Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Россия. Красно-Харьинск и далее на запад » Навиреченск, набережная


Навиреченск, набережная

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://www.region44.ru/files/foto2/foto-b1368.jpg

0

2

Вчерашний день выдался очень суматошным. Не успела Гая сойти с трапа самолета, как ее взяла в оборот Софья Михайловна. Воспитательница детского дома, которой поручили встречу иностранного гостя, несмотря на свой пожилой возраст, оказалась очень бойкой. Всю дорогу, пока ехали до центра, она болтала без умолку, найдя в орионке благодарную слушательницу. А Гаяэво лишь оставалось дивиться с каким упоением женщина рассказывала о своих воспитанниках. Спустя час, может, и чуть больше, Гая смогла убедиться в этом сама.
Встретили ее радушно и приветливо. Детишки выглядели здоровыми и счастливыми. Как и полагалось, куратор привезла с собой подарки. Игрушки, одежду, книги. Но Гае показалась, что с большим интересом, они рассматривают её саму. Видимо, человек со смуглой кожей был редкостью в этом городке. Наперебой малыши пытались выговорить имя Гаяэво, но то, что у них выходило, заставляло девушку звонко смеяться. Но стоило ей упомянуть о том, что мама называла ее Гаечкой, как одна малышка тут же вспомнила мышку из какого-то мультика. Потом был обед. Орионку накормили борщом, а все та же малышка, Маша, научила, как сделать так, чтобы суп был ещё вкуснее. Она поманила девушку к себе, а когда та склонилась, шепотом рассказала о том, что если в тарелку раскрошить зачерствевшую горбушку белого хлеба, то, и правда, восхитительно получается. Гая пообещала сохранить этот секрет.
На квартиру девушка попала только ближе к ночи, проведя с воспитанниками целый день. Софья Михайловна приютила гостью у себя. Выпив с хозяйкой пару чашек чая с домашним вареньем и баранками, поблагодарив женщину, Гая отправилась спать. Первая половина дня у нее была свободна, поэтому девушка хотела сходить на набережную.

Субботний день обещал быть солнечным. Облака, что еще ранним утром плотно закрывали небо, разошлись, позволяя выглянуть солнцу. Разумеется, Гая не смогла усидеть дома и, как запланировала накануне, решила начать прогулку по городу с набережной. Девушка поправила воротник кримпленового голубого пальто. Осенняя погода все же была обманчива и со стороны реки дул холодный ветер. Каблучки невысоких сапожек гулко стучали по плиткам мостовой, выбивая ритм в такт ее шагов. Гаяэво улыбалась новому дню и редким прохожим. Люди улыбались ей в ответ, будь то пожилой мужчина, выгуливающий своего лохматого пса, спешащий по своим делам, мужчина, или женщина, со следами бессонной ночи на лице, покачивающая на руках мирно посапывающего карапуза. Тот, проорав всю ночь из-за колик, теперь сладко спал, давая матери несколько минут драгоценного отдыха. Софья Михайловна посоветовала взять с собой немного сушек и теперь, облокотившись на парапет, Гая ломала их и бросала в воду, где кусочки тут же подхватывали утки. Голодных птиц не пугал даже прошедший мимо речной трамвайчик.

+3

3

Чаще всего Женя старался не углубляться в экзистенциальные размышления, но сегодняшним утром, которое началось вовсе не с кофе, а с ловли котят, разбежавшихся по его съемной однушке со скоростью тараканов, вспугнутых светом, он всерьез задумался о том, что где-то на жизненном пути свернул не туда.
А ведь еще вчера ничего не предвещало беды. Донеся свое полуживое после дежурства тело до дома, Иноземцев как обычно лег спать. Воскресил его – иначе это состояние назвать сложно – звонок в дверь. С третьей попытки встав с кровати и пару раз споткнувшись по дороге, Женя выполз в коридор. Визитеров он сегодня не ждал, и очень удивился, увидев на пороге холостяцкой берлоги соседку – восьмилетнюю Машу. Маша пришла не с пустыми руками. Являя собой фигуру скорби, она, шмыгая носом, прижимала к груди коробку. В размашистой отпечатанной на картонном боку надписи «Полено» угадывалось название местного бренда водки, но шорохи, писк и замызганный тряпичный обрывок, свешивающийся через край тары, очень красноречиво намекали на то, что содержание не соответствует написанному. Совсем.
История, которую поведала утирающая слезы Маша, была стара как мир. По традиции она включала в себя добрую девочку, замерзающих на улице котят и злую и страшную бабушку, которая мало того, что не выразила восторга по поводу появления троих усатых и полосатых жильцов в квартире, так еще и пригрозила их утопить. Угрюмо почесывая щетинистый подбородок и косясь то на коробку, то на ребенка, Евген спрашивал себя, до какой степени отчаяния должна была дойти эта девочка, чтобы решиться попросить о помощи того, кто сейчас, стоя перед ней, выглядел страшнее и злее всех бабушек окрестных дворов. Ответ был немного очевиден. И еще очевиднее было то, что некстати разбуженная и вонзившая в Иноземцева зубы совесть не позволит ему выдворить школьницу восвояси с напутствием поискать найденышам дом где-нибудь еще.
Остаток вечера пришлось потратить на обзвон знакомых, приятелей и навиреченских приютов для животных. Не услышав в ответ ничего, кроме совета отнести котят на усыпление и остроумных шуточек про шаурму и беляши, Женя осознал масштаб трагедии окончательно и понял, что выбор у него невелик. Точнее, его попросту нет.
Выгнав последнего особенно шустрого котенка из-под шкафа при помощи веника и такой-то матери и вернув его обратно в коробку, парень направил стопы на набережную. К полудню погода разгулялась, после выкуренной по пути сигареты мир уже не казался таким серым и безрадостным, а многолюдность, привычная для выходного дня, позволяла рассчитывать на то, что хотя бы для одного из хвостатой троицы найдется хозяин. Водрузив картонку на лавочку напротив парапета и запахнув поплотнее куртку, Женя принялся терпеливо ждать. С премудростями маркетинга он был знаком очень плохо, но догадывался, что его слегка помятая хмурая физиономия в сочетании с коробкой из-под водки будет сильно отвлекать внимание прохожих от их потенциального приобретения, и заблаговременно позаботился об этом. Аршинная надпись «Котята в добрые руки» смотрелась кривовато и напоминала шрифт, который частенько используют в титрах кровавых триллеров, но взгляды все же привлекала. А, может, привлекала и удачу.
На исходе третьего часа вынужденной вахты остался всего один подопечный, сладко спавший в складках уложенной на дно коробки старой толстовки. В отличие от своих братьев, почти полностью черных, за исключением нескольких белых пятен на лапах и груди, он выглядел не так презентабельно: рыжий, с будто выпачканными в саже мордой и хвостом, и, вдобавок, чуть надорванным ухом. В общем, типичный дворовый Кузьмич. Взглянув на него, Иноземцев скептически поджал губы. Котенку, кажется, было совсем неплохо, а вот он сам уже промерз до костей, и идея немного согреться, прогулявшись по набережной, выглядела очень привлекательно.
Оставив коробку рядом с мусорной урной и сунув новокрещенного Кузьмича под полу куртки, молодой человек не спеша двинулся вперед по мостовой. Простаивать здесь еще несколько часов своего единственного выходного дня не было никакого желания, уходить на дежурство, оставляя зверька в одиночестве – тоже, а значит, неплохо было бы перейти к более активным действиям. Объект для таковых нашелся почти мгновенно. И не удивительно, ведь он, вернее она, сразу же бросилась Иноземцеву в глаза.
Смуглокожие девушки в Навиреченске встречались нечасто. Жене – так точно ни разу, поэтому миловидная дама в пальто небесного цвета, мирно кидающая уткам покрошенные сушки, просто не могла остаться незамеченной. Остановившись позади нее, парень чуть помедлил, сомневаясь. Пугать девушку ему не хотелось, да и не местная она, вдруг языка не знает, подумает невесть что. С другой стороны, чего бояться? Не кота же. И народу кругом полно.
Барышня, – вытащив Кузьмича на свет божий, как решающий аргумент своей безобидности, Женя приблизился к незнакомке и улыбнулся со всем дружелюбием, которое только могла позволить его мимика. – Вашей маме кот не нужен?

Отредактировано Евгений Иноземцев (29-11-2016 19:54:09)

+4

4

<-------- Навиреченск, берег Нави

Тропинка вывела «инопланетянина» к дороге. Его радовали признаки разумной цивилизации на планете: у них налажены коммуникации между какими-то пунктами, и если идти вдоль одной из них, то можно куда-нибудь придти. На Амадоре тоже были дороги, у Эри ещё оставалась надежда, что его забросило не так далеко. А вокруг – ни одного знакомого растения. Трава прямая и жёсткая, деревья, кустарники – все чем-то отличаются от привычных. Орионец ненадолго успокоился. Место выглядит тихим, навряд ли из леса кто-нибудь выскочит и... откуда-то сзади раздался шум. Нарастающее гудение, а затем ещё один резкий звук. Эри напугался до полусмерти и отскочил в сторону. Вот и первый контакт. К сожалению, односторонний – орионцу только прокричали что-то неприветливое изнутри движущейся (и очень дурно пахнущей!) конструкции. Это был местный наземный транспорт. Довольно примитивный на вид, что огорчало. Биолог крепче обнял кадку с фикусом трясущимися руками. А что, если это единственный вид техники на планете? А ещё он не видел ни одного представителя местной разумной жизни. Вдруг, они агрессивны? А этот не напал только потому, что куда-то спешил. По телу пробежала ещё одна волна дрожи: на обочине стояла какая-то табличка с символами. Прямоугольная, стоящая на двух столбах, вкопанных в землю. А ведь написанное на ней могло значить что угодно. Разумеется, помимо того, что на планете есть письменность. Может, далее начало опасной зоны или чьих-то владений? Сейчас пришельца пугало всё, даже табличка при въезде в город, на которой всего лишь было написано «НАВИРЕЧЕНСК». С одной стороны написано, а с другой зачёркнуто. Эри крутился около непонятного объекта ещё несколько минут, и решил идти в сторону, к которой обращена незачёркнутая надпись. Всё равно уже мысленно себя несколько раз похоронил.
Так Эри шёл ешё пару часов. Мимо изредка проезжали автомобили, и больше так не пугали. Дорога уходила в горизонт и могла тянуться ещё долгие километры, орионец едва сдерживался, чтобы не запаниковать снова. Его остановила идея осмотреться. Между деревьями с одной стороны поблёскивала вода, а по ней двигалось что-то, похожее на очередной местный вид транспорта. Может, стоит пойти туда? Эри во все стороны идти одинаково страшно, но новый путь хотя бы не тянулся куда-то в бесконечность.
Постепенно между деревьями стали мелькать и какие-то постройки. Орионец оживился. Может, это какая-то не сильно удалённая от Амадора планета, и уже через пару недель он может оказаться дома! Ещё и прихватит с собой пару образцов местной флоры для разведения в своей оранжерее. А со стороны выглядело, как кто-то растрёпанный и в странной одежде вывалился из леса на набережную, обнимая горшок с цветком. Бледный, длинный, худой и с торчащими из кармана кленовыми листьями – иначе, как «наркоман» никто из местных его не опишет. Кстати о местных... вот они.
Они неотличимы от орионцев! Совсем неотличимы! Такая же гуманоидная раса, возможно, с ними даже получится наладить контакт. Или хотя бы понять их язык. Эри не умел целенаправленно копаться в чужих головах, но как-то мог находить общий язык с полуразумными существами. Может, получится и с разумными? Но сначала бы отойти от шока первой встречи. Принц стоял, панически вертя головой по сторонам. То ли от страха, то ли от усталости пальцы разжались, и кадка с фикусом упала на уличную плитку набережной.

+5

5

Барышня обернулась не сразу. Подобное обращение оказалось для Гаяэво необычным, и когда, отряхнув руки от крошек, она повернулась к окликнувшему ее человеку, то замерла, переводя взгляд с животного на незнакомца. Чем-то они походили друг на друга. Оба взъерошенные, как воробьи, что оккупировали ближайшие кусты и вели шумную дискуссию, и озябшие. Это орионка скорее чувствовала, чем видела. Что же касалось вопроса… Мама точно бы не одобрила, если бы дочь привезла с Земли ей такой вот подарочек, а уж про папу и говорить было нечего. Гая уже приготовилась ответить отказом, извиниться и пойти своей дорогой, но тут «аргумент» приоткрыл один глаз, сладко зевнул и требовательно произнес свое «мяу». Это расставило все точки даже в еще не начавшейся беседе.
Гаяэво и не могла представить, что земные животные обладают такой силой манипулирования. Один лишь слабый возглас – и вот уже орионка раздумывает, где бы раздобыть молока, что сказать Софье Михайловне, где найти книги о том, как приучить этого зверя к туалету и прочее, прочее.
Молчать дольше и заставлять молодого человека ждать было уже просто неприлично.
А как его зовут? – Девушка протянула руки к меховому клубочку, который быстро сообразил, что полагаться на людей совершенно не стоит. Парень еще долго бы таскал его за пазухой, если бы котенок не решил проявить инициативу и не взять ситуацию в свои лапы. Еще раз жалобно пискнув, зверек потянулся носом, пытаясь достать до пальцев орионки.
Хотите чая? Тут недалеко есть хорошее кафе, – предложила Гая. Этот напиток ей очень нравился, как и традиция обговаривать важные дела за чашкой ароматного, горячего напитка.
Непонятный шум заставил девушку заглянуть за спину Евгения. Откуда на набережной появился этот парень, орионка не видела, зато его растерянность и даже панику чувствовала очень отчетливо. 
Кажется, ему помощь нужна, - заключила Гая. – Вы подождете немножко? Я узнаю, что так его расстроило и вернусь за котенком.

+4

6

Женя затаил дыхание. Воцарившаяся тягостная пауза морально готовила к тому, что пессимистичное предположение оправдается хотя бы отчасти. Но барышню в голубом можно было понять: не ожидаешь как-то, прогуливаясь по набережной в погожий денек, что кто-то, кто не очень-то и походит на любителя кошек и вообще четвероногих друзей, вот так запросто попытается всучить тебе маленькое чудовище породы «навиреченская поленная». Да и маленьким оно останется ненадолго, быстро подрастет, и в процессе роста с наибольшей долей вероятности лишит тебя чего-нибудь ценного. Километра нервов, любимых тапочек или возможности передвигаться ночью по квартире без опаски. А еще...
Котенок подал голос, отвлекая Евгения от тяжелых дум о том, как непроста судьба котовладельца. Услышав доносящееся из-под куртки мяуканье, парень с застывшим на лице немым вопросом опустил глаза. Точно неизвестно, что конкретно подтолкнуло Кузьмича к тому, чтобы принять активное участие в решении своей судьбы (вероятно, всему виной стало то, что он замерз и проголодался), но какова бы ни была причина, результат не заставил себя ждать. Потенциальная хозяйка оттаяла.
Пикап-мастер блохастый, – чуть было не брякнул Иноземцев в ответ на вопрос о кличке, но вовремя прикусил язык, с добродушным прищуром следя за тем, с какой уверенностью зверек продолжает опутывать своими особыми чарами незнакомку. Кашлянув в сторону, он вытащил кота из-за пазухи и, устроив его в ладонях, протянул девушке, чтобы она могла пообщаться с питомцем поближе:
Кузьмич он, но это так, рабочая версия. Мне его и еще двоих таких же только вчера притащили. Соседка на улице нашла, выбросил их кто-то. Я бы и рад себе оставить, да не могу. Работа такая, что любая живность загнется. От голода и тоски, – он удрученно потер шею, но грустные мысли о пачке праздничных пельменей, томившихся в морозилке в гордом одиночестве просто потому, что круглосуточных магазинов в округе не водилось, а сегодня дойти до продуктового так и не удалось, одолевали недолго. Приглашение на чаепитие Евген встретил охотно, и не только из-за того, что основательно замерз и устал. Собеседница оказалась на редкость милой и, кажется, решила избавить его от продолжения многочасового променада по городу. Уже за это ее очень хотелось отблагодарить. – Да я с радостью. Только если угостить вас разрешите, а иначе негостеприимно как-то получится. Вы же не из наших краев? – уловив посторонний шум, прервавший их разговор, молодой человек обернулся за спину и нахмурился. Странный высокий тип, потерянно озирающийся по сторонам, не вызвал бы у него никаких подозрений сам по себе, но заблудившегося туриста он напоминал меньше всего. Скорее уж  студента, сбежавшего из ботанического сада – вон и листья из кармана торчат, и растение какое-то на дорогу уронил...
Пьяный, что ли? Да нет, не похоже. Либо дряни какой-то накурился, либо ПНДшник, – наркоманов и психически нездоровых людей за свою практику он повидал достаточно и отлично знал, какими они могут быть непредсказуемыми. Оставлять его просто так посреди многолюдной улицы было никак нельзя, поэтому Женя, не долго думая, принял единственное логичное, на его взгляд, решение:
Я узнаю сейчас. А вы здесь постойте, – сунув Кузьмича девушке в руки, он решительно шагнул навстречу изрядно напуганному парню. А точнее – к оброненной им на мостовую кадке:
Эй, дружище, – не спуская с него глаз, Иноземцев с осторожностью поднял выпавшую из рук незнакомца ношу, которую готов был вернуть хоть сейчас, но рисковать не стал, чтобы ненароком не получить этим же фикусом по голове. – Ты чего тут кадками разбрасываешься? Что случилось?

Отредактировано Евгений Иноземцев (06-01-2017 00:17:14)

+4

7

Да нееет, всё с этими тремя в порядке. Не агрессивны, не враждебны. Человек, человек и какое-то животное, переданное одним человеком другому. Возможно, это у них своеобразный ритуал знакомства. Кто такой здесь (да и где угодно ещё) Эри, чтобы спорить с местными традициями? Поэтому он не стал возражать, что новый знакомый взял фикус. Да будет так! Пусть это растение послужит первым шагом в межпланетном контакте. Заботься о нём, человек – на родине этот фикус уже стал героем. И где-нибудь на залитой солнцем площади Амадора будет стоять его увеличенная копия из блестящего металла. Ну, это по возвращении на Амадор.
С каждым словом людская речь для орионца обретала форму. Сначала была беспорядочным набором звуков, потом обросла интонацией, а теперь в ней проглядывает смысл. Это не свойственная орионцам черта. Телекинез, эмпатия – возможно, но это... Эри теперь испугался сам себя. Вот так сразу понять речь разумных существ! Почему? Потому. Биолог очень не любит об этом вспоминать и думать, но в проекте он был гораздо лучше, чем получился. Он должен был понимать кого угодно с полуслова, двигать предметы силой мысли, жить половину вечности и даже иногда светиться... и как-то не получилось. Но какая-то сотая доля процента всего заботливо напиханного в пробирку к эмбриону недоимператора решила проявиться именно сегодня. Человеческая речь теперь пришельцу понятна как родная.
Пг... пх... извините, – и так же, как родная, сложна. По очередному нелепому стечению обстоятельств в ней тоже присутствует тот самый звук, не поддающийся Эри уже более трёхсот лет, – Не подскажете, что это за планета? Понимаете, я немного заблудился.
Да, принц считал этот вопрос единственным уместным и корректно заданным. Понятно, вежливо, тактично – чего ещё нужно? И всё равно это выглядело, как будто что-то не так.
– Я упал сюда случайно, совсем недавно, и никак не могу понять, где нахожусь. И вся техника, вот, отказала, – принц пошарился в кармане и достал... стекляшку. Нечто прозрачное и прямоугольное - на самом деле оно было вышедшим из строя коммуникатором, а теперь выглядело как карманное зеркальце без отражающей поверхности. Вот вроде бы и пояснил причину своей растерянности, и успокоился, и даже традиционно познакомился с местными, но всё равно что-то не так. Может, от Эри ещё пахнет дымом от обшивки капсулы и это не нравится людям?

Отредактировано Эри (09-01-2017 02:26:53)

+4

8

<-------- Навиреченск, берег Нави

Я из лесу вышел, был сильный мороз... – эта цитата ему подошла бы лишь отчасти, во-первых. потому, что осенний холодок – плюсовые, как-никак градусы по Цельсию, пусть и не больше дюжины – все же на мороз, тем более сильный, не тянули... да и лес превращался в парк, пусть и не слишком ухоженный, очень незаметно, так что, во-вторых, можно сказать, парень из леса и не вышел, он оттуда вывалился – подскользнулся на тропинке, попал аккурат в просвет между деревьев с кустами, и кубарем слетел с насыпи, пятой точкой приземлившись на неширокую, но более-менее цивилизованно мощеную дорожку вдоль реки.
Accidenti!* – с досадой скривившись, произнес он слово, весьма похожее на чихание, и лишь секунду спустя, попытавшись встать, опираясь о бетонную, судя по зернистости под ладонями, плитку и снова морщась, задумался: а что оно значит-то? По идее и логике вещей – это какое-то ругательство. Нет, ну все верно, треснулся он здорово, так вот, примерно, копчик и ломают в большинстве случаев... только ему-то откуда об этом известно? И почему точного значения бранного слова он по-прежнему не знает?..
Отряхнув ладони (ужас вообще-то – дорогу руками трогать!) от мелкого мусора и приставшего к правой из них округлого с мелкими зубчиками листа, он впервые сообразил, что у его одежды, чем-то похожей на... комбинезончик младенца... как его... ну в котором малыши ползать учатся... тем не менее, есть подошвы, тонкие, но прочные, ведь неудобства при ходьбе он не испытывал, совершенно. Подогнув сильнее ногу, все так же сидя на дороге, он отвел колено в сторону, кладя щиколотку на другое колено, по подметке провел пальцем и недоуменно хлопнул темными ресницами – ткань, тонкая ткань, по виду такая же, как... ну, вот как на голени, он пощупал там и сям, сравнил. Сквозь такой тонкий трикотаж каждый сучок же должен впиваться, каждый корень древесный, каждая щепка, про камни уж и говорить нечего. Но шел ведь он нормально, никакого дискомфорта не чувствовал. А ягодицам холодно, между прочим... Как так?..
Когда он поднял темные недоумевающие глаза, то наткнулся на такой же недоумевающий взгляд – на него оказывается, давно смотрели. Очень пожилая женщина с очень заметным горбом, но опрятно, даже изысканно для дамы этого возраста одетая – в толстые чулки, в длинную и явно на заказ шитую юбку из хорошей бежевой шерсти, бежевый же жакет, из-под отворотов которого виднелся свободный бант на вороте шелковой бордовой с бежево-розовыми разводами блузки. Куртку она тоже не забыла надеть, старушка, и платок, так что было немного непонятно – у неё-то чего такой недовольный вид, ей же не холодно?
Ну и чего ты расселся? – сварливо спросила старуха и попыталась наконечником своей трости отвести длинную морду темно-рыжей собаки с длиннючими ушами, на ужасно кривых и коротких лапках присеменившей к незнакомцу и тоже обнюхивающей его подметку. – Поднимай задницу, простынешь же, обалдуй.
Che cosa, scusate? – конечно, не поняв ее (да и себя тоже), переспросил тот. 
Да, Бонита, перестань! – прикрикнула местная жительница на собаку, резиновая нашлепка снова почти ткнулась в колено парня, псина вякнула и отскочила. – Понаразводили торчков... – сердито вскрикнула бабушка, всем корпусом оборачиваясь на грохот чего-то разбившегося, а после паузы и рассматривания еще пары обалдуев – белобрысого в таком же комбинезоне и стриженого... ну гопник же, как есть гопник, изрекла, окончательно убедившись в испорченности всей молодежи страны: – Совсем с ума посходили, ничего святого.     

____________________________
*Черт! (ит.)
**Что, простите? (ит.)

Отредактировано Роберто Вителли (24-01-2017 15:57:24)

+1

9

В ответ на свой безобидный вопрос Женя ожидал услышать что угодно. Ну, например, что фикус этот – никакой и не фикус, а очень даже Священный Грааль, а там, за деревьями, затаилась в засаде целая толпа паладинов, которые только и ждут удобного момента. Многочисленные встречи с постоянными клиентами психиатров и наркологов научили его спокойно принимать такие повороты событий и быть готовым ко всему. Даже к тому, что его зачислят в ряды невидимого противника и вовлекут в схватку за древний артефакт.
Но на сей раз все оказалось гораздо интереснее.
Ага. Упал, значит, – стараясь ничем не выдать своего удивления, медленно и понимающе протянул Женя, активно изображая мыслительный процесс. Не настолько активно, чтобы сравниться с роденовским «Мыслителем», но за кого-нибудь из достопочтенных членов Клуба Знатоков, особенно при наличии усов и очков, точно сошел бы. Ни манера речи, ни движения, ни поведение молодого человека - словом, ничто не давало повода думать, что он употреблял какие-либо вещества для расширения сознания прежде, чем выйти прогуляться на набережную. И настроен он был в целом миролюбиво, но Иноземцева это не очень-то обнадежило. Расслабиться и поверить парню, которого при любых других обстоятельствах и вправду можно было бы принять за заблудившегося путешественника, мешало одно маленькое, но очень существенное но: инопланетные туристы не вписывались в женину привычную картину мира. Совсем. Никак.
Вот тебе и унылая пора, время обострений. Унылее нарочно не придумаешь. Уводить его отсюда надо бы, пока он свой звездолет в реке поискать не додумался...
Вот беда-то какая, – вспомнив самый расхожий и самый полезный совет, почерпнутый из непродолжительного курса психиатрии и гласивший, что с больными людьми ни в коем случае нельзя спорить, Женя сочувственно, даже с какой-то жалостью взглянул на странного вида стекляшку. Не похоже, чтобы ей можно было порезаться, но вот ее осколками – очень даже, и эта проблема занимала Евгена гораздо больше вопроса о том, откуда «незадачливый странник» добыл свой импровизированный гаджет. – Ну да ничего, не кисни, дело житейское, с каждым может случиться. А планета у нас третья от Солнца, ну очень дружелюбная, прямо рай для туристов, – старательно гоня от себя мысли о том, что выглядит эталоном клинического идиотизма, Иноземцев с энтузиазмом улыбнулся и, перехватив кадку одной рукой, поднял большой палец вверх, очень надеясь, что хоть немножко походит на гостеприимного землянина. Ничего, в конце концов, бывало и хуже. Куда глупее он смотрелся, когда пришлось искать и ловить ежей в квартире, потому что ее хозяина - здоровенного детину под два метра, вооруженного топором - посетила белая горячка, и не поддержать его такую своеобразную любовь к природе было бы попросту небезопасно. – Считай, что все ништяк. И технику твою починим, только ты ее... – но дать ценных указаний он так и не успел. Знакомый до боли звук падения тела на мостовую, старческое ворчание и тонкий собачий визг привлекли его внимание к новому участнику разворачивающегося на набережной действа.
Да что за день-то такой сегодня?
Темноволосый мужчина, облаченный во что-то очень похожее на комбинезон, появился так же неожиданно, как и его предшественник, и доверия вызывал ничуть не больше. Удрученно, но решительно вздохнув, Иноземцев водрузил фикус на ближайшую скамейку, и, пытаясь прояснить для себя хоть что-то из того, что здесь произошло за последние две-три минуты, и отыскать какую-никакую причинно-следственную связь, обратился к своему новому инопланетному знакомцу, вопросительно кивая в сторону сидящего:
Этот с тобой, да? Второй пилот?

Отредактировано Евгений Иноземцев (03-04-2017 11:56:49)

+3

10

Ну вот, всё вроде бы звучит хорошо. И рай для туристов, и планета хорошая, дружелюбная. И всё ништяк, и технику починят. Новый знакомый не выглядел удивлённым. Возможно, тут часто бывают инопланетные гости, и депортация Эри обратно на Орион будет обычной операцией. Карманы комбинезона плотно набиты образцами местных растений вроде подорожника и клёна, можно лететь назад. Где здесь ближайший космопорт?
Замечательно! Так повезло, что здесь есть азумная жизнь! – Эри в первую очередь биолог, а потом уже принц и инопланетянин. – А то существо, небольшое, поккытое мехом, оно тоже азумно?
Детёныш земной кошки только для местных выглядел привычно, котёнок привёл орионца в восторг. Где-то в голове с осознанием нового языка вертелось слово, которым можно это существо назвать, но слово было пустым и не несло в себе информации. Вопросов к гостеприимному землянину было много. Врождённая эмпатия полностью притупилась горой эмоций, и Эри верил ему, не замечая ничего странного в интонации. Наверное, на своей планете он бы встретил гостя приблизительно так же.
Но я здесь, в самом деле, случайно, не хочу никому доставлять неудобства. Скажите, как связаться с посольством Оиона?
Гостеприимством злоупотреблять нельзя. А раз новый знакомый не был удивлён инопланетянам, то где-то должно быть и посольство. Тем более, что эта планета должна входить в Конфедерацию Людей. Самое время успокоиться, и...
Вителли! – За секунду орионец вернулся в то же состояние паники, что и час назад. Он ведь осмотрел место, куда выбросило капсулу, и вокруг не было ни следа. Ни дыма, ни сигналов, только деревья. И тут вдруг Роберто! Может, выжил кто-то ещё? – Вителли!
Эри с самого начала знакомства называл врача по фамилии, первое время делал вид, что это из уважения, потом все привыкли. Ему меньше повезло с первым контактом. Орионец чем-то спровоцировал на конфликт пожилую женщину. Кто знает, на что она способна? Второй раз терять члена экипажа Эри не хотел, поэтому тут же подбежал к нему. Будет непросто так сразу объяснить, что произошло. Принц ведь и сам не знает.
Всё в поядке? Где остальные? – Эри принялся тянуть Роберто за руку, чтобы помочь встать. Разумеется, ничего не в порядке, раз их выбросило в космос в криокапсулах. А ещё в речи Вителли что-то было странно. Она странным образом нарушена, будто в голове у медика покопались и, не глядя, заменили настройки. Контузия? Отравление? Сотрясение? Кошмар.
Да, со мной... то есть, нет, не пилот, он медик. Но с ним что-то не так! – Эри уже полностью доверял землянину. От кого ещё ждать помощи в раю для туристов?
Орионец пока не подозревает, что сейчас каждым словом он выкладывает себе дорогу в психушку, а не домой. Интересно, как много там его земляков? И чем больше он говорит, тем дольше просидит на таблетках в четырёх стенах палаты. Или пока не станет таким же землянином. Пока не согласится, что никакой он не орионский принц, а какой-то красно-харьинский парень, к которому после праздников с запозданием заявилась белочка. У местных она частый гость, у некоторых даже желанный.

Отредактировано Эри (05-06-2017 02:02:06)

+4

11

Шерсть у существа, которое любопытно подпрыгивало и семенило рядом, быда темно-рыжей и короткой, похожей на ту материю, из которой когда-то делалим балдахины, занавеси в богатых домах, или использовали для обиваки мебели. Вспомнить бы название, да никак!.. Большие уши маленького, но храброго животного на коротких, кривых лапах почти касались мостовой, вися двумя плоскими мешочками, матово-черная, пористая, кожаная нашлепка собачьего носа потешно шевелилась и подергивалась в нескольких сантиметрах от запястья Робернто, потом псинка все же решила ослушаться, и таки лизнула парня быстро и украдкой (пока хозяйка взирала на других людей на площади, оживленно разговаривавших, и столь нелицеприятно оценивала их интеллектуальные способности и уровень нравственности) сперва в само запястье, а потом чуть осмелев, раз не оттолкнули – и в пальцы, и в подставленную ладонь. Плоский темно-розовый язык оказался восхитительно теплым, но слюна существа – неприятно мыльноватой.
Видимо, сильно щелочная среда, – подумал Вителли, сам не очень понимая, откуда он знает такие слова, и вздрогнул от следующего окрика суровой хозяйки таксы:
Да, Бонита, я кому сказала!
Собачонка тоже шарахнулась, поджав хвост, ибо еще и наконечник трости пронесся в опасной близости от ее куцего хвоста, а парень, так и сидевший на земле, отдернул пальцы от плюшевого лба псинки, поднял тёмные глаза, почти не сомневаясь, что ему этим наконечником сейчас прилетит по макушке, и повторил, старательно артикулируя:
Бо-ни-та. – Слово определенно что-то означало, что-то хорошее… и, наверное, было кличкой, раз старушка каждый раз адресовала его животному.
Дурачок какой-то! – фыркнула она в ответ на эту полуосознанную попытку наладить коммуникацию, и все-таки слегка подвинула собаку палкой, в то время как Роберто рассматривал хозяйку рыжего питомца. Ей даже нельзя отказать в элегантности, одежда, хоть и старомодная, на редкость качественная, стоила, должно быть, дорого, в свое время… взгляд уперся в кожаные светло-бежевые туфли с веерной россыпью дырочек на мыске, и Вители, небезуспешно начиная все же вставать, одобрительно кивнул самому себе – понятно, почему они на низком каблуке и почти плоской подошве, очень грамотный выбор… судя по заметному …очень заметному горбу, у женщины запущенный остеопороз, с ним велик риск перелома шейки бедра, а с высоких каблуков навернуться проще. И трость поэтому… видимо, бабуле почему-то не провели вовремя правильную гормональную терапию…
Но додумать Вит не успел – на него взъерошенным воробьем налетел кто-то незнакомый, но в таком же «ползунковом» костюме, что-то непонятное спрашивая, взволнованно и торопливо, столь же торопливо пытаясь вздернуть в стоячее положение, и даже, кажется, немножко потрясти. Роберто растерянно улыбнулся, очень мягко выворачивая локоть из чужих пальцев:
Mi scusi... Che cosa vuoi da me? Non capisco...* – и столь же беспомощно он посмотрел на тех людей, с которыми этот молодой человек только что разговаривал – может, они объяснят, что ему нужно, что вообще происходит… и где они, в конце концов. – Во взгляде Вителли затлела паника – он вдруг понял, что не знает, куда нужно ему самому и зачем, мало того, не имеет ни малейшего представления о самом себе – ни имени, ни цели… 

________________________________________________________
*Извините... Что вы хотите от меня? Я не понимаю... (ит.)

Отредактировано Роберто Вителли (13-06-2017 01:08:17)

+1

12

Да, еще бы. Конечно, есть! На каждом шагу, – Женя постарался подхватить настроение ободренного хорошими новостями «инопланетного гостя», но где-то глубоко в душе ему стало даже совестно. Будто ребенка обманывал, ей-богу. Насчет разумности жизни в Навиреченске очень захотелось поспорить, но он не стал. Язык не повернулся говорить человеку, захваченному в плен своими сумасшедшими фантазиями, о том, что не такая уж она разумная, какой может показаться, и что в своем космическом странствии ему повезло бы гораздо больше, забреди он в дельфинарий, например, а не на набережную. Достаточно было одного взгляда, брошенного на  старушку с собачонкой, чтобы это понять. Ну а что, дельфины хотя бы ведут себя дружелюбнее и уж точно не станут ворчливо бубнить себе под нос и тыкать в тебя тростью.
Выискивая существо, о котором заговорил парень, Женя обернулся и уставился на котенка. Покорно обвиснув на руках девушки, тот смотрел на него огромными глазами, полными меланхоличной безнадеги, изредка недовольно подергивая тощеньким хвостом. Чем конкретно была вызвана эта вселенская скорбь – то ли тем, что Кузьмич еще не обедал, то ли размерами собаки, крутящейся у ног своей пожилой хозяйки, то ли всей ситуацией в целом – Иноземцев не взялся бы утверждать наверняка, но одно он мог заявить определенно:
Кузьмич-то? Разумнее некуда. Ты посмотри на него. Такой мелкий, а уже все понимает. Сказать только не может, – последнее обстоятельство было скорее плюсом, чем минусом, и Евген даже успел порадоваться, что упомянул о нем. Он понятия не имел, как далеко способен зайти этот бедолага в своих поисках разумной жизни.
Может, после таких оптимистичных заверений, ему идея пойти и поговорить с котом хорошей покажется, кто его знает. Наладить, так сказать, контакт, ага. – Но весь сюрреализм картины, которую живо и в красках нарисовало воображение, Женя оценить не смог. Ожидать-то надо было чего угодно, но все-таки вопрос про посольство на мгновение выбил его из колеи. Однако он вовремя напомнил себе, что нужно следить за выражением лица и не пялиться на незнакомца так, будто он спросил ну что-то вот совсем не то.
Посольство Ориона? Классно. Зашибись. Все нормально у чувака, домой собрался лететь. Почему бы нет-то, действительно. Надеюсь, экскурсии по городу напоследок не попросит.
Да здесь все, недалеко, – он с видом святой непосредственности махнул рукой куда-то в сторону. Единственный возможный выход, положивший бы конец этой инопланетной саге, напрашивался сам собой – кроме как привлечь коллег и по возможности безболезненно доставить этих двоих до ближайшей психиатрической лечебницы, ничего не оставалось. – Город у нас небольшой. В два мига домчим, – но перед тем, как мчать, хорошо было бы привести в чувство второго участника действа, явно знакомого первому. Во всяком случае, по имени он его назвал и даже на ноги поднять попытался, не встретив особо возражения. Хотя, даже если бы сидящий на земле человек возражал, Женя этого все равно бы не понял - итальянский был ему незнаком от слова совсем.
Иностранец, что ли? И как они тут вдвоем оказались? Сходил, блин, котяток раздать...
Тихо-тихо, не гони волну, – заключив, что эти животрепещущие вопросы можно будет обдумать и потом, Иноземцев поспешил на помощь и долго церемониться не стал - подлез под локоть сидящего, закидывая его руку себе на плечо и, обхватив за талию, попытался подняться вместе с ним, а там и дотащить до ближайшей скамейки. – Медик так медик. Идти можешь? – не особенно рассчитывая на то, что ему ответят что-то более-менее внятное, Женя пробовал сделать несколько шагов в сторону спасительной скамейки, попутно кивая старушке. – Да вы не волнуйтесь, бабуль, идите. Все нормально, честное слово. Ну отмечали ребята внепланово День космонавтики, ну перебрали. С кем не бывает.

+3

13

Как-то многовато событий для дня, который, по разумею девушки, должен был проходить под девизом: «Кто хорошо работает, тот хорошо отдыхает». И вроде так все хорошо начиналось, все, ну почти все согласно плану. Хороший сон, приятная прогулка, знакомство, почти приобретённый кот… Хотя почему это «почти»!? При упоминании о Кузьмиче, Гая ревностно попыталась запихнуть его за отворот плаща. Зверек был не против, особенно когда рядом появилась не очень приветливая бабашка с псиной. Котенок этих представителей домашних питомцев еще ни разу не видел, но инстинкты подсказывали, что этой длинноухой морде лучше не показываться на глаза.
Вернемся домой, получишь целую миску молока, – пообещала Гаяэво. Сейчас же необходимо было что-то срочно придумывать, пока представители ее расы, невесть откуда взявшиеся в этом городке и конкретно на набережной, не раскрыли всех межпланетных секретов. Благо ее первый собеседник не очень-то верил в слова паренька. А сама Хмина не без опасений прислушивалась к разговору. Проводить допросы было не в ее компетенции, а если и она примется расспрашивать эту парочку о том, что произошло, почему еще будучи в полете, они не предупредили посольство о неполадках и о вынужденной посадке, почему не запросили помощь и еще много всяких «почему», возможно, поход к добрым и ласковым врачам грозил как раз Евгению.
Гая приблизилась к троице, по дуге обходя бабульку.
Все хорошо, – как можно более ободряюще произнесла девушка, видя панику у более старшего соплеменника. – Мы вам поможем. Я тут живу недалеко. Там есть телефон.
Сначала сказала, а потом уже подумала. Во-первых, с чего она взяла, что доброта и отзывчивость местного жителя не закончатся на усаживании пострадавшего на лавку? Возьмет, да и уйдет от греха подальше, чтобы не иметь дело с ненормальными. Во-вторых, если наличие домашнего питомца Гая еще смогла бы объяснить Софье Михайловне, то появление трех мужчин навряд ли. Мальчика можно представить, как одного из воспитанников, того к кому он обращался… Вителли, кажется, за коллегу попавшего по неосторожности под какой-нибудь местный транспорт.
Зато там был коммуникатор и возможность связаться с посольством. И еще маленькая надежда, что Софья Михайловна отправилась навестить свою подругу, как и обещала.

+2

14

Что от него хотят, вербально никто так и не объяснял. Вернее, если некие объяснения того, что творится, и содержались в не таких уж малочисленных словах, звучавших впереди, позади, вокруг и буквально под боком, Вителли их не понимал, о чем уже сказал, и мог с той же честностью повторить снова. Слух у него, вообще-то, был чуткий, спасибо музыкальным и лингвистически способным предкам, и соображалка, в отличие от памяти, никуда, вроде бы, не делась, а потому он чувствовал, что…
Они на разных языках говорят, – Робертино перестал на это раз сопротивляться второму желающему поставить его на ноги и повести в даль светлую, отчего этот самый второй, собственно, и оказался непосредственно «под боком», точнее, под рукой, – вот эти двое – в такой же одежде, как я, и девушка – говорят на одном наречии… а пожилая дама и… – он устроил руку поудобнее на чужом плече, почти в объятии, и вздохнул, смущаясь чужой же руке на талии. Но не отпихивать же доброго гражданина?.. – …а между прочим, парень-так-же-как-я-одетый на этом языке тоже говорит. А я не говорю. Я на каком-то еще говорю, но и его не понимаю. Говорю, но не понимаю, что говорю. Как так может быть?.. – ноги, однако, стоять не отказывались, уже неплохо. – Акустико-гностическая афазия возникает при локализации патологического очага в области задней трети верхней височной извилины… Основной дефект, сопровождающий такого рода афазию – нарушение онематического слуха, анализа и синтеза и, как результат – утрата понимания обращенной речи, – это пришло четко, как выдержка из учебника по неврологии. – И динамическая афазия тоже… которая связана с поражением заднелобных отделов головного мозга и приводит к неспособности построения внутренней программы высказывания и ее реализации во внешней речи. Ну да. Нарушение коммуникативной функции речи налицо, – вздохнул снова корабельный медик, влекомый к скамье, и упрямо попытался снова – надо же было что-то ответить на явно вопросительную фразу:
Perdonami, per favore, ma dove mi stai prendendo?*
А это я сейчас что сказал? – темные глаза своеобычного разреза опять блеснули почти слезами и уж точно – паникой. – Или я спросил? – взгляд метался от меланхоличного котенка, которого девушка запихивал за пазуху, до самой девушки, через не менее меланхоличную и философически настроенную собаку, сердитую старушку, что-то ей рассудительно и дружелюбно говорящего парня, которого сам Роберто продолжал обнимать, как родного брата, тем не менее, послушно передвигая ноги в сторону не сильно уютного предмета садово-паковой мебели на набережной. – Точно, спросил. А ведь так невежливо отвечать вопросом на вопрос…
Devo aver colpito duramente la mia testa…** – сказал он уже девушке, плюхаясь на скамейку и потерянно улыбнулся, то есть попытался улыбнуться. Попытка вышла жалкой, но в исследовательский отдел Космофлота его взяли еще и за целеустремленность: – …trauma craniocerebrale...*** – пояснил он без особой надежды на понимание, снимая руку с крепкого и гостеприимно-надежного плеча аборигена. – Non ricordo, dove e quando. Mi sono svegliato nel bosco. Non capisco quello, che sto dicendo.**** – Взглянув на белобрысого помогальщика, тоже не местного, судя по одежде, он встревоженно спросил по неистребимому инстинкту врача: – Si è ferito quando si atterra?*****
______________________________________________

*Простите, пожалуйста, но куда Вы меня ведете? (ит.)
**Я, должно быть, сильно ударился головой. (ит.)
***Черепно-мозговая травма...  (ит.)
****Я не помню, где и когда. Я очнулся в лесу. Я не понимаю, что говорю. (ит.)
*****Вы травмировались при посадке? (ит.)

Отредактировано Роберто Вителли (01-11-2017 00:01:57)

+1


Вы здесь » Приют странника » Россия. Красно-Харьинск и далее на запад » Навиреченск, набережная