Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Великобритания. Англия, Шотландия, Уэльс » Шотландия, г. Нэрн. Пансион «Зелёный дол». Общая кухня


Шотландия, г. Нэрн. Пансион «Зелёный дол». Общая кухня

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://s9.uploads.ru/stc0e.jpg

Внутри

http://sa.uploads.ru/4HACl.jpg

0

2

Шотландия, г. Нэрн. Пансион «Зелёный дол». Сад

Юэн осторожно заглянул в окно. Во второе тоже заглянул. Приходилось вытягиваться в струнку и едва стоять на задних, скорее уж, висеть на передних, но чего не сделаешь ради лакомства? Повара вроде не видно, других двуногих тоже не видать. Он выждал минуту, еще раз проверил «горизонт» и вскочил на подоконник. Через открытое окно внутрь, в царство прекрасных запахов и вкусностей. Когти тихо цокнули по полу, лис насторожился, повел ухом, дернул вторым и быстро шмыгнул к стулу. Ухватить зубами за ножку, подтащить к холодильнику. Ой, как гремит-то! Почему они до сих пор не обили ножки чем-нибудь мягким? Вот, будто в первый раз!
Открывать дверцу зубами то еще удовольствие. Юэн хватался зубами за дверцу, всеми лапами упирался в нижнюю, и тянул. Со всей силы тянул! Вот он, заветный «чмофф»! Дверь распахнулась, а лис шустро подтащил стул ближе. Запрыгнул на стул и забрался чуть ли не целиком в холодильник. Третья полка, в самом конце, за капустой. Капусту выкинуть, нечего держать в холодильнике эту траву. А мяско, обмазанную в специях и травах грудинку, в зубы. И тут его взгляд упал на притаившийся кусочек ветчинки. Такой манящий. Такой душистый. Юэн даже подвис, не в силах выбрать между двумя лакомствами. Желтые бусины глаз метались с одного куска на второй. Из пасти капала слюна. Хвост неистово месил воздух, вот-вот взобьет в густое масло. Напряжение на каждый квадратный метр кухни возросло не в два, в десятки раз! Юэн решился.
Он схватил один кусок, следом скинул второй. Два куска в пасти не помешались. Грудинка то и дело выпадала. Нужно было что-то делать. Как-то выбрать между двумя вкусностями. Но как? Как?! Когда оба куска такие замечательные… На лисьи глаза наворачивались слезы. Он не хотел терять ни один кусочек, не хотел оставлять здесь, на съедение двуногих.
Пришлось прибегнуть к самым отчаянным мерам. Лис, вместе со своей добычей спрятался за мусорным ведром. Он быстро-быстро чавкал, уминал нежнейшую грудинку. Пусть поймают, пусть хоть веником отлупят, но он ни за что не оставил бы свое сокровище на произвол судьбы.
Поблизости раздались неторопливые шаги. Возможно, кто-то топал по второму этажу? Нет, это из коридора! Еще полкуска не заглочено! Быстрее, надо еще быстрее! Он прижимал выскальзывающее мясо к полу и отрывал сразу здоровенные куски, не жуя, заглатывал.
Шаги совсем рядом. Шмат выскочил из-под лапы, пролетел два метра и стукнулся о стену. Юэн отчаянно взвыл. Времени больше не было, только несколько секунд, чтобы улизнуть. Схватив щековину, лис со всех лап рванул к окну. По скользкому полу лапы скользили и разъезжались!
Когда двуногий заглянул на кухню, в окне лишь мелькнул кончик хвоста, а на полу сиротливо лежали кочан капусты и изжеванная грудинка.

+5

3

Мисс Хендерсон совершенно сбилась с ног этим вечером, на ее вкус в ее «родном» корпусе сегодня слишком уж зачастили с ужином. Два ужина вместо одного – это много, то есть даже если один с четвертью – все равно перебор. Да, конечно, такие беспокойные дни случались не так, чтобы часто, все-таки заезды новеньких, да чтоб сразу нескольких – вообще чуть ли не раз в квартал, а то и реже, да, накормить пяток голодных молодых людей для очень опытной поварихи, какой была Морин Хендерсон – раз плюнуть, в конце концов, можно попросту нарезать сэндвичей с разным всяким, если уж вдохновение к готовке спит без просыпу. Дело же не в этом, – торопливо шагая по коридору к Самой Главной Кухне пансиона, почти самая главная повариха старалась пробудить в себе хотя бы праведное негодование. – Дело в принципе! Два ужина за один вечер – это непорядок!
Негодование, однако, в настоящей шотландке, в предках имевшей не одного якобита, как и не одного кальвиниста, впрочем, с их приверженностью железным правилам, спало себе, невинно разметавшись, и пускало блаженные пузыри – Морин, на ходу разглаживая на плоском животе передник, уже раздумывала, что сэндвичи, оно, конечно, хорошо, у нее есть немного копченой форели с островов и грудинка с фермы Кирсти Макферсон, но… если потушить капусту с морковью и добавить консервированную фасоль – с той же грудинкой получится уже не перекус, а полноценная еда, что, само собой, лучше для проголодавшихся с дороги. Да, пожалуй, она так и сделает! – уже давно перестав хмуриться, встреченному дяде Джеку, который ковылял куда-то, опираясь на стойку капельницы, она и вовсе улыбнулась, вновь подумав, что его кудряшки, особенно белые в сравнении с темной кожей старика, делают его похожим на ягненка – и он улыбнулся ей в ответ – серые глаза суровой обычно женщины сияли, словно солнце, минут десять назад освещавшее коридоры, еще не зашло.
Доброго вечера, милая! – старикан чуть посторонился, даже обозначил поклон – он вообще был настоящим джентльменом, этот невесть как попавший сюда негр. – У нас новенькие. Славные парнишки, говорят. Одного я видел, с «Фермы» перевели, пожар у них был. Совсем мальчишка, хочу вот посмотреть на остальных.
Да и я бы посмотрела, – женщина блеснула зубами в улыбке, неожиданно смущенной, девчоночьей. С дядюшкой Джеком она, сорокалетняя дама, всегда чувствовала себя так, и всегда вспоминала, что она миссис не потому, что так прежде заведено было обращаться к кухарке в хороших домах, и ей, женщине замужнией, о глупостях думать неуместно. – Ну, да вот придут в столовую – там и увижу.
Накорми их хорошенько, милая! – кивнув и останавливаясь, старик приподнял воображаемую шляпу.
Разговор с ним вроде как только-только закончился, миссис Хендерсон как раз открыла дверь в кухню, и…
Господи боже! – воскликнула она, стоя на пороге и растерянно озирая открывшееся её глазам безобразие. – Ну что это такое, вы только посмотрите! Опять! А мне не верят! – она подняла несчастный кочан, положила его на стол и всплеснула руками горестно, оценивая ущерб. 
Знаешь, милая, мне показалось… – дядя Джек звякнул стойкой на роликах позади нее, – я ничего не утверждаю, но мне показалось, что кто-то хвостатый выскочил в окно. Кошка? Люцифер? – дед качнул головой, глядя на остатки изжеванной грудинки на полу. – Нет, это увалень так быстро да ловко скакать не сможет.
[NIC]Морин Хендерсон[/NIC]
[AVA]http://s1.uploads.ru/ehloM.jpg[/AVA]

Отредактировано НПЦ (17-04-2017 20:23:51)

+1

4

Ви тихонечко, одним глазком подглядывал – что они там делают? Может, удастся стащить грудинку? Кончики треугольных ушей нервно подрагивали, усы растопорщены в стороны, а сам напряжен, готов сигануть в кусты вместе с ветчинкой (уже изрядно жеваной и слюнявой). Таки заметили, глупые двуногие, как удирал. Ничего, еще припомнит этому подозрительному двуногому. Вот попрячет все носки! Покусает ночью пятки! У лужу ему в тапки! Чтоб знал, как приходить не вовремя.
Лис еще пару минут повисел на подоконнике, проследил что там делают с грудинкой. Вдруг повар спрячет? Или съест?! Юэн аж чуть не свалился, как представил, что его вкусный кусочек могут безжалостно сожрать.
Конечно же, Юэн мог не усложнять себе жизнь, глянуть что там замышляют повар и подозрительный тип, но какой интерес? Как же дух охоты, авантюризм и острый привкус риска? Не–е–ет, не годится обламывать себе удовольствие, копаясь в чужих мыслях. Да и покопался вон недавно, таких извращений насмотрелся, что бр-р! После этой гадости целый день отмокал в ручье, чтобы смыть с себя липкие и противные впечатления.
Юэн, может, и дальше подглядывал бы, но вспомнил, что у него там горшочек настаивается, да и слюней уже полный рот. И терпеть уже невмоготу, хочется сжевать ветчинку. Хвостатый нырнул в кусты и был таков.

+3

5

Лис высунул нос и осматривал место будущих исследовательских действий. Никого не слышно, никого не видно. Замечательно. Рыжий хитрожоп облизнулся, еще раз огляделся и проскользнул на кухню.
На днях Юэн стащил толстенькую черную пластинку у кого-то из двуногих. А что, надо было лучше в карман запихивать, а не провоцировать добропорядочных лис. На вкус штуковина оказалась так себе. Мало того, эта ерунда под языком вибрировала и орала. Штуковина для массажа языка? Двуногие те еще извращенцы! Оказалось, что все не так просто. Массажер еще и светился. И картинки показывал. И разговаривал! Серьезно! Массажер разговаривал! У Ви был шок. Полчаса Ви таращился на штуковину и боялся подойти, только ходил вокруг да принюхивался. Еще час набирался смелости. Потом увлеченно разговаривал с голосом. А потом наловчился. Оказалось, что если тыкать в него, можно смотреть всякие штуки интересные. Чего только он не увидел. И сто способов приготовления сочной кряквы с корочкой, и десять способов засолки рыбы, и то, что рядом водится отменная форель! Даже лосося можно наловить или, что намного лучше, сделать заказ с доставкой! Ви тут же заказал 50 килограмм форели, отборной, крупной и самой лучшей. Сказали, в течение трех дней доставят. Юэн уже предвкушал, как нажрется от пуза.
Лис высмотрел гениальную, шикарную, невероятную, веселейшую пакость (пакостей было много, но эта была самая-самая, и сделать ее хотелось прямо сейчас). И теперь шел исполнять.
Ви, прям как хозяин, обошел всю кухню. Перенюхал все кастрюли, вылизал со сковородки куриную подливку, похрустел макаронами, что-то рассыпал (а нечего полки всякой овсянкой забивать!) и забрался в холодильник по своей обычной системе: стул пододвинул, дверь открыл, по стулу на ближайшую полку. А там кастрюля свежего борща! Самое то, что нужно! А еще тарелка с тефтелями. Пучок зелени, огурцы-помидоры-капусту – нафиг с холодильника!
Теперь самое сложное – метаморфоза. Дело несколько неприятное, когда речь идет о полном изменении, а не простом обновлении шерстки. Ви в целом продумал, как оно будет. Для начала осминожья часть. Вместо лап – щупальца с пупырками. Много щупалец, осьминог, которого Юэн когда-то в юности выловил, явно был не простым. Щупальца длинные, серо-фиолетовые, толщиной с палку «докторской». Голова – шарик. Глаза, как у улитки, на «ножках», большие такие, лупатые. И широкий рот с зубищами в три ряда, как у той рыбины, что чуть хвост не оттяпала. Чудище вышло то еще. И почему-то шерстяное. Пришлось убирать всю шерсть. Вышел замечательный, жутко милый улитосьминог! Ви даже захотел в зеркало на себя глянуть, покрутиться, рассмотреть себя со всех сторон. Еще успеется, тем более сил на преображение ушло много.
Ви захлопнул дверцу холодильника, забрался в кастрюлю (пришлось еще и размер подгонять, чтоб идеально уместиться), прикрылся крышкой. Удобная штука – щупальца с пупырками! Ррраз и готово! Раз, и стащил из миски тефтелину, закусил ей суп. И еще пару тефтелин. И вон тот дырявый сыр тоже в широкую пасть. Вкуснота, ляпота, да только холодновато. Уж пусть поскорее бы кто заглянул. Ви подготовился даже, пару щупалец высунул, разложил по полке, чавкает неторопливо найденной снедью.

+4

6

«Каждая кухарка должна управлять государством», – сказал однажды один политик из очень известных и мечтателей… кремлевских. Однако мисс Хендерсон, услышь она эту фразу, не сочла бы его ни идеалистом, ни демагогом, а все почему? Да потому, что уж она-то, Морин Хендерсон, прекрасно знала, что всякая кухня, а особенно вот такая, как здесь, где пища готовится в масштабах промышленных – это самое что ни на есть государство, которым ее хозяйка управляет полновластнее и с куда большей эффективностью, чем любая королева. Вот какая Елизавета со своей Англией сравнится, скажем, с мисс Рейнс по количеству прав, обязанностей, а главное – реальных дел?! Да смешно даже сопоставлять, божечки! – поставив обратно к стене швабру, Морин утерла пот запястьем, искренне надеясь, что здешняя самодержица не обезглавит ее (хотя бы морально) за попытку помочь – надо же было убрать изжеванную (Морин уж рассмотрела ее, будьте покойны, прежде чем выбросить, и увидела следы зубов… очень острых зубов) грудинку, не оставлять же пол в кухне в таком извоженном состоянии? Мисс Рейнс занята, вон, наверняка во внутреннем помещении орудует-кашеварит, впереди же взаправдашний, не досрочный ужин – все полторы сотни ртов накормить – это не шутка… да и самой миссис Хендерсон вовсе не улыбалось готовить в таком свинарнике. Хотя бы и бутерброды, да. Или всё-таки овощи потушить? Или... – Морин вытерла руки о фартук, улыбнулась так же озорно, вспомнив вдруг утренний разговор со своей подругой-начальницей.
«Не пускайте детей в интернет!» – сказал однажды кто-то из неизвестных, но, наверное, не менее умных, чем лысый и картавый вождь мирового пролетариата, и… ничего не добавил про кухарок, за что ему, знай они об этом, сказали бы большое человеческое спасибо постояльцы пансиона «Зелёный дол», потому что упомянутая королева кухни мисс Рейнс однажды заглянула к своему любимцу – владельцу этого пансиона, именно в те полчаса, когда он по скайпу увлеченно обсуждал со своими недавно обретенными русскими родичами способы и тонкости приготовления странного блюда под непроизносимым названием «борщ». Вот это было самым настоящим примером того, насколько заразительным бывает чужое вдохновение – шкафообразный русский коммандос с такой страстью рассказывал о копченых свиных ребрышках и правильном бланшировании свеклы, что это повлекло кардинальные изменения в повседневном пансионском меню. Кухарка полезла в интернет за рецептами этой услады для гурмана, и шотландский авантюризм мисс Рейнс победил приверженность традициям, а глобализация – местечковые кулинарные привычки. Плюс к тому, подключилось национальное упрямство – первые попытки сварить этот сложносочиненный суп провалились, и были освистаны едоками, но знатную повариху такое только раззадорило. Подходя к холодильнику, чтобы проверить – нет ли там заветной кастрюли, о которой, вроде бы, что-то упоминалось промеж обсуждения очередных вчерашних похождений в пабе «тетушки Мэйгрид», Морин хихикнула, вспомнив, как года полтора назад «ребятки» ее родного корпуса стучали ложками по столу и негодующе улюлюкали в один из таких «экспериментальных обедов».
…и она сама едва не издала похожий звук, когда увидела, всплеснув руками, что за безобразие творится опять за столом под полками  – крупа рассыпана, спагетти на полу соломенным веером, овощи… Господи боже, да что этому хулигану овощи-то так не нравятся, а?! – то, что это брауни, или, не приведи Господь, бодах, миссис Хендерсон уже не сомневалась. Ну не может кот, пусть и крупный, так набезобразить, кто бы что ни говорил! Люцик не виноват!
Ну ведь только все подмела… – досадливо пробормотала женщина, берясь за ручку холодильника. – И вот опять…
Ладно… потом приберу, если борща нет, – решила она, дергая на себя дверцу. – Вроде Дженни и про тефтели что-то говорила?..
А это что?.. – пару секунд она никак не могла сообразить, что такое лиловое и колбасообразное разложено на решетчатой полке из стальных прутьев, и даже ткнула в него пальцем.
И лишь потом кухню разодрал истошный женский визг, по сравнению с которым сирена гражданской обороны показалась бы нежным курлыканьем горлицы. Как Морин оказалась верхом на столе, она не вспомнила и после.
[NIC]Морин Хендерсон[/NIC]
[AVA]http://s1.uploads.ru/ehloM.jpg[/AVA]

Отредактировано НПЦ (17-04-2017 23:53:19)

+2

7

Шотландия, г. Нэрн. Пансион «Зелёный дол». Низ, коридор

Вы слышали, как поют дрозды? – Кайр смотрит на медфея с искренним интересом. – Собственно говоря, а вы вообще в курсе, кто такие эти самые дрозды? Это птички такие, вроде, русские. А может и нет, точно не помню, где они еще водятся, но в России точно да. Правда, я понятия не имею, что там такого прямо в этих вот дроздах, чтоб их слушать? Про соловьев русских слышал, и даже как-то в интернете нашел несколько записей. Вот это я понимаю, реально ж охереть можно, это чистый аудиальный оргазм, я вот за каждое слово отвечаю! Они часами заливаются так, что сердце заходится. В какой-то момент все как будто в белый шум уходит, кроме их трелей, и сидишь, слушаешь, слушаешь, слу-у-у-ушаешь… А дрозды что? Ну птички, ну трели… Кстати, ты мне обещал пудинг за мои красивые глаза, помнишь? А с чем он будет? Со сливой? Или изюмом? С чем вообще делают пудинги в Шотландии? Наверное, не с тем, что в Англии, потому что это было бы категорически неправильно, я так считаю! Если уж тут Шотландия, и родовая честь, и всякая там кровь, и кровная месть, и все дела, то тут никак, ну никак не могут готовить обычный английский…
А вы слышали, как кричат кухарки? Это вам не дрозды какие-то вшивые! Это чистый беспримесный звук отчаяния, боли и ужаса, это прямо-таки баньши, и судя по всему, во плоти, потому что просто голос вряд ли загремел бы чем-то из-за двери, на которую разом уставились все – Энги, Шон, Райан и сам Кайр.
Не думая ни секунды, – о да, вперед, а там разберемся! – светловолосый конфетный красавчик стартанул к дверям кухни. Собственно, что это кухня, Мёрдок понял только когда дверь вытолкнул коляской, и на его обозрение предстали разделочные столы, какой-то немыслимый разор на полу, зеленуха, овощи, крупа – плита, распахнутое нутро холодильника, женщина на столе, и…
И тут глаза Кайра просто сверкнули каким-то немыслимым азартом, уставившись прямо на большую кастрюлю, из которой выглядывало нечто, до одури похоже на одно из порождений его несносных снов-неснов, когда ему пришлось плавать в первобытно-теплом океане, полном протоплазмы и вот таких вот головоногих.
А потому встретив ЭТО в реальной такой обычной, хоть и разгромленной кухне, Кайр мгновенно подкатил к холодильнику и с каким-то детским восторгом ткнул в лиловое пальцем, улыбнувшись во все белые и крепкие зубы:
О! Привет!

+3

8

Шотландия, г. Нэрн. Пансион «Зелёный дол». Низ, коридор
Голос Шона прозвучал неожиданно. Ну, то есть, как? – Эннис-то как раз его ждал, ждал и ждал (как и самого Шона, конечно), так долго, что уже и надеяться почти перестал его услышать, а друга увидеть этим вечером. Почему-то так всегда: не ждешь чего-то – вздрагиваешь, а ждешь – и не то что вздрагиваешь от неожиданности, а прямо-таки подпрыгиваешь – парадокс. Вот Энги и подпрыгнул на сиденье, дернулся, рука, уже немножко расстегнувшая «молнию», судорожно дернулась тоже, причем, как назло, не вниз, а вверх, опять застегивая ветровку, да так неловко, что замочком прижало кожу на шее. И больно до слез, и обидно так же – ну не заслужил упреков он, зря это мистер МакДугалл, ну вот совсем зря! – Эннис обиженно хлопнул ресницами, сопнул, и, выпуская из неловких пальцев прямоугольный пластмассовый язычок, запел:
Йаааа… – это легко получилось, все же простое слово, но с досады и во втором первый трудный звук выскочил почти сразу: – т-тебя... – вот дальше дело пошло хуже, потому что, сколько ни учил логопед ж-ж-жуж-ж-жать пчелой правильно, язык Колдера ну никак не желал так плотно, как нужно, прижиматься к небу, потому что… ну неправильно все! И выходило неправильно, не «ж», а то ли «з», то ли «т», то ли вовсе «ф», а вернее, все это вместе. Энги разозлился, плюнул и выплюнул конец слова: – ...дал!
Ну потому что, правда же, ждал! Болтался, как дурак, по коридору неподалеку от кабинета, когда узнал (а узнал не сразу и случайно вообще! Догадался просто, потому что куда новенькому на другой же день? Ясно, что к врачу! Оставалось только послушать разговоры на посту, покататься туда-сюда, и дождаться, когда скажут: «А ты чего, Энги, тут делаешь, друга, что ли ждёшь? Так ты не жди, тётушка Мэйгрид его надолго зацепила»). Но он все равно застенчиво поулыбался медсестрам, покивал – дескать, да-да, сейчас исчезну, раз так, и… остался еще минут на пятнадцать, пока совсем не прогнали, что, мол, пройти из-за него нельзя. Это они, конечно, зря – широченный же коридорище, хоть пять колясок в ряд свободно проедут, что уж он кому заслонял? Нет, ну, вообще-т, тоже понятно, на него, наверное, смотреть тяжело было, так что он леди пожалел и укатил изводиться в другое место.
Во-о-от… – он махнул рукой и заулыбался, досада прошла так же быстро, как боль от случайного, но крепкого щипка, а Шон опять болтал… нет, он БОЛТАЛ, и это было ужасно смешно, потому что Энги-то знал, и все знали, что мисс МакКуорри на инквизитора оч-чень даже тянет, такого прям брутального, и она стопроцентно Шона лапала… эээ… ну, да, во всяких местах – работа такая, и иголками тыкал взаправду, чувствительность же проверяют всегда. Снова вспыхнуть румянцем Эннису пришлось, услышав шоново «представишь?», он даже вдохнул поглубже и начал разминать губы, чтобы хоть как-то выговорить имя… новенького новенького, (а сам МакДугалл, получается, уже старенький новенький? Или вчерашний? Как бутерброд… – именно к этому внезапному сравнению относился эннисов смешок), но «бутерброд», естественно, достойный обложки Эсквайра… господи, да хоть Плейбоя, жалко, что ли? – представился сам. Разумеется, голосом, от которого завистливо заплакали сирены… и включилась тарахтелка номер два – белобрысая. Юный Колдер только глаза вытаращил восхищенно, а не совсем юный мистер Линдси насмешливо, но тоже восхищенно крякнул – это ж надо столько чуши намолоть, но самого нужного, то есть своего имени, не сказать!
А потом сирены на самом деле взвыли, то есть сирена, одна. Энги вообще никогда не думал, что человек так может кричать, ну чтоб не в фильме ужасов, а взаправду. Он бы, конечно, ни за что в кухню не рванул, так и вертел бы головой ошарашенно, но стадный инстинкт иногда даже на боязливых действует. Как Колдер оказался на кухне, он сам не очень понял, но при виде Морин на столе обалдел окончательно.
О-ох!.. – это все, что он смог сказать кухарке… и мирозданию вообще. А потом уставился на Кайра, то есть на спинку его коляски и белобрысый затылок, заслонявшие холодильник.

Отредактировано Эннис Колдер (01-05-2017 04:20:54)

+2

9

Ви жевал предпоследнюю тефтелину и поглядывал глазом на «ножке» на последний комочек мяса, когда дверца холодильника издала свое «чмафф» и открылась. Улиточьи глаза отображали картинку очень странно и непривычно, он далеко не сразу сообразил, что пальцем в щупальце тыкает кухарка, а не странное чудовище. Уже и сам думал заорать, однако двуногая выдала такой прекрасный крик, что портить его своим визгом – грех. Не крик, а услада для слуха! Ви даже почти высунулся из кастрюли (одним щупальцем приходилось придерживать крышку) и шевелил своими отростками в такт. Ах, как музыкально!

Зрителей тем временем прибавилось, и на простое «привет» Ви отреагировал, как и положено чудищу: устрашающе раскинул щупалки, разинул пасть и обрычал двуногого. Не забыл схватить последнюю тефтелену и кусок сыра, а то вдруг сожрут?! И вместе со своим сокровищем, придерживая кастрюлю и крышку, рванул по дверце, а там и по полу.

Однако ж как много двуногих собралось! И какие неудобные эти глазищи! Ви пару раз стукнулся кастрюлей в кресло на колесиках (надо себе такое организовать!), до звона в ушах врезался в ножку стола, навернул три круга по кухне, звонко дребезжа крышкой и умудряясь чавкать сыром, и наконец притаился под стулом. На всякий случай обхватил ножки щупалками, а то ж эти двуногие дикие, им в голову взбредет и веником гонять! Ви все еще помнил последнюю трепку веником. Ох, как после него болело то место, откуда хвостик растет. А как обидно было! До жути прям обидно, поэтому веником огрести он больше не хотел.

Громыхая стулом, кастрюльной крышкой и расплескивая остатки борща, Ви медленно продвигался к выходу.
Хрясь! Вытянул щупальце вперед, подтянулся.
Хрясь! – выкинул вперед второе, вернулся, собрал с пола лужицу пролившегося борща.
Хрясь! – обратно к выходу.
Бадах! Ой, врезался.
Кухня в этот день переживала немалые разорения.

+5

10

[NIC]Морин Хендерсон[/NIC]
[STA]Палочка-выручалочка[/STA]

[AVA]http://s5.uploads.ru/67wHZ.jpg[/AVA]
Какое-то время почтенная, в общем-то, леди, уважаемая и умелая повариха визжала, не переставая. Она поддёрнула юбку, и выглядела сейчас как карикатурная картинка на любую женщину, увидевшую на своей кухне наглую жирную мышь, спокойно и без зазрения совести пожирающую головку сыра. Так изобразили однажды толстую кухарку-негритянку в мультсериале «Том и Джерри». Только там в роли мыши был сошедший с ума и вообразивший себя грызуном кот, а тут...
Господи, что это?! Господи, что это?! Господи, что это?! – как заведенная, повторяла Морин, не в силах отвести взгляд от этого НЕЧТО. А ведь говорила она и дядюшке Джеку, и мисс Рейнс, и даже мисс Кент – нечисто в последнее время на кухне, творится невесть что. А над ней только посмеивались. Мисс Рейнс вообще посмела намекнуть на то, что ликеры и коньяк, которые держали на кухне для разного рода кулинарных нужд, миссис Хендерсон употребляет по иному назначению. И вот вам, пожалуйста.
Морин, милая, что за шум? – пожилой негр, успевший избавиться от капельницы с флаконом, таки обзавелся другой емкостью – он вышел из подсобки, держа в руках бутыль с отравой для грызунов. Заметив нечто неопределенно-лилового цвета, дядя Джек не раздумывая и не разбирая, что к чему и почем, швырнул в нечто бутыль, будто русскую гранату, наполненную вместо зажигательной смеси святой водой – от нечисти.
Ах ты погань. Сгинь-изыди, нечисть!
Бутыль разлетелась вдребезги, оставив на полу еще одну звездчатую лужу, в аккурат за секунду до того, как дверь протаранил незнакомый белобрысый парень, со скоростью ракеты подлетевший прямо к холодильнику, с хрустом давя осколки шинами своей коляски. Когда он начал бесстрашно (или бездумно) тыкать в ЭТО на полке пальцем – Морин опять поплохело: теперь она знала, как выглядела сама пару минут назад. Однако парень не завизжал, когда кастрюля с торчащими… непонятно чем сорвалась с полки с грохотом, не уступающим грохоту снаряда дяди Джека, и заметалась по кухне по непонятной траектории, натыкаясь на мебель и отчаянно дребезжа крышкою. Каждый такой «Б-думс» сопровождался стонами-вскриками Морин, к слову, весьма эротичными, она бы могла составить нехилую конкуренцию той русской теннисистке… как ее?.. Курниковой?.. Увидев изумленные, вот уж верно, квадратные глаза скромняшки Энниса, Морин резко заткнулась и покраснела, устыдившись, именно в этот момент еще и услышав себя со стороны.

Отредактировано НПЦ (10-05-2017 20:58:04)

+4

11

Комната Лайонела МакЭлвина

За новым пейджером мисс Хелен Кент пришлось идти на ресепшен. Да, отдала гостю. Да, новенькому. Нет, не забыла перенастроить и не буду впредь отдавать каждому встречному, что за глупые вопросы? Тут мисс Кент делает максимально строгий тон и приподнимает одну бровь. Этот тон и недовольное выражение лица она отрабатывала перед зеркалом где-то пол года. Зато эффект потрясающий, стоит потраченного времени. Пока возились с поиском, Хелен достала лист назначений, нашла фамилию Лайонела, сделала пометку Нику МакКеону. Всё своё внимание обратить мистеру МакЭлвину, следить за состоянием, других гостей передать; в экстренном случае вызывать. А как получила новый пейджер, тут же скинула Нику сообщение, что для него есть новые инструкции.

На очереди Кайр Лахлан Мёрдок. Мисс Кент должна была найти, спросить, всё ли в порядке, пару раз со всей искренностью улыбнуться и опять убежать по каким-нибудь делам. «Должна» больше самой себе, потому как прекрасно знала, что в основной своей массе персонал очень хорошо справляется с обязанностями. Касательно дел — несколько тревожил намечающийся приезд леди Кавдор: мисс Кент гораздо охотнее занялась бы документами, а на роль экскурсовода назначила бы кого-то другого. Но, во-первых, Изабелла пусть и не старая, но знакомая, надо уважить; во-вторых, Хелен прекрасно понимает, что без участия заведующей пансионом этот визит превратится в фарс. Было ещё «в-третьих»: без благотворительности подобного рода пансион не сможет существовать вовсе.

Уже находясь в коридорах, мисс Кент услышала крики и возню, раздающуюся с кухни. Остановила свой бег, вздохнула глубоко, и снова полетела, но теперь на звуки, отложив Кайра Мёрдока на потом. Хелен в красках представила, как распахивает дверь, видит какую-нибудь сущую ерунду вроде пролившегося соуса, несколько раздражённо делает замечание Морин о соотношении качества и высоты звуков с произошедшим и удаляется вон. Конечно, можно было бы этого и не делать, но мисс Хелен Кент всегда и до всего было дело.

Чего мисс Кент точно не ожидала, когда заходила на кухню, так это ползущей на неё кастрюли. В её вполне устойчивом мироощущении и мировоззрении, всякие приличные кастрюли вести себя так не должны, какое бы содержимое не было внутри. Хелен была глубоко убеждена: раз посадили в посуду такого рода, веди себя прилично и тихо, как и подобает будущему блюду. А, судя по раскидывающимся щупальцам, внутри было что-то вроде осьминога.

— Та-а-а-ак. Кхм.

И это было всё, что смогла выдавить из себя мисс Кент, обводя взглядом бардак и разметавшихся в нём присутствующих. Зато Мёрдок и Эннис нашлись, сразу стало легче. Теперь необходимо быстро сориентироваться в ситуации, принять максимально правильное решение, которое выгодно бы подчеркнуло интеллектуальную состоятельность мисс Кент в глазах гостей. Кастрюля, меж тем, неумолимо ползла к выходу, рвалась на волю в пампасы. Допустить такой побег из Шоушенка Хелен не могла, поэтому не нашла ничего лучше, чем бесстрашно сделать шаг навстречу гастрономическому Дюфрейну и наступить ногой ему на голову. То есть, на крышку.

— Звуки выше ста десяти децибел надо записывать в гражданские правонарушения. А порой и в административные. Ползающая посуда, конечно, свежо, ново и креативно, но тогда надо подкреплять перформанс чем-то другим.

Отредактировано Хелен Кент (15-05-2017 19:18:46)

+6

12

Так, понятно.
Как и положено высоким гостям, Шон вкатился в кухню последним и заинтересованно смотрел вокруг, чуть вращая коляску на месте.
Одной из главных неприятных черт Шонового характера, а следует отметить, что все черты его характера были неприятны, было резкое неприятие игнорирования. То есть он не обязательно должен быть самым главным, но роль яркого дивертисмента – его. Компенсация недостатков. Это все было раз.
Два – второй день в этом дьявольском месте творится какая-то неведомая и неестественная чушь, из которой можно сделать только один вывод:
Знаешь, Эннис, мог бы и предупредить, что тут в воду подмешивают ЛСД, это ж сколько денег на этом можно поднять. Включая ту двадцатку, что ты должен мне за свою обаятельную улыбку. И, между прочим, я почти уверен, что запирать это в кастрюле – неправильно. И почему мне не сказали сразу, что можно держать домашних чудовищ? Я бы завел девушку под кроватью.
Интересно, кто это.
Последнее было сказано на удивление серьезно. Шон вообще испытывал нездоровую страсть к живым существам, не относящимся к виду хомо сапиенс. Особенно к дурно воспитанным, наглым, заносчивым и мелющим полный бред сапиенсам.
Короче говоря, больше бегающих кастрюль и остальной сверхъестественной чепухи – черт с ней, это же Шотландия, здесь все можно – Макдугалла волновало одно. Он неиллюзорно и от того еще более противно ревновал.
Глупый собственник.
Эннис, видимо, придется тебе все же представить твоего нового друга, раз воспитание миновало его светлую головушку, и, черт побери, мисс…
Это уже обращение к кухарке:
…Вы не могли бы голосить в иной октаве? От си минор начинает портиться настроение, а осенью это чревато.

+4

13

Что делает настоящий джентльмен, услышав донельзя испуганный женский визг? Разумеется, не задумываясь, несётся в том направлении, откуда эти сиренные-тревожные звуки раздаются. Тем более не задумываясь, если в том же направлении рванули другие джентльмены, со всех ног, то есть колес. И что характерно – совершенно бездумно и безоглядно. И что важно – в частности, тот самый «венценосный» джентльмен, которого мистеру Линдси поручено было всячески опекать, беречь, как зеницу ока, холить и лелеять… что непросто на таких-то скоростях. Еле ведь догнал поросёнка болтливого!.. и второго, не менее болтливого, и третьего, совсем не-болтливого тоже, ишь ведь, какие шустрые ребята!
Однако, догнав их всех, а кое-кого и обогнав, Райан поневоле отвлекся на… сущий же ад, господи Иисусе! Что тут происходило минуту назад – налет бандитов, что ли?! А что покрали-то, кого убили?! – Райан встал в дверях ошарашенным столбом.
«Я посмотрел, чуть мне плохо не стало», – однажды в задумчивости на незнакомом медбрату русском процитировал многоязычный владелец пансиона по забытому сейчас поводу, но с любезным переводом. Вот именно это состояние мистер Линдси успел испытать, увидев, как его подопечный тыкает пальцем затаившееся в холодильнике нечто, которое довольно-таки устрашающе рыкнуло, но потом заметалось само, как перепуганный заяц, натыкаясь на все, на вообще все, словно именно это и было его задачей – максимальное количество раз стукнуться о каждый стоящий в кухне предмет, неважно, одушевленный или нет. Ужас, ужас же! Чего там, сам медфей несколько раз шарахнулся от бешеной кастрюли – чисто инстинктивно, на том же инстинкте закрывая своим могучим организмом ребяток на колесиках.     
Битые бутылки, судя по уцелевшему в осколках горлышку, хрустящее под колесами стекло, фаянс и макароны (о господи), разлитый по полу… наверное, суп, раскиданная там и сям, перемятая ногами и шинами зелень, дядя Джек в геройской позе, а еще – те самые катучие-бегучие джентльмены в разной степени готовности к подвигам, начальница пансиона в позе неузнанной впопыхах античной статуи и, боже мой, кухарка почему-то на столе – это вообще неслыханно, в смысле оглохнуть же можно! – вот вам пейзаж после битвы.
Ладно… что бы там, в конечном итоге, ни торчало, извиваясь судорожно-конвульсивно (вполне по профилю заведения, да), из-под кастрюльной крышки, первым пунктом в списке обязанностей джентльмена, после защиты детей, неизменно значится спасение дам. А поскольку больше было некому, именно Райан, покосившись на соизволившего наконец въехать кандидата на обложку «Эсквайра» (и ведь одни сиятельные особы кругом, подумать только!), подошел к внезапно заткнувшейся миссис Хендерсон, сконфуженно оправляющей юбку, чтобы помочь ей слезть со стола.
Вот так-то лучше, Морин, – выпуская из ладони женский локоток, практически проворковал мистер Линдси, и шагнул к Хелен: – Ну... для полной оригинальности перформанса, раз уж Вы, мисс, косплеите Афину, прости господи, Палладу, воительницу, попирающую чудовище, не хватает копья. Стойка от капельницы вполне подойдет, да и удобнее, опять же, с опорой. Прикатить? Я тут в коридоре видел.

Отредактировано Райан Линдси (18-05-2017 22:32:10)

+1

14

Ви, как и любой представитель лисьих и тем более кхы, любил внимание. Сильно любил внимание. И, как любому кхы, ему было без разницы, какое это внимание. Но вот сейчас этого внимания было слишком много. Как и слишком много двуногих, от которых просторная кухня превратилась в маленькую коморку, где и повернуться-то сложно, что уж говорить о том, чтобы спрятаться. А тут еще и двуногое варваское создание прищемило щупалки. Как же красиво Ви орал, каким слаженным и могучим оказалась смесь лисьего и осьминожьего мата, какие восхитительные обороты всплыли в памяти!

Ви вместе с кастрюлей и крышкой кое-как вышкребся из-под тяжелой ноги варвара-двуногой и метнулся на стену. На стенах людей нет, намного свободней, а еще куча склянок, которыми можно кидаться в двуногих, в случае чего. К тому же присоски отлично держат! Только мир какой-то перевернутый, как ни верти лупалками, а все равно не понятно, где что находиться. По стеночке, по полочкам, по шкафчикам (дверцей сам себе в лоб заехал раза два точно) и на потолок, а оттуда к холодильнику. Ви вытянул весь лоток яиц, половина, к великому лисьему сожалению, разбилась, растеклась по полкам и полу вкусным лакомством, которое тут же смазал длинным и широким языком. Оставшихся ведь хватит для меткого обстрела и броска к окну?

Кастрюля с чудищем бойко отстреливалась яйцами, ни одно не ушло в «молоко», каждый неродившийся куриный детеныш нашел свою жертву! Само же чудище шустро ползло к открытому окну. Звонко стукнулось о подоконник, хорошо так вписалось в раму и сигануло в сад, подальше от воинственных двуногих, что наверняка уже придумали, как зажарить любименькие щупалки.

Шотландия, г. Нэрн. Пансион «Зелёный дол». Сад

+4

15

Да, ошарашенный взгляд Энниса, язвительная, но невозмутимая, как всегда, реплика начальницы в ее адрес – все это хорошо так отрезвляло, конечно, но окончательно кухарка осознала, насколько ужасно выглядит и ведет себя, лишь когда ее сняли со спасительного стола. Именно тогда до нее дошло, какой тарарам она сама-то учинила на кухне – на своей любимой кухне! Ей аж снова поплохело от нахлынувшего осознания сего ужасного преступления. Другая бы леди чувств-с вообще лишилась, но Морин справилась с собой, хоть дурнота подкатила к горлу и колени стали ватными, потому как прекрасно понимала, что упасть в обморок – первый и самый верный способ вылететь с работы. А этого миссис Хендерсон позволить себе не могла, да и, в конце концов, она шотландка, горянка храбрая, или кто? Посему она только чуть посильнее оперлась о руку мистера Линдси, стараясь не качаться от испуганной слабости – как тонкая рябинка, коих в окрестностях было полно, особенно в парке у пруда.
Простите, мисс Кент, простите, господа, – опять по-девичьи краснея, то есть краснея еще пуще, совсем уж в маков цвет, пролепетала несчастная жертва столь пристального внимание окружающих.
Ох, скорее б окончание смены, а потом вернуться домой – в уверенные, оберегающие объятия мистера Хендерсона. Вот только не суждено это ей: полвечера еще придется прибираться. Да и на борщ надежды нет, нету больше борща, придется что-то все-таки спроворить заново. Хоть капусту потушить... если она еще осталась где-нибудь не на полу, не перемятая и не передавленная.
Прошу, пройдите в столовую – ужин скоро будет готов. Ох, хорошо бы…
Что хорошо, так и осталось неизвестным, ибо стоявший себе тихо среди всеобщего гама, жестяного грома и трескотни, всеми почти забытый дядюшка Джек проводил странное… существо? создание? предмет? – взглядом, а потом стремительным броском, словно добрый вратарь на ворота, и одним махом закрывает окно. Откуда только и силы взялись у старика, который и ходит-то еле-еле, за ту самую стойку капельницы и держась. Вот что адреналин с людями делает! Но, проводив взглядом эпично вывалившуюся на волю, в природу (сад ведь вполне природа, верно?) кастрюлю, вздыхает облегченно и Моран. Все, комедия окончена – пора возвращаться к своим обязанностям.
[NIC]Морин Хендерсон[/NIC]
[STA]Палочка-выручалочка[/STA]
[AVA]http://s5.uploads.ru/67wHZ.jpg[/AVA]

Отредактировано НПЦ (22-05-2017 23:20:36)

+1


Вы здесь » Приют странника » Великобритания. Англия, Шотландия, Уэльс » Шотландия, г. Нэрн. Пансион «Зелёный дол». Общая кухня