нибудь.
План был прост: узнать, кто есть кто.  Заодно понять, кто совсем аутист, а с кем сегодня полегче будет.
Асмунд Лангеланн. Рагнар Торн... бьярн... бьёрн... сен. Торнбьёрнсен. Исгер Дален. Кай Экланн. Тидрек Хольм.

+5

3

Торнбьёрнсен, – поправить ненавязчиво, но достаточно громко и сразу же вскинуть руку, ладонью вверх, показывая что он, Рагни, – здесь. Именно вот что здесь, не в самом начале шеренги светловолосых параолимпийских волейболистов, с трудом, но таки выстроившихся по росту, а не во возрасту, алфавиту, или, что было бы наиболее естественно – званию и выслуге лет. Понятие «равнение направо» было усвоено ими всеми с куда меньшим трудом, чем ненавязчивое сумасшествие идеи строить отряд по росту.
Впрочем, тренеру было, конечно же, виднее – в этом у Бриньюльфа никаких сомнений пока что не возникало – приходилось слушаться и мотать на ус незнакомую логику. Харальд был уже совершенно уверен в том, что пользы из этих занятий можно извлечь куда больше, чем банальное управление мячом – живой тренер из числа местных человеков был весьма многообещающим «языком». Что до мяча – основные принципы управления им дроттин уже успел почерпнуть из мельком увиденного отрывка – яркую сферу надлежало бить рукой, непременно только одной, стукать ею по полу, не давая у себя отобрать, а потом, в разбеге и непременно с прыжка – запихнуть ее в небольшую корзинку на перекладине. Ничего такого сложного, если подумать – похоже на детскую игру в камушки, которую на щедрой к своим детям Беркане знал каждый арийский пацаненок до-зигойгерного возраста.
Присутствую... А зачем нам навык рито... рики, разве это – тоже обращение с мя(е)чом? И где конкретно можно ознакомиться с проставленными плюсами? Или это – закрытая тренерская информация?
Весь вид Рагнара выражал глубочайшую заинтересованность предполагаемой формой отчетности.

+4

4

Айсу нравилось, как шутит их командир, он думал, что тот шутит. Он высунулся из строя, глянул на него и отозвался сам:
Кай Экланн присутствует! – то, что по интонации это послышалось скорее, как предупреждение, нежели как констатация факта, арию было неведомо.
Команда о построении не запрещает в понятиях Кая цапнуть обратно в руки отложенный на пол мяч. Хороший такой, большой мяч! Несмотря на все, что довелось увидеть его белесо-голубым глазам, в Кае оставалась ребяческая дурь, которую временами приходилось сдерживать, часто с большим трудом. Когда ты здоров и силен, так трудно просто стоять на месте.
Если бы надо было из ряда выбить или с ног сбить – вот это игра, в эту мотню закидывать какой смысл?
А если бы он был еще потяжелей... – прикидывал арий, крутя его на кончике указательного пальца. Он видел это в земных информационных файлах. Чрезвычайно хотелось уже побегать, постучать, покидать и вообще заняться любой двигательной активностью, а не стоять, как баран, в шеренге по росту.
Правила игры он уже изучил, хотя, конечно, не в мелких подробностях, но понял следующее: кидать мяч следует издалека и все остальное время нужно стучать им по полу, а то «не зачет».

+4

5

Исгер, как всегда, промешкал, раздумывая, и отозвался лишь третьим, уже после дроттина и Кая. Что поделать, думал Арн не быстро, а пищи для размышлений этот странный дядька с большим носом, глубоко посаженными глазами и длинноватыми темными космами дал сразу очень много, тугодуму Далену потребовалось несколько лишних секунд, чтоб столько информации переварить.
Во-первых, чувак этот на тренера не походил ну никак – тренеры такими не бывают, они и ходят не так и смотрят не так... То есть это в Империи все иначе, а тут, в этом дурацком мире, может, это как раз вот так спортивным инструкторам и положено? – Лиутрад не знал.
Во-вторых, этот волосатый сказал «называть буду поименно», а отзываться  надо на фамилию. Непонятно. И вообще, что значит «откликнулись как-нибудь»? Свое личное имя называть? А тогда которое из? Или родовое имя? Дроттинн им ограничился, Кай назвал то и это… Или нужен позывной? А, да, и оба сказали «присутствую»… значит, нужно так?
По примеру уже откликнувшихся товарищей Аннар тоже поднял руку:
− Исгер… − заминка на заметное все же мгновение, пока дружинник размышлял, пропускать ли остальные имена, и, если пропускать, то все ли, − …Дален присутствует.   
Вот теперь можно было, покашиваясь на Айса, поднявшего мяч, спокойно… ну почти спокойно подумать о третьей странности: риторике и плюсах, которые, как, на взгляд Арна, совершенно справедливо заметил Элг, в данном случае были ни к селу, ни к городу. Чай, ведь не на соревнование скальдическое пришли, не слова и словосочетания, а мячик покидать?
Поскольку «сделал дело – гуляй смело», а других дел, кроме переклички, покуда не было, Ис гулял смело, свободно стоя на месте, мыслью то есть. На сладкое ему осталась еще одна загадка – почему этот, с позволения сказать, тренер, назвал ярла – самого ярла! – в числе игроков сборной? Это шутка была, или как?..

+1

6

Тидрек Хольм отсутствовал. Отсутствовали и остальные три Хольма, которые не приходили без Тидрека – ни Нем, ни Айвинд, ни Хегни – эти четверо были неразлучныы, исключительно потому, что Тидрек Хегни Айвинд Нем Хольм был одним человеком, который любил путать землян количеством своих имен. Напряжение, которое могло бы возникнуть в спортзале оттого, что мистер Хольм не откликнулся, вдруг резко рассеялось, потому что в зал вошла одна из составных частей господина Хольма – его голос.
Wenn ich tanzen will, – напевно вещал этот голос по-немецки, – dann tanz ich so wie's mir gefaellt. Ich allein bestimm' die Stunde. Ich allein waehl die Musik. Wenn ich tanzen will, dann tanze ich auf meine ganz besond‘re Art. Am Rand des Abgrunds oder nuer in deinem Blick.
Тидрека никогда не волновало, мужская или женская партия – он пел всегда то, что ему нравилось. Мюзиклы, конечно, не были скальдическими поэмами, но они радовали слух. А то, что радовало слух Тидрека, механически заучивалось наизусть, Хольм даже не обращал внимания на дословный перевод и понимание текста. Единственное, что он знал точно – первая строчка переводится как «Когда я хочу танцевать». Это вполне согласовывалось с его настроением и даже одеждой. Наконец танцующий аутист-вокалист (гораздо больше он был вокалистом, чем волейболистом) вошел в спортзал сам. В желтых пляжных шортах и черной шелковой рубашке. Посмотрев на часы, он убедился, что не опоздал – совершенно его не волновало то, что все уже собрались и построились. На его часах все еще было пять минут до назначенного срока. Хотя, конечно, они и не показывали земного времени, на все встречи Хольм приходил именно по своим часам.
Доброго утречка, – заявил Тидрек, обращаясь к присутствующим дружинникам. Методом исключения выделив тренера, он повернулся к тому и добавил, подавив зевок, – А-а-айвинд Хольм прибыл. Брбрбр.

+5

7

Асмунд, который пока наблюдал от дверей спортзала за происходящей перекличкой, вошел внутрь и расплылся в довольно вежливой улыбке тренеру. Имя его прозвучало первым, но откликаться арий не спешил, потому что был занят совершенно другими мыслями – и они точно не были из разряда «о командной игре замолвите слово».
Несколько рассеянное выражение лица Лангеланна сменилось сосредоточенностью на предстоящей тренировке. Тело требовало разрядки и успокоения от постоянного контроля над своими эмоциями, так что посол поднял руку вверх и обозначил и свое присутствие Тадеушу.
Асмунд Лангеланн! – сказал спокойным бархатно-теплым голосом, про себя отмечая, что команда выглядит уж слишком идеально. Хотя ведь никто не станет докапываться и проверять.
В виске чуть кольнуло, и это не было болью, а чем-то вроде предвкушения, которое может обернуться чем угодно в процессе. Асмунд постарался не слишком обращать внимания на тех, кто сейчас присутствует в зале и не искать взглядами взглядов. Истинное его состояние оставалось загадкой, а предстоящее «гоняние» мяча чем-то вроде иллюзии, способной разрушиться в мгновение ока.
Жизнь любит смешивать краски порой настолько причудливо, что даже черные цвета становятся белоснежными, а кровь, которая должна связывать, разрывает бытие на кусочки.
Если все собрались, то мы можем начинать? – Асмунд чуть сжал пальцы обеих рук, разогреваясь... Он ожидал от тренировки для начала разминки, а потом уж выверенных точных действий. Хотя некоторые уже показали здесь вокальные данные и кручение мяча на кончике пальца. Сдержанность посла обратилась к внутреннему спокойствию и умиротворению.

Отредактировано Асмунд Лангеланн (04-04-2013 22:28:02)

+3

8

Ещё Лунн...
Всего-то и обронить на последнюю реплику ярла, не собираясь рассусоливать. Да, а есть ещё Лунн, которого тут почему-то нет. Требовательный взгляд Бриньюльфа упирается сперва в Исгера, потом в Тидрека – обоих он видел сегодня с младшим. Обоих можно считать виноватыми в том, что Дуктига здесь нет, но скальд молчит, только и смотрит теперь, что в глаза ярлу-Наставнику. В конце концов, решать о том, надо ли на «тренировке» быть его подопечному, именно Асмунду по силам. И Бриньюльф медлит, не желая заботу над дружинником противопоставлять заботе об ученике.
Боковое зрение услужливо подсовывает картинки действий. Чужих действий, но занимает ария только ответы на вопросы – уже на целых два.
К слову сказать, присутствием Асмунда в качестве тренируемого он не удивлен, может, от того, что не так привычен к строгой иерархии. Беркана, она не Хагалаз.

+3

9

Хор бы из них получился, хороший, слаженный. Фото коллектива на коробку диска, и весь тираж сметут не вслушиваясь.
Да, Тадеуш тоже любил мьюзикл «Элизабет», но чувствовал, что если не подрегулирует скандинавам чувство времени, к нему точно придет дер Тод. И вместе они потом судьям будут объяснять, что состав к половине игры собрался не потому, что их позлить хочет, а потому что... ну потому что... ну восприятие такое у них. Интересное и необычное.
Итак, еще раз, кто в этом строю красавцев есть кто?
Любопытный. Рагнар Торн... Трон... Тран...
Нет, это была шутка такая.
Оценивающе на мяч смотрит Кай. Да, такой Кай решил бы исход любой сказки, будем надеяться, что исход матча он решит так же успешно.
Исгер Дален кажется от чего-то недоумевает? Что его так? Игра, мяч или команда? В себе Дворжак не сомневался. Он же тренер, а это почти отец родной.
Тидрек Хольм. Обладатель зачетного голоса, гимн петь будет. Когда выспится. Впрочем, этот парень, и зевая, выглядел так, что соперник мог догадаться, что с Олимпийских игр они с пустыми руками уедут.
Ну и Асмунд Лангеланн, внезапно немного другой тональности окраса волос. И серьезного настроя. Отлично, есть за что взгляду зацепиться, мыслям и напоминанию, что они тут в волейбол, вообще-то.
Отлично, сборная, полный состав, – с гордостью отметил тренер, – на разминку, орлы, на разминку! Начнем с накрутки метража по залу. Кстати, гордость Норвегии, вы где уже страну представляли?
Состав крепкий, сборный, не малышня конопатая. Значит, уже давно в спорте, иначе быть не может.
Ну не может же!

+4

10

Вбежал в зал, занят своё место в строю, взглядом уткнулся в пол.
Кай так всегда делает.
Кнут Лунн присутствует!
Надо изображать аутиста, нельзя смотреть в глаза братьям.
Здесь все свои: дроттин, Исгер, Тидрек... Кай, даже ярл здесь, – это успокаивает, –  лишний только человек – тренер. Хорошо, что надо не смотреть в глаза, и не нужно идти на контакт, наверно так меньше шансов себя выдать.
Совсем молодому парню, не работавшему под прикрытием на чужой планете, непросто. Последнее время Кнут часто постоянно думает о своём наставнике, он хочет, чтобы наставном стал Кай, и это не единственное, чего он хочет от Кая; настоящий воин, телохранитель посла. Не то чтобы остальные арии плохи, но  Кай... Кай особенный, есть в нем что-то завораживающее.
Когда он смотрит своими ледяными глазами – кровь застывает в жилах, словно ты кролик перед удавом, словно стоишь перед прыжком на краю ледяного айсберга и смотришь в воду.
Где он – там всегда экшен! Даже сейчас, в этой игре главное мяч, и мяч у Кая.
Опустив голову, исподтишка поглядывает на Экланна.
Теперь, если где-то будет Кай, я всегда буду неподалеку.
По команде тренера Кнут пускается бегом.

Отредактировано Кнут Лунн (04-07-2013 01:41:34)

+3

11

Информации снова было мало...
Хотя нет, раз тогда пошутил, значит, можно и в ответ пошутить тоже. Жаль только, тренер вряд ли оценит шутку юмора:
Первый раз таким составом – только собрали, по... – как там было? Ну такое, про гербарний промысел в лесу? – ...по сосенке. Беркана, – пальцем ткнуть в побежавшего Дуктига, – из юниоров, пополнение.
Хагалаз, за дипкорпус выступал, – пропуская мимо себя Асмунда и, чуть помедлив, в спину Кая:
Беркана, из флотских перевели...
Остался сонный, как сытый удав, Тидрек, которого пришлось подтолкнуть немного с комментарием:
Манназ, ээ... пехотный гарнизон, по сборам переведен, – поискать в памяти... вроде бы что-то такое мелькало в голове? О! – офицерским! Повышение квалификации...
Развернуться в позицию "бегом марш" - хотя как бегом-то? Темп не задали, и Рагни решил, что, наверное, должен быть разминочный?
Беркана, – за себя и за Исгера, уже срываясь с места, – из музыкантов.
И бежать, бежать... Жаль, что зал такой маленький – засиделся Элг, а тут и повернуться некуда – везде стен понатыкали, палок, колец... Запрокинуть бы голову, и бежать-бежать!

+4

12

Бегом, бегом, бегом, если это вообще можно так назвать. Не спеша, по его меркам, технично постукивая мячом об упругий, почти как сам мяч, пол.
Тук-тук-тук – четыре удара слева, четыре справа, четыре слева, четыре справа. Пробегая мимо корзины, Айс высоко подпрыгнул, так что почти положил мяч к корзину, и сразу же взял его при выпадении из мотни. И дальше.
Если б перед ним был не посол, как пить дать, швырнул бы на бегу ему в спину мяч для скорости, и так, устойчивость проверит. Но в посла нельзя, не оценит, к тому же субординация.
Да кто бы против них не выступал, они от одного из вида в штаны наложат и забудут, где своя корзина, а где чужая... самому бы не забыть в пылу игры.
Четыре удара слева, подбросить, хлопнуть в ладоши, четыре удара справа.
«Ну, есть желающие отобрать у меня мяч?» – смешок. – «Что ж потренируем пасы».
Хей! – Кай резко развернулся и кинул мяч Ису, а сам рванул вперед, обгоняя всех, кто был в строю перед ним. Два круга за один, а может, и три. Как на второй пойдет, так и отберет мяч обратно, у кого бы он ни оказался.
Кай прикидывал на бегу:
«Номер первый», конечно, Асмунд, разыгрывающий защитник, ему лучше знать, кому и когда; «номер два» – кто у нас тут меткий? – атакующий защитник; «номер три» – легкий форвард, тут многие подойдут, даже Тидрек, главное, чтоб не пел и не спал; «номер четыре» – тяжелый форвард – это по мне; «номер пять» – центровой – это как раз для дроттина, ему самое место под кольцом, хотя и «четвертым тоже может быть». Ну да тренеру видней, мне-то зачем голову забивать».
Закончив мысль, уже метрах в четырех впереди всего строя Кай сделал пару сальто вперед и снова перешел на бег.

+3

13

Нет, ну а что? Гордостью они и были, − Лиутрад приосанился, − не Норвегии только.
О, а вот и младшенький, явился не запылился, отрапортовал звонко, потупился скромно, только глазищами любопытными – зырк-зырк украдкой.
Все в сборе! А-тли-чна!   
Сказано бежать – бежим, а чего ж. В хорошей компании побегать с утреца, поразмяться – милое дело. Вообще-то Арн был настроен серьезно… до тех пор, пока не заговорил бегущий Элг.
К счастью, Исгер умел не ржать, даже когда ржать очень хотелось. Смех щекотал его изнутри, вибрировал, как жаждущие еще большей – всласть – нагрузки мышцы, плескался ритмично… ритмично… о да, Аннар сразу вспомнил и поймал ритм однажды услышанной речевки из фильма про армию какой-то странишки Земли:
Тара-та-та-тара-там, тара-та-та-тара-там! – он пропустил брошенный мяч, но зато подстроил бег под ритм и запел отрывисто, почти попадая в такт ударам мяча Кая:                       
− Это только волейбол,
Бег, прыжок – и будет гол!

А, не, гол – это ж другое немного, это ж когда в эти мячом – в во-ро-та… − Дален исправно, от корки до корки читал подложенные Эйрой для общекультурного развития дружины спортивные журналы. – А если в кольцо или через сетку – это гол? Да ладно, не суть… главное, складно.
− Мы Империи орлы… − на ходу, то есть на бегу сочинял Дален-Арн – уж точно орел.
− Не покажем мы тылы, − кроме толчка дроттина Тидрек огреб еще и хорошего леща по заднице от самого Исгера, в назидание – не пой, красавица, при мне, не спи, замерзнешь.
− Пересохший Хагалаз, − от избытка сил и телесной радости Ису хотелось петь и озорничать, он, (внутренне, только внутренне!) засмеялся над тем, что сушь, сушняк и ярл – понятия одного ряда, так что хагалазцы пьют – и отнюдь не воду, будто их вялили всю жизнь как воблу. В том, чтобы подтрунивать на старшими по званию в неформальной обстановке, вот как сейчас, здоровые не только телом, но и духом нордики никогда ничего предосудительного не видели, напротив – это сближало. Ведь ярл – всего лишь старший среди равных. Мячом ему в спину нельзя, а словом – можно!
− Мокрый, весь в соплях, Манназ, − показал язык в ответ на сердитый взгляд Хольма, и тут же сделал щенячьи глазки – типа, ну заплачь ещё, дева йуная.
− Все представлены сейчас,
Кто тут выйдет против нас? –
хвастливая фраза скальда в аккурат совпала с броском Экланна в кольцо.
Айс упорно играл в баскетбол… Арн не выдержал уже – фыркнул на бегу, тем не менее любуясь, как старший дружинник крутит сальтухи, и не преминул, поравнявшись с ним, закончить речевку ехидным:
− Ты конкретный аутист,
Плюс тебе в больничный лист!
В волейбол играем мы,
Сила есть, ума – увы.

Отредактировано Исгер Дален (05-07-2013 22:10:24)

+2

14

Ай, молодцы, ай, золото скандинавское! Наблюдая за подопечными, гордый чех уже видел прямую трансляцию со спортивного мероприятия, свою довольную морду крупным планом и гимн Норвегии фоновой заставкой.
Гимн начал затихать, когда стало понятно, что красавцы прекрасно, изумительно, великолепно играют... в баскетбол? Гимн окончательно замолк, флаг нефтяной державы пригрозил задушить горе-наставника, а счастливое лицо «с трансляции» недоуменно читало мысленные субтитры, которые сменились с «им гордится страна» на «ребятушки! викинги! бейте его!».
Команда, стоп! Стоп, стоп, стоп! Кай, ты меня убить хочешь, или чтобы я полез кольцо спилить? Давай, чемпион, вспоминай навык, мячик Исгеру передаешь и... Исгер не фигачит его об пол, напоминая чертям о своем существовании, Исгер аккуратно перекидывает его через сетку. Сетка вот под вас, лосей, ее регулировал где ваш привет отбивают Кнут и Рагнар. Отбивают, а не прибивают собратьям черепно-мозговую! Ребят, ну вы что, с луны свалились? Какие музыканты, какие флотские, вас сборной назвали, олимпийской сборной.
Вероятно, в холодной стране с пляжным волейболом совсем напряжно, и cборную сборной не назвали, а скорее обозвали. Не в обиду белобрысым красавцам. Что с них взять, мирные аутисты, брать надо с того, кто придумал веселящихся детей в большой спорт вытолкнуть.
Значит, так, удалые, начнем с терминологии.
Логично, надо же с чего-то начинать. Правда, не ожидал Тадеуш, что с таких азов.
Итак, волейбол – это, как вы верно подметили, командная игра с мячом. На этом сходства с баскетболом заканчивается. Мы играем в версии, где, максимум, за три удара конечностью выше пояса надо переправить мяч на сторону противника, желательно так, чтобы он упал, либо, чтобы соперник отбил его с нарушениями.
Тренер еще раз обвел печальным взглядом красу неземную и, вздохнув, спросил:
Вы представляете, о чем я говорю?

+7

15

– Откуда вышел?
– С того берега моря, где тень от города на блоху упала и тулуп пришибла, хотя и заяц не заяц, а орёл!

Более всего Рагнару желалось поставить Каю подножку, перевести ее в подсечку, а потом уже, когда так просто не выйдет – бросить через плечо и захватом... Ну, это уже мечты. Но вот первые два желания – вполне. И даже не ради банальной драки, а поразмяться – сил у того было больше чем надобно, всякому было видно, а ему, Рагнару, никак не хватало бега на то, чтобы правильно расправить плечи. Тесно тут было и не как в Империи – рабочеей теснотой, а просто как в детском домике - хрупком и не по мерке. Оттого и погнался было Харальд за ускорившимся Каем, пропустив над собою мяч, в темпе погони, а потом еще – рывок и захват через плечо...
Команда, стоп! Стоп, стоп, стоп, – и тут этот человек местный всё испортил. Бриньюльф остановился сразу, на завершенном шаге, рывком сдернув из бега и себя, и старшего дружника, а только выхода силам не вышло. Снова нужно было стоять и слушать, и пока скальд слушал, мрачнел он всё больше, темнел лицом. Не ярился, а только в себе заряд накапливал так, что слепому ясно было – громыхнёт.
Словосочетание «олимпийская сборная» ни о чем ему не говорило, поэтому важностью момента он не проникся, хотя и слушал вполне внимательно. Кое-что даже услышал, пусть даже большая его часть раздумывала над тем, кого из близких выдернуть потом на нормальную тренировку – сбросить накапливаюшееся, развернуть плечи, дать себе воли немного сейчас, чтоб не рвануло потом.
Поэтому наверное Бриньюльф только губы покусывал, да кивал, когда слушал речь тренера, пропуская мимо ушей всякое вроде «Отбивают, а не прибивают собратьям черепно-мозговую!». Прилетевший спустя несколько минут мячик Рагни встретил так, словно это был его единственный враг – умение концентрироваться на противнике никогда не составляло для него особого труда.
Ударенный арийской ладонью ни в чем не повинный мяч с гудением, достойным берканского шмеля, понёсся на половину Исгера и Кая.
Вздумай он приземлиться на пол – и быть в том полу глубокой вмятине, но пока-то он летит себе, и чтобы за ним хотя бы следить успевать, вырасти надо не на Земле.

+5

16

Когда дружина пустилась бегом, вместо тренировки начался какой-то балаган. Видимо, почувствовав земную твердь под ногами после длительного перелета, старшие арии воспаряли духом! Командир и Исгер распевают частушки, а Тидрек получил от Кая мячом в спину – вроде это не по правилам.
Кстати, Кай играет в баскетбол вместо волейбола, и хрен его переубедишь, но, кажется, командир решил с этим разобраться! – Дуктиг к такому на тренировках не привык, у него глаза чуть на лоб не полезли, и он с трудом сдерживал смешки. – Хорошо, что вмешался тренер! Который тоже, видать, офигел от такой тренировочки.
Кнут любит физические упражнения, предпочитает и тренироваться на свежем воздухе, но вот волейбол, по его мнению – очень скучная игра. – Какая-то совсем не контактная и на борьбу не похожа, удаль не проявишь, не полапаешь крепкие мужские тела под благим предлогом.
Не арийская – одним словом!

Кнут занял место рядом с Рагнаром и приготовился отбивать. Командир подал, как из пушки.
Видимо, по привычке сил не пожалел, и теперь мы будем играть в метание ядра. Но, он старший по званию, и с ним не поспоришь.

+4

17

Почувствовав на себе захват Рагнара, а это был именно он, Кай едва не перебросил его через себя чисто по привычке, но тут тренер прервал его провокацию назидательной речью. В принципе, Айсу было до лампочки – во что играть, и с правилами он был ознакомлен. Он крутанулся на месте, избавившись от объятий, и направился в указанном направлении, на нужную сторону поля.
Зато теперь никто не усомниться в том, что они аутисты, и он первый в списке по степени тяжести заболевания. Олимпийская сборная – звучало забавно, он что-то читал про Олимп и древних человеческих богов, чем-то даже напомнивших его собственный пантеон. И вот, значит, они, дружинники – команда тех самых богов? Здорово же.
Экланн молча слушал, вполуха, внутренне посмеиваясь над «кольцо спилить», «напоминая чертям о своем существовании», «отбивают, а не прибивают собратьям черепно-мозговую». Сколько их было, этих черепно-мозговых у каждого из присутствующих, никто не считал – голова поболит, покрутит и все проходит, это же арии.
Едва закончился инструктаж, командир ударил по мячу с такой силой, что дальность полета была соответственной. Кай едва успел отбежать от сетки и даже нельзя сказать, что успел, Айсу пришлось принять удар в прыжке-падении, а сцепленные в замок руки перенаправили его точно на Исгера, который находился почти у самой сетки. Он понимал, что не успеет подняться, принять перепас и вернуть его, чтобы уже Ис смог, как следует, загасить с противоположной стороны сетки.
Перебрасывай! – крикнул он ему, просто на всякий случай, этого времени будет достаточно, чтобы успеть вскочить на ноги и подготовится к приему очередного «пушечного ядра».

+4

18

Речевку Дален допел-таки, нормально, не сбиваясь с ритма и мелодии, но бег его замедлился, а потом скальд и вовсе встал, хоть и переступая, неподалеку от сетки. Хорошо, что его как бы постепенная остановка совпала по времени с тренерским: «Команда, стоп! Стоп, стоп, стоп!». 
Однако. Экланн, вон, сальто крутит, будто так и надо, Торнбьернсен с ярловым телохранителем побороться норовит (опытный глаз нордика заметил то, что от чеха могло бы укрыться), а тут… нагрузка всего ничего, много ли и пробежал-то, ведь и кажется, будто в легкую – а вот, поди ты. Пот глаза залил, дыхание сбилось, опять накатила липкая слабость, от которой стало противно пусто и зыбко в груди, и сердце хоть выскочить, и в ушах шумит. Перебарывая желание присесть хотя бы на корточки, Исгер утер холодную испарину предплечьем, свободно отпустил кисть, рука упала вдоль тела.
Плохо. Не отошел еще от вотана, не оправился, – теперь Арн корил себя, понимая, что может опозориться перед дружиной. – Рано поднялся, рано вышел на разминку наравне со всеми, зря не послушался Скари… ну да уж чего теперь. Крепиться надо.
Тренер говорил, говорил опять неприлично много, но сейчас Тради даже благодарен ему был… где-то. Можно пока просто стоять, типа, внимать, отдыхая и поглядывая по сторонам, пока в голове с медлительностью жерновов проворачивались добавочно приторможенные мухоморовкой мысли на темы того, зачем пилить кольцо, (а Исгер эту картину дивную добросовестно представил, и другую – с тренером, сложенным вдвое и засунутым задом в корзину – тоже, она уж сама такая… не менее явственная представилась), о том, кто такие черти, и почему они, забывчивые эдакие, живут под полом, и о том, зачем вообще кому-то запуливать мячом в чужую башку – это что, говорун длинноволосый их настолько полудурками считает?..
Ах да, черти – это мелкие духи такие… – вспомнилось Арну под говорок человека, – гадостные. Уродики с рогами. Видать, из-за них с памятью худо совсем – весь ум в рога ушел.
Взгляд серо-зеленых внимательных глаз Далена плавно перемещался с одного на другого – юный Кнут улыбался до ушей, весело ему, а чего ж… а вот Рагнар, напротив, посмурнел так, что успокаивавшееся сердце скальда опять холодно екнуло, сжалось почти до боли и снова забилось, как недавно пойманная Торольвом испуганная мелкая птаха в кулаке.
Плохо… дроттин тоже еще не в себе, – Ис в свое время нагляделся на такое у других товарищей по несча… по отмеченности, пока валялся в лазарете после своих первых вотанов. – Плохо.
На прямой вопрос тренера с непроизносимым именем Лиутрад кивнул – он действительно представлял, о чем речь.
А вот о чем дело будет – не представлял, пока оно не началось. Пушечная подача Рагнара, правильная, как у тех молодцов с телематча, еще как-то помещалась в рамки исова разумения – в конце концов, у дроттина была отдельная комната, там он мог делать что угодно… и волейбол смотреть тоже.
Но Кай!..
После вечера в подвале, хоть вечер этот после всего-то и казался теперь далеким, будто Исгер смотрел на него в перевернутый бинокль, как-то уже не получалось считать Айса отстраненным сугробом, все равно отношения… может, и не потеплели, но изменились точно.
О, сколько нам открытий чудных, – эта мысль уже пронеслась, а не проползла, заставив ускориться и тело. Увидев, как мастерски, правильно Экланн принял мяч запястьями сцепленных в замок рук, нахмурившийся Тради почувствовал себя… уж совсем простым парнем. Тем самым полудурком, каким его считал человек с этой планеты. – Меня тоже провел. Они провели, оба. Знали же правила, и Кай знал… а я купился.
Никогда прежде Исгер не думал так быстро – еще и принимая мяч, перенаправленный старшим дружинником, что получилось, хоть и не без труда, правда, сам этот труд заметили бы только свои. От удара упавшего Экланна мяч взмыл вверх, и теперь падал сверху по пораболе, прямо на Иса, красиво так… ему даже казалось, что медленно. Он еще успел подумать, что положение у него неплохое, риска попасть в сетку или аут почти нет, но вот недостаточно опасный удар, легкий для соперника, нанести можно… надо запулить посильнее, не в сторону дроттина, он высокий, загасит. И мяч, пружинисто принятый пальцами (которые весьма протестовали!) полетел в сторону Дуктига.
Ну и какой ты молодец, молодец? – ухмыльнулся Арн, бегом пятясь. – Танцуй, пока молодой… мальчик. 

Отредактировано Исгер Дален (15-08-2013 21:36:40)

+4

19

Трава на стадионах зеленеет,
А мудрость, словно осень, настаёт…

В это ясное октябрьское утро пути ежедневного обхода препорученных его заботам приютских «владений» на исходе своём завершились совершенно стихийно в Доме Отдохновения – сюда принесли Штейнвальда ноги и привела интуиция. Ей директор привык доверять, и, проходя по коридору, различил в обычном деловито-расслабленном шуме санаторного корпуса доносившийся из коридорного далека упругий стук мяча об пол, отрывистый, ритмизированный речитатив, а потом – чей-то то ли назидательный, то ли расстроенный говорок. В спортзале явно происходило нечто заслуживающее внимания, и Максимилиан понёсся по коридору, чтобы взглянуть на это собственными глазами.
Сегодня в такт стремительным шагам доктора не развевались победно полы белоснежного накрахмаленного халата, ибо тот с вечера остался висеть в кабинете, и Макс с удовольствием обходил дозором территории в совсем цивильной одежде – мягких кашемировых брюках столь же мягкого оттенка кофе с молоком и чуть более светлом свитере крупной вязки. В таком виде Макс и не заметен был, тихо вставший в дверях, сложивший руки на груди и спокойно прислонившийся плечом к косяку, почти и не виден. Зато сам прекрасно видел всё и всех.
А посмотреть было на что – зрелище прямо-таки завораживало красотой. В сиянии утреннего света, косо падающего в окна и отражаемого натёртым до слепящего блеска янтарным паркетом, подвижные, гибкие фигуры рослых мужчин тоже, казалось, неярко, золотисто-солнечно светились. И головы их, чудилось, тоже лучились тонкими, подвижными нимбами по концам светлых волос…
Как же красиво. Дыхание директора замерло на миг, но не только от восхищения, ведь Штейнвальд, в отличие от своих коллег из Дома Возрождения, знал чуть больше официальной легенды о простых норвежских аутистах с эписиндромом у некоторых игроков паролимпийской сборной.

+2

20

Танцуй, пока молодой – это про Кнута! – Исгер пасанул в сторону Лунна, Дуктиг пулей сорвался с места подбежал к сетке, принял пас и передал Рагнару.
Наш командир очень хорошо подходит для этой игры! И для других спортивных игр землян тоже! Думаю, знает достоинства своего роста... и веса. Их с Каем, видимо, нельзя надолго оставлять без тренировок, после перелета они буянят!
Характерная четра, которую уловил Кнут, изучая земные игры с мячом, во время подготовки к тренировке, что все эти гандболы, волейболы, баскетболы и футболы – это то, что куча мужиков играет с одним мячиком.
Такой снаряд, как заполненный воздухом мяч из кожи и резины, оказался для Кнута непривычно легким, он не встречался с подобным на тренировках с лагере, и траекторию полета можно было только прикинуть. В этот раз удачно!
Облажаться во время тренировки – ну уж нет! Старшие, конечно, простят, но советами и подколками потом замучают!

+3

21

Стоп... – еле выдохнул тренер, и уже громче-бодрее попытался прервать безобразие, – стоп-стоп-СТОП!!! Очередь на спортивную травму, а ну прекратили издевательство над мячом, залом и тренером!
Что-то в этом процессе было явно не так. Нет, Тадеуш слышал, что обделенные в одном сильны в другом, но не настолько же, чтобы запускать мяч как спутник в космос. А тот, в чью сторону был пущен снаряд, даже бровью не дрогнул. Отбивает.
Надо было бежать в противоположную сторону, матюгая все на свете. Если сфера на такой скорости впишется в лицо, в команде будет мопс. Мопс с черепно-мозговой травмой. Отбить рукой – значит, укоротить руку до локтя. Или до плеча, гарантированно оставшись без ладони.
Завтра, – если оно наступит, это «завтра», – будем тренироваться в шлемах. В перчатках, наколенниках...
...и на воздушных шариках, – ехидно дополнило подсознание.
Тираду прервал визит доктора. О! Вот с кем неплохо б поговорить по поводу боевых аутистов, а заодно договориться о зале с мягкими стенами.
Док, я вас вижу. И скажу честно, если в космическом пространстве есть еще одна страна Норвегия, моя команда явно оттуда. Там же на Олимпиадах выступает раз в четыре года, там же они пытаются убить соперника под ехидный комментарий. Но что они в этом мире потеряли?
До чего странные ребята. Если они каждый матч такие замахи делают, просто удивительно, как спортивная общественность еще не дрогнула от скандалов. Да эти аутисты всех здоровых сделают, причем так, для разминки, и золото им сразу отдадут.
Не только за волейбол, но еще за теннис, плаванье, греблю, да хоть за фигурное катание! Лишь бы спортивный комплекс потомкам оставили.

Отредактировано Тадеуш Дворжак (13-09-2013 14:45:52)

+6

22

Мячики, на вкус дроттина, были здесь слишком уж легкими, оттого плохо летали: быстро теряли скорость, слабо маневрировали в воздухе. На вкус ария – плохо. Хотя чего и ждать было, раз для игры выбрано такое маленькое помещение – наверное, даже хорошо так, но с утяжелённым снарядом было бы увлекательнее и азартнее. Впрочем, похоже, что местному специалисту и так было увлекательно – дальше некуда: вон как носится, почти что со скоростью мяча.
Раз уж пошло такое веселье, Рагни мячик из воздуха перед своим лицом взял в ладонь – для этого пришлось напрячь пальцы и немного потянуться вверх, подпрыгнув, но раз уж «стоп-стоп-стоп», – придётся же послушаться. Хотя, по чести сказать, стоять снова столбом и слушать разговоры Рагнару не хотелось – вон, тренер уже лясы точит с местным Управляющим-Медицинской-Базой. Почему-то его за спиной называли «Док», хотя логичнее было бы «УМБ». Вот «Док», это кто? Доверенный Организатор Конгрегации? Дипломированный Ответственный Конкупант?
Непонятно... – Брини даже рожицу себе позволил скорчить, пока Асмунд и местные не видят – скептически-мрачно-недовольную вариацию на тему «опять не дали размяться».

+2

23

«Кажется, нас раскрыли», – то ли в шутку, то ли не совсем подумал Кай, – «Возможно, мы переусердствовали, изображая из себя аутистов».
Тренер явно был не в восторге от их командной игры. Сознанию ария было недоступно, чем конкретно он не доволен, а также, зачем им шлемы, перчатки и наколенники.
«Видимо, для усложнения задачи. Ну, стоп, так стоп».
Кая уже давно начала одолевать скука, и он был не против заняться чем-нибудь другим.
«Док» был, видимо, местным начальством, призванным оперативно разрешать все возникающие проблемы. Кай чуть улыбнулся и подмигнул Кнуту, чтобы тот не выглядел таким растерянным.
«Большое начальство все решит, как принято в арийской империи».
Айс внимательно смотрел на тренера и «Дока», он просто запоминал все, что говорилось. Не забывая поглядывать и на командира, тот ведь шутки ради вполне может метнуть ему мяч в голову, несмотря на всякие «стоп».
«Я подумаю об этом позже, если потребуется».

+3

24

Фу ты! – скальдическая натура порой диалектически противоречива, и Исгер прямо огорчился, хотя впору было радоваться, когда тренер завопил не по-детски, останавливая игру: все-таки физическое самочувствие еще оставляло (желать много лучшего) и доставляло (некоторые неудобства). И все же… полегчало немного, и досадно было, что только разыгрывающуюся команду командой «стоп-стоп-стоп!!» притормозили. Но… что ж, тренеру виднее, конечно, тем более, тут, вон, посторонний появился. Хотя это вроде как и не помеха же? На играх всамделишных – Арн смотрел трансляции – даже зрители сидят тысячами. Но не на тренировках, да, тренировки даже здесь не для чужих глаз. Представляя завтрашнюю, как пообещал суетливый и заполошный спортивный наставник – в шлемах, перчатках и наколенниках, Дален ухмыльнулся, присев-таки на корточки. Картинка перед внутренним взором нордика рисовалась комичной, а при услышанном краем уха слове «Норвегия» к ней добавились еще и здоровущие снежки вместо мячей… нет, ну а что? Логично же? Волейбольные мячи тоже белые, а в снежки играть весело – Ис читал. На эту представленную картинку накладывалась еще одна, только что увиденная – как красиво дроттин взял мяч. Теперь Рагнар стоял… хоть и не по стойке «смирно», а очень даже вольно, тоже показывая лицом, что, вот-де, не дали побегать-попрыгать всласть, Кай тоже замер, перемигиваясь с Кнутом, Тидрек вообще как воды в рот набрал и сам как в эту воду опущенный – обиделся, видать, что его пением не восхитились в должной мере.
О, да, как здесь говорят, − Лиутрад опять ухмыльнулся, − Художника обидеть может каждый.
Местные люди, кажется, удивлялись… не понять чему, и любовались, опять же, поди, пойми, чем. Исгер здесь всё время ловил такие странные взгляды, восхищенно-ошарашенные. Вот и местный начальник так примерно на них смотрел, и ещё… жалостливо, что ли? – поднимаясь, Ис нахмурился, метнул взгляд на ярла – оскорбиться ли на такое? Хотя ему самому даже понравилось замечание тренера про ехидные комментарии – не зря, значит, речевку пел. Но зря, пожалуй, на бегу, сердце, вон, до сих пор хоть выскочить, и мышцы крутит. Пока суть да дело, Арн уселся… точнее, воссел на скамью – его же дело маленькое, пущай начальство думает, а он будет и дальше славную страну Норвегию представлять… во всех смыслах.

+2

25

Ничего общего с той игрой в мяч, в которой Асмунд был докой, эта не имела. Игровая площадка была, мяч был, да, в общем, и сетка была, но как ни пытался посол постигнуть смысл происходящего перед ним действия, не мог понять, для чего нужно носиться идиотским полугалопом, колошматя мячом по полу только для того, чтобы забросить его в подвешенную под потолком сетку. Нет, как не посмотри элегантности в такой игре не наблюдалось. Теннис - вот это игра джентльменов. Красиво, изящно, стильно и, что немаловажно, сексуально, а здесь... Однако, судя по азарту ребят, они-то как раз получали удовольствие. А вот тренер, судя по всему, нет.
Поначалу, не принимая активного участия в игре, Асмунд поневоле наблюдал за выражением лица этого типа и видел, что впечатления от того, что делали парни, он получал сильные.
Посол забеспокоился: уж не зародились у того подозрения? Может, хлопцы играют не слишком профессионально? Все-таки, по легенде, они спортсмены-олимпийцы, члены сборной, а не какие-то там доходяги-дилетанты. Надо бы... Но в этот самый миг чья-то шаловливая длань послала снаряд прямехонько в лицо посла и только отменная реакция, наработанная долгими годами на теннисном корте, спасла его от неминуемого и кардинального изменения внешности.
Молниеносный и размашистый пас в сторону противника, который изобразил Асмунд, заставил бы любого теннисиста проглотить от зависти свою ракетку. Правда, эффект получился несколько смазанным, из-за того, что у самого Лангеланна в руке ракетки-то не оказалось, и отбивать пришлось раскрытой ладонью. Боль в пальцах заставила его немного отвлечься, так что пока он тряс кистью, восстанавливая чувствительность, громкий окрик тренера положил конец развлечению.

+1

26

О спорт, ты мир, – гласит вполне себе расхожее выражение. Глядя на спорт в сегодняшнем исполнении белокурых богатырей, из-за грации нечеловеческой обманчиво легко порхавших над янтарным паркетом, но показывавших поистине пушечные удары по мячу, откровенно любовавшийся директор размышлял о том, что сейчас видит в этой тренировке не только мир, как отсутствие распрей, но именно – какой-то другой мир, прекрасный до совершенства, даже сердце щемило печалью от эдакой красотищи, и не у него одного, видимо. Тренера тоже проняло, да как еще! – почти что озарением и проникновением под щит конспирации – вот только этого не хватало. Однако вместо того, чтобы озабоченно нахмуриться в соответствии с истинным положением дел, Штейнвальд слегка переступил, уютно ёрзнув лопатками по дверному косяку, беспечно улыбнулся, зевнул в кулак, и лишь потом ответил, негромко и лениво:
Да Господь с Вами, пан Дворжак, что Вы такое говорите! Я, конечно, разделяю постулат Джордано Бруно о множественности населённых миров, но… не настолько же. А чтоб в этой воображаемой космической Норвегии, да ещё и норвежцы жили человеческого вида – это уж совсем фантастика ненаучная. 
Он снова переступил, снова сплетая руки калачиком на груди, с затаённой улыбкой жмурясь, будто пригревшиийся на солнышке довольный сытый кот, который с ленцой, от нечего делать, наблюдает за золотистыми мотыльками, танцующими над медоносной полянкой, и добавил тем же мягко-шутливым тоном:
Но в одном Вы, безусловно, правы: норвежские инвалиды – самые здоровые инвалиды в мире. – Макс, всё так же нескрываемо любуясь, вновь пробежался взглядом по дюжим молодцам, более-менее успешно осваивающим волейбол, и менее всего похожим на людей с ограниченными физическими возможностями. – Ну так что Вы хотите, всё вполне объяснимо – прекрасная экология, процветающая экономика, как следствие – развитая медицина, а значит – своевременная помощь и правильная реабилитация, особенно социальная. – Директор хмыкнул себе под нос, глянув на двоих, что послушались тренерского «стоп» и застыли, хоть и без ехидных комментариев, но с явной скучливостью на слишком красивых лицах. – Собственно, именно она этим ребятам и нужна больше всего, ибо физически они, можно сказать, здоровы.
Про себя директор ржал, не останавливаясь: это про них-то, жеребцов блондинистых, «можно сказать «здоровы»? О да-а... как же тогда выглядят совсем здоровые? Хотя... некоторые совсем недавно явно не демонстрировали образец физической формы, – зоркий глаз доктора отметил одного такого, присевшего на скамью, – эписиндром – штука неприятная, изматывающая.
Результат мы имеем удовольствие наблюдать, – продолжая и эту мысль, сказал он чеху, – Эти ребята с детства жили в специнтернате с очень правильным для их заболевания режимом, вот и...
Не придумав ещё, что же следует из этого «вот и», Максимилиан крайне вовремя прервался, резко отлипая от косяка, чтобы стремительно рвануть к старшему из нордиков, сдуру принявшего мяч открытой ладонью. Чем это грозит, главврач знал слишком хорошо по собственному опыту игры в студенческой волейбольной команде.
Герр Лангеланн, – осторожно беря руку посла за запястье и приподнимая, сказал Штейнвальд укоризненно, – Вы бы поаккуратнее, так и пальцы выбить недолго. Больно? – спросил он, осторожно касаясь сразу всех предположительно травмированных пальцев ладонью.

+3

27

Называется, поиграл. Довыпендривался. И почему это самые простые истины так трудно усваиваются? Ну не знаешь ты, как что-то делается, так не делай, пока не узнаешь. Нет. Надо переть голой... торсой на бетонную стену и при этом удивляться, что не выходит «каменный цветок». Пришел играть в неведомую игру под названием «волейбол», а играешь во что? В правилах ни в зуб ногой, техники не знаешь, с инвентарем на «Вы». Дубина же, одним словом. Да другое плохо: на мелочах и сыпешься. Придумал легенду, все мелочи учел, а потом – хлоп! – и ладонью, как теннисной ракеткой по волейбольному мячу. И привет. Теперь каждый дурак догадается, какой ты охрененный волейболист. Хорошо хоть, и без того их здесь идиотами считают, но ведь суть! Суть – не забывай о мелочах.
Эти мысли мучали Асмунда ничуть не меньше дьявольски сильной боли в руке. Конспирация-то трещит по швам. Тренер что-то сильно хмуро смотрит на резвящихся волейболистов. Верняк думает, что эти оболтусы двухметровые мяча сроду в руках не держали. А раз не держали, тогда из каких они дремучих мест, где о волейболе понятия не имеют и слыхом не слыхивали?
Асмунд чувствовал, что начинает паниковать. И тут еще в продолжение всех бед, он увидел стремительно приближающегося к нему главного врача клиники. Этому-то что надо? Неужели раскусил?
Первой и самой правильной реакцией было встретить врага, смело глядя ему в лицо, демонстрируя извечное кредо всех ариев «Умираю, но не сдаюсь!». Но все-таки, несмотря на благородный порыв, посол понял, что лучше уж пусть его примут за бездарного игрока, чем за человека, которому есть что скрывать.
Интерес, проявленный Штейнвальдом по отношению к ушибленной руке посла, породил в последнем новую волну подозрений. А с чего бы такая прямо-таки отеческая забота? Профессиональный интерес и только? Но Асмунд был бы никудышним политиком, если б не умел быстро принимать решения и не был способен мастерски носить любую личину, как свою собственную. Поэтому никаких гордых взоров он бросать не стал, как не стал и демонстрировать умение всех ариев стоически переносить любую боль. И как следствие, доктор Штейнвальд услышал именно тот ответ, какой и полагалось давать обыкновенному земному человекообразному, правда с поправкой на его... э-э-э... умственную нездоровость:
Похоже на то, док. Чертовски болезненный удар, прям пальцев не чувствую. Может, перелом конечности, а? Я слышал, когда перелом, надо руку льдом обложить, ну чтоб не воспалилось или заражения крови не было.
При этом он смотрел на доктора по-детски незамутненным взглядом, в голосе чувствовался отголосок той боли, какую и описывал, но, тем не менее, рука Асмунда, за которую держался Штейнвальд, осторожно, но весьма настойчиво добилась свободы.

+2

28

Друг к другу мы становимся нежнее,
Когда борьба всё яростней идёт.

– Ну что Вы, мой дорогой, какое заражение, – басовито мурлыкнул Максимилиан, слегка приподнимая двумя пальцами за запястье пострадавшую послову кисть ещё, повыше, подпирая ладонь Асмунда своей. – Сожмите мои пальцы, ну-ка? Во-о-от, отлично, вот видите, – довольно пророкотал доктор по результатам своей исполненной нордиком просьбы. – Можем, конечно, показать Вас дежурному травматологу, сделать рентген, но… Я хоть и не травматолог, но эту область медицины тоже изучал сколько-то, так что могу Вам точно сказать, что нет ни перелома, ни вывиха, иначе Вы бы такое крепкое рукопожатие не сохранили, герр Лангеланн. Максимум – растянули связки, и то едва ли, скорее всё же просто сильный ушиб. – Рука красавца-«мецената» эдак робко-вкрадчиво выскальзывала, типа, незаметно, и Штейнвальд не стал её удерживать, взглянул в слишком уж простодушные для разбогатевшего дельца зелёные глаза Асмунда, ободряюще подмигнул – дескать, не робей, друг, ампутировать твою конечность верхнюю никто не станет. – А вот лёд приложить действительно не помешает, иначе будет нехилый синяк, и бинт эластичный наложить хорошо бы. – Директор оглянулся, словно ища что-то глазами, а потом снова вперился в зрачки посла. Серьёзность взгляда не вязалась с мягкостью тона, почти ласковостью укоризны: – Как я понимаю, врач команды здесь не присутствует?
Его тёмные глаза насмешливо блеснули – если он вообще есть, врач этот. Макс готов был спорить на что угодно – о наличии в составе сборной такой штатной единицы, как доктор, эти здоровяки даже не задумались, а надо бы. Взгляд директора, направленный на посла, еле заметно напрягся – ну подыграйте же мне, господин дипломат! Вот сам Штейнвальд с момента открытия двери в спортзал играл – поневоле, но с удовольствием, говоря в точности то, чего ему, как главврачу, как просто врачу требовалось сказать, и при этом внутренне смеясь при мысли о том, что ситуация сейчас была – зашибись: почти десяток актёров на одного-единственного зрителя, пана Тадеуша, не подозревающего, что перед ним разворачивается целый спектакль – комедь, драма, трагедь – всё сразу.
– Однако я уверен: ваш доктор порекомендовал бы то же самое, что и я, герр Лангелланн – Вам лично на сегодня тренировку следует прекратить. – Максимилиан перевёл озабоченный взгляд на другого, сидящего на скамье светловолосого молодца; мелкие капельки пота над губой и на висках у него вкупе с бледностью внушали директору куда бóльшие опасения, чем вероятная травма спонсора команды. Несколько стремительных шагов – и Штейнвальд положил ладонь на широкое плечо Арна. – И Вам тоже, герр Дален. Ни к чему рисковать здоровьем. 

+2

29

А мой, а мой доктор что бы порекомендовал? – вклинился в беседу Тидрек. Он рисковал получить от ярла строгий, полныый иронии уничижающий взгляд... и надеялся только на то, что ярл не применит сарказма. Сарказм – это уже плохо. Когда ярл применяет сарказм, сушить весла уже поздно – надо начинать сушить сухари.
Мне кажется, что он бы проникся моим состоянием и порекомендовал бы мне немного здорового сна в хорошей компании... – дело было вовсе не в отсутствии в Неме инициативы. Дело было в количестве уксуса в его крови.

+2

30

Ярл сарказма не применил, нет, зато неслышно совершенно переместившийся к месту вербальных столкновений Рагнар таки успел отвесить Тидреку беззвучный подзатыльник. Пока тренер не видит, а послу не до того.
Всё же на редкость длинный у Хольма был язык, и Бриньюльфу, привыкшему скорее к немногословности Исгера или скрытым монологам Кая, языкастость эдакая была в новинку. Тем не менее, с Тидреком надо было искать общий язык, потому что иначе... иначе он вываливался из дружины так, как из переполненного транспортника вываливается десант – беспорядочно и хаотично. Вероятно, в качестве начала диалога подзатыльник и прилетел, а сам Рагнар, невзначай будто, перегородил дорогу местному доктору, прикрыл от него Иса плечами, да разворотом туловища. Показывать слабость друхти Бриньюльф не хотел, но и рычать на Далена ему не с руки было – лучше пусть за остальными тянется, чем одному закисать – тут всей и тренировки пока – два круга в большой этой зале да полтора прыжка.
И, Рагнар печенкой это чуял, большего сегодня и не будет, раз уж Асмунду доктор запретил по мячику дубасить.
Врач команды занят с травмированными, – у нас сегодня двоих продуло.
Остается Кай, Дуктиг и Нем. Всего четверо, и Рагни колеблется – бегать без толку ему не хочется, но и сиднем сидеть никаких сил нет – размяться можно и вчетвером, главное – тренера убрать...

+1


Вы здесь » Приют странника » Будущее » «Это же всего лишь волейбол!»