Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Дом Беззаботности » Галерея детского отделения


Галерея детского отделения

Сообщений 61 страница 67 из 67

1

http://s6.uploads.ru/MHEB9.jpg

0

61

И зеленые красиво, и голубые красиво! – возбужденно согласился Нат с доктором. – У нашей соседки …ну, там, дома, в Урке… – надо же было все рассказать, в подробностях, чтобы было понятно, что это сущая правда, – …она старенькая, тетя Янне… то есть мефрау Кёйпер, во-о-от!.. – он на выдохе поймал потерянную было мысль, бегло улыбнувшись и кивнув беловолосому дружку – спасибо, мол, за то, что подвердил, что все действительно происходило прямо тут, возле этого окна и дивана, и пусть эти взрослые утрутся, – …во-о-от, у нее сиамская кошка, така-а-ая красивая! – маленький Гринберг каждый раз вот так от восторга захлебывался, как сейчас, когда видел это горделивое, хриплоголосое чудо цвета какао, что варила Полли, и с лапами, хвостом, мордой и ушами, которые словно обмакнули в шоколад. – Зовут Фанни, и глаза у нее – такие… такие… – забывшись, Натаниэль даже неловко взмахнул «нерабочей» рукой, но не заметил этого, – …красивые! Очень! Красивее даже, чем просто зеленые. – Прозвучало очень уверенно, будто храбрый еврейский мальчик был признанным экспертом в этом вопросе… вспомнившим еще кое-что и просиявшим: – А, ой! А у другого соседа, только уже не в Урке, а на Бонайре, в Ораньестаде, есть кот, очень, очень серый, вот как... – мальчишка пооглядывался по сторонам, пытаясь найти, с чем бы в коридоре можно сравнить этот «очень серый» цвет, но ничего подходящего не нашел и разочарованно фыркнул, мгновенно об этом забывая и тут же переключаясь на главное: – так у него глаза вообще желтые! Как у совы. Тоже здорово! – Он снова вздохнул, уже огорченно, и признал: – Жалко, что у треглазой кошки они просто зеленые.
Он умолк, просто оттого, что рассказал пока все, чего знал, и теперь смущенно улыбался, переводя взгляд с Эйли на доктора, и чувствуя, что наболтал, наверное, лишнего. Но не отреагировать на слова старшего мальчика и смолчать не получилось, огромные глазища уставились на Даймона укоризненно:
Но Майки же не виноват, что у него… что он… он даже не глупенький, правда, доктор? – очень кстати припомнив слова Радека в столовой, помотал головой Нат, несогласно набычившись, – он просто другой. И кошка другая, не та, которую Майк на руках все время таскал, она пушистее намного, совсем-совсем белая и с тремя глазами. – Теперь его мысль скакнула на то, что сказал ранее Эйлиас, и младший Гринберг пробормотал, задумчиво выпятив губу: – А вдруг она, правда, голодная? А если ее вкусным приманить, она придет? – и растерянный взгляд снова остановился на лице Пауля: – Думаете, нам в столовой что-нибудь для нее дадут, если попросить?

Отредактировано Натаниэль Гринберг (03-07-2017 22:38:36)

+1

62

Начало игры.

   В какой-то мере пребывание в этом месте угнетало – порой казалось, что Приют был своеобразной позолоченной клеткой. Ещё несколько месяцев назад жизнь была совершенно другой, теперь она бесповоротно изменилось. А новые, так сказать, «наставники» не желали делиться «секретами», которые беспокоили ещё юный разум, что мог враждебно настроиться против них. Или же взрослые были более рациональны и дальновидны?
   Нокс пока пребывала в Доме Беззаботности, что её ждало дальше – она не знала. Порой целые часы занимали мысли о том, что же с её родителями. Пусть те не были ей настоящими, но они втроём были семьёй. Вейн не хотела, чтобы несколько минут бессознательности разлучили с её любимыми людьми.
Иногда память скверная штука, – зачастую думала подросток в последние дни. А ещё больше беспокоило, почему же ей не отвечают на вопрос: что с её родителями? Может, это было наказанием за излишне агрессивное поведение в первые сутки и попытки сбежать?

   Адаптация, по словам местных специалистов, проходила хорошо. Вот только покоя для себя Ноктис ещё не видела, строчки книг растворялись в воздухе, словно не желая проникать в голову, карандаш и кисть не лежали в руке, а стрелять… Да, кто даст ей в руки хотя бы обыкновенную «воздушку»?..
Дабы занять себя от вынужденного безделья, Нокс скиталась по коридорам и паркам Приюта – ногам дать работу. Бесцельное хождение прервалось тоненьким «мяу».

   Перед генетической химерой стоял выбор – искать нечто мяукающее, или идти своей дорогой. Выбор был очевиден. Юная девушка тут же начала искать источник нежнейших звуков, и нашла довольно быстро, под софой в длинном коридоре, куда не так давно её занесли ноги. Не жалея джинсов, на то те и джинсы, Ноктис встала на колени, после чего опёрлась о ладони заглядывая под предмет мебели. Под взор тут же попала куча белого пуха, через пару секунд по носу провело мягчайшим пушистым хвостом. Как и предполагалось, это была кошка!
   После «унизительного» поглаживания хвостом сему чудному созданию полагалось наказание в виде поглаживания. Нокс тут же с ловкостью выудила чудесную кошечку или кота из под софы. Кошка упиралась, но когда оказалась в объятьях необычного телекинетика, моментально успокоилась и начала гладится.
   Раньше у Нокс было немало кошек, особенно этому способствовал огромный фанат кошачьих – её отец, посему, видимо, и у дочери было нечто кошачье, да и контакт с ними всегда удавался. После долгого времени грусти это мурчащее создание на руках девочки-подростка стало настоящей отдушиной.
   Кошка была умильной. очаровательной, мягчайшая шерсть и замечательный кошачий нрав, по первоначальной оценке. Она довольно растянулась на руках Вейн и заливала коридор мурчанием под чуткими пальцами. И даже моргнула третьим глазом.

   Нокс застыла на месте.
   Кошка же продолжала требовать к себе внимания, ведь руки девушки идеально подходили под размеры прекрасного домашнего зверя – удобно было на них лежать и балдеть, а гладить они тоже умели на ура.
   Наверное, надо привыкать к этому, – пронеслось в голове Ноктис. – Кошки тоже могут быть инопланетянами.
   Пальчики девушки продолжили чесать трехглазую кошку за ушком, держа ту в объятьях.
   – А ты даже очень ничего, красавица, – улыбнулась Вейн. – Но ведь не стоит стоять посреди коридора?
   А ведь действительно у кошки были выразительные прекрасные глаза! А теперь оказалось что их три! На один драгоценный камушек больше!
   Кошка действительно подняла настроение вечно хмурой Снежинке. По крайней мере, та не улыбается уголками губ вниз.

   По пути Ноктис зашла в галерею, надеясь побыть там наедине с кошкой, вот только там уже были гости. Трое детишек и мужчина, вроде бы последнего девушка видела в белом халате пару раз, среди других докторов.
   Нокс застыла в проходе, пытаясь угадать кто это мужчина: человек или нет? Среди детей же ярко выделялся белокурый мальчик, странное чувство от него, или точнее у самой девушки. И внешне тот выделялся, но казалось что-то ещё, может, снова творческие заморочки?
Здравствуйте. У вас здесь сеанс? Я тогда пойду, – пробормотала девушка, стремясь ретироваться. А тем временем на руках у нее всё так же вальяжно разваливался трёхглазый чудесный кот.

+1

63

Недоверчиво мальчишка смотрел на подошедшего парнишку, странное, непонятное еще Эйлиасу чувство зародилось в него в груди, он чувствовал какое-то недовольство и даже опасение, но встревать в разговоры даже не думал. Во-первых, это было некрасиво, во-вторых, Мирко не знал, с кем имеет дело, и самым разумным в этой ситуации было промолчать.
Они считают, что мы придумали трехглазую кошку. Взрослый, – ребенок кивнул в сторону доктора, – решил, что мы нафантазировали, потому что являемся еще детьми и фантазировать для нас нормально. Они не хотят верить в то, что не видели своими глазами... им нужны доказательства. Ты тоже станешь таким, когда вырастешь.
В завершении своей слишком умной для своего возраста речи Эйлиас доброжелательно улыбнулся Натти, как вдруг взгляд голубых глаз уловил подошедшую к ним девушку, которая держала на руках живое доказательство – трехглазую кошку!
Вот сейчас взрослые нам поверят.
Широко улыбнувшись, Эйлиас подходит к девушке и без всякого разрешения забирает у нее кошку. Вместе с ценной ношей мальчонка подходит ближе к тем, кто не верил в ее существование.
Настоящая, живая, трехглазая кошка.
Взгляд ребенка внимательно следит за реакций на лице доктора и Себастьяна, улавливая почти что каждую изменившуюся эмоцию.
Что вы теперь скажете?

+2

64

Оба мальчишки были упрямые до ужаса, а тот, что на коляске, еще и наивен до безобразия.
Но Майки же не виноват, что у него… что он… он даже не глупенький...
Ага, не глупенький... Просто дурачок. Вырастет, наверное, вообще в дурдом попадет. – Себастьян фыркнул.
Тоже – невидаль. Если этот мальчишка не знает ничего про психов, так чего лезет?
На заговорившего белобрысого Себастьян уставился и вовсе хмуро, ощущая, как подступает в голову большое раздражение. Почему? Неважно. Важно то, что этого белобрысого хотелось стукнуть. Сильно и больно. Но ведь «доктор Радек» наверняка же не позволит и будет выговоры и нотации читать.
Можно подумать – ты не вырастешь никогда. Тоже мне, Питер Пэн выискался, –  только и огрызнулся на мелкого.
Он уже совсем хотел уйти, ему надоели это малявки, как послышались еще чьи-то шаги, и в коридоре показалась какая-то девчонка. В первый момент Себастьяну показалось, что это – Александра. Но нет, увы... Или – к счастью. Мальчишке не очень-то хотелось встречаться с «доктором Радеком» и Александрой одновременно.
На предъявленную белобрысым белую кошку Себастян фыркнул, передернул плечами и выпалил:
Ну вот, та же самая. А ты и не знаешь, не видел. – глянул он на мальчишку в коляске, а затем – не попрощавшись, решительно обогнул коляску мелкого и зашагал прочь.

===> Куда-то...

Отредактировано Себастьян Даймон (18-09-2017 00:49:23)

0

65

Мальчик в коляске рассказывал о кошках своих соседей и сам увлекался, был захвачен этим рассказом. Он был настолько возбужден, что даже дернул рукой. Это, конечно, не было неконтролируемым возбуждением, которое наносит детской психике негативные последствия – просто обычное мальчишеское волнение и желание поделиться информацией. Так же пылко, как рассказывал про кошек, он кинулся на защиту маленького дауненка перед старшим мальчиком.
С этим Даймоном нужно было что-то делать – он становился неадекватным, почти агрессивным едва ли не при каждом общении с ним, а в обществе возбудимых детей это может стать опасным. Значит, ему необходимо разработать план приема успокаивающих препаратов.
Отметив про себя, что беловолосый мальчик так и не назвался сам и так же не назвал имя доктора, упоминая его в разговоре, поставил себе заметку – пообщаться с ребенком поближе.
А затем случилось то, что привело к моральному ступору – подобному тому, который почти всегда испытывал во время общения с куратором. Подошедшая девушка была известна, и ее появление в коридоре не было необычным, но вот...
Кошка, сидевшая у нее на руках, а потом подхваченная беловолосым мальчиком и принесенная для удостоверения в своей правоте... Кошка с тремя глазами...
Этого не может быть просто потому, что не может быть. Но так есть... Но как это может быть, если этого быть не может? Пожалуй, об этом стоит рассказать директору. Он либо сочтет меня безумцем и отправит в отпуск, либо...
Впрочем. с детьми нужно быть честным, иначе их доверие будет подорвано.
Здравствуйте, фроляйн. Нет, у нас не сеанс, и Вы нам вовсе не мешаете. – Короткий приветственный кивок девушке, затем обратиться к младшим мальчикам: – Теперь я скажу, что вы правы. Это весьма необычная кошка. – Ровно и спокойно, стараясь, чтобы голос не вздрогнул. – В природе очень редко, но все же встречаются различные мутации развития живых организмов. Иногда рождаются телята с двумя головами, или собаки с пятью лапами, и так далее. Видимо, эта кошка – также результат природной мутации. Возможно, она сбежала из лаборатории, где ее изучали. Поэтому, Натти, я не думаю, что ее стоит кормить молоком, взятым из столовой.
Короткий сигнал, говорящий о том, что на телефон пришло сообщение, позволил замять странную и тревожащую тему. Извинившись перед детьми (тут же вспомнилась понимающая улыбка маленького Натаниэля: «Ну да, у взрослых – рабоооота»), Пауль отошел в сторону, продолжая, впрочем, наблюдать краем глаза за происходящим. А затем, прочитав сообщение, окликнул девушку:
Фройляйн Вейн, директор распорядился перевести Вас в другой корпус, а прежде этого – привести Вас к нему. Пойдемте.
Зайти в свой кабинет, если никто по дороге не задержит, забрать документы пациентки и привести ее в кабинет директора – дело пятнадцати-двадцати минут, не более.

+2

66

Пауза немножко затянулась, юный Гринберг успел почувствовать неловкость от того, что ему самому пока нечем ее заполнить – он ведь уже рассказал все, что знал, и про своих, и про чужих, но знакомых кошек, а про чужих незнакомых вот так сразу ничего не вспоминалось. От этого записному и прирожденному болтунишке даже дыхание заперло – вот в такие моменты он становился даже застенчивым, смущался, краснел и напрягался пуще прежнего. К тому же… как-то так неловко было, просто ужасно неловко, от того, что и доктор Пауль не верил и считал их просто фантазерами, и от того, что этот взрослый мальчишка так грубо себя вел (да, Натти уродился мальчиком нежным, и грубость приводила его в недоумение и растерянность). Но тут очень вовремя заговорил беловолосый Эли, да так рассудительно, назидательно, вот прям по-взрослому, даже у самого Натаниэля так нечасто получалось – от словечка «являемся» он аж глаза вытаращил уважительно. «Мы являемся детьми» – во как! На почти обвиняющее «И ты таким станешь» младший Гринберг сперва хотел возмущенно замотать головой, однако… будучи мальчиком честным, подумал секунду и со вздохом кивнул – да, мол, буду, куда ж деваться. Он и сейчас уже был взрослым относительно, потому что не верил сперва, что вправду видит свою фею, а потом трехглазую кошку, и сильно (действительно сильно) огорчался от того, что доктор вот ему не верит. Потому что сам, внутри себя, понимал – доктор прав, этого всего вообще-то не бывает…
…и все-таки оно есть! – мальчишка натурально просиял личиком и глазищами, увидев девушку и… кошку у нее на руках. Ту самую, белую-пушистую кошечку, с хвостом, похожим на пышный белоснежный султан – беглянка, видимо, не смогла далеко удрать, была поймана, и теперь нежилась в девичьих руках.
Ой, привет, Нокс! – радостно воскликнул вежливый еврейский мальчик. – Как здорово, что ты ее нашла! А где, на улице?.. – он не успел подкатить к девушке первым, а потом не стал мешать Эйлиасу, который оказался проворнее, и забирал киску, чтобы поднести ее к доктору поближе, довольно прищурился и все же почти злорадно сказал вслед уже уходящему Даймону: – Вот! И вовсе это и не та кошка, которую Майки таскал, они вовсе даже не похожи! – честное слово, ему очень захотелось показать язык вредному парню – дескать, съел? – но он же, Натти, был вежливым еврейским мальчиком, и воспитанным… и вообще.
А доктор, да-а… доктор сильно удивился. Но Нату было до того приятно, что теперь-то никак нельзя сказать, будто он все нафантазировал просто, что он доктора сразу великодушно простил. В конце концов, наверное, Натаниэль и сам бы сперва выпалил «Да врёшь!» любому, кто б рассказал, что держал на коленях и гладил такого чудесного зверика. Он даже вежливо покивал, слушая объяснения про мутации – видел же как-то в телевизоре этих самых двухголовых телят и пятилапых собачат – брр! – страшно, и жалко их очень.
Ага! А есть еще люди Икс, которые мутанты, – звонко, на весь коридор, согласился он, но бровки светлые сошлись в раздумье, а глаза пытливо взглянули на Радека. – То есть Вы думаете, что Росомаха и Шторм, и Циклоп тоже, они молоко не пьют? Им нельзя, да? А почему? А если выпьют, то что? А что им можно? А компот они пьют? Ой, а какао тоже нельзя?..
Животрепещущий вопрос так и не был решен, потому что из-за двери неподалеку выпорхнула кареглазая мадемуазель Жюли и всплеснула руками совсем как Полли:
Нат, дружочек, ты почему до сих пор здесь, у тебя же ванна сейчас должна быть! – юная няня в симпатичном мини-халатике обернулась к беловолосом мальчику, не обращая внимания на кошку: – Эйли, милый, ты тоже не завтракал? Пойдемте, пойдемте скорее, вас же давно ждут, – она ласково нашла обе детские ладошки – левую у одного, в коляске, и правую – у другого мальчика, и ненавязчиво потянула обоих в сторону столовой. – Идемте же, зайки, не будем мешать доктору, там сегодня чудесные корзиночки с кремом на десерт.
Тайна Радужной Планеты

Отредактировано Натаниэль Гринберг (05-10-2017 17:58:51)

+2

67

Честное слово, светловолосый мальчишка не понимал, о чем именно говорит его новый, но уже самый настоящий друг. Не знавал он никаких Росомах, Циклопов и прочих супергероев, о которых увлеченно спрашивал Натти. Признаться, Эйлиасу не совсем понравилось то, что он, оказывается, о чем-то не знал. Нет, это была не зависть, не злоба... неприятное чувство стыда или даже разочарования в своем уме, которое Мирко сразу же решил исправить тем, что обязательно прочтет про тех мутантов, коорым нельзя молока, да не просто прочтет, а почти что выучит наизусть все-все про каждого и непременно удивит этим мальчика в коляске.
Пока ребенок задумывался об этом, кошка бесстрашно устроилась у него на плече, пушистой мордашкой ласкаясь о щеку Эйлиаса. Кажется, она ему даже мурлыкала.
Можно мы возьмем ее с собой? – спросил Мирко у взрослого, запуская пальчики в тонкий нежный мех на шее зверька. – Она ведь тоже наверняка хочет кушать. Э-эх, умела бы она говорить, точно бы сказала, что хочет на завтрак!
Но доктор не ответил – ему позвонили, и… они с Натти только ппереглянулись – вечно этим взрслым некогд.
Или они что-то хотят от детей. Эта молодая тетя была милая, однако… а впрочем, мальчики дейсвительно проголодались. Мирко крепко держался за руку няни, но шел осторожно, чтобы кошка случайно не упала с его плеча и не убежала. Мальчику не хотелось ее искать снова, он не желал с ней расставаться и надеялся, что ему разрешат ее оставить.
Ну а что? Вот у Хайне, Натти говорит, есть черепашка, а у Томми – хомяк, да у того же Майки будтобы и правда была кошка, которую он и за шерсть дергал, и за хвост. А Эйли ведь такого делать не будет. И Натти, конечно, тоже – вон как осторожно он держал ее на коленях недавно.

0


Вы здесь » Приют странника » Дом Беззаботности » Галерея детского отделения