Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Планеты и пространства » Корабль «Сол Альба»


Корабль «Сол Альба»

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

http://s3.uploads.ru/b5SqN.jpg

Общие помещения

Капитанский мостик

http://sf.uploads.ru/DnK3j.jpg

Кают-компания

http://s5.uploads.ru/BJsHe.jpg

Коридоры

http://s2.uploads.ru/yz5Gs.jpg

Зимний сад

http://sd.uploads.ru/P85X4.jpg
http://s7.uploads.ru/hm3e9.jpg

Нижняя кают-компания

http://s4.uploads.ru/c0NoP.jpg

Столовая

http://se.uploads.ru/NIUjJ.jpg

Гостевая каюта

http://s7.uploads.ru/L7PVF.jpg
http://s7.uploads.ru/bmXMj.jpg

Гардеробная

http://s4.uploads.ru/3nmQz.jpg

Каюты

Каюта Фэб

http://sh.uploads.ru/9uKXf.jpg
http://sh.uploads.ru/p4LP8.jpg

Каюта Мэйо

http://s2.uploads.ru/zJAdR.jpg
http://sf.uploads.ru/W1YJt.jpg

Каюта Дженни

http://s3.uploads.ru/naZOH.jpg
http://s9.uploads.ru/dypLw.jpg
http://s9.uploads.ru/3FeiN.jpg

+1

2

2 октября 2010 года по земному летосчислению
11 часов утра по корабельному времени.

Нижняя кают-компания

http://s4.uploads.ru/c0NoP.jpg

Хорошо, все-таки, что странной формы диваны хоть в нижней, хоть в верхней кают-компании, хоть в столовой, хоть в коридорах никогда не бывали холодными. Если бы не этот подогрев, Фэб проснулась бы гораздо раньше… и чувствовала бы себя еще паршивее. Хотя куда уж хуже: сухой и шершавый язык во рту не помещается, на вкус – отвратительнее дерьма камараджунского крыса, глаза не открываются, а голова-а-а… боги, какими таранами ее пытаются раздолбать изнутри?
Болезненный стон сорвался с губ женщины, лежащей на животе, когда она попыталась повернуть эту самую взрывоопасную голову, отлепить щеку от подложенного под нее запястья и наконец всерьез разлепить ресницы. Рука совершенно онемела, а ровная, смугловатая, с золотисто-оливковым оттенком кожа тыльной стороне кисти теперь украсилась темно-розовыми, к счастью, быстро исчезающими рубцами. Кто бы мог подумать, что мозг среднестатистической центаврианки с похмелья настолько неподъемен… если бы тело не ныло от долгого сна в одной позе, госпожа Фалл ни за что бы не повторила попытки приподняться – полдень там, не полдень… какая, к черту, разница?
Проморгаться удалось не сразу. Новый стон кое-как усевшейся Фэб, трясущей отлежанной рукой, которую кололо миллионами ледяных мурашек, слился с непонятным, но малоприятным верещанием откуда-то сверху.
Да что за?.. – простонала Фэб. Попытка посмотреть вверх вызвала новый пушечный залп внутри черепа, космопиратка, совсем не бравая сейчас, прижала пальцы к вискам.
Какого?..
На выступе декоративного карниза сидела... птица?... Даже расцветка у нее крикливая – красная с желтым и синим. А хвост… о-о! Что это за взбесившаяся радуга?!
Вспомнить, что было вчера, надо вспомнить, как эта пернатая тварь попала на корабль! – Фэб зажмурилась и топнула ногой, поморщилась снова – грохот упавшей и покатившейся по полу бутылки показался невыносимо громким.
Мэйо, маленькая мерзавка, кто это? – капризно более, чем грозно, простонала Фалл. – Как она сюда попала, эта… эта…

+3

3

Сегодняшнее утро нельзя было назвать хорошим, но и плохим оно тоже не было. Дженни, накануне почти вовремя смывшаяся из настойчивых объятий не желающей пить в одиночестве Фэб, испытывала лишь легкое похмелье, от которого удалось избавиться привычными упражнениями для разминки. Завершили превращение в человека контрастный душ и трехчасовая калибровка внутренних орудий «Сол Альба». Ничего не могло быть приятнее, чем быть уверенным в боеспособности и собственного тела, и собственного корабля.
Следующей предобеденной задачей девушки было убедиться в том, что подруга выжила после вчерашнего буйства. Спускаясь на уровень, в нижнюю кают-компанию, Дженни размышляла о том, что вероятнее ей придется добить яркую брюнетку, чтобы избавить ту от страданий неизбежного похмелья. С другой стороны, не на кого будет спихивать двуногую мелочь, недавно поселившуюся у них на корабле. Поэтому идею с благородным спасением снова придется отложить в необозримое будущее.
Уже заготовив соответствующую шутку, Дженни дождалась, пока автоматические двери внутреннего шлюза с шипением расступятся перед ней, и шагнула внутрь помещения. Как раз вовремя, чтобы застать неожиданно оживленные вопли Фэб и судорожные трепыхания какого-то цветастого пятна у противоположной стены.
- Это еще что за ерундовина? – на самом деле девушку, уже доставшую из наплечной кобуры лазерный пистолет, волновал другой вопрос «можно в это стрелять, или пусть пока трепыхается».

+3

4

Наступило очередное утро очередного дня, которое одиннадцатилетняя Мэйо начинала на корабле «Сол Альба». И это утро могло быть таким же, какими были и остальные за прошедшую неделю, но Судьба решила внести в жизнь девочки свои коррективы, и именно поэтому в этот раз утро Мэйо началось со злых криков и капризных стонов двух женщин, что милостиво позволили подростку остаться на корабле и путешествовать с ними, а не оставили на планете с суровой теткой, которая опекала девочку до начала этого странствия. И, разумеется, грозные вопли никак не могли игнорироваться, особенно если касались недавнего живого приобретения, из-за которого, собственно, и была поднята суматоха. Именно поэтому девчушка, едва проснувшись и заслышав шум, поспешила спуститься в нижнюю кают-компанию, прямо в том, в чем и была, то есть в фиолетовой пижаме с лягушками. Увидев представшую перед ней картину и наконец разобравшись, чем именно недовольны девушки, она негромко сообщила, при этом протягивая руку, на которую опустилась эта разноцветная птица:
Это розелла. И его зовут Эридан. Так сказал торговец, продавший вчера вечером эту птицу госпоже Феб.
Вот такое на редкость простое объяснение было для появления этого цветастого "монстра" на корабле. Всего лишь то, что в очередной раз напившаяся Феб и сопровождавшая её Мэйо, купили это существо у подозрительного типа, и умудрились незаметно протащить на корабль, а после отпустили в свободный полет по помещениям, при этом благополучно отправившись в царство снов, не подумав о последствиях.

+2

5

Нет, они решительно собрались ее убить сегодня! – Фэб поморщилась снова, еще сильнее, почти скривилась, крепче прижимая пальцы к вискам. Дженни могла бы говорить и потише, вот сейчас, конечно, самое время демонстрировать командный голос и отменное настроение. Никакого же сочувствия от этой пацанки в татухах не дождешься!
Джен!.. – взгляд, полный не просто укоризны, но всей скорби кенренского народа, был обращен на нечуткую подругу, отчего в повернутой на вопрос голове госпожи Фалл вновь угрожающе загудело. – Ты меня об этом спрашиваешь? – страдальческие нотки, по идее, должны были устыдить, но при повышении тона невольно перешли в истерические: – Меня?!
Пришлось повернуть вообще-то бедовую, но сейчас точно бедную головушку и в другую сторону — на тонкий детский голосочек, и на малышку Мэй Фэб взглянула уж совсем глазами раненой газели, издала невнятное восклицание от полоснувшей по глазам яркости фиолетовой пижамы, и болезненно зажмурилась, простонав жалобно и капризно:
Благие боги, Мэйо, зачем же так орать?! Какая ещё... розелла? Какой торговец? Как они все сюда попали?
Хлопавшая ресницами Фэб действительно совершенно не помнила вчерашнего вечера – даже на уровне смутного сновидения. Помнила только, что на второй (или третьей?) бутылке, ей пришло в голову прогуляться на рынок возле космопорта и лично послушать сплетни местных, которые – уж женщине ли об этом не знать? – оперативнее и правдивее любых сетевых новостей и телевидения. Что поделать, если Эйприл и Джун не возвращались, будто сквозь землю провалившись, вестей о них по-прежнему не было, а ожидание стало столь нестерпимым, что не помогало даже вино?

+3

6

Дженни медленно опустила пистолет и, после нескольких секунд раздумий, засунула его обратно в портупею. Действительно, даже если птица дикая (что вряд ли), лучше разобраться с ней вручную, чем палить в закрытой каюте с ребенком и нервной дамочкой.
Девушка оглянулась на Фэб, молча задрав брови и скорчив весьма красноречивое выражение лица. Задавать вопрос вслух смысла не имело – все равно не вспомнит, чертовка.
Мэйо, разберешься с этим… пернатым тюльпэлло? Пока Фэб нас тут всех не придушила? – не переводя взгляда на девочку, Дженни едва заметно кивнула в сторону неожиданного гостя и поморщилась. Даже ей самой собственный голос казался слишком громким, правда, может просто потому, что при всем неодобрении алкоголизма, не жалеть Фэб (особенно, когда она была в подобном состоянии) было почти невозможно. – Я зашла сказать, что нам на коммуникатор поступило очень странное сообщение. Я думаю… думаю, что это могут быть они.
С каждым последующим словом пауза между ними становилась все дольше, а тон становился все печальнее. Дженни, может быть, впервые в своей жизни, ощущала невероятную нерешительность и неуверенность, и это чертовски раздражало. Поймав себя на желании опустить взгляд, девушка сделала ровным счетом наоборот – стиснула зубы и задрала голову вверх, набираясь решительности для следующих слов:
Я хочу, чтобы вы привели себя в порядок, и мы вместе решили проверять эту зацепку или нет!
И снова тон изменился. Из неуверенного тихого – в настойчивый и почти мужской, с раскатистым рокочущим «р» и категоричной «т».
Но на этом временный приступ отчаянной храбрости завершился. Не желая слушать возможные причитания Фэб или просьбы о помощи от Мэйо, она резко развернулась на каблуках и решительно покинула каюту, сдерживаясь, чтобы не побежать.
Ощущения в спине были такими, словно туда сейчас что-то кинут, и лучше бы это был всего лишь увесистый камень.
В этой жизни Дженни не боялась почти ничего. Почти – кроме утраты своих друзей и... страдающей жутким похмельем, злой Фэб.

+3

7

Не сказать, что муки похмелья были для Фэб чем-то неизвестным, новым, ну или хотя бы непривычным, но разве это делало их менее непереносимыми? Нет, конечно. Хотя… одно из свойств наступающей зрелости и заключается в том, что если болит то и так, как уже бывало, то это, типа, даже и нормально, в смысле, не так уж страшно. То есть это все понимала госпожа Фалл в глубине души (в самых потаенных потемках), но не могла же она показать вовне, что почти смирилась с таким положением вещей… и с возрастом своим, да. Чисто по-женски – никак не могла. Поэтому она, страдающая, конечно, совершенно безвинно, (в смысле, без вина – пустая бутылка, которую она снова задела ногой под столиком, перекатывалась с очень характерным гулким грохотом и совершенно без плеска и бульканья), снова томно застонала, прижав пальцы к вискам, и не пожалеть ее в этот момент мог только камень… и то не факт. Однако Дженни вот хоть бы хны – пистолет спрятала, да опять давай командовать.
Ишь, волю какую взяла! А между прочим, за Эйприл по правилам субординации занять командный пост должна вовсе не она! – Фэб опять потерла виски и поморщилась от вскрика противной птицы, в эту секунду жалея, что Джен не превратила ту в комок смятых перьев на обгорелой тушке.
Боги, ну не орите все! – взвинченно воскликнула знойная красотка. – Эридан-шмеридан, торговец-шморговец! – она замотала головой и отожмурилась с очередным стоном. – Что там за сообщение, Джен, какую зацепку мы должны проверять? Кто вообще такие «они»? – вопросы полетели уже в спину подруги, быстро зашагавшей прочь. – Стой, куда?! Вернись и скажи, что мне надеть! Я же не знаю, куда мы пойдем, как я могу выбрать дресс-код и привести себя в порядок надлежащим… – она осеклась, закусив губу – пожалуй, новое платье подойдет куда угодно. Ну и что – декольте?! Если есть чего показывать, это незачем скрывать. – Фэб села и с неожиданно блаженной улыбкой грациозно потянулась всем телом, широко разведя локти и запустив смуглые пальцы в крупные кольца волос на затылке. – Ты же дашь мне десять минут на то, чтобы попудрить носик?..  Мэйо, мышка, марш переодеваться, – мурлыкнула она почти добродушно, покосившись на девочку все еще в пижаме кричащего… стонущего прямо-таки цвета.
Ужасно… не иначе, Джен или Джун выбирали, срочно надо купить новую.

Отредактировано Фэб Фалл (12-06-2017 02:52:08)

+3

8

Что там кричала ей вслед Фэб, Джен старалась не слушать. Сто простив одного, что нецензурщину какую-нибудь или что-то совершенно несусветное, в стиле «подойдет ли вот эта помада к вот таким вот труселям». По ее мнению, Фэб шло буквально все, что бы та ни вздумала надеть, и что с чем ни сочетать.
Нужно было спешить. Дженни еще не говорила Фэб о том, что ей показалось – а ей редко когда «казалось», скорее, вся информация делилась на «подтверждено» и «еще не проверено» – за ними уже некоторое время следует на удаленном, безопасном расстоянии какой-то неприметный звездолет. Достаточно юркий, чтобы улизнуть, но и достаточно хорошо вооруженный, чтобы наделать бед. И какого черта им нужно? Это ж не улица в густонаселенном районе, где не свернуть до следующего перекрестка, это, мать его, космос.
Нет, им определенно нужно было поскорее добраться до сектора Джайс и нанять там... да хоть кого-нибудь, на первое время. Их на корабле сейчас трое. Нет, двое с половинкой, с четвертинкой даже. Для управления и поддержания жизнедеятельности и функциональности систем с трудом хватает, не говоря уже о полноценном функционировании и отражении атак.
Или выполнении заданий.
Обычные курьерские заказы, которыми они стали промышлять в отсутствии Эйприл, давали минимальные барыши, и свою часть госпожа Фалл, скорее всего, с блеском проматывала если не в очередном магазине, так в баре точно.
Интересно, сколько времени ей понадобиться, чтобы привести себя в порядок и прийти сюда? И, оставалось надеяться, что девочка купится на выдуманную «зацепку» и ее нервный тон, и не станет задавать лишних вопросов, потому что ответить на них Дженн не смогла бы. А сказать просто «да ничего такого, за нами просто уже хрен знает сколько телепается в кильватере кусок неплохо вооруженного... противника» – все равно что поднять панику среди экипажа.
А панику Дженни не любила. Особенно детскую.

Отредактировано Дженни Мэнн (31-12-2017 00:51:59)

+4

9

Ушла, ушла, утопала, зараза! – госпожа Фалл, недолго думая, (а точнее, не думая вообще), нырнула под стол, схватив очень кстати близко, почти под руку подкатившуюся бутылку, чернокудрой наядой вынырнула обратно на свет ламп, и-и… только то, что ее малость повело в сторону от нового приступа головокружения и дурноты, заставило лихую пилот…ку поставить бутылку на стол, а не швырнуть ее в спину Джен.
Нет, госпожа Фалл не опасалась промахнуться – когда это ее меткости мешало не то что похмелье, но и самое сильное опьянение? Да она, и вдрабадан будучи, всегда попадала куда и в кого надо, вот еще! Просто у госпожи Фалл имелась сейчас иная забота, куда приятнее, чем вразумление белобрысой солдафонки – она вспомнила внезапно, что к новому платью в том же долгом рейде по бутикам и магазинам на столичной улице в ювелирной лавке было прикуплено еще и премиленькое колье из прославленных эдерианских изумрудов, оттенок которых изумительно подчеркивал цвет глаз жгучей красавицы-центаврианки.
Ах, этот Эдериан, что за притягательное место! Оно и «Сол Альбу» притягивало до сих пор – недаром же они пока болтались на орбите… во всяком случае, до вчерашнего вечера… о, и до сегодняшней полуночи. Не только местные несравненные камни чистейшей воды и дивной огранки, но и вина из долин Тайи привлекали закупщиков со всей ойкумены, как фонарь мотыльков… и контрабандистов тоже. Ну хотя бы потому, что украшения из изумрудов здесь делали и тысячу лет назад, а антиквариат местное правительство (чтоб ему еще сто лет править!) объявило народным достоянием, легально продавать и вывозить запретило, дало бедным-несчастным торговцам краденым заработать. Милые, понимающие люди!..
Кстати, о торговцах… – это воспоминание не желает становиться отчетливым и затуманивает прекрасные глаза госпожи Фалл, точеными пальцами потирающей висок. – Торговец в еще одной попавшейся по дороге лавчонке, кажется, говорил о том, что гораздо дороже… да, он, оглядываясь опасливо, так и сказал – «на несколько порядков дороже», чем самоцветы, ценятся пернатые… какие-то цветные… голубые?.. нет, розовые… каждый экземпляр уникален, вымирающий вид… необычайные способности… И куда он, в конце концов делся, этот торговец?..
Да благие боги же!! Как только малявка не оглохнет? Сидящая у нее на плече мерзкая птица опять заверещала, но уже, как будто, более… членораздельно; Фэб, разумеется, не преминувшая снова картинно поморщиться, не без удивления даже различила в этом верещании слова… или что-то очень похожее на слова.         
Так, я не поняла, – раздраженно-напористо вопросила знойная и почти трезвая женщина то ли у малышки, то ли вообще у малой кают-компании. – Это мне примерещилось, или он сказал «пропавшие капитаны»? Дже-е-ен?.. – грудной, хрипловатый зов-вопрос прозвучал не только капризно, но и угрожающе. – Ты слышишь? Это не он за нами постоянно летел, тот хиляк с попуг… розеллой?.. Он что-то говорил о сообщении на коммуникатор с утра.

Отредактировано Фэб Фалл (02-01-2018 21:45:05)

+2

10

По мнению Мэйо, она сама как раз таки и не орала, а говорила очень даже тихо и сдержанно, уж точно намного тише, чем госпожа Фэб, безвинно невзлюбившая птицу, которую сама же вчера вечером купила и тайком пронесла на борт корабля с таким воодушевляющим энтузиазмом, что Мэй нисколько не сомневалась – быть теперь розелле всеобщей любимицей. Однако что-то пошло не так: Фэб решительно ничего не помнила, а Дженни почему-то не оценила всей красоты и грациозности их нового питомца.
«И никакая ты не ерундовина!» – возмущенно подумала девочка, успокаивающе погладив птицу по цветастым перьям. Кому понравится, когда тебя вот так ни за что ни про что обзывают всякими неприятными прозвищами?
Хорошая, – едва слышно, опасаясь вызвать очередной взрыв негодования со стороны Фэб, пробормотала Мэйо, обращаясь к спокойно сидевшей у нее на руке розелле. Пожалуй, из всех собравшихся только птица вела себя разумно: не кричала, не галдела, не шумела и не паниковала, хотя могла бы.
Конечно, я о ней позабочусь! – радуясь возложенным на нее обязанностям, поспешно пообещала девочка, все еще надеясь, что женщины разрешат оставить розеллу на звездолете, а не высадят на первой попавшейся планете или не отдадут кому-то еще, кто лучше разбирается в живых существах и уходе за ними.
Спеша поскорее убраться подальше от рассерженной госпожи Фэб, Мэйо направилась к двери, но неожиданно замерла, услышав слова, которые старательно пыталась выговорить птица. К сожалению, их услышала и госпожа Фэб.
Да, розеллы иногда так делают, повторяют за людьми, – виновато потупив глаза, тихо произнесла девочка и поспешно выскользнула из кают-компании, спеша спасти несчастное животное от гнева женщины.

+2

11

Фэб все еще не появлялась, и Джен сосредоточенно начала прикидывать варианты тактики поведения в ближайшем будущем. В тишине это давалось особенно легко и приятно.
При первых признаках агрессивного поведения – переключить автопилот во второй режим, активировать щиты, бить на поражение. Кораблик соперника немногим уступал их посудине, в том числе и вооружением, так что можно было рискнуть. Дженни всегда придерживалась старого доброго принципа «один удар – один враг», особенно хорошо помогавшего ей в драках одной против многих, и надо признать, этот шаблон поведения пока ни разу ее не подвел.
Не менее масштабными были варианты действий на случай попытки захвата или появления сообщников неизвестного преследователя. Вариант с мирным контактом тоже рассматривался, однако далее, чем просто «создать двусторонний канал связи и выслушать» ее фантазия пока не зашла.
Словно подслушав мысли девушки, призывно заурчал коммуникатор. Собравшись с духом, Джен решительно нажала кнопку, дозволяя прием.
Сол Альба, вас приветствует капитан судна «Тристар», Ричард Наймен. Прошу позволения на стыковку. Нужно кое-что обсудить. – Внезапно тон мужчины изменился и в нем появились какие-то то ли смешливые, то ли саркастичные нотки. – Обещаю вести себя прилично.
Дженни отключила коммуникатор и врубила систему внутренней связи корабля.
Фэб. Только что с нами связался капитан «Тристара», просит стыковки. Прошу тебя, скажи, что имя Ричарда Наймена тебе о чем-то говорит.
Впрочем, зная Фэб, говорит оно ей, скорее всего «где-то я это уже слышала, только хрен знает где». Дженни раздраженно потерла лоб. Отказать незнакомцу повода не было. Как пират он системой не определялся, агрессивных намерений не выказывал и протокол общения соблюдал почти неукоснительно. Скорее всего, придется дать добро.

+4

12

Джен не ответила. Просто потому что...
Кар-р-рамба! Все-таки и вправду успела совсем утóпать из кают-компании! – Фэб собиралась в очередной раз закатить глаза, что уже не так больно было делать, выражая свое безграничное терпение и слишком доброе отношение к этой солдафонке, которая ничего не смыслит в том, какие страдания порой доставляет женщине излишняя красота и пробуждаемая ей навязчивость особей мужского пола, но это мимическое (и не только – госпожа Фалл еще и руку ко лбу приложить собиралась эдак картинно – тыльной стороной кисти, изящно выгнув идеально-стройный стан) движение замерло в самом начале, потому что на согласную реплику девочки проклятая пернатая крикунья выпалила неожиданное, но очень характерное:
Кар-р-рамба!
Что-о-о?.. – протянула чернокудрая богиня еще более грозно, с рычащими уже нотками, превращаясь в фурию с раздутыми в гневе ноздрями, упершую кулаки в стройнейшие бедра. – Она дразнится, мер-р-рзавка?.. А ну стой, Мэйо!..
Гнев Фэб обычно бывал страшен, как внезапная буря, и девочку с птицей, птицу с девочкой от развития ситуации в стиле гран-скандаль (или «пошли клочки по закоулочкам и полетели перья») спасло только новое голосовое сообщение с мостика. Действие произнесенных госпожой Мэнн фраз оказалось поистине магическим: госпожа Фалл прояснела лицом, зеленые глаза ее перестали гореть жаждою возможного мщения и засияли куда мягче, упертые в боки кулачки разжались, она сложила руки на высокой груди и улыбнулась победно:
О Джен! Ну разумеется, это имя говорит мне о многом, – голос центаврианки стал грудным, с мурлыкающе-медовыми интонациями. – Как можно забыть бравого капитана Наймена! Ах, Ричард!.. – Фэб сладко прищурилась. – Дже-е-ен, – снова хрипловато пропела она с опасными нотками, – как только «Тристар» причалит, проводи капитана к нам, в кают-кампанию. – Женщина наткнулась взглядом на девочку уже в дверном проеме, и пропела уже ей: – Мэй, детка, переоденься. Сегодня ты должна быть принцессой… или разбойницей. О, да, заколдованной принцессой с попугаем, очаровательно. У тебя же есть подходящий наряд? Поторопись.

Отредактировано Фэб Фалл (08-02-2018 21:02:18)

+2

13

Услышав возмущенный крик Фэб, Мэйо обреченно вздохнула и, развернувшись, замерла на месте, гадая, что же так разозлило женщину. Ну, выговорила розелла какой-то пиратский клич, но в этом же не было ничего такого. Может, у нее настроение такое было. Может, она подружиться с командой пыталась, а на нее сразу же орать. Нехорошо было это, неправильно. Птицы тоже почти люди, птицы живые и все понимают.
Девочка вновь вздохнула, успокаивающе погладила розеллу по длинному хвосту и виновато посмотрела на Фэб, готовясь смело противостоять ее непонятному приступу несправедливого гнева.
Неприятный разговор казался неизбежным и грозил испортить не только едва успевшее начаться утро, но и весь остаток дня, когда внезапно произошло самое настоящее чудо.
К их кораблю решил пристыковаться чужой звездолет, о чем по громкой связи поспешно сообщила успевшая так вовремя сбежать из кают-компании Дженни. Фэб была отвлечена, надвигавшаяся словесная буря прошла стороной, подарив надежду, что розеллу все же оставят на борту «Сол Альба» навсегда, а не до посадки на первой попавшейся планете.
Хорошо! – воспользовавшись так выгодно сложившимися условиями, кивнув головой, послушно произнесла Мэйо и шмыгнула в коридор, чуть ли не опрометью бросившись к своей каюте, где быстро переоделась в нежно-розовое пышное платье и расчесала волосы, не очень умело вплетя в них широкую атласную ленту того же цвета. Посмотрев на свое отражение в зеркале, девочка довольно улыбнулась и опять посадила розеллу, до этого момента с интересом наблюдавшую за действиями своей маленькой хозяйки, себе на плечо.
Потому что принцессы должны быть красивые, потому что Фэб так сказала, Мэйо одернула подол платья и неспешно, как и полагалась истинной леди, пошла туда, где ее должны были ждать взрослые. То, что ее пригласили присутствовать при серьезном разговоре, очень льстило девочке, заставляя чувствовать себя важной персоной.

+3

14

О, Джен! Ну разумеется, это имя говорит мне о многом, – донесся из динамика томный голос центаврианки. – Как можно забыть бравого капитана Наймена! Ах, Ричард!.. Дже-е-ен, как только «Тристар» причалит, проводи капитана к нам, в кают-кампанию.
Право-слово, лучше б не вспомнила. Джен выругалась и ввела на панели управления команду уведомления для «Тристара» о разрешении пристыковаться. Активировала протокол стыковки, внимательно наблюдая за плавно выплывающими на дисплей отчетами корабельных систем.
Судя по всему, их решил почтить присутствием очередной любовник или поклонник, разница-то невелика, госпожи Фалл. Разводят тут, понимаешь ли, разврат, практикуют разложение нравов. И все... на глазах у маленькой Мэйо! Отличный аргумент для того, чтобы выпроводить этого бравого Ричарда как можно быстрее.
Еще и провожать этого гада надо. Мэнн тяжело вздохнула и выбралась из навигаторского кресла. Могла бы, конечно, издалека его направлять, не постеснялась бы, но лучше все же пойти и оценить этого Наймена лично. Провести, так сказать, рекогницсировку на предмет его потенциальной опасности для корабля и экипажа.
По дороге к стыковочному шлюзу Дженни вдруг вспомнила свой кошмарный сон, приснившийся вот буквально накануне. В этом сне Фэб завела себе целый гарем любовников прямо на корабле, и те шныряли туда-сюда полуголые, прислуживая своей богине и безмерно раздражая саму Джен.
Апогеем кошмара стало обнаружение одного из самцов в ее собственной каюте. Полуголый мускулистый парнишка модельной внешности нагло развалился в кровати Джен и сладострастно перекрашивал ее коллекционный бластер «Кобра-SP88» в отвратный розовый с блестками цвет. Даже сейчас воспоминания об этом ужасе застывали ее покрыться мурашками. Короткие волоски на затылке становились дыбом.

Отредактировано Дженни Мэнн (07-03-2018 11:38:28)

+5

15

Спев, хоть и без музыки, грудным хрипловатым контральто арию роковой красотки (между прочим, совершенно естественную для нее!) и отправив переодеваться малышку Мэйо, госпожа Фалл, разумеется, поспешила в свои покои, дабы сменить наряд и примерить, наконец, прикупленные вчера изумруды. Покои, надобно сказать, еще со времени вчерашних торопливых сборов на прогулку по торговым улицам эдерианской столицы выглядели так, будто десяток тайных и не очень агентов со всем рвением вздрюченных начальством служак устроили там наитщательнейший обыск, не погнушавшись ни бижутерию из шкатулок вытряхнуть, ни в белье залезть – открыв дверь и шагнув к себе в каюту, Фэб поскользнулась на оброненных бусах. Будь она обута – точно бы полетела головой прям в ковер, который, как назло, не прямо от порога начинался. Но, к счастью, наимоднейшие и дорогущие туфли (тоже купленные вчера), остались скинутыми под столом в кают-компании, составляя компанию пустым бутылкам, а сама модница с похмелья минуту назад шествовала по корабельным коридорам босиком, но от того не менее по-королевски. Однако прямо сейчас центаврианка являла собой эдакую монархиню в изгнании, причем изгнал ее в сущий свинарник.
Вот так вот на цыпочках она и пробиралась уже по тому самому ковру между завалами из вещей – груд обуви, сваленных подушек (боги… кто ими швырялся? Как «она сама»?), перевернутых кресел и столика, похожего на белоснежный отполрованный валун – к шкафу с распахнутыми настежь дверцами. На одной из них, неким чудом зацепившись, висели белоснежные кружевные трусики. Госпожа Фалл, однако же, сняла их брезгливо – двумя пальцами, выпятив губу и отшвырнув подальше от себя, как ядовитую жабу: к возможной сегодняшней встрече они никак не подходили, капитан Нейман ценил в своей давней пассии отнюдь не монашескую невинность.
Ах, Ричард! – те вешалки, которые еще сиротливо жались в шкафу, уверенной, совсем уже не дрожащей женской рукой были сдвинуты на обозрение, бегло окинуты придирчивым взглядом и задвинуты обратно в самый угол. – Ах, эти мужчины! Одним подай скромность и чистоту, другим необузданную страсть… – Фэб уже покачивала бедрами, извиваясь и стягивая через голову теперешнее платье. Она знала назубок вкусы всех своих любовников, которых действительно хватило бы на вполне приличный – только размерами, правда – гарем, так напугавший во сне Джен. Ну так, на всякий случай. Своенравным фуриям редко в старости подают пресловутый стакан воды.
В душ… о да, душ. И отнюдь не в стаканном объеме чтобы… Проплескалась Фэб недолго, и вот уж неправда, будто сборы и туалет красавиц всегда растягиваются на часы. Немного опоздать можно и даже нужно, но ровно через три минуты после того, как капитан «Тристара» переступил несуществующий порог кают-компании «Сол Альбы», туда же вступила, во всей славе своей, госпожа Фалл – пусть в однажды уже надеванных туфлях, но зато в том самом новом платье, которое облегало ее идеальный стан, как перчатка – руку, подчеркивающем цвет ее глаз – истинно изумрудный, в свежекупленном колье с такими же камнями, с заколотыми в высокий хвост смоляными кудрями. Если кто не ахнет при ее появлении «Прекрасная пришла!», точно можно сказать – бедолага слеп, глух и лишен всяческого чутья. Статный блондин шкафообразой комплекции Ричард Наймен к таким, слава благим богам, не относился, и потому явил реакцию ожидаемую – мигнул ошарашенно. Однако в следующую секунду ошарашенно мигнула Фэб: обожающий – восхищенно-жадный – взгляд давнего знакомца опять сместился на девочку с розовым бантом в волосах и розовой птицей на плече.
Р-р-ри-и-чар-р-рд?.. – фурия-таки пробудилась в знойной красавице, судя по вновь проявившимся в возгласе рычащим ноткам.
О, Фэб… – пролепетал бравый капитан «Тристара», мужик неглупый и явно понимающий, что такие особенности произношения его имени ничего хорошего не сулят. – Эта птица… она все-таки у вас, какое счастье. Она что-нибудь говорила о пропавших капитанах?

Отредактировано Фэб Фалл (10-03-2018 18:03:46)

+4

16

Находиться на серьезной встрече взрослых было немного волнительно и жутко интересно одновременно. С одной стороны, Мэйо не очень отчетливо представляла, как ей следовало себя вести с этими незнакомыми людьми, хотевшими непонятно чего от команды «Сол Альба». С другой стороны, она могла узнать самые последние новости из первых рук без неприятного искажения информации, которым порой грешат все взрослые, полагая, что дети не смогут понять какие-то «трудные» детали.
Наивные взрослые, окончательно позабывшие, как это – быть ребенком.
Войдя в кают-компанию, Мэйо, как и положено хорошо воспитанной девочке, поздоровалась с незнакомым мужчиной, видимо, представлявшим интересы пристыковавшегося к ним корабля, и тихо отошла по стенке в дальний угол, где не могла никому помешать.
Осторожно поглаживая яркое оперение розеллы, малышка старалась успокоить птицу, впрочем, выглядевшую намного более уверенной, чем ее маленькая хозяйка. Поворачивая голову из стороны в сторону, розелла нагло разглядывала собравшихся в помещении людей, нисколько не скрывая свой живой интерес к ним. Мэйо же на подобное бесцеремонное поведение не осмеливалась, а потому упорно разглядывала мыски своих туфелек, лишь изредка кидая напряженный взгляд на капитана, почему-то тоже зачем-то смотревшего в ее сторону, что совсем не нравилось девочке. На мгновение у нее даже возникло подозрение, что мужчина хочет вернуть ее обратно на попечение тетке.
К счастью, вскоре пришла Фэб, знавшая этого странного человека и не преминувшая, к искреннему восторгу Мэйо, завладеть его вниманием. Только вот, увы, не на так долго, как хотелось бы девочке.
А еще этот чудак что-то говорил про их розеллу, которая все еще находилась на борту на не вполне легальном положении, а потому Мэйо несколько беспокоилась за ее судьбу.
Прислушавшись, девочка напряженно замерла, решив ни за что на свете не отдавать этому подозрительному типу свою любимицу. Друзей не продают, а тем более не передают всяким первым встречным, пусть и знакомым с Фэб.
«Может, он вообще животных не любит и не умеет с ними обращаться!» - возмущенно подумала девочка.

+3

17

Р-р-ри-и-чар-р-рд?.. – пугающе пророкотала Фэб, и на секунду Джен стало даже немного жаль их сомнительного гостя. Затем она задумалась над тем, с какой радостью будет спускать труп мужика через мусоропровод в открытый космос. А корабль, так и быть, они...
О, Фэб… – перебил ее мысли капитан «Тристара». – Эта птица… она все-таки у вас, какое счастье. Она что-нибудь говорила о пропавших капитанах?
Ясненько. Мужчинка предпочел официальным источникам информации птичку. Это многое говорит об уровне его интеллектуального развития. Вопросы с недвижимостью, наверное, решает через рыб, а о прогнозе космических бурь у енотов справляется.
Девушка пренебрежительно фыркнула и качнула головой.
Да ладно, чего еще можно было ожидать от этой встречи? Спасибо хоть не с букетом заявился. С букетом из... секс-шопа, да простит ее мысли маленькая, невинная Мэйо.
Мистер Наймен, – холодно произнесла Дженни. – Вы не могли бы имитировать человека разумного и пояснить всем присутствующим, что вы имели в виду, и что вообще здесь забыли?
Она задумчиво покосилась на Фэб, явно готовую разразится ужасающей бурей. Молнии так и сверкали вокруг темной головы с собранными в хвост волосами. В прошлый раз, когда мужчина довел ее до такого состояния прямо на борту «Сол Альба» (после чего почитатели и ценители мисс Фалл сюда допускались с очень крайней неохотой), им пришлось не только от тела избавляться, но и неделю комнаты отдраивать. Пять. И рубку. И склад.
Тело, кстати, пришло в себя с неделю спустя, с тех пор обрело разумный инстинкт самосохранения и на глаза никому из экипажа «Сол Альба» более не попадалось.

+4

18

К чести бравого господина Наймена, с появлением в кают-компании, которую с натяжкой, но можно было назвать и бальным залом, Фэб, уж несомненной фаворитки в конкурсе на звание настоящей женщины (правда, и единственной претендентки, пожалуй, здесь\сейчас) и первой красавицы (ну, уж это всегда\везде!), капитан вспомнил о неслабых своих навыках куртуазии, и со сноровкой и блеском бывалого царедворца исполнил не только восхищенно-почтительный поклон, но и несколько других, практически танцевальных па, чтобы, так сказать, ручку облобызать-с.
За это все Фэб, добрая душа-то, на самом деле, (а что не без стервозности – так кто, скажите, из Настоящих Женщин без нее? – правильно, таких нет) его милостиво простила. Поломавшись, конечно, как без этого? Она даже ручку свою изящную, перстнем с изумрудом же украшенную, сперва как бы даже и отняла у наглеца, посмевшего пялиться на соплячку с кривовато повязанным бантом, и пальчики эдак брезгливо отряхнула, будто от пыли и мелких шелушинок ржавчины, крайне неприятных на ощупь, и даже отвернулась, собственно, и увидев кривизну банта в русых волосах «принцессы с попугаем», однако… нахмурившись и словно что-то вспомнив, она вновь обратила задумчиво-томное лицо к кавалеру, и, не без надменности впрочем, улыбнулась великодушно – мол, ах, уж эти мужчины!.. ах, уж этот конкретный шалунишка!..
Но всю правильную мизансцену, конечно, испортила эта невозможная грубиянка Джен. Изумудные, искусно подведенные глаза госпожи Фалл чуть заметно сузились и опасно потемнели; таким взглядом, в принципе, можно было резать, как промышленным лазером, но сейчас он означал что-то вроде «ну, я тебе это припомню, дорогая моя подруга!», настоящие же разборки Фэб оставила на потом – любопытство все-таки оказалось сильнее обиды. А с чего вдруг Ричард, который, как точно знала его давняя подруга, уважал птицу только на тарелке, в жареном виде, и ни в коем разе не страдавший любовью к экологии, так обрадовался виду живой розеллы на плече чем-то испуганной девочки, которой госпожа Фалл, со вздохом к ней шагнувшая, уже безотчетно и умело перевязывала бант, узнать было о-очень любопытно. Ну просто очень.
И умняшка-Ричард, конечно, не стал мучить бедных женщин. Он даже пострался быть любезным, лапочка, отвечая паршивке Джен.
Видите ли, дражайшая, – от сладости этой улыбки капитану, наверное, скулы свело на неделю, – если бы вы были в курсе того, насколько они необычные существа, эти розеллы, вы бы, вероятно, не усомнились в моем разуме. И в том, что я летел за вами три дня, – тут господин Наймен, конечно, сильно преувеличил, и Фэб надула губы – от сожаления, что реальный срок был куда меньше, – не для того, чтобы сказать, как вы мне безразличны. Вы все, – добавил мужчина, прегалантно отметив коротким кивком-поклоном каждую леди, даже совсем юную. – За розеллами охотятся… и сейчас – не чтобы добыть, а чтобы убить. Часто – вместе с владельцами, если им не везло. Живых птиц-телепатов в Ойкумене остались считанные единицы…
Розелла – хорошая птичка! – перебив капитана, умильным голоском возгласило нарядное чудо в перьях, встрепенувшись и расправляя сразу и хохолок, и хвост. – Розелла думает, помнит, говорит, что думают! Розеллу любит Эйприл.
Что-о? – не выдержала покончившая с лентами-бантами Фэб, опять произнося это вопросительное словцо с самой угрожающей интонацией. – Как это «Эйприл»? Какая-такая Эйприл? Наша Эйприл, что ли?.. – глазищи госпожи Фалл от изумленья стали круглыми и даже не очень умными. Но остались изумрудными и прекрасными, да-с.

Отредактировано Фэб Фалл (21-04-2018 03:37:32)

+3

19

Мэйо, как и положено хорошо воспитанной девочке, тихонечко стояла в дальнем углу и молчала, переводя серьезный и немного обеспокоенный взгляд с рассерженной госпожи Фэб на подозрительного мужчину, с него на Дженни, а с нее опять на Фэб, потому что именно от ее решения зависела дальнейшая судьба розеллы, которую девочка уже успела полюбить. Птица, по мнению Мэйо, была очень несчастной и нуждалась в заботе, понимании и настоящих друзьях, какими могли стать для нее члены экипажа «Сол Альба», но уж никак не этот странный капитан, умудрившийся одной своей фразой так сильно взбудоражить Фэб. Если он так неловко обращался с женщинами, то в птицах-то уж совершенно точно ничегошеньки не понимал!
«Я тебя не отдам. Честно слово, никому не отдам», – осторожно гладя птицу по спине, думала девочка, безрезультатно пытаясь отыскать какой-нибудь настолько убедительный довод, чтобы ни у кого не осталось ни малейших сомнений в том, что розеллу нужно оставить на борту корабля, а не отдавать этому Ричарду, который непонятно что с ней еще сотворил бы.
«Пожалуйста, ну, посмотрите, какая она хорошая!» – подняв голову, мысленно взмолилась Мэйо, когда Фэб подошла к ней и зачем-то перевязала ее прекрасный бант. Вероятно, женщине тоже не нравился этот шумный капитан, и теперь она пыталась хоть чем-то себя отвлечь, чтобы не показать своего раздражения.
Вот видите! Ее все любят! – решившись воспользоваться моментом, осторожно произнесла девочка, когда сидевшая у не на руке розелла вновь заговорила, упоминая каких-то людей, которых совершенно точно не было на «Сол Альба». – Давайте ее себе оставим! Друзей же не бросают в беде! – набравшись смелости, добавила Мэйо, прибегнув к своему последнему аргументу.

Отредактировано Мэйо (26-04-2018 22:11:50)

+3

20

Глаза Фэб полыхнули сердито и опасно, и черт его знает, на кого в первую очередь – на рьяного полюбовника или – кто знает, каким чертом? – на нее, Джен. Голова девушки начинала опасно гудеть. Виновными в зарождающейся головной боли были практически все присутствующие, за исключением, разве что, лишь Мэйо.
Фэб с ее мужиками, капитан с его экивоками и полу бредовыми россказнями, и даже проклятая птица, раскудахтавшаяся будто в предчувствии духовки и специй. Впрочем, слова птицы сознание выхватить успело. И даже зафиксировать.
Эйприл?
«Наша Эйприл?» – подумала Джен и почти синхронно сбоку раздалось:
Как это «Эйприл»? Какая-такая Эйприл? Наша Эйприл, что ли?.. – изумленно зачастила Фэб. Расширившиеся глаза придали ее миловидному лицу некоторой комичности.
Вот только ситуация складывалась совершенно не смешная и даже ни капельки не забавная.
Во-первых, выходило, что появление розеллы на корабле чревато неприятными последствиями. Если, конечно, его нудейшество Наймен не врет. За птицей охотились, а владельцам пернатого эта охота явно выходила боком.
Во-вторых, если прилетел один «доброжелатель», значит, будут и другие. Увы, любовников, даже бывших, Фэб почему-то не дает расстреливать еще издалека, чтоб даже мусор космический к Сол Альбе не приближался.
В-третьих, вдруг дело и вправду касалось именно их Эйприл? Одна только мысль об этом заставляла проступать на коже холодные мурашки.
И что? Что теперь делать? Допрос для птицы устраивать? Электроды к лапам подключать?
А если Наймен, чтоб его в черную дыру жопой засосало, прав, и птица, и правда, телепат? Она недавно думала об Эйприл, и вот теперь это вылезло наружу? Как убедиться в том, что крылатая тварь не говорит ей то, что хочется услышать, а выдает лишь правду чистой воды?

+5

21

Иногда (для ее самой совершенно неожиданно) у Фэб таки просыпался материнский инстинкт. Причем случалось это, как правило, некстати, и, мало того, невозможно было предсказать (ей самой в первую очередь) на кого изольется сия неожиданная благодать. Объектом могли стать не то что Эйприл, Джун или та же Джен, но даже любой из подверувшихся в такой момент ухажеров. Судя по тому, с какой опаской капитан Наймен покашивался на прекрасные, ухоженные ручки своей прежней пассии, чисто по старой кинетической памяти, но от этого не менее умело перевязавшей ленту в волосах девочки, превращая нечто бантообразное в красоту ненаглядную, ему когда-то тоже так посчастливилось, и эти минуты оказалось незабываемыми. Пожалуй, им всем здорово повезло, что на этот раз гиперзабота и гиперопека в стиле «сумасшедшая мамочка» пришлись прямо-таки по законному адресу – на сиротку Мэйо.
Да, да, детка, – рассеянно пробормотала госпожа Фалл, перестав комично таращить изумительно изумрудные свои очи. – Конечно, Эйприл все любят. Конечно, друзей не бросают. Конечно, и мы ее не оставим.
Но поскольку и из уст Джен вопрос «наша Эйприл?» огласил кают-компанию эхом, всем стало не до бантов, не до платьиц и даже не до маленьких принцесс, ибо оставшаяся на корабле половина женского экипажа дружно уставились на птицу, а бедолага Ричард, который, наверно, раз сто уже проклял свое благородство вместе с галантностью – на половину женского экипажа по очереди.
Кажется, от этих переглядок материнский стих у Фэб прошел, кто скажет, к счастью ли? Фэб-сердито-фыркающая уж точно опаснее Фэб-заботливой.   
Э-э-э, – несколько нервно пригладив и без того блестящие волосы на виске. проблеял статный красавец с непозволительной для корсара робостью, – то есть, милые дамы, – он переводил взгляд со смуглого женского лица на бледное женское лицо, – по всей вероятности, ваша подруга… коллега… капитан… Эйприл смогла поговорить с этой птицей наедине, и, более чем вероятно, передать ей не только… признание в любви к ней.
Что значит «наедине»? – не выдержала знойная женщина, мечта… пирата, восклицая возмущенно. – Эйприл пропала неделю назад и не здесь, не на Эдериане, а птица… – красавица взглянула на девочку: – О, боги, как зовут эту твою пернатую гадость?.. – госпожа Фалл снова гневно и насмешливо фыркнула: – Эридан с Эдериана, с ума сойти, просто скороговорочный тест на трезвость. – Впрочем, сама Фэб его с блеском, ио незаметно прошла – похмелье сейчас проявлялось только раздражительностью. – Получается, что Эйприл на этой планете? – менее знающим Фэб могло бы показаться, что именно от изумления, с каким она взирала на сумасшедшей пестроты птичий хвост, распущенный по девочкиному плечу, эта женщина-женщина вдруг вспомнила слова, которые, в принципе, не могли задержаться в ее хорошенькой чернокудрой головке: – Розелла – здешний эндемик? – она сама спохватилась и поправилась спешно, для усиления впечатления простодушно хлопнув ресницами: – Эти… чучелки разноцветные только тут водятся? Мэйо, ты вспомнишь лавку, где мы его купили?

Отредактировано Фэб Фалл (22-06-2018 13:36:14)

+3


Вы здесь » Приют странника » Планеты и пространства » Корабль «Сол Альба»