Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Скальный бункер » Послеоперационная палата №2


Послеоперационная палата №2

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

http://boleznimatki.ru/wp-content/uploads/2016/03/stacionar-768x509.jpg

0

2

Первое, что слышит Синте, придя, наконец, в сознание – усилившийся мерзкий писк датчиков, от которого сразу заболела голова. Попытался приподняться – не смог. Даже пошевелиться не смог, лишь чуть склонил голову в сторону и зажмурился. Хотелось приложить руку к голове, или протереть глаза, чтобы отогнать непонятную дымку перед ними - хотелось рассмотреть помещение вокруг.
Тело вмиг покрылось испариной, больничная рубашка неприятно прилипла к телу. Земная маскировка была уже включена, но из-за плохого самочувствия, юноша выглядел все еще мертвенно бледным. В волосах на затылке запеклась кровь, видимо, он ударился о дверной косяк при падении и рассек кожу.
- Где я… - хрипловато шепчет юноша, а после кашляет, понимая, что горло окончательно пересохло и нужно срочно сделать глоток воды. Приподнимает голову, щурится, пытаясь высмотреть хоть что-то вокруг себя, напоминающее по очертаниям емкость с водой. Его уже не заботило то, что там может быть и спирт, и снотворное, и перекись водорода. 
Ответа на его  вопрос не последовало, видимо, в палате Отль находился один, зато вдруг тупая боль пронзила все его тело, заставляя опустить голову обратно на подушку. Воспоминания о том, что произошло, постепенно возвращались к нему, заставляя с ужасом осознавать, чем мог обернуться для него выстрел.
«Хоть кто-нибудь, кто-нибудь обязан прийти и сказать мне, что произошло. Немедленно, я немедленно должен знать…»
Он пытается успокоиться и нормализовать дыхание, которое от волнения и страха стало частым и сбивчивым. Туман постепенно отступал, он уже отчетливо различал очертания больничной палаты, правда, ни сидящего рядом врача, ни медсестер, по-прежнему не было, что сильно напрягало. А если у него сейчас случится непонятный приступ, или сердце остановится, кто будет его реанимировать?

+1

3

[AVA]http://s2.uploads.ru/7ivBm.jpg[/AVA]
[NIC]Тохил Ах-Кин[/NIC]
[STA]Сопровождающий[/STA]
И ведь отошёл-то из палаты Тохил буквально на минуту – даже у ДАЛов, представьте, есть метаболизм и естественные надобности – и вот, пожалуйста, как раз эту минуту его временный подопечный и выбрал, чтобы очнуться. Тохил почувствовал изменение ментального фона еще тогда, когда мыл руки в туалете. Он, естественно, поспешил, но фон эмоциональный успел-таки за это время взыграть всеми оттенками недоумения, отвращения, досады, а потом страха – от легкого опасения до, фактически, паники.
На этом-то пике Тохил Ах-Кин в палату и зашел… не забыв тщательно прикрыть за собой дверь – до щелчка сработавшего замка, ибо бункер бункером, режим секретности режимом секретности, а конспирации никто не отменял. Вместе с дверью Тахил закрылся и сам, подняв телепатические щиты – хватит, пожалуй, и одного истерящего телепата. Понятно, что бедолаге это более-менее простительно, не каждый день, в конце концов, выныриваешь из Океана Душ, да еще невесть где, практически в захолустье, на тысячелетия отставшем во времени. Это даже далийца пронять может, но ему-то, Тохилу, нечего местный и не местный народ полошить. Пусть даже для него все происходящее – такой же снег на голову, он, вообще-то, тоже всего лишь сопровождал очередной, заказанный СПИЗ чартерный рейс с высадкой части пассажиров на Землю, и вот – получил такое… развесистое ЧП и решение чужой судьбы в придачу.
Успокойтесь, Синте, – голос такой типично-прохладный, далийский, Ах-Кин по пути к единственной занятой в этой палате койке прихватил стул, удачно стоявший как раз напротив. – Здесь Вы в безопасности. Здесь Вам помогут, – заверил он, установив стул и воссев на него. ДАЛа всегда можно узнать по посадке – спина прямая, подбородок приподнят… вот только Отль не скоро сможет так сидеть… да и вообще хоть как-нибудь сидеть. – Вы помните, что с Вами произошло? – Тохил спохватился, и следующий вопрос задал куда мягче: – Вы чего-нибудь хотите?

Отредактировано НПЦ (03-08-2016 19:06:30)

0

4

Голос ДАЛа успокаивает, ибо достаточно тих и безэмоционален. Синте перестает волноваться и тяжело выдыхает через нос, принимая, наконец, на себя клеймо пациента.
- В меня стреляли, я помню. И понимаю, что ничем хорошим для меня это не обернулось, но все же… Все же я надеюсь на то, что вы пришли меня утешить, - вопреки словам, в приятном голосе юноши слышатся нотки обреченности, да и не удивительно. Он ведь не дилетант в знаниях об оружии, естественно, знает последствия, вот только поверить в это тяжело.
- Я бы хотел воды, спасибо за вашу заботу, но если вам для этого потребуется выйти из палаты, я откажусь. Не покидайте меня пока, - просит тот, протягивая руку к незнакомцу. В любой другой ситуации он наверняка не стал бы так делать, но поддался секундному желанию коснуться этого человека. Пожалел в тот же момент, что допустил подобную слабость, но руку одергивать было уже невежливо, а потому он решил переквалифицировать подобное в обычное рукопожатие. Одновременно, как бы он ни старался приподняться, упираясь в койку ногами, ног он не ощущал совершенно. Не было ни боли, ни слабости. Отль даже усомнился в том, что они вообще есть, что это не удачно легшие складки одеяла.

+1

5

Увидь их вместе кто посторонний, принял бы за братьев… ну, или, во всяком случае, за родственников – сходство породы бросалось в глаза: худощавость на грани худобы, бледная кожа, очень светлые волосы, серые глаза. Они казались ровесниками, да, пожалуй, ими и были – тот, кто сидел, задумчиво поглядывая на крупно попавшего сородича, и тот, кто лежал. Совсем молодые далийцы, на самом деле прожившие столько, что землянам к таким летам уже и от старости умирать не стыдно. Тохил действительно фактически недолго, но достаточно для телепата, видящего больше, чем ухватывает зрение, рассматривал подопечного, пока тот не заговорил. Увиденное и прочувтвованное, в принципе, можно было признать удовлетворительным – господин Отль уже не так походил на труп, как во время его пребывания в медчасти лайнера «Вакуб-Какиш» и при погрузке в челнок и выгрузке из челнока здесь, на Земле. По крайней мере, дышал сам, настолько свободно, что мог произносить слова, пусть и еле слышно.
Да, стреляли, но это был несчастный случай… – нет-нет, ни в коем разе Ах-Кин не внушает это пострадавшему, даже не намекает на то, как будет правильно воспринять случившееся. Ему и в голову беловолосую это не приходило, хоть каким он сотрудником госбезопасности будь. Действительно не приходило, просто потому, что оба затерянных в гулком и пустоватом помещении слишком просторной реанимационной палаты молодых человека – ДАЛы, жрец и воин. Оба они способны увидеть то, что людям, быть может, застили бы обида, горечь и отчаяние: то, что произошло – вправду роковая случайность, но фактически – это возмездие, такое нечаянное и драматичное. – Я утешу Вас тем, что Вы почти наверняка восстановитесь …со временем. – Тохил чуть нахмурился, машинально коснувшись губ подушечками пальцев, и, тут же убрав руку, добавил, не скрывая правды: – Но это случится не сразу. И даже не скоро. Простите.
Он пожал в ответ совсем слабую руку, успел подхватить ее в ладони, за секунду до того, как она упала бы на простыню. Жестоко ли это – оставлять собрата здесь, в отсталом мире, беспомощным? Но власти Ицамны, а поговаривали, что и кто-то из Истинных Хранителей Серого Совета на запрос экипажа о разрешении забрать пострадавшего пассажира на обратный рейс ответили именно так: «Для него это путь искупления, его способ духовно развиться, принять новый опыт». И, как бы пафосно это ни звучало для других рас, Ах-Кин понимал обоснованность этого решения и его благо. Истинные Хранители умеют видеть судьбы.   
Я здесь, с Вами, я дам Вам попить.
Он действительно встал, плеснул воды в стакан, поднес его край к бледным губам, приподнял тяжелую голову раненого, ощутив пальцами и ладонью корку запекшейся крови под волосами.
Не спешите, осторожно.
[AVA]http://s2.uploads.ru/7ivBm.jpg[/AVA]
[NIC]Тохил Ах-Кин[/NIC]
[STA]Сопровождающий[/STA]

Отредактировано НПЦ (04-08-2016 03:17:39)

0

6

Возможно, восстановится? Если уж теперь Синте не может ходить, то вряд ли когда-нибудь встанет на ноги. Конечно, много лет у него еще впереди, много лет ожидания, лечения, естественно, он не сдастся и будет упорно работать над тем, чтобы обеспечить себе нормальную жизнь, но пока новости не казались ему утешительными, скорее, наоборот.
Даже пить расхотелось, наверное, сейчас у него было именно то состояние, которое можно назвать депрессией. Он ведь и правда был угнетен и подавлен страшной новостью, и, может, до конца не понимал, что все-таки с ним произошло.
- Спасибо, - хрипловато отвечает Отль, как только вода в бокале заканчивается. А ведь пару минут казалось, что он в состоянии осушить целую бутылку.
Когда последний раз он чувствовал себя столь беспомощным? И что будет с ним теперь? Неизвестность заставляла холодок пробегать по спине, а сам он долго думал, стоит ли задавать вертевшийся на языке вопрос. Оказалось вскоре, что он настолько сильно задумался, что перестал замечать все вокруг и на самом деле просто лежал и пялился куда-то в сторону. В противоположную от Тохила сторону.
- А скажите… Что мне делать теперь? – в голове начинают отчаянно пульсировать мысли про его документы, которых он пока нигде не заметил, про деньги… Наверняка все осталось вместе с одеждой, ведь сейчас на нем не было ничего, кроме больничной длинной рубашки, но знает ли незнакомец, что с его личными вещами?

+1

7

[AVA]http://s2.uploads.ru/7ivBm.jpg[/AVA]
[NIC]Тохил Ах-Кин[/NIC]
[STA]Сопровождающий[/STA]
Уже допаивая бедолагу, Тохил спохватился – а можно ли тому вообще пить? Но, что сделано, то сделано… пожалуй, это выражение как нельзя лучше подходило ко всему, что происходило с этим злосчастным ДАЛом в последние три дня. Недаром же примерно это повторяли здешние собратья, хлопотавшие при выгрузке раненого у челнока, пытавшиеся успокоить несчастную женщину, что невольно чуть не убила этого… Синте. Она за эти дни, кстати, стала походить на собственную тень. – Ах-Кин сразу после несчастья, так, краем уха слышал, чем это объяснялось, потом ему рассказали подробнее, когда назначали сопровождающим и, в какой-то степени, опекуном, пока господина Отль не устроят должным образом на новом месте.
Кивнув и улыбнувшись в ответ на благодарность, оставив пустой стакан на стол, Тохил спохватился снова – вот, кстати, с обустройством порученного его опеке как раз не все ладно, совсем что-то его, как-никак сотрудника госбезопасности выбило из колеи неожиданностями и сложными этическими проблемами, сбило с предписанного порядка действий... и опять сбило в тот момент, когда далиец вынул из кармана щегольского черного пальто линк, замаскированный под только недавно появившийся в продаже айфон. Ах-Кин уже набирал нужный номер, по которому он должен был позвонить сразу после того, как Синте вынырнет из беспамятства, но тут с кровати донесся вопрос… и весьма щекотливый вопрос.
Что делать? – переспросил Тохил, подняв голову и посмотрев в печальные серые глаза, огромные на осунувшемся и бледном лице. – Постараться прожить эти год-два с пользой, наверное? Узнать новый мир и его обитателей?
Он снова бегло улыбнулся и ткнул пальцем в экран якобы айфона, добирая последнюю цифру нужного короткого номера, потом коснулся сенсора еще раз, посылая вызов, и приложив аппаратик к уху, вежливо сообщил, что господин Синте Отль, размещенный в Скальном бункере, очнулся. Линк преобразовывал родной язык Ах-Кина, и директор слышал беглую итальянскую речь.

Отредактировано НПЦ (07-08-2016 00:12:40)

0

8

Наивно было полагать, что это «путешествие» будет спокойным, однако случившееся перекрыло все варианты, которые подбрасывало Таху его воображение. Кроме, разве что, одного, самого кардинального, которое стоило держать подальше, на задворках ума. Кто-то другой на его месте мог бы сказать, что ему сильно повезло не угодить под луч, да только вот ДАЛ не воспринимал это как везение. Может, потому что достаточно за жизнь повидал смертей собратьев. Более того, Тахаак был из тех, кто чужие беды переживает острее, чем свои собственные. Окажись он сам на больничной койке, воспринял бы это со свойственным ему спокойствием. А вот каково видеть кого-то из друзей в беспомощном состоянии, осознавая при этом, что не в твоих силах чем-либо помочь? Это било по эмоциям с невероятной силой. Усугублялось все еще и тем, что будучи сведущим в медицине, А`кавиль-Чель еще на корабле понимал, насколько тяжелым было ранение товарища и представлял себе вероятные последствия, а от того, что ему не пришлось озвучивать предположительный диагноз прямо на месте, легче на душе не становилось.
Шагая по коридору в направлении палаты, ДАЛ медленно успокаивал собственное сознание и эмоции. Товарищу сейчас ни к чему были чужие переживания, впрочем, как и жалостливые взгляды и речи. Немного сочувствия и твердая уверенность в подобных ситуациях были в разы уместнее. Но для того, чтобы делиться уверенностью, ею, прежде всего, должен обладать ты сам. Внутренний стержень Тахаака уже был проверен на прочность, а все испытания, что выпали на его долю, только сильнее закаляли. Да, он согнулся под их тяжестью, но не сломался, находил в себе силы выпрямиться. И чем ближе он подходил сейчас к палате, тем больше угасали в нем эмоции, уступая место собранности и сдержанности. Диагноз, поставленный Синте, вовсе не был приговором, Тах лишь надеялся, что от товарища все же не скрыли ничего, не дали ложную надежду, но и не отняли правдивую.
Дверь палаты отворилась тихо, легкими были шаги ДАЛа, а в довольно большом пространстве, где помимо Таха находилось еще двое, включая самого пострадавшего, его голос все же прозвучал довольно мягко и сдержанно.
Добрый день. Позволите немного помешать вашей беседе? Я не займу много времени, – коротко кивнув обоим присутствующим, быстро скользнул взглядом по Синте, оценивая его общее состояние и про себя только лишний раз убеждаясь: все именно так, как предполагалось, и впереди его ждет довольно трудный путь к выздоровлению.

+1

9

Синте закрыл глаза. Его ощущения были сумбурны, прерывисты, безобразно дискретны и не хотели складываться в мир. Он слышал свой голос, и казалось, кто-то другой говорит рядом, так же невнятно и хаотично, осколками мыслей, обломками слов. И голос звучал чуждо.
Синте глубоко вздохнул. Дыхание причиняло дискомфорт, не боль. Дышать было неудобно, как делать что-то, что он едва умел.
Голос вошедшего показался знакомым, но сейчас Синте не стал напрягаться, вспоминая. Он по-прежнему не открывал глаз, он старался найти в хаосе опору, а когда понял, что ее нет, сделал единственное и естественное – из обрывков создал себе шаткое основание опоры.
Из капель – жалкую струйку, чтобы омочить губы. Из прерывающихся вдохов – глоток воздуха, чтобы насытить кровь и мозг.
Он… был… болен. Серьезно болен. Это было все, что следовало знать сейчас. Мир – его личная Вселенная – изменился, потому что его статус в этом мире претерпел внезапную катастрофу. Восстановить баланс он мог одним путем: вписавшись в этот новый… трудный для него… мир, где он – болен.
Он принял этот мир.
Открыл глаза.
Он увидел по-новому тесное помещение с низким потолком, существо, что поило его только что, и у дверей… разум ухватился за знакомое, привычное, жадно, как за надежду, но Синте беспощадно пресек нить пустых метаний. У дверей стоял Чьель. Хорошо. Знакомо. Что-то, за что можно бы зацепиться… и в этой знакомости Синте распознал обман. В изменившемся мире сходство – не идентичность.
Он может крепко держаться только за себя самого. И только сам сможет выстроить этот мир для себя.
Он крепко сжал веки и снова раскрыл глаза. Простая разминка, помогающая стимулировать мозг.
– Тахаак.
Он улыбнулся. Улыбка пришла сама, не напряжением мышц, а теплом, какое разливалось вокруг с появлением а’Кавиль Чьеля и влилось в Синте чувством близости, пусть и очень зыбкой, близости двух, имевших одни корни.
– Позволь мне стать твоим должником. Мне мало известно. Еще меньше понятно. Я прошу…
Формально? Да, и в этой формальности, привычной, отчетливой, для Синте начали закладываться ступеньки между разбитым прежним и не созданным новым миром его жизни.
– Позволь мне просить твоей помощи. L’ahte kaarie.
Он выдохнул последние слова, как в детстве, и чувствовал себя при этом очень схоже: он обратился к Чьелю со словами, какими ученик просит старшего стать его учителем.
«Сними с меня гнёт невежества».

+1


Вы здесь » Приют странника » Скальный бункер » Послеоперационная палата №2