Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Великобритания. Англия, Шотландия, Уэльс » Шотландия, г. Нэрн. Пансион «Зелёный дол». Внутренний двор


Шотландия, г. Нэрн. Пансион «Зелёный дол». Внутренний двор

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

http://sf.uploads.ru/aqXcE.jpg

http://s5.uploads.ru/yQZ2K.jpg

0

2

2010 г., 2 октября, после 16.30

Выйдя на крыльцо, Донна обняла себя и зябко потерла ладонями плечи – ее черное вдовье платье, пусть и из чистой шерсти, все-таки оказалось недостаточно теплым для октябрьского вечера, солнце уже неспешно нацеливалось упасть в золотистые закатные облака, но воздух-то остывал быстро. Не лето... совсем уже не лето. Не согревала достаточно даже ее привычная обманчиво тонкая, кружевная шаль из козьего пуха, женщина снова повела плечами, спрятала зябнущие пальцы под мышки, еле заметно усмехнулась над собой – о да, закаленная шотландка, нечего сказать! – и наконец сошла по ступенькам навстречу микроавтобусу с логотипом, въехавшему с Парк-стрит в обширный внутренний двор. День оказался богат на заезды... что ж, квота есть квота, договаривались принять троих, как только отремонтируют комнаты в новом корпусе, и вот, пожалуйста.
С той стороны, что была Донне на видна, выходя из кабины, водитель со смешком договорил «Tha an leas air cùlaibh an taighe»*, и показался из-за машины, приветливо кивая женщине и, открывая заднюю дверцу, не особенно умело сделал большие глаза – мол, я кого привёз, ты не представляешь.
Донна подняла брови, подыгрывая, хотя вообще-то она представляла, пусть и примерно – из Королевского госпиталя Крайтона звонили (радуясь, что от одного пациента накануне расформирования перед постройкой новой психиатрической клиники можно избавиться если не насовсем, то надолго) из управления здравоохранения Хайленда звонили, копии документов по факсу прислали... Мисс Кент мрачнела, их рассматривая, а потом буркнула в своей худшей манере «Мне не разорваться!», потом все же переборола вполне объяснимое дурное настроение, добавила с горьковатой иронией: «Думаю, не сильно опоздаю, если увижусь с ним позже, встреть ты», так что миссис Уилсон уже примерно представляла, кто на площадке подъемника спустится на дорожку, и... всё равно оказалась не готова, хотя уж кажется, привыкла здесь ко всему. Однако... такое и тут не часто увидишь, их родные-свои колясочники, по крайней мере, выглядят целыми, а тут... когда медицинские термины «экзартикуляция тазобедренного сустава» и «высокая ампутация правой руки» предстают перед глазами вживую, в горле встает ком и хочется отвести взгляд.
Но Донна не отвела, она только плотнее закуталась в шаль и мягко улыбнулась:
Добро пожаловать в «Зеленый дол», мистер Дансмор.

_________________________________________
*Сад находится за домом (гэльск.)

[NIC]Донна Уилсон[/NIC]
[STA]Женщина в шали[/STA]
[AVA]http://s6.uploads.ru/pUTIC.jpg[/AVA]

Отредактировано НПЦ (19-02-2017 18:04:11)

+2

3

Синий микроавтобус весело мчался по извилистым шотландским дорогам. За окнами пролетали осенние поля и рощицы, а над ними – бескрайнее синее небо с редкими белыми облачками. Шофёр – немного полноватый и добродушный мужчина лет сорока с огненно-рыжими волосами – уже и музыку включил погромче, и отвечал пореже, пеняя себя за то, что вообще завёл разговор со своим пассажиром. А пассажир же тем временем вообще не затыкался, расспрашивая водителя о месте, куда они едут, о бензине, которым он заправляет свою машину, о её технических характеристиках – и столь же охотно (и, главное, без спросу) рассказывая о своих наблюдениях и о своей жизни.
А вот ещё у Вашей машинки подвесочка трясётся! На каждой кочке подскакиваем! Вы давно её проверяли? А на техосмотр возили? Давно ж не проходили, наверняка! – Макс улыбался во весь рот, от уха до уха, и подскакивал скорее не от кочек на хорошей европейской дороге, а от нетерпения – после психиатрической лечебницы перемена места жительства на пансион была ощутимо лучше. И веселее, – А у нас, в Монтрозе, все автомобилисты заезжали к старому Питу! Вот он чинил так чинил машины. Прямо на загляденье! Вот бы и Вам к нему съездить! Ну и что, что далеко? Туда-обратно можно и за сутки обернуться!
  Радостное радио и не хотело затыкаться, и, выкрутив громкость до регламентированного начальством максимума (не травмировать же слух и без того уже травмированных пациентов?), водитель обернулся к пассажиру, гордо восседающему в салоне в своей коляске:
  – Мистер Дансмор, а может, Вы в окошечко посмотрите, помолчите? Ну немного осталось до «Дола»! Минут пятнадцать всего осталось. Сами познакомитесь с этим местом. Только помолчите, пожалуйста... Насладитесь видом природы вокруг сполна...
  Макс замолчал. На несколько мгновений. Видимо, прослушав большую часть сказанного ему, он начал наслаждаться природой, весело описывая водителю происходящее вокруг. Действие препаратов из психиатрии, коих вбухано было немало в одноногого инвалида, ещё не спало окончательно, и тот был словоохотлив донельзя.
  Кларк – так звали несчастного водителя – закатил глаза, и, чертыхнувшись, прибавил газу.
Быстрее доедем - пусть там мозг им клюёт. Не мне. Вот уж остальные пациенты – едут молча, иногда даже трагично. Никогда не думал, что буду мечтать о несчастных больных в машине, – думалось Кларку, наблюдавшего в зеркало заднего вида больного счастливого.
  Так что приезду на место, в пансион, с его тихим листопадом и приглушённым стенами телевизором, были рады уже оба.
  – Крайне советую Вам поситить местный сад. Он тихий, – с упором на последнее слово, проговорил водитель, выходя из машины, – Tha an leas air cùlaibh an taighe.*
Пока водитель шёл открывать заднюю дверь и передавать больного в добрые руки, Макс отвязал страховочные ремни и, сняв коляску с ручника, выкатился в центр фургона, взяв в единственную левую руку свёрнутый в трубочку проспект пансиона «Зелёный дол» – ни дать ни взять – скипетр!
  И взору встречающей его женщине предстала действительно необычная картина – одноногий человек со страшными медицинскими словами в истории болезни, с закутанной в клетчатую рубашку культёй, в джинсах и тёплой синей куртке, взирающий на мир... Нет, не с обречённым выражением человека, прошедшего явно через мясорубку. Поверх улыбки от уха до уха горели глаза вполне жизнерадостного человека. Ну и что, что с головой не всегда порядок? Мир же хорош!
  – Добро пожаловать в «Зеленый дол», мистер Дансмор.
  – Здравствуйте! – выпалил Макс, – Как же я рад сюда прибыть! Мне покажут, где тут что, да? А как тут люди? А где мой номер?


* Сад находится за домом (гэльск.)

[AVA]http://s0.uploads.ru/skipu.jpg[/AVA]

+3

4

Мы тоже рады вас встретить, – отозвалась Донна, по правде сказать, несколько растерянная столь кипучим энтузиазмом вновьприбывшего постояльца. Кажется, она начинала догадываться, что хотел сказать Кларк своими мимическими этюдами. – Конечно, я все вам покажу...
Она благоразумно проглотила слово «идемте» (тактичность наше все, ее никто не отменял, даже если у пациентов, предположительно, некоторые проблемы с психи... то есть порой могут возникнуть сомнения в их теперешнем психическом статусе). Пропуская новенького перед собой и легким, нечаянно изящным взмахом руки, из-за шали похожей на крыло какой-нибудь эльфийской волшебницы, она указала на очень пологий пандус сбоку от крыльца, но потом вспомнила, что за фразу первой произнес в этом дворе захлопывавший как раз дверцу шофер, решила, что и это он сказал все-таки не зря, и не менее тактично поинтересовалась:
Или, быть может, вы хотите немного осмотреть окрестности сначала? Но если вы устали с дороги, то, конечно, я провожу вас в вашу комнату. 
Вообще-то, уставшим он совершенно не выглядел, он кипел энергией, как какой-нибудь исландский гейзер. И улыбался... так прекрасно, от души, по-детски радостно улыбался! Необычный мистер, необычный, – естественно, миссис Уилсон заинтересовалась, как только первое удивление прошло. Редко кто из новеньких приезжает в таком хорошем настроении и оптимистичном настрое, причем, что очевидно, не наигранном. А еще Донне, так-то женщине не просто скромной и тихой, а даже застенчивой, почему-то очень хотелось потрогать его вольно отросшие темные кудри, которые шевелил несерьезный для здешнего приморского климата ветерок, прикоснуться, проверить – такие ли они на на самом деле мягкие, как кажется.
Я надеюсь, вам понравится здесь, – на щеках худенькой женщины показались милые ямочки.
Да, дежурная, в общем-то фраза, но здесь, на этом крыльце, она и всегда-то звучала искренне, а в этот раз — особенно, миссис Уилсон удивилась уже сама себе. И внезапно подумала, что у них не такая уж большая разница в возрасте, этот веселый нестриженый тридцатилетний мальчишка по годам вполне годится ей в младшие братья... или в мужья. Ну а что? Вон их на весь мир знаменитая землячка Тильда Суинтон вышла же за своего бородача на восемнадцать лет ее моложе – и ничего... даже сплетникам надоело уже кости перемывать. Снова улыбнувшись этим своим до крайности несвоевременным и странным мыслям, на сей раз не без лукавства, Донна посмотрела в темные глаза мистера Дансмора, и спросила:
Так куда направимся? В сад, или в вашу комнату? 

[NIC]Донна Уилсон[/NIC]
[STA]Женщина в шали[/STA]
[AVA]http://s6.uploads.ru/pUTIC.jpg[/AVA]

Отредактировано НПЦ (21-02-2017 04:46:02)

+2

5

Девушка, встретившая его почти у порога нового обиталища, показалась Максу весьма симпатичной. Чёрное платье, надо сказать, весьма ей шло, и Максим прямо-таки засмотрелся на его обладательницу.
А она похожа на эльфийку, – пронеслось у него в голове, и, словно бы в подтверждение его мыслей, из-под светлых волос девушки стали проглядывать острые ушки.
Конечно, я все вам покажу... Или, быть может, вы хотите немного осмотреть окрестности сначала? – её голос очаровывал, отдавая флейтой. – Я надеюсь, вам понравится здесь.
Должно быть, тут воистину чудесное место, раз тут есть такие чудесные создания, подобные Вам! – с неизменной улыбкой произнёс инвалид. – Я с радостью приму Ваше предложение о прогулке! Думаю, мои вещи и сами доберутся до моей обители. А сад у Вас тут, должно быть, воистину чудесен – мужчина, что меня сюда привёз, очень настойчиво советовал то место. Надо бы его поблагодарить... – и бывший слесарь закрутил головой в поисках шофёра, который сумел-таки спешно ретироваться с багажом внутрь пансиона: видимо, не хотел стать участником продолжения разговора, – ...при случае.
Максим чуть опечалился – буквально на секунду – и в том же насыщенном весельем тоне продолжил, размахивая над головой давешним проспектом:
Вперёд! В сад, где поют птицы и цветут цветы! Вперёд, моя принцесса! – после чего, спрятав за пазуху листовку, чётким движением поставил на дыбы своё инвалидное кресло, подержал его в таком положении несколько секунд, и, поставив обратно на все четыре колеса, воскликнул с воодушевлением, – Седлайте коней!

[AVA]http://s0.uploads.ru/skipu.jpg[/AVA]

Отредактировано Макс Дансмор (22-02-2017 21:09:48)

+2

6

О! – с тихим, рассыпчато-серебристым смехом отозвалась Донна, – Уверяю вас, здесь есть существа еще более удивительные...
Она мило порозовела, но совсем не от смущения, а от удовольствия, которое ей доставил такой простой, по сути, но уместно, и главное, от души сделанный комплимент; и куда только девалась ее обычная застенчивость? Вот уж верно – необычный мистер в необычный день! Может, просто солнце сильнее пригрело или она постояла на нем подольше, но кажется, миссис Уилсон даже согрелась наконец, во всяком случае, пропало желание запахнуть плотнее шаль, напротив – она снова взмахнула рукой, как кружевным крылом, поворачиваясь на дорожке, чтобы указать, куда следовать ее любезному кавалеру, и закончила мысль:   
...и вы, конечно же, вскоре с ними познакомитесь. Может быть, даже прямо сейчас, в том самом саду, где цветут цветы и поют птицы.
Ну, допустим, птицы уже не пели, с чего бы им — в октябре-то? Разве что чирикали воробьи да тенькали синицы, да и из цветов уже, считай, только астры да хризантемы остались, правда, яркие и разноцветные, однако... ведь и это красиво, если хочется увидеть и услышать красоту.
А за ваш багаж не волнуйтесь, мой принц, грум уже унес его в ваши покои, – пошутила она, снова обернувшись от дверей, куда Кларк как раз внес небогатые пожитки нового постояльца. – И, если вы не против, я уж не буду седлать своего белого единорога, а пройдусь с вами рядом.
Кстати, о конях... управлялся он со своим «скакуном» куда как ловко, но... да, явно электроколяска ему будет удобнее, нужно непременно сказать Хелен.
Сад у нас действительно тихий, гулять в нем можно, когда захотите, а комнаты удобные... и...
Донна осеклась – до нее вдруг дошло, кого он ей внешне напоминал: да Рэя же! – это тоже вызывало невольную улыбку.
Как забавно, – пробормотала он тихо, про себя и для себя, и добавила чуть громче: – Но мы идем в сад.

[NIC]Донна Уилсон[/NIC]
[STA]Женщина в шали[/STA]
[AVA]http://s6.uploads.ru/pUTIC.jpg[/AVA]

Отредактировано НПЦ (21-02-2017 18:59:51)

+3

7

Макс с удовольствием слушал дивный голос девушки. Её премилое порозовение было очень в тон к серебряно-флейтовому голосу.
Более удивительные? Ух ты! – Дансмор помахал в воздухе своим проспектом. – Идёмте же навстречу прекрасному и удивительному! А багаж - пускай ждёт нас во дворце.
Он повернулся к встретившей его девушке, и, подмигнув, добавил:
Куда мы, несомненно, ещё вернёмся!
Мужчина убрал бумажную трубочку обратно за пазуху.
Навстречу солнцу и птицам! В сад, моя леди!

[AVA]http://s0.uploads.ru/skipu.jpg[/AVA]

+2

8

2010 г, 2 октября, 17 часов.

А распогодилось к вечеру совсем, надо же! – толкнув входную дверь, Райан прищурился на яркий свет, отчего его открытое (хоть и не бритое) лицо, как ни странно, стало выглядеть еще более озорным и добрым. Зря все-таки не взял сегодня Карен, играла бы на улице со здешними детками... завтра надо все же привести ее, пока Железная Дева не забыла о своем разрешении привести малышку. Вот оно, ощутимое отличие частного заведения от большой городской больницы, там бы не то что косо смотрели, но и премии лишили бы, а тут только рады – неформальность, то, се... постояльцам опять же хорошо на живого, веселого, здорового ребенка посмотреть.
Пожалуй, для предзакатного часа было даже слишком солнечно, светловолосый здоровяк щурился, засунув руки в карманы ветровки, и сбегая по крылечным ступенькам, и шагая по газону, а не по мощеной дорожке, пересекавшей двор – чего б не срезать-то, если так быстрее? «Фургончик» пансионный уже подъехал, и даже припарковался, Кларк из кабины выскочил, как козлик молодой... во мороки мужику, третья ходка нынче, нечасто такие дни – то вообще в Дамфрис гоняли, то, вон, на вокзал опять, и передохнуть ни минуты не давая. Расстояния, конечно, несравнимые, но тут скорость важна была, чтоб к прибытию поезда успеть.
Нет, не буду! – громко захныкал пятилетний Билли Гилкрист, усаженный матерью в стоявший у стены надувной манеж, полный ярких пластмассовых мячиков, к своей темнокудрой подружке Викки, смугленькой и подвижной, как мартышка... но с неработающими задними лапками. – Не хочу, не буду! Доста-а-ань меня! Ну доста-а-ань, ма-а-ам, – мальчишка вертел светлой головенкой, хватался неловкими пальчиками за резиновый, упругий борт, сердито пыхтел и действительно безуспешно пытался встать, – я не могу сам!..
А красотка Викки-то не в духе! – шагая мимо, медбрат подмигнул девчоночке, но та сердито зыркнула на него крупными, как вишни, глазами, надула губы и хорошенько стукнула куклой ни в чем еще, как будто, не виноватого Билли. Фыркнув в отрастающую недо-бороду, на закате сияющую искрами и пиратско-рыжую, Райан прибавил шагу.
Снова звук открываемой автомобильной дверцы, но на сей раз задней, поднявшейся вверх, и теперь щурится уже не вышедший встречать, а тот, кто царственно опустился на своем колесном троне, заторможенном посреди площадки подъемника.
О, да он и впрямь принц хоть куда! – улыбка вставшего в десятке шагов Райана стала шире, а две пары одинаково синих и одинаково насмешливых глаз встретились. 
Несомненно, Вы и есть мистер Мёрдок? – пробасил приветливо медбрат, вынимая ручищи из карманов и чуть наклоняя голову вбок. – Вечера доброго! Вижу, добрались нормально, раз Кларк жив и сильнее прежнего не измордован. Ну, стало быть, добро пожаловать.

[NIC]Райан Линдси[/NIC]
[STA]Характер общительный. Не женат.[/STA]
[AVA]http://s5.uploads.ru/8VDtI.jpg[/AVA]

Отредактировано НПЦ (26-02-2017 00:36:48)

+2

9

Попрощаться с одним берегом и – м-м-м-мать же твою, пилить до другого гребаных надцать часов! Нет, он, конечно, копался в интернете, считал и прикидывал, что и как. Но одно дело прочитать, что полет занимает шесть часов и сорок минут, а совсем другое, когда тебе приходится подниматься ни свет, ни заря, чтобы добраться до аэропорта, не опоздав на регистрацию, загрузиться в самолет, просидеть в нем эти самые почти-семь-часов, выгрузиться, и все это только для того, чтобы понять, что это даже не Инвернесс.
Это, мать его, Лондон.
Вам чем-то помочь, сэр?
Девушка, симпатичная такая, улыбается. Кайр вспыхнул улыбкой в ответ, белозубой и искренней, скользнул глазами от лица вниз. Форма служащей аэропорта.
Ну конечно. А чего ты ждал, Мёрдок, в этом оплоте толерантности? Внимания обычной девушки?
Улыбка продолжала лучиться, хотя яркие синие глаза на пару мгновений будто потемнели. Но за эти несколько секунд Кайр по прозвищу Лаки, что, как известно, означает «счастливчик», успел подумать, что вообще-то ему-то жаловаться грех. Потому что несмотря на инвалидную коляску, девушки его любили. И не девушки тоже.
Твой жизнерадостно-чумовой характер, болтливый язык и вечный придурошный оптимизм – ключ к успеху у противоположного и не очень пола, – так говорил ему приятель по пансиону для инвалидов, в котором Лаки жил до совершеннолетия. До этого момента Кайр вообще не задумывался о таких мелочах, а тут подумал и согласился.
Сэр?
Да, мисс, – высверк сапфировых искр из-под длинных ресниц, куда темнее практически платиновой шевелюры. – Большое спасибо, буду благодарен, если поможете добраться до стоянки, я тут впервые. Нет, спасибо, я сам, сам, не надо, это безобразие, когда девушкам приходится возить парней, я ж не немощный какой, то есть, немощный, конечно, но ведь не на руки же, – и все это на одном дыхании, без перерыва, разворот на коляске, широкая ладонь ловит узкую девичью кисть и подносит к губам, короткий и совершенно политкорректный поцелуй тыльной стороны ладони, еще одна вспышка синего, как средиземноморское небо, взгляда и улыбка. – Просто не откажите в любезности, пройдитесь со мной до стоянки, а там я такси возьму, мне надо в Инвернесс, но это еще не все, я потом...
А потом еще четверть часа поездки по аэропорту до стоянки, загрузка в такси, поездка до отеля, потому что до поезда на Инвернесс еще полдня. Вот радости-то! Полдень, а он уже в номере, и впереди еще двенадцать часов, потому что на билет Инвернесс только на полночь. И что прикажете делать? Если сейчас выпить обезболивающего, да, вот таблетки, все в порядке, и прилечь, то он обязательно заснет, а ночью он что будет делать? Овечек шотландских считать мериносных? Впрочем, можно и овечек, а можно и барашков, а можно ноут на коленях будет раскрыть и там программу, и заняться последним заказом, его все равно делать, а тут столько време...

Ну точно. Проспал до вечера, хорошо, заказал такси заранее и портье попросил разбудить, чтобы не опоздать. Обалдеть веселье предстоит. Нет, ночной Лондон – это здорово, красиво, и все такое, и пробок нет, доехали вовремя, но еще двенадцать часов дороги, хоть слава кому-то там наверху, что место спальное и можно прилечь. Ноут, да, ноут надо под бок...
Сэр? Доброго утра, сэр. Мы через полтора часа прибываем. Вам нужна помощь?
Черрррт, разогнуться, морду протереть, полтора часа?
Всего полтора часа? Знаете, мистер, когда просыпаешься в поезде, где толком ни умыться, ни развернуться, это дьявольски мало, так что вам придется принести мне хоть чего-то выпить и поесть, а еще здорово будет, если вы поможете мне сгрузиться с вашей великолепной, изумительно удобной полки на вот этот чертов трон.
В конце концов, уж этот, как его, стюард? – он точно не виноват ни в чем, а что до Инвернесса уже рукой подать, это же хорошо. Потому что там останется последний рывок – на машине в Нэрн. Машину обещали прислать. Маши-и-и-ну, – зевок, да такой, что аж челюсть выворачивает, а ведь спал же почти сутки! Все проспал – и овечек, и холмы, и вереск, тут ведь должен быть вереск, да?
А у вас тут растет вереск?
Что? – взгляд у стюарда растерянный. – Простите, сэр?
Вереск. Ну, такое растение, вереск, сейчас!
Ноут подхвачен, раскрыт, тыкнут, и стюарду предъявляется фотография вереска из гугла.
Вот такой. Есть?
Растерянный взгляд дополняется крайне вежливой улыбкой.
Да, сэр. Безусловно, в определенных районах вереск растет.
С точки зрения стюарда вопрос исчерпан. Он уже отворачивается, когда в спину прилетает следующий вопрос:
А мы проезжали эти районы? Блин, вот жалко, если я и правда все проспал. А в Нэрне есть вереск?

Ну вот спасибо, ну наконец-то! Мать моя женщина, что без всякого сомнения правда, неужели я все-таки добрался? Правда, что ли? Кларк, я просто не верю уже никаким органам чувств, ни глазам, ни ушам, ни на ощупь, ни на вкус, задницы не чувствую от слова совсем, ну ног-то не чувствую сколько себя помню, так что за это вас винить не буду, но жрать хочу – это кошмар какой-то!
Мотнуть головой, чтобы убрать длинную челку.
Ого, а глазищи-то прям как у меня! Басит как здорово, и р-р-р-р...
Вы такой рыжий! Обалдеть! Да, мистер Мёрдок – это я. А вы кто?

+4

10

Однако белобрысое Высочество, прямо-таки величественно опускавшееся на грешную землю, вернее, на грешную дорожную плитку, вымостившую подъездную дорожку, отнюдь не молчало столь же величаво, не-а. Оно трындело, не умолкая. Райан аж прибалдел слегка – ну так, чисто от неожиданности – как-то уж больно нетрадиционным оказалось прибытие новенького, не по привычному сценарию. А с грохотом захлопнувший дверцу микроавтобуса Кларк, к которому парень мимоходом обратился, так и вовсе взвыл, и не унесся прочь, выдирая волосы, только потому, что уже лет десять лыс был, как коленка. То есть он стремглав-то, подхватив багаж нового постояльца, таки унесся, будто в объемистой спортивной сумке этого мистера Мёрдока среди прочего затесался ядерный чемоданчик, который надо срочно вернуть правительству, но волос на себе при этом не рвал, врать нечего. Определенно, он пойдет сейчас к мисс Кент требовать заплатить ему за переработку ...дважды в тройном размере. С одной стороны, и правильно – обязанности носильщика он за дядю Малькольма выполнять не подряжался, но не самим же колясочникам вещи таскать.     
Как это «кто»? – наконец дождавшись паузы в мелодичном, ничего не скажешь, стрекоте «принца», удивился медбрат очень даже натурально. – Странный вопрос! Конечно же, я – твоя персональная фея. Сейчас потрепещу ресницами и крылышками, помашу волшебной палочкой... – Линдси еще более натурально охлопал карманы своей ветровки в поисках деревянного предмета гордости любого мастера магии, разумеется, ничего не нашел, и в карманах джинсов тоже (и там поискавши, а как же!), но ничуть не расстроился и продолжил: – ...ну, чем-нибудь помашу, и устрою тебе прибытие Золушки на королевский бал, в аккурат к пиру. Карета из тыквы у тебя уже есть, я смотрю, кучер... – Райан посмотрел на входную дверь, за которой только что скрылся Кларк, и смешливо фыркнул, – ...был, но смылся.
«Карета», удостоившаяся его короткого, наметанного взгляда, кстати, у парня была неплоха. Не супернавороченная, без лишних понтов, но качественная, действительно удобная, хорошей немецкой фирмы.
Что ж, – медбрат сделал почти галантный приглашающий жест, развернувшись боком и слегка поклонившись даже новенькому, будто тот и впрямь знатная особа... а жданная – так это даже без шуток, – пожалте, гость дорогой.
Добродушная насмешка, шотландское порыкивание в приглушенном басе, и внимательный взгляд синих глаз – ну чем, в самом деле, не фея?!       
А вообще – здрасть, с чего это я рыжий? – запоздало (Мёрдок уже мимо проехал и на пару шагов вперед укатил в указанном направлении) возмутился Райан, тоже очень правдоподобно. – На себя посмотри, Высочество. Отродясь я рыжим не был, это закат шутки шутит, сам, вон, золотишься, как статуэтка Оскара. Кстати, красавчик... у тебя документы, ну там, ТТХ твои, руководство по эксплуатации конкретно этой Синдиреллы, направление от областного отделения Минздрава, опять же, где, в бауле? Нам их, конечно, емейлом переслали, но без бумажных оригиналов, сам понимаешь... 
Поскребывая пальцами щетину, он в два шага нагнал Кайра, положил руки на рукоять, выгнутую поверх колясочной спинки, нагнулся и шепнул еще тише:
И, да, с чего ты взял, что тебе прямо сейчас нужно чувствовать задницу? Процедуры, в которых она примет... непосредственное участие, всяко случатся позже.
Пошлая шуточка? О да. Но за этими воротами – уже куда менее пошлая, чем во-о-он за тем невысоким каменным забором. Специфичный тут мир, что поделать. Подобные процедуры тут для каждого пятого, если не третьего – обыденность и рутина, над которой лучше посмеиваться. 
Сперва накормимся, – уже более серьезно сообщил медбрат, разгибаясь. – До ужина, правда, еще два часа,  но, думаю, наша повариха тебе уж за-ради прекращения кошмара с голодухи кусок пудинга презентует, да еще за такие-то красивые глаза. Рули вот в этот корпус, тут твоя комната, на нижнем этаже, и в какую-нибудь из столовых по пути завернем.
   
[NIC]Райан Линдси[/NIC]
[STA]Характер общительный. Не женат.[/STA]
[AVA]http://s5.uploads.ru/8VDtI.jpg[/AVA]

Отредактировано НПЦ (28-02-2017 01:57:59)

+2

11

2010 г., 2 октября, 17.45

Он бы не запомнил дороги, даже если бы у него не было топографического кретинизма (которому как не быть, если для того, чтобы ориентироваться на местности, надо все же на эту местность выбираться чаще раза в неделю на часок и дальше лавки на соседней улице). А как тут чего запомнишь, если сперва повороты, повороты, дорога петляет между холмов, темнеет, фонари навстречу автобусу, а потом пересадка-погрузка уже в фургон пансиона, и ярко-оранжевый, карминный, вернее, закат под густо-синими тучами, и снова направо, налево, прямо, но уже по улицам совершенно незнакомого, впервые увиденного города? Городка, если уж прямо говорить.
Ceathramh gu sia,* — перед очередным поворотом бормотнул лысый водитель, глянув на переднюю панель, и покосился назад — на пассажира в коляске. — Скоро доедем... mus do chiar am feasgar.**
Странно, но судя по всему, вид этого будущего постояльца, приятно молчаливого, особенно по сравнению с двумя предыдущими болтунами, лысому шоферу тоже не понравился, он спросил так же негромко, осторожно:
A bheil thu sgìth?***
Chan eil.**** — Лайонел с легкой улыбкой чуть мотнул головой, тут же убирая упавшую на лицо челку, зачесывая ее назад пальцами.
Он не лгал, несмотря на действительно усталый вид, бледность и заметные тени под глазами, он чувствовал себя намного лучше, чем в начале поездки, чем половину пути в автобусе — забылось мучительное ощущение удушья, которое делало взгляд беспокойным, рассеянным. мешало думать, смотреть, замечать интересное... и которое надо было прятать от сопровождающего. Тот все равно не мог помочь... никто не мог, а вот отвезти вместо нового пансиона в старую, в смысле, хорошо знакомую больницу — очень даже в его власти и компетенции было. Ну уж нет. Лай и так еле отбился от госпитализации, не-не-не. У него начинается новая жизнь, вот прямо сейчас. Чудесное ощущение — ничего не ждать, но принимать все, что случается, без раздумий, просто принимать, наблюдая.
И ноги со спиной вроде как болят, но так отдельно от меня, так отдельно, что прям удобно, не мешает, — он подтянул замок расстегнувшуюся молнии на куртке, сощурился от света фар встречной машины. — Можно это ощущение рассмотреть, раз уж заметил, а оно все равно не мешает, — руки зябли, пришлось спрятать их в карманы. — Интересно, когда приедем, меня уколют или таблетками накормят? Или все назначения заново будут делать? Фигово, если так, скрутит же совсем, пока разберутся.
Но даже тревога была какой-то ...удивительно невнятной, ненастоящей, что ли, будто не за себя, а за какого-то тут же забытого незнакомца. И растаяла она без следа моментально.
Ну вот, приехали, — в голосе лысого, неплохого, наверное, дядьки, лихо и умело выкручивающего руль, слышалось усталое удовлетворение, поворот миновали, мазнув пучками света сперва по cliath chruidh***** в конце улицы, а потом по низкой ограде из грубо отесанного камня, а ворота уже открывались сами, микроавтобус, въезжающий в просторный внутренний двор, явно ожидали и встречали. — Посиди еще полминуты, я открою дверь и опущу платформу.   
Ceud taing!***** — хрипловато откликнулся будущий жилец, с интересом, но без возбуждения рассматривая еще через окна стены окруживших двор строений, пустой детский манеж впереди... опять стены и крыши... пока не хлопнула задняя дверь фургона, поднимаясь.
Снова посмотрел на строения Лайонел, уже когда выдохнул легкий парок от облегчения — платформа опустилась, можно было выезжать.
Черт, ободья у колес такие холодные, пока до двери доеду, пальцы отвалятся на фиг!..     

__________________________________
*Без четверти шесть (гэльск.)
**До того, как стемнело, до того, как сгустились сумерки (гэльск.)
***Ты устал? (гэльск.)
****Нет (гэльск.)
*****Защитная решётка, перекинутая через ров вдоль дорожного полотна,  не позволяющая овцам и крупному рогатому скоту забредать на дорогу (гэльск.)
******Большое спасибо! (гэльск.)

Отредактировано Лайонел МакЭлвин (12-03-2017 02:09:46)

+3

12

Бывали у Раяна такие моменты в жизни, когда он сидел, сидел, а потом вдруг случался приступ радости. Причиной тому могло быть что угодно, но в основном какие-то приятные мысли, которые его периодически посещали. Вот сейчас он сидел в холле пансиона и с улыбкой пялился на мисс Рейнс, представляя у нее вместо прически гнездо, из которого то и дело кто-то высовывается и оглядывает округу на предмет пропитания. Мисс была, кстати, женщиной лет сорока с приятной, но явно уставшей наружностью. В это время она почти каждый день занималась одним и тем же — опрыскивала цветы в холле, а после отправлялась готовить и накрывать ужин для постояльцев. Конечно, четкого времени приема пищи не было, но большинство тех, кто проживал здесь какое-то время, привыкали ужинать ближе к 19.00, поэтому как-то так и повелось. Тем более, что пансион был довольно дружный, в какой-то степени даже... очень семейный.
И эта атмосфера нравилась Раяну как ничто. Разделение между жильцами и работниками порой было настолько формальное, что об этом легко забывали. Такое, конечно, не касалось новичков, к которым хоть и относились в похожем духе, но все-таки все старались не позволять себе излишнего вмешательства, если его не требовалось.
Но Раян этому правилу был вечным исключением. Многие старшие сестры в пансионе постоянно его одергивали, правда в основном за такие вот моменты безделия и фантазий. Но мисс Кент частенько отправляла именно его встречать гостей, зная, что открытой доброжелательности Раяна противостоять крайне трудно, а впечатление о пансионе он сразу создает весьма дружественное.
Раян, гость уже прибудет с минуты на минуту, выйди во двор, а то уже совсем темно, — отдала распоряжения проходящая мимо мисс Кент. Голос у нее был приятный, хоть и звучал всегда строго. Она быстренько прошла к мисс Рейнс и начала торопить ее с ужином. Она справилась по поводу закусок, ведь, в конце концов, новые постояльцы явно голодны с дороги.
Раян, ты что, не слышал меня? — повторила она, когда в какой-то момент обернулась и увидела медбрата на том же месте. В ответ на эту реплику он уже кивнул и собрался, выходя на улицу.
Было... даже как-то прохладно для этого времени... Островок света возле пансиона заканчивался где-то через пару десятков шагов, так что парень гулял именно в этих пределах. Ждать долго не пришлось, но даже за это короткое время ожидания Раян успел довести свое радостное состояние до уровня «щас завизжу», потому как в его фантазиях птицы из гнезда мисс Рейнс успели превратится в огромных рух и унести ее на пики гор. Этим сказкам он тихо посмеивался, пока не заметил мигание фар вдалеке. Автобус подъезжал.
Вообще, Раян даже близко не знал, кто приедет. Мисс Кент только сообщила, что будет новый постоялец и ушла хлопотать по своим делам. Кстати, в тот момент Раян как раз ставил капельницу одному из старых жителей пансиона, «дяде Джеку», так он его называл. Это был довольно старый негр, но с таким запалом к жизни, что они с Раяном просто не могли не сойтись. В тот момент они быстренько заключили пари, решая, кто же будет очередным новичком... И Раян поставил на молодого парня.
Поэтому в момент, когда водитель опускал платформу и парень увидел в проеме молодое лицо Лайонела, он испытал ликование, чувствуя победу в пари. В порыве чувств он подошел почти вплотную и раскинул руки, глядя снизу вверх на парня.
Добро пожаловать! — с широкой улыбкой сказал он, держа руки так, словно готов тут же поймать, если на него спрыгнут. И в этой вечерной темноте его глаза буквально лучились светом и счастьем, так что казалось, будто после «добро пожаловать», он через мгновение... добавит «добро пожаловать, домой».

Отредактировано Раян Мор (11-03-2017 14:44:34)

+3

13

После совсем темного салона автобуса даже сумеречный двор, однако с фонарями у крыльца казался освещенным очень ярко — Лайонелу хотелось прикрыть глаза рукой, но он только прищурился, одним толчком рук на ободьях скатываясь с платформы подъёмника. На глаза опять попался пустой манеж у стены здания, парень мимоходом удивился — здесь, что, и дети есть? — и как раз в этот момент, вздрогнув от ожидаемого, в общем-то, звука захлопнувшейся двери машины, заметил нечто еще более интересное — второго живого человека после шофера. Второго ходячего.
Ну а чего... неходячие все уже в тепле сидят, телевизор смотрят... — за девять лет скитаний сначала по детским приютам, а потом по домам для калек Лайонел Норман МакЭлвин успел не только досконально изучить порядки в каждом, но и убедиться, что они, порядки то есть, до одури похожи между собой. Однако парень, к новенькому, но опытному пансионеру подходящий, как-то совсем не подходил к унылости обычного субботнего вечера не работающих людей, не лишенной, впрочем, и некоторой уютности. Этот русый тип ...кто он, кстати?.. — так сиял, будто собирался пригласить Лая на cèilidh* с музыкой и танцами. И он тоже щурился... только не оттого, что было темновато, а потому что улыбался, вот глаза и превратились в смешливые щелочки. Ну не мог же Лайонел не улыбнуться в ответ — пусть бегло, робко, и невольно малость отстраняясь от возможных объятий. Странно как-то обниматься с незнакомцем, нет?..
О!.. — МакЭлвин выдохнул еще облачко полупрозрачного пара — солнце село, температура падала мгновенно, по-осеннему — закашлялся коротко, захлебнувшись сладким и холодным вдохом, сказал уже голосом почище, без хрипотцы: — Да, спасибо, — сам того не замечая, и он перешел на английский. — Мы пойдем внутрь? Я понимаю, что приехал неожиданно, но мне сказали, что резервная комната у вас есть... и мой багаж... — он оглянулся и увидел шофера, который вздевал на плечо сумку с его вещами. — Спасибо, сэр. — снова повернувшись к парню (санитару или медбрату?), Лайонел еще раз улыбнулся, гораздо мягче, эта улыбка всегда делала его пристальный взгляд менее острым. — Простите, я, наверное, испортил всем спокойный вечер, но... перевод сюда и для меня был неожиданным. Этот пожар у нас...

__________________________________
*вечеринка (гэльск.)

Отредактировано Лайонел МакЭлвин (12-03-2017 02:06:46)

+2

14

Бывают люди как стальной стержень: таких очень тяжело прогнуть, но с годами давление все копится, и однажды они просто ломаются. А может, ломаются не они, а только их вера. Но есть и другие — люди-пружинки. Надавить на таких легко, и они тоскливо согнутся под давлением пальца, но все равно, сколько бы ты ни давил, ты чувствуешь: в нем есть сопротивление. И стоит только отпустить, как они вернутся на исходную: у таких вера не угасает никогда. Раз за разом жизнь словно намекает им о том, что не нужно, но даже одна победа из ста поражений сохраняет у них веру в то, что все не бесполезно. Вот только...
От боли-то это все равно не освобождает. И как бы Раян не хотел, вроде бы такой просто жест... совсем неудивительно для незнакомого человека, а все равно. Как будто кто-то тихо шепнул, что от него просто ненавязчиво уклонились. Раскинутые руки на мгновение дрогнули, а потом опустились.
— Ладно, пусть так...
Поразительно, как бывает одиноко среди людей. Одиноко из-за правил, приличий, понятий о вежливости. И уже никто не готов принять от тебя подарок, пока ты не спляшешь ритуальный танец, потому что как иначе? Но бывают и другие причины, в частности, страх. Да, людям страшно. И кто бы мог обвинить их, опаленных. Опаленных даже не единожды... Только среди возведенных окон такой иллюзорной близости, так бьются огоньки, не в силах попасть внутрь. Впрочем, ведь такова жизнь.
В единый момент все веселье сдало, но это лишь легкий укол, не трагедия века. В целом Раян рассуждал именно с этой позиции, поэтому вслед за широкой искрящейся улыбкой появилась другая. Спокойная, словно... смирившаяся. Он кивнул незнакомцу и, подцепив его вторую сумку, обошел его сзади и взявшись за ручки коляски, повел ее вперед.
О нет, вы, наоборот, очень кстати, — ответил он, — у нас обычно очень тихо, и люди начинают скучать в однообразном течении дней. А вы для нас как...
О, Раян был не очень хорош по части сравнений, все же сказывалась какая-то недалекость. Порой он никак не мог выразить свои мысли правильно, именно в том ключе образов, в котором его могли бы понять.
...как новая вода, — попытался выразиться он, и следом улыбнулся, открывая дверь в корпус.
Конечно, в холле было не так уж и тихо, тем более, зная о приезде новеньких, некоторые постояльцы нарочно спустились в холл, чтобы невзначай увидеть кого-то из них. Здесь же был и дядя Джек, который заключил пари с Раяном, так что стоило обоим зайти, как Раян торжествующе улыбнулся, глядя в его глаза. Тут и слов не нужно было — победа есть победа.
Но причина, по которой никто ничего не успел сказать, все же была скорее в мисс Кент, которая, увидев Лайонела, сразу вышла к нему, чтобы поприветствовать.
О, здравствуйте, Вы, должно быть, мистер МакЭлвин? Весьма соболезную, я слышала о пожаре. Но смею заверить Вас, здесь Вам обязательно понравится, у нас очень внимательный персонал и весьма дружелюбные постояльцы.
Она говорила твердо и чуть торопилась, стараясь не занимать слишком много времени.
Вы, должно быть, проголодались? У нас уже скоро накрывают ужин, присоединяйтесь.
Затем она взглянула на Раяна.
Но, разумеется, сначала мистер Мор покажет Вам Вашу комнату, да.
Это был такой полу-вопрос, полу-указание, но Раян только кивнул, потому как в этот момент пытался закинуть на плечу первую сумку парня, потому как шофер-то — он шофер. Долго держать его тут с сумками не смели, да и сам Раян кивнул, мол, «сам справлюсь, не переживай».
Что ж, поехали... — тихонько пробубнил он, а затем повез Лайонела в его комнату.

+2

15

Все-таки Лайонел нервничал, хотя и сам того не замечал, это замороженное спокойствие наблюдателя со стороны покрывало вполне понятное волнение, как ледяная корочка... ну или глазурь, а что под ними — лучше и самому не углубляться сейчас, безопаснее. Но оно там жило, варилось и чем-то да прорывалось все-таки на физический план... наверное, стремясь быть замеченным — вот, например, слишком активным толчком колес, от которого сильнее заболели спина и бедра. Ох, вот им-то, многострадальным бедрам досталось сегодня просто кошмарно, дорога же от Портри долгая, и теперь они заболели так, что приходилось следить еще и за лицом, чтобы не морщиться. Опять куснуло сомнение — может, правда, хватит терпеть, и надо было соглашаться на серьёзное лечение? Но от мысли про операцию, а потом гипс, шину... в общем, про месяцы лежа просто передернуло, Лай резко выдохнул, выпустив новое облачко пара, мотнул головой.
Нет-нет-нет... ой, не-е-ет...
Однако новые впечатления, конечно, отвлекали... у них вот в «Домашней ферме» двор поменьше был, да и зданий поменьше... и вообще всё как-то попроще, поскромнее, чем тут. Хотя вот плитка во дворе такая же, точь в точь, забавно, — отметил молодой мистер МакЭлвин, взглянув под колеса и убирая с них руки. Коляска, выданная второпях, была чисто на дорогу, доехать только, в Совете соцслужбы Хайленда, куда заехали в Инвернессе оформить документы, пообещали, что нормальную, с электроприводом здесь уже выдадут.
Хорошо бы... а то одышка такая, давно не крутил... педали. — Лай неожиданно улыбнулся в ответ на удивительную реплику встретившего его парня:
Новая вода? — какой интересный образ, надо же! — Лайонел даже немного развернулся на сиденье, чтобы посмотреть на... медбрата, наверное, все же, хоть и совсем юного. — Новая вода в прежнем однообразном течении? — юноша взглянул сосредоточенно, до морщинок на лбу. — Как... здорово. — ему это сравнение вправду странным образом польстило. — А Вы знаете, что вода — это всегда носитель информации?..
Но поговорить об этом, интересном, не получилось, потому что они уже закатились внутрь, и... на новенького уставилось как-то внезапно много пар глаз, а новенький не отставал — тоже уставился на местных, неосознанно сев прямее и приподняв подбородок. Получилось чуть ли не надменно... однако надо же было сразу показать, что он не кое-что, да?
Публика, в общем, не сильно отличалась от «фермовской»... стариков только меньше, а колясочников больше... у-у, намного больше... но и рассмотреть, кто тут какой и с чем сюда загремел, оказалось некогда — пришлось перевести взгляд на рыжую  женщину, которая подошла так стремительно, что Лай и подготовиться не успел, поэтому выглядел немного растерянным: начальница была молода и ...вовсе не походила на ту же миссис Бейли. Линда мягкая, округлая такая, в ямочках, как булочка сдобная. А эта... Хелен Кент — Лай прочел бейджик на кармане ее жакета, — ...красивая. И ему понравилось, как она смотрела — цепко и серьезно. Заинтересованно лично в нем, но без лишних улыбок и этой вот наигранной сердечности, которую он слишком часто видел и терпеть не мог.
Да, конечно, мэм, — отозвался он вежливо, прекрасно понимая, что она торопится, что дел у нее не счесть, и вполне довольный тем, сколько внимания она ему уделила — будь его больше, он бы смутился. — Пожар — всегда большое несчастье. К счастью, пострадали только помещения, а люди — нет. — Его улыбка все-таки казалась чуточку вымученной, не касалась глаз. — Я верю, что здесь очень приятно будет жить, спасибо. И благодарю Вас, я пока не голоден, можно я поужинаю после? Мне действительно хотелось бы осмотреться сначала.
Косясь на передачу его невеликого багажа, Лайонел поморщился все-таки, но не от боли — этот переезд действительно был досаден — и тем, что пришлось покидать обжитое место из-за алкоголика и придурка Крэйга Синклера, который давно всех достал, и наконец довел дело до пожара, и тем, что, скорей всего, только привыкнешь здесь — и придется возвращаться на «Ферму».
Ладно, поехали, — согласился парень, улыбнувшись, снова глянул вбок, перед тем как «мистер Мор» зашел ему на спину, и эта улыбка, в отличие от предыдущей, согрела новичку взгляд. — А далеко до моей комнаты?

Отредактировано Лайонел МакЭлвин (15-03-2017 14:52:57)

0

16

2010 г., 2 октября, 18.05

Машина резко затормозила, заставляя задремавшую Лету податься вперед, кое-как предотвращая столкновение лба с темно-синей спинкой водительского сидения с помощью выставленных рук. Всё вокруг немного плыло от такого резкого пробуждения. Холод и темнота за окном, небольшая, приятная тряска, теплый свитер – это убаюкивало и вызывало сонливость, которой Эркерт и поддалась буквально сразу, в самом начале поездки. Ехать было недолго - всего шесть-семь минут, но и за это время Лета успела уснуть. Это было её некой супер-способностью – по желанию (и против) засыпать буквально за минуту. Особенно в машинах. Особенно под заедающие песни по радио.
Немного насмешливый голос водителя, оповещающий о приезде, разбудил окончательно, а взгляд на пансион вызвал неподдельное радостное волнение внутри, заставляя пересохшие и потрескавшиеся губы растянуться в чуть нервной улыбке.

Лета, конечно, долго упиралась перед тем, как согласиться ехать в «Зеленый Дол», однако в этот момент поняла, что сделала абсолютно верный выбор. Только сейчас девушка окончательно убедилась в том, что терпеть не может свой «родной» дом. Желание возвращаться туда пропало сразу же, стоило рассеянному взгляду скользнуть по белым стенам пансиона.

Собравшись с духом, Эркерт, на мгновение замерев в предвкушении, открыла дверцу, выходя из душного салона на свежий воздух.
Ледяной, колючий ветер тут же ударил по лицу, заставляя вцепиться в всё ещё открытую дверцу машины и зажмуриться от неожиданности. Благо, светло-коричневый свитер и шерстяные носки, спрятанные под джинсами, были достаточно теплыми, чтобы защитить свою носительницу от беспощадного холода, царившего вокруг. Благодаря этим же вещам привыкнуть в такой резкой смене температуры было достаточно легко. В любом случае, нужно было как можно быстрее попасть в сам пансион – уверенность в том, что там будет теплее, вселяла надежду.

Пока Лета пыталась сообразить, что вообще вокруг происходит, водитель уже вытащил её чемодан и нетерпеливо, даже с легким раздражением смотрел на Эркерт, из-за медлительности которой у него не было возможности залезть обратно в теплый салон и уехать. Поймав на себе подобный взгляд, девушка виновато усмехнулась и быстро подошла к своему скромному чемоданчику. Перекрикивая свистящий в ушах ветер, она поблагодарила столь терпеливого молодого человека, и схватилась за ручку своего багажа, будто пытаясь найти в нем хоть какую-то поддержку.

Ветер заставлял жмуриться, путал, но Лета всё же дошла до ограды. Это было ничтожной преградой перед теми, с которыми ей, скорее всего, ещё предстоит встретиться. Каменный забор, вероятно очень красивый при солнечном свете, сейчас оставался скрытым в темноте, а вот высокие, хоть и черные ворота, были видны очень даже четко.
Глубокий вдох – попытка успокоить себя – привела к кашлю. Машинально закатив глаза от своей глупости, девушка немного поежилась – дождь явно был очень близок. Натянув длинные рукава свитера ещё ниже и полностью спрятав в них кисть, Эркерт только хотела потянуть за ледяную ручку калитки, как она сама отворилась, заставляя девушку отшатнуться.
Настроив себя на подобные неожиданности, дабы не пугаться таких простых вещей, Лета, лишний раз настороженно осмотревшись, вошла во внутренний двор пансиона, думая о том, как бы побыстрее оказаться в тепле.

+3

17

Шотландия, г. Нэрн, пансион «Зелёный дол». Комната Лайонела МакЭлвина

То, как жестковато (этого нельзя было не ощутить) его отослали из комнаты новенького, с которым только-только начало складываться знакомство и даже (это тоже чувствовалось) возникло нечто… теплое и нежно-хрупкое, будто птенчик в ладонях, Раяна огорчило. Нет, даже не так – очень огорчило. И всерьез обидело, хотя виду он и не подал, как всегда, улыбнулся беспечно и дурашливо, и вышел, раз велели. На самом деле – плакать хотелось от обиды, вот прямо в носу щипало – как так-то? Он же хотел, как лучше, старался, и получилось даже – этот очень умный, но стеснительный парень, Лайонел, он же почувствовал себя дома, Раян видел, слышал… руками трогал даже – он расслабился, пальцы у медбрата чуткие же, не обманешь.
Однако, за то время, которое заняла дорога на склад, все колючки в носу растворились, растаяли, видимо, будто ледяные кристаллики, и тянущая душу досада тоже утихла – долго эмоционировать очень эмоциональный мистер Мор не мог. Так что кастелянше, миссис Мисон, он улыбнулся уже светло и радостно, та не смогла не улыбнуться в ответ, вручая ему cтопку свежевыглаженных полотенец:
Да я уж почти закончила, вот это положи в шкаф, и все. – Еще теплая махровая материя легла приятной тяжестью на предплечья. – Осторожнее, не споткнись. – Комнатка склада была не такой уж просторной, а вернее – заполненной стеллажами с бельем, посудой, прочими необходимыми в большом хозяйстве корпуса вещами, и разворачиваться в ней, двигаясь то параллельно, то навстречу вдвоем с грузноватой и полноватой миссис Мисон было непросто. – Ах, да, сынок, вот еще апельсины прихвати, совсем забыла! – кастелянша с трудом согнулась, придерживаясь за полку, и подхватила большой, полупрозрачно-красный пакет, прислоненный к ножке банкетки у стены с подпотолочным узким окном, зашуршавший и забугрившийся уже на весу темно-золотыми тугими мячиками. Только сейчас Раян понял, что пахло-то в помещении вовсе не бельевой отдушкой, а настоящими цитрусовыми. – Отдашь их мисс Реймс, это на ужин. Дядя Малькольм до нее не донес, у меня вот оставил. Сказал, вернусь, а… ну да ты его знаешь.     
Темноволосая и румяная женщина весомых достоинств махнула пухлой, как у младенца, свободной рукой и, отдав пакет, улыбнулась, кивнув прощально – иди, мол, управились уже.
Спасибо, что помог. Леди Кэмпбелл-то уже прибыла, не знаешь? А не знаешь, которая – Изабелла или Черная вдова? Все на ушах стоят, Хелен, бедняжка, с ног сбилась…
Раян улыбнулся в ответ, молча и чуть растерянно, повел плечом – не знаю, и под новый взмах пухлой руки, уже выходя, подумал, что только добрейшая миссис Мисон называла иногда бедняжкой начальницу пансиона. И из ее уст слово это к волевой и энергичной рыжей англичанке даже каким-то чудом прилипало, не отскакивало сразу.
Так вот почему такая суета! – про обиду аж двадцатиминутной давности медбрат совершенно забыл. – Леди Изабелла, ну, конечно! Потому и новенькие едут эти два дня, что сдали комнаты, интерьер которых оформляла графиня… та, что жена графа, а не та, что мачеха.
В тот самый миг, когда он в нижнем холле, где его застали в мечтах и послали встречать юного МакЭлвина, из рук в руки передавал фрукты мисс Реймс, в прическе которой так и не вывелось цыплят, на поясе брюк запиликал пейджер, пришлось вынимать его из аккуратного футляра, чтоб прочитать инструкцию.
Надо же, заезд новеньких продолжался! – шаги юноши были легки, а улыбку совершенно не остудил изрядно захолодавший ветер, трепавший его мягкие русые лохмы. Раян действительно был рад: новые люди – само по себе отлично, а то, что они приезжают туда, где им точно будет хорошо – это же вообще! Он чувствовал себя рождественским эльфом. Ну и что, если в начале октября?..
Девчонку у калитки он заметил сразу – худющая, жмется, как озябшая птичка. И чемодан тяжелый… даже легкий чемодан тяжел для таких тонких рук.
Привет, – с крыльца молодой человек не то что сбежал – слетел, и что за расстояние до ворот – говорить не о чем, не отметишь умом, как пробежишь, если ходячий. – Ты ведь Лета, да? Мы тебя ждали. Замерзла? – он улыбнулся очень мягко. – Пойдем скорее внутрь, согреешься. – Он вовремя прикусил язык, вспомнив ее диагноз и не выпалив «Скоро ужин, ты, наверное, еще и голодна?», вместо этого улыбнулся снова и предложил: – Давай я понесу чемодан?

+1

18

Незнакомый голос раздался со стороны дома. В ту же секунду в поле зрения появился незнакомый Лете молодой человек. Как он так быстро оказался рядом – оставалось загадкой, однако почему-то это вызывало улыбку. После веселого голоса сдержать её было уже невозможно, и уголки губ приподнялись.
Да-а, привет, – рассмотреть стоящего напротив было достаточно сложно, но подозрений он не вызывал, что было странным для Эркерт. Обычно она во всём видит опасность.
Сильно замерзнуть ещё не успела, – отмахнулась девушка, – однако в тепло хотелось бы попасть побыстрее, – говорить было на удивление легко. Лета даже поблагодарила судьбу за то, что первым человеком, с которым она встретилась, был именно такой вот забавный парень. При общении с подобными «легкими» людьми даже не задумываешься о том, как выглядишь со стороны, просто хочется смеяться.
Хотя, вряд ли судьба тут сыграла особую роль.
Ха-ха, спасибо, конечно, но до дома буквально два шага. Думаю, хотя бы это расстояние я смогу преодолеть сама, – даже не заметив того, что назвала пансион домом, сказала девушка. Чемодан всё равно был достаточно легким – вещей было мало. Благодаря аккуратности Эркерт чистой одежда держались долго, так что большое её количество было бессмысленным. По крайней мере так считала она.
Из остального же – только немного художественных принадлежностей.
Девушка только хотела направиться в сторону дома, но замерла на месте, посчитав это грубым по отношению к собеседнику.
Думаю, всё же будет лучше, если ты пойдешь первым. Я могу заблудиться даже в этом небольшом дворе, – признавая свою плохую интуицию в подобных вещах, усмехнулась Лета.

Отредактировано Лета Эркерт (02-12-2017 13:34:42)

+2

19

А она и не дичилась совсем – вот славно-то! Заулыбалась в ответ… и без той настороженности, что была заметна у Лайонела. Ну, да она ведь девушка… девушки – они вообще такие… легкие. Нет, она девчонка совсем, – Раян загреб пальцами на лоб челку, которую сдувал на лицо совсем обозлившийся ветер и, поежившись, снова улыбнулся:
Вот да, там тепло. Пошли скорее, а то я, дурак, без куртки выскочил. Холодно!.. – Он тоже натянул рукава простенького, не особо даже презентабельного своего джемпера на кисти и зябко передернул плечами, но остановился на полушаге, снова внимательно и озабоченно заглядывая в бледное девичье лицо с заметными тенями под глазами. – Ты точно не хочешь, чтобы я понес чемодан? Ты, это, не стесняйся, ничего в этом такого нет, я помогу. И вообще, мне и за это тоже деньги платят – донести-поднести. Давай, а? – против такой дурашливо-мягкой улыбки устоять был невозможно. – И уж тогда, если я пойду первым, ты от меня точно не отстанешь. Ну и не заблудишься, значит.
Шутка была совсем не затейливая, может, даже и не особо смешная, но это искупалось искренней расположенностью молодого человека. Свое правило «надо любить всех» он отрабатывал полностью – естественно и честно, не задумываясь о нем.
Он немного передвинулся, закрывая новенькую от ледяных порывов ветра, которые залетали даже сюда, в закрытый вроде бы двор, перелетая через ограду из крупного, грубо обработанного камня.
Погода совсем портится, как домой пойду? – и как раз в подтверждение озабоченности парня, щеку окропило первыми, еще не колючими каплями дождя.
Прямо до комнаты твоей и донесу, если дашь. – Еще один взгляд блестящих в полутьме, теплых глаз немного сверху вниз. – Комната тебя ждет, идем. Дождь начинается, со штормовым предупреждением не лоханулись сегодня синоптики.

Отредактировано Раян Мор (03-12-2017 00:27:44)

+1

20

Почему-то творившееся вокруг природное буйство напоминало Лете одного её старого знакомого. Тот постоянно психовал, со всеми ссорился, был вечно недовольным, злым, и естественно получал в ответ лишь недовольство в купе со злостью. А злиться Лете не хотелось. Вот в пансион – хотелось. А злиться нет.
Неблагородное это дело, злиться.

Немного вздрогнув от осознания, что она всё ещё находится на улице и рядом с ней стоит с каждой секундой всё сильнее замерзающий человек, Лета поспешила ответить, выпалив первое, что пришло в голову:
Тепло – это круто! Ледяной ветер с дождем, конечно, ещё круче, особенно вечером, но сейчас я всё же симпатизирую просто крутому, то есть – теплу, – протараторила девушка, делая какой-то слишком резкий шаг в сторону «Зеленого Дола», тем самым выражая желание поскорее войти внутрь.
Да, порой подобные фразочки проскальзывали в её речи, однако обычно это были случайные мысли, абсолютно ни к месту, так что тут ещё повезло. Раньше Лета лишь усугубляла ситуацию: акцентировала на этом внимание своим смущением и извинениями после, но со временем перестала стесняться подобных вставочек – исправлять такую в каких-то моментах даже забавную привычку было занятием сложным, да и хотелось этого не особо, а если выбор сделан в пользу «быть» – и жалеть не стоит.
Поэтому сейчас, просто сделав вид, что ничего до этого не говорила, девушка отвечала уже не реплики собеседника. В общем-то на счет них она не особо задумывалась, так что те несильно отличались от предыдущего бреда.

Какая забавная идея, однако, – улыбка ещё шире растянула губы. – Вообще я буду не против, если чемодан придётся везти не мне. Это кстати очень мило с твоей стороны, – да, такие предложения помощи всегда вызывали только теплые эмоции у Эркерт. Лишь иногда – когда это было уже наглостью – смущение.
Лету вообще легко было довести до умиления. Такой уж она человек – любит милые вещи и поступки.

Конечно, девушка понимала, что такое теплое отношение у встретившего её – кстати, как его зовут? – абсолютно ко всем, и исключением она не является, но всё же вся эта забота, которую он наверное уже даже не задумываясь проявлял, заставляла ощущать себя какой-то особенной, что лишь больше располагало к нему.
О, точно, комната! У меня же теперь будет своя комната, – осенило Лету. И без того несуразно большие глаза мгновенно распахнулись, став ещё больше и заняв добрую половину лица, но затем немного сощурились под влиянием вновь засветившейся улыбки. 
- Это ещё одна причина поспешить. Как мне хочется увидеть свою комнату, ты бы знал. Кстати, я до сих пор понятия не имею, как к тебе обращаться, - подобрав удачный – а может и нет – момент, вставила Эркерт, надеясь узнать имя собеседника. Это бы значительно облегчило их общение, вероятно. Хотя, черт его знает – тут всё что угодно может иметь невозможные последствия. Такая «глубокая» мысль тут же растворилась среди тысячи глупых и счастливых, заставляя глаза блестеть.
«Обычно я более сдержанна...»

Первая одинокая капля дождя упала на бледную кожу руки, оставляя мокрую дорожку и сразу же пронзая холодом. Холод Лета не любила. Легкую прохладу – возможно, но всё свое предпочтение всегда отдавала теплу, даже жаре. Так что начинающийся – и, прошу заметить, отнюдь не теплый! – дождь удовольствия никакого не доставлял, лишь подталкивая к белым стенам пансиона. Создалось впечатление, что даже они излучают теплоту – притягивающую и располагающую к себе.

Отредактировано Лета Эркерт (03-12-2017 13:50:14)

+2

21

Дождь, однако, раздумал расходиться прямо сейчас, отметив свои намерения темным пунктиром косо упавших капель на плащах и куртках немногочисленных и, видимо, отчаянно храбрых прохожих, он затаился на несколько минут в стремительно пролетающей туче, чтобы исхлестать холодными хлыстами струй тех, кто не внимает предупреждениям по-доброму.       
Тогда пойдем туда, где просто круто! – кивая, и пожалевшему их ливню тоже – мол, понял-понял, дурак, конечно, но не совсем, радостно отозвался Раян, заражаясь беззаботной болтливостью новенькой – вот все бы так, а то стесняются, зажимаются, тушуются!.. – А на «еще круче» будем смотреть в окно. И сегодня, и завтра, наверное, тут шторма всю осень, считай, а что октябрь – так точно. – Классический для Объединенного Королевства (во всех его частях, включая Шотландию) разговор о погоде, однако, затягивался в условиях неблагоприятных для светских бесед, и мистер Мор по-джентльменски деликатно его свернул: – Но на них приятнее любоваться, сидя в тепле с чашкой горячего сладкого чаю. Можно и вообще – под пледом у камина, – вспомнил он почти серьезно. – Знаешь, у нас каминов сколько?
Получив, наконец, позволение помочь с немудрящим, но все же багажом мисс Эркерт, парень прервался в правдивых восхвалениях ее нового местожительства, правда, лишь для того, чтобы взяться за чемоданную ручку, что, конечно, паузу в налаживающемся общении не затянуло:
Да, комната! Вот в ней, правда, камина нет, но она все равно очень уютная. – Ролики чемодана как-то подтвеждающе зажурчали, катясь по плитке, которой были вымощена дорожка к крыльцу. – Честное слово, у меня в гостинице хуже. А твоя – просто загляденье, новая, только что отделанная, леди Изабелла дело свое знает, она же дизайнер по интерьерам! То есть, она, вообще-то, стилист, ну там, мода, показы, все вот это, но в последнее время как раз увлеклась убранством помещений.
Ему пару недель назад очень понравилось это определение, мимолетно услышанное от начальницы пансиона, разговаривавшей с кем-то из спонсоров, и теперь медбрат не преминул им щегольнуть. Вообще, Раян совершенно не предполагал, что тот ворох информации, который он вывалил на бедную Лету, сложновато будет переварить, потому он и не озаботился замолчать. Тем более, его об имени спросили, как тут заткнешься?! Вот уж это с его стороны наверняка не было бы ни мило, ни вежливо, так что, разворачивая оглоблю… в смысле, чемоданную рукоятку, на крылечный пандус, он одарил девушку новой, тоже лучезарной, однако немного смущенной улыбкой:
Меня Раян зовут. У нас еще Райан есть, тоже медбрат, он даже дежурит сегодня, представляешь? Только он сейчас занят, еще одного новенького встречает да устраивает, кажется. У нас сегодня трое приехало, здорово, да? Это как раз потому, что новые комнаты отремонтировали. – Молодой человек открыл дверь и придержал ее перед юной дамой, снова взглянув на оную с мягкой и слегка лукавой улыбкой: – Давай я тебя сразу до места доведу, чтоб ты уже в коридорах и паре этажей не заблудилась?

+1


Вы здесь » Приют странника » Великобритания. Англия, Шотландия, Уэльс » Шотландия, г. Нэрн. Пансион «Зелёный дол». Внутренний двор