Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Окрестности » Боковая аллея


Боковая аллея

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

http://s9.uploads.ru/UPjzL.jpg

0

2

Комната вторая

Бродить по дорожкам парка можно было часами, это никогда не могло наскучить. Ну, разумеется, если в вас есть интерес к природе, свежему воздуху и прогулкам. А, судя по тому, с каким энтузиазмом парень принял приглашение погулять, у него такой интерес был.
Зубастики? Какие ещё зубастики? Он, что, фанат мультика «Как приручить дракона?» – у Ларри были двое племянников – семи и девяти лет, так вот они, что называется, сходили с ума по всем этим мультяшным монстрам.
Хейл! – оклик помешал Ларри ответить на вопрос красивого парня. На дорожке стоял Маркус Брэди – один из старших санитаров. Он всегда умудрялся разговаривать с людьми так, что они начинали чувствовать себя виноватыми во всех грехах. – Хейл, у тебя совсем мозгов нет? Ты чего парня чуть не голышом на холод вывел?! А ну, марш за его одеждой.
Черт, а ведь и правда. Я ж думал – он хоть и «неадекват», а сообразит одеться. Только... Как я его оставлю сейчас и где буду искать тёплые вещи? – и обернулся к красивому парню.
Я сейчас тебе принесу куртку... Или свитер. Что у тебя есть из теплой одежды?
Бегом, Хейл!
Да, конечно, мистер Брэди. Только, пожалуйста, не рассказывайте директору! Я не хочу потерять работу.

[NIC]Ларри Хейл[/NIC]
[AVA]http://s9.uploads.ru/dANfv.jpg[/AVA]

Отредактировано НПЦ (07-05-2017 21:09:20)

+1

3

Из золотой клетки

Райская птица наконец оказалась на воле. Это был первый выход Яззу куда-то под открытое небо. Он уже почти что забыл, что такое свежий воздух и холод. К тому же совсем забыл про куртку. Оказывается, было похоже на осень. Или на очень раннюю весну. Не важно, потому что куртку он всё равно забыл. Или свитер... И Хейл не сказал. Наверное, его звали так, потому что ещё один человек, появившийся неподалёку от них, как раз сердито окликнул его проводника по имени. И отчитал. Яззу даже отступил на шаг назад, потому что не очень любил сердитых людей. А с того момента, как его отец и господин рассердился настолько, что порубил всех топором, воды, конечно, утекло немало, но забыться так и не забылось.
Я сейчас тебе принесу куртку... Или свитер. Что у тебя есть из теплой одежды?
Свитер есть, и куртка есть. Куртка лучше, в ней есть карманы, а тут веточки... Можно, я соберу немного для себя? Я подожду тут, да. – закивал он, вздрагивая от очередного окрика незнакомого сердитого мужчины. И сделал ещё шаг назад.
Я вот там подожду. За поворотом. – Яззу махнул рукой в направлении кустарника, развернулся и быстро убежал за поворот, чтобы не видеть незнакомца и самому не светиться. Он не доверял сердитому. А лучший способ спрятаться – убежать. Хейл его тут найдёт потом, а он пока...
Яззу окинул взглядом кустарник, поёжился, обхватил себя руками и принялся искать в кустах что-нибудь интересное. Пока только глазами, потому что руки застёгивали рубаху. На тот случай, если всё же поможет.

0

4

Тетя в розовом – нестрашном уже – халате еще что-то говорила, улыбаясь, жаль только – не понятно. Она и дядя Паша привели куда-то в красивый парк. Много больших деревьев, а вот статуй не было. Но и без них много всего интересного. Вон, что-то зашуршало где-то впереди в кустах. Птица?  Кошка? Или кто-то прячется? Интересно.
Аккуратно высвободить руку из руки тети и броситься со всех ног туда, где шуршит – чтобы не успели остановить и чтобы успеть самому. Успеть услышать оклик дяди Паши, но все равно не остановиться – ведь обещали же в парк. Только припустить еще быстрее, а то поймают – опять ругать будут, да еще и гулять запретят, в комнате запрут. И остановиться уже в кустах, увидев еще одного человека с длинными волосами, который оглядывается по сторонам, то ли ищет чего-то потерянное или кого-то. Играет в прятки? Здорово! А примет ли к себе в игру?
Тетя, а ты тоже прячешься? Или ищешь? – шепотом. – А мне можно в прятки?

Фея-нимфа-богиня улыбчиво говорила о том, что пациентов в Приюте Странника – как называлась клиника – окружают большой заботой и предоставляют самые современные возможности для отдыха и лечения – как физического, так и психического толка. Конечно, реклама, как везде и всюду, но слушать этот голосок было приятно, как и идти вместе. В который раз Грибов пожалел и об обручальном кольце на пальце и о билетах обратно, лежащих в кармане. И знаков внимания особо не окажешь – Мишка же между ними… Только улыбаться ей, надеясь, что в этой улыбке можно угадать иную подоплеку, кроме вежливости.
А куда теперь пойдут его документы, Вы знаете? Мне только проводить его до комнаты и все, или  эти самые документы еще нести куда-то?
Внезапно Крылов дал деру куда-то в кусты. Господи, этого еще не хватало!
– Мишка, а ну вернись!
«А в ответ – тишина: он вчера не вернулся из боя» (с)

Отредактировано Михаил Крылов (24-05-2017 14:35:43)

+1

5

Не услышь он голос, не повернулся бы и не увидел бы... Но в силу природного любопытства Яззу мгновенно посмотрел туда, откуда должен был прибежать Хейл, но это был совсем не он. Это был какой-то очень страшный на вид человек, с розовым, словно оплывшим от кислоты, лицом, и с красными глазами. Никогда ранее Яззу не видел таких странных чудищ. В первое мгновение ему стало очень страшно, словно тело само вошло в некий ступор, и он даже не сразу отреагировал на сказанное красноглазым, продолжая смотреть на его лицо. Мысли же за это время оформились в некое такое, что, наверное, этот розовый человек с красными глазами и странной кожей – инопланетянин. К тому же он спросил про прятки. И назвал его тётей...
Яззу шмыгнул носом и хлопнул несколько раз ресницами, а потом переступил с ноги на ногу и улыбнулся. Надо было налаживать контакт, а для этого нужно улыбаться. Ну, или не молчать хотя бы.
Меня зовут Яззу. И я мальчик. Вернее, парень, потому что подрос. А ты, кажется, дядя... – юноша окинул незнакомого инопланетянина  внимательным взглядом, задержавшись на несомненных мужеских признаках чуть ниже линии бёдер, а потом снова посмотрел в красные глаза нежданного товарища по парку. – У тебя ведь нет буферов, как у тёть.
Он снова улыбнулся и наконец преодолел мышечный ступор, отпустив ветку кустарника. На самом деле, ну, подумаешь, у него кожа ребристая-бугристая. У ящеров вообще кожа в клеточку и жёсткая, а тут вон даже волосы местами есть... Почти что человек, значит. А что глаза все в красную сетку... может, он так видит лучше, чем люди! Правда, пол людей не отличает, а значит, недавно на Земле. Ну, да это ничего, Яззу даже поможет, если надо будет. И надо имя спросить...
Тебя как зовут? Ты совсем людей не отличаешь, да? Ну, кто есть мужчина, кто женщина... Ты не переживай, ты на пояс и чуть ниже смотри сразу. У женщин там всё гладко, а у мужчин – холмик. Научишься ещё. А почему прятки? Хотя... почему бы и нет? Кто первым спрячется? Давай ты? Только, чур, не убегать очень далеко и не исчезать, если вдруг ты умеешь. Я невидимое не вижу, и будет нечестно. Хейл как раз куртку принесёт, пока я считаю до двадцати. Дальше я считать не буду, пойду искать. Если найду, то загадаю тебе желание, а ты должен будешь исполнить. Если не найду и ты первый сюда прибежишь – тогда ты загадаешь своё желание, которое я буду исполнять. И, чур, невыполнимое не загадывать! Согласен?
Яззу уже всё продумал. День обещал стать великолепным! Прекрасным и незабываемым! Если конечно с инопланетянином этим повезёт и никакие вредные коллеги Хейла им не станут мешать. Это же так здорово, играть и не знать, что загадает этот странный человек! Юноша ещё немного попереминался с ноги на ногу, зябко потерев руками плечи. Зря он всё-таки свитер не надел, было бы теплее. Но всё же встреча с неизвестным захватывала гораздо сильнее, чем какой-то там осенний холодок.

Отредактировано Яззу Мареш (25-05-2017 13:59:10)

+3

6

[NIC]Ларри Хейл[/NIC]
С Брэди и в самом деле лучше не спорить. И, уже про себя и срываясь «на низком старте» в корпус, Хейл отметил, что «неадекват» вполне себе сообразительный. Разве что эти «зубастики»… Заскочив в номер, он огляделся по сторонам. Вот и шкаф. На вешалке – чуть потрепанная куртка с длинными рукавами.
Отлично, – довольно пробормотал Хейл себе под нос и снял куртку с вешалки. – Веточки ему… А, ладно, пусть будут веточки.
Затем он сдернул со спинки стула свитер. Пусть уж лучше все этот красавчик на себя наденет, чем Хейла потом отчехвостят за то, что из-за его разгильдяйства «неадекват» с пневмонией свалится. Потом взгляд санитара скользнул по столу: И едва не перекрестился – ну и монстра это «неадекват» начеркал.
Взять что ли с собой – пусть дорисовывает? А, ладно – пусть погуляет, успеет еще нарисоваться.
Уже проходя по аллее, Лэрри вспомнил, как красавчик сказал, что будет ждать у кустов за поворотом. Ох, не удрал бы…
Яззу! – и тут же почти наткнулся на своего подопечного и…
Ох ты ж, господи. Вот тебе и «монстрик-зубастик»...
С таким нужно поаккуратнее, ведь явно – пациент из таких же «неадекватов». Хотя выглядит неагрессивно, даже несколько растерянно и заинтересованно. Но все равно – выпускать такого без присмотра – крайне неразумно. Значит, кому-то Брэди тоже будет устраивать головомойку. Ларри хотел уже отозвать своего подопечного и увести его подальше – от греха подальше, но тут вспомнил, что недалеко на аллее видел очаровательную медсестру из Забвения – Тину и крупного мужчину с ней. Хейл прекрасно мог сложить два и два и сопоставить факты, так что сразу успокоился: наверняка это они следят за «монстром» и, наверняка, потеряли его. Значит, надо будет  сказать им, что он тут. Но – чуть позже.
Яззу, я принес тебе одежду. А ты уже нашел себе друга.? Это хорошо. – Ларри протянул парню свитер и показал куртку. – Оденься, будет теплее. Не заболеешь.
Да уж, отменно они выглядят рядом – красавец и чудовище, – мысленно хмыкнул Лерри. И снова обратился к подопечному:
Яззу, поиграйте здесь, далеко не убегайте, хорошо? А через полчасика я за тобой приду.
Отдав же парню одежду, Лерри ушел. В самом деле, ему велели вывести «неадеквата» на прогулку, но не следить за ним.
[AVA]http://sd.uploads.ru/rcu3q.jpg[/AVA]

Отредактировано НПЦ (26-05-2017 19:19:49)

+2

7

Миша говорит по русски, брат Мигель - на испанском.

Тетя обернулась и оказалась дядей… Или взрослым мальчиком? Не совсем понятно. А еще непонятно – почему такие длинные волосы. Очень длинные. У дяди Паши волосы короткие, у  веселой тети в розовом нестрашном халате их не видно – они под шапочкой. Но все равно, кажется, длинные. И у этого мальчика… или дяди. Но хорошего и не страшного, потому что улыбается хорошо. И говорит что-то… Непонятное. Как та тетя. Обидно, что непонятно. Переспросить – что говорит? А то непонятно, можно будет играть с ним в прятки или нет?
…Яззу...
Яззу.. Это – что? А, это, наверное, так зовут большого-взрослого мальчика.
Я – Миша. – И легонько стукнуть себя кулаком в грудь. Так дядя Паша учил. Он говорил, что иногда те, кто говорит на другом языке, не всегда понимают, что говоришь ты, и надо отделять, когда называешься, от всего прочего. Ну вот – и отделил.
Большой мальчик продолжал что-то говорить и отпустил ветку, за которую держался. Просто так или зачем-то?
А ты меня еще не нашел, застукалка не считается. – И постучать по той же ветке и помотать головой, что не считается.
Яззу! – так громко. И почти на них откуда-то с дорожки почти выскочил какой-то дядька. Так неожиданно, что напугал. Так напугал, что даже не успелось поняться: плохой он или хороший. В голове моментально зазвенело и стало жарко…

Перемена - брат Мигель

Черты лица и выражение меняются.
Перед ним стоял юноша с длинными волосами. Такими длинными, что впору принять за женщину. И почти что обнаженный – в одной только легкой рубашке и таких же легких брюках. А еще – человек, протягивающий этому длинноволосому юноше одежду. Слуга? Тогда кто этот юноша? Это было неясно. Неужели он слуга, и Пес Господень так задумался о своем, что не заметил, как забрел в еврейский квартал? Что же, это неплохой повод проверить – не скрылся разыскиваемый чернокнижник и еретик в этих местах? И первое, что необходимо сделать – узнать: что за люди перед ним.
Как тебя зовут, юноша? – брат Мигель задал вопрос длинноволосому, исходя из размышления, что, если ему подают одежду, значит, он тут более влиятельный. Значит, говорить нужно с ним. Вопрос прозвучал довольно властно, но не пугающе. Этим нехристям нужно указывать их место, но не давить на них, по крайней мере, пока для этого не будет разумного повода.

+1

8

Языков Яззу не знал. Он даже не знал, на каком именно он общается, просто понимал людей, чувствовал их. Потому понять странного инопланетянина было не трудно. Он говорил просто. Назвался Мишей, даже стукнул себе в грудь, чтобы Яззу не сомневался, что Миша – это имя. Но, похоже, сам Миша не понял его слов. Такое иногда случалось с господами. Яззу их понимал, а они его не очень. Таких господ в его жизни было очень много, но в итоге Яззу всегда делал всё правильно. А Миша ещё сказал, что не нашёл его и игра не считается, стукнул даже по ветке. Яззу хотел было рассмеяться, но тут выскочил Хейл, и вдруг стало жутко, а потом жарко, словно голову изнутри этим жаром облило. Но ведь ничего не случилось...
Яззу нахмурился и посмотрел на Хейла. Не-е, это был не он. А тогда кто?
...я принес тебе одежду. А ты уже нашел себе друга? Это хорошо.
Яззу осторожно взял свитер, перевёл взгляд на Мишу и тут же ощутил перемену. Кто-то занял место в его голове. Кто-то другой, совсем не похожий на желающего играть в прятки мальчика. Этот другой был насторожен, словно чужой, потерявший счёт времени и очнувшийся в неизвестном месте. Яззу натянул свитер через голову и посмотрел на Хейла, протянувшего куртку.
Оденься, будет теплее. Не заболеешь.
Да. Спасибо, Хейл, – мягко сказал он, возвращаясь к тёплой улыбке. Хейл не чувствовал перемены, он просто заботился о мальчишке. Да и говорить ему про инопланетянина не хотелось. Доктор заругает, если он станет везде рассказывать о том, что видит.
Яззу, поиграйте здесь, далеко не убегайте, хорошо? А через полчасика я за тобой приду.
Хорошо. – с готовностью кивнул Яззу, надевая куртку, но застёгивать её не стал, снова поднимая чуть настороженный взгляд на Мишу. Хейл повернулся спиной и направился за поворот, оставив его вместе со странным инопланетянином. Двуликим внутри, словно жар вымел его из каморки и он вдруг победил. Это был не тот, с кем разговаривал Яззу сначала. У него было иное любопытство и, кажется, даже какая-то неприязнь. Как будто Яззу был каким-то другим, совсем не человеком. Одно слово – инопланетянин, с которым надо держать ухо востро.
Как тебя зовут, юноша?
Яззу. – чуть медленнее, словно сомневаясь в том, надо ли отвечать так, ответил Яззу. Миша его не понимал, но может этот другой почувствует... Для убедительности юноша ткнул себя пальцем в грудь и повторил своё имя целиком.
Яззу Мареш. Ты больше не Миша. Ты кто? – он вопросительно посмотрел на этого человека, переставшего быть понятным и ставшего очень сложным. Головы не опускал, чувствуя, что не нужно этого делать. Словно этот другой настороженно изучал его, и вовсе не для пряток. Яззу было сложно, потому что надо было держать спину прямо. Ему не хотелось выглядеть неприятным в глазах нового существа, разделившего тело с Мишей. Язык, на котором говорил мужчина, изменился, но не настолько, чтобы Яззу не почувствовал, чего тот хочет. Правда, пока это было сложно. Этот чужой настораживал все чувства юноши, обострял их до предела. Ему даже показалось,что лицо незнакомца стало другим. Узким, что ли... Словно кожа и розовые полосы на ней стянулись на скулах. И это было очень странно.
Как Хейл не увидел? Это другой инопланетянин. Опасный...

Отредактировано Яззу Мареш (01-06-2017 12:30:53)

+3

9

Яззу Мареш. Ты больше не Миша. Ты кто?
Молодой человек ответил на языке британцев. В этом не было ничего необычного – израилево племя распространилось по всему миру. Именно потому знали по многу языков. Именно потому юноша понимал испанца. И в том, что говорил он на одном языке, понимая другой, не было ничего необычного или преступного. А вот то, как именно он назвал своего собеседника – в этом была дерзость и непонятность. Откуда этот юный еврей знает духовное имя Эспада? Если это знание дано сыну израилевому с колдовством, то не он ли – тот, за кем брат Мигель охотится уже столько времени? Если это так, то выпускать его из виду нельзя ни в коем случае. А если нет… Что же, придется извиняться. Но это менее проблематично, чем искать упущенного опасного малефика. Посему брат Мигель положил руку на плечо юноши, сжав не больно, но цепко – чтобы не удрал.
Откуда ты знаешь это имя? – ровный, ничего не выражающий голос. Инквизитор смотрел теперь прямо в глаза этому длинноволосому, так, как смотрит всегда на того, кто оказывается перед братом Мигелем в камере для допроса – равнодушно и спокойно, без ненависти, но и без жалости и понимания, как на человека, оказавшимся обвиненным кем-то, но вина которого еще не доказана.


[AVA]http://sd.uploads.ru/JXQpS.jpg[/AVA]

Отредактировано Михаил Крылов (06-06-2017 16:03:59)

+2

10

Вот чудак-человек, при условии, что он человек, конечно...
Тот другой, который в тебе живёт, назвал мне это имя. Ты разве не помнишь? – Яззу перевёл взгляд на его руку, лёгшую ему на плечо, словно пригвоздив его к этому месту. А потом снова посмотрел на лицо инопланетянина. Тот словно отстранился внутри от всего, как будто стену выстроил между собой и пареньком. И смотрел так холодно, что Яззу даже моргнул пару раз. Но даже с такими вот господами надо было быть вежливым. Он ведь ничего ему не сделает, да?
Юноша чуть улыбнулся, робко, словно не зная, как реагировать сейчас. А потом шумно вздохнул, прикусил край губы, разглядывая шрамы мужчины.
Тебе не больно? – вдруг участливо спросил он, желая как-то нарушить ощущение отчуждения. Надо было выключить это, потому что Яззу не нравилось то, что он чувствовал. И фон тут же исчез, оставляя его под прохладным осенним небом в тишине парка, без всяких чужих тайн и непонятных эмоций. Юноша выдохнул облегчённо и уже более открыто улыбнулся.
Ты не волнуйся, я не сделаю плохого, правда-правда. Скажи, чего ты хочешь на самом деле? – для убедительности Яззу покивал головой и ожидаемо уставился в глаза собеседнику.
Миша хотел играть в прятки, а вот этот кто-то чего хотел – неизвестно. Но руку не отпускал, всё ещё удерживая его за плечо на месте. Яззу даже нравилось ощущать тяжесть его ладони. Его так редко в последнее время касались, что он был рад любому прикосновению, а столь уверенному и подавно. Проводы за руку куда-либо не считались, как и передача леденцов добрым персоналом.
Ну вот... я могу попробовать побыть твоим джинном. – юноша смутился, скромно опустив глаза. – Правда... я не могу угадать, если ты не намекнёшь, вот, – тихо добавил он.

+2

11

[AVA]http://sa.uploads.ru/7IU85.jpg[/AVA]

Юный иудей продолжал говорить, и его слова были дерзки и полны ереси. Рисковал ли он рассердить Пса Господня намеренно, стараясь отвлечь от кого-то другого? Если так, значит, есть немалая вероятность того, что брат Мигель на верном пути. А если же нет, если юноша дерзит и говорит ересь вне зависимости от кого-то иного? Впрочем, даже если это так, то своими еретическими речами о том, что брат Мигель может быть одержим бесом, молодой человек уже подписывал себе приговор. Рука брата Мигеля – та, что не держала длинноволосого юношу за плечо, сжалась в кулак, в душе вспыхнуло чувство гнева. Недостойное служителя Божьего, однако оскорбление было слишком сильным, чтобы оставлять его без ответа. И быть бы молодому еврею битым, если бы инквизитор не уловил его взгляд. А взгляд этот был так же безмятежен, как и у многих скорбным духом. И, значит, по закону, юноша не мог отвечать за свои слова. И, следовательно, беседовать нужно будет с кем-то иным. С тем же слугой, который отдавал юноше одежду. Теперь объяснялась и полуобнажённость сына израилева в первые мгновения, когда брат Мигель его увидел.
Позови того человека, который приносил тебе одежду.
Теперь голос инквизитора стал на малую долю мягче, хотя и оставался властным, но негромким. Таким голосом он обычно уговаривал обвиняемых, кто упорствовал в отрицании своей вины не по смелости или упрямству, но всего лишь от страха. Однако, несмотря на некоторое смягчение голоса, руки с плеча молодого еврея инквизитор не убрал. Но разжал кулак другой руки и чуть опустил руку. На кисть, а затем и на пальцы скользнули четки - брат Мигель ощутил тепло и сухость дерева, из которого были сделаны и бусины, и крест, их легкую потертость от многократного и долгого применения.

Отредактировано Михаил Крылов (21-06-2017 14:12:40)

+2

12

Эх, и джинна-то этот инопланетянин не хотел... Вспышка жаркого гнева не осталась незамеченной Яззу, и он мгновенно напрягся, в любую секунду готовый броситься прочь, выбив руку со своего плеча для освобождения. Даром, что ли, господин учил их драться с малолетства? Помедлил, ибо... очень не хотелось бить инопланетянина. За такое его снова запрут и гулять не разрешат. А что этот тогда! Инопланетянин этот! Нарывается же!
Яззу нервно вздохнул, уже собираясь сделать вредное лицо и начать путь к освобождению. Он потом всё объяснит Хейлу. Как этот сам гневаться начал ни с чего! А он, Яззу, же честно ответил, двое их внутри этого, и первый сам имя ему назвал, а второй не иначе как побить его подумал? А вот фигу! Он и старших бывало заваливал в драке, а тут дядька, конечно, постарше его будет да помощнее, но вот совсем не факт, что с его прытью справится.
Яззу моргнул. Снова моргнул и вдруг почувствовал, что гнева-то внутри уже нет...
Вот тебе раз! Странная ты штука, однако.
Юноша робко улыбнулся, но всё ещё не расслабился внутри.
Ты странный. – констатировал он, склонив голову чуть вбок.
Позови того человека, который приносил тебе одежду.
ХЕЙЛ! – заорал Яззу во всё горло, повернув голову в сторону,чтобы звук не сбил с ног стоящего перед ним, и облизнул губы.
У тебя рука тёплая. А звать тебя как по-твоему? – в глазах юноши снова загорелось привычное любопытство. Ну и правда, не дело звать его Мишей вторым. Неправильно как-то это. – Вот меня ещё Пэтти называют, например... А тебя?

Отредактировано Яззу Мареш (25-06-2017 14:44:07)

+2

13

[AVA]http://s4.uploads.ru/XEg5u.jpg[/AVA]

Прикосновение пальцев к бусинам четок и произнесенная мысленно молитва, как и понимание того, что стоящий перед ним сын израилев скорбен духом, помогали уйти столь недостойному чувству, как гнев. А вот сам юный иудей отчего-то начал нервничать. Это было видно по выражению его глаз и лица. Но, так же, вскоре успокоился. Даже улыбнулся – несмело и немного неуверенно. По крайней мере, именно так расценил эту улыбку брат Мигель. Испугался краткой вспышки недовольства инквизитора? Что же, это понятно. Но именно эта вспышка, да еще и легкая доброжелательность приказа инквизитора поспособствовали тому, чтобы приказ этот был выполнен – тот, кто назвал себя странным именем Яззу, отвернулся туда, куда ушел его слуга, и во всю мощь закричал, призывая того вернуться обратно. А затем снова начал говорить странные вещи и задавать странные вопросы. Впрочем, теперь это объяснялось именно тем, что юноша был безумен, так что на слова стоило обращать внимание лишь настолько, чтобы понимать – не слова ли Нечистого, избравшего себе подобного глашатая, произносят уста несчастного.
Мое имя – брат Мигель. Но тебе следует называть меня «Господин инквизитор». Ты понял это? – уточняющий вопрос стоило задать, чтобы скорбный разумом осознал, с кем имеет дело, и запомнил хорошенько.

Отредактировано Михаил Крылов (28-06-2017 13:24:43)

+2

14

Значит, брат Мигель. Вот что за странные имена у этих инопланетян? Почему брат? Что называть "господин инквизитор", тут понятно и не очень. Господин кто? Яззу и слова-то такого не знал. К этому его жизнь не готовила. Исторические наименования в его голове обретали статус имени, а имечко у брата Мигеля было заковыристое, заковырестей только усы у гороха.
Ладно... господин инкви...зитор. – не очень складно повторил Яззу, стараясь выговорить, хоть и всё равно вышло не очень. – Сложное у Вас, господин, имя. Брат Мигель легче сказать, чем то, второе. А что оно означает? – и снова в его глазах загорелись искорки любопытства. Вдруг его странное имя – это что-то важное? Яззу надо потренироваться, чтобы его выговаривать правильно. В его понимании существо, что с ним говорило, было похоже на господ. Господа тоже чувствовали, что они выше него, знали, зачем пришли, да что хотят. А вот чего хотел брат Мигель, понять никак не удавалось. Но уж точно не секса. И не боя.
А он не придёт. – вдруг выпалил Яззу, глядя прямо в глаза инквизитору. – Если бы слышал меня, уже был бы тут, а раз не слышит - ушёл, значит.
Он подался чуть вперёд, привстав на цыпочки, чтобы точно смотреть в лицо в лицо инопланетянину, и тихо добавил ему на ухо:
То, что Вы, господин, ищете, что оно такое? Может, я помогу найти? Вместе же лучше, чем одному, да?
Рискованно было так говорить, но как узнать ещё, если не спросить?

+2

15

[AVA]http://s1.uploads.ru/9SZFa.jpg[/AVA]

Юный иудей приблизился столь стремительно, что брат Мигель успел лишь в самый последний момент крепко ухватить его за плечо, но не успел отстранить, как тот посмотрел инквизитору в глаза. Неожиданно смело и ожидающе… чего? Чего ждал этот мальчик из колена израилева? Что инквизитор испугается его напора, этой странной попытки внезапного не менее странного нападения? Что двигало его мыслями и телом, когда он сделал все это?
Что… или… кто?
Как бы то ни было, напугать юноше брата Мигеля не удалось, однако в душе инквизитора вновь вспыхнуло недостойное служителя Божия чувство гнева. Он крепко сжал плечо молодого человека, вполне предполагая, что после на коже дерзеца могут остаться синяки, и встряхнул его хорошенько, одновременно отталкивая от себя и не позволяя отстраниться.
Да как этот мальчишка смеет говорить с инквизитором в таком тоне? Пальцы другой руки чуть не побелели, крепко сжимая четки.
Господи, дай мне разум и терпение, дабы не впасть в грех. И понимание – одержим ли этот иудей или лишь скорбен разумом! – Ошибиться он не имел права. Потому и молился – молча, но оттого не менее искренне. – Не дай мне обмануться внешне невинным обликом, за которым может срываться враг Твой и человеческий. Но если сей юноша виновен лишь в том, что принадлежит к иудейскому племени – позволь мне дотронуться до него Словом Твоим и наставить его на путь истинный!
Брат Мигель не опускался на колени и даже не ослабил хватку, сжимавшую плечо юного сына колена иудина, но сейчас весь был в Общении с Богом. Даже прошедшие мимо и чуть поодаль люди не заставили его отвлечься от молитвы.
Сухое щелканье бусин сливалось с шелестом осыпающихся листьев, рождая в этом слиянии нечто… вовсе необъяснимое, слышимое лишь тому, кто вслушивается.

Отредактировано Михаил Крылов (13-07-2017 18:13:58)

+1

16

Яззу не слышал. Он лишь чувствовал, как струя гнева протекает в него, алым проходит насквозь, словно оскорбление величественного. Что же он сделал такого?  Он же хотел, чтобы было по правде. Хотел быть нужным, помочь, предупредить инопланетянина. Плечо болело так, словно у брата Мигеля была не рука, а стальной зажим. Да ещё его и тряхнуло так, что аж голова мотнулась. На глаза юноши навернулись слёзы обиды. Да в самом деле, какого хряка он ищет, и что это за тайна такая, о которой ни слова не говорит на своём языке этот странный пришелец? Такое впечатление, что он мысленно вообще был где-то далеко, жарко просил чего-то в своей душе или, может, разговаривал с Мишей?.. Тогда почему он его трясёт, как грушу?
Яззу не понимал. Но понимал, что пришелец его не отпускает почему-то. И Яззу решился на неправильное. Вот и пусть его накажут, но он не станет ждать, когда пришелец повалит его на землю и начнёт колотить.
Пульс ускорился от волнения и парнишка сделал резкий рывок вниз, подныривая под руку мужчины с одной стороны, другой рукой одновременно срывая листву с куста, чтобы кинуть ей в глаза инквизитору, и тут же бросаясь в сторону всем телом. Юркий, по-бойцовски тренированный, он бросился бежать вдоль изгороди из листвы, а потом вдруг подпрыгнул и перемахнул через неё, скрываясь из виду мужчины.
Нужно было спрятаться от него, сделать так, чтобы брат Мигель его не нашёл, ни за что! Яззу уже было не до игр. Почему-то ему показалось, что в сердце Мигеля нет места живому. Он, как механизм, общался невесть с кем непонятно о чём, и если отвечал на команды, то так странно, что даже Яззу переставал его понимать. Ограниченный мальчишка, понятия не имеющий о том, что есть церковь, вера, служители и религия, был настолько далёк от того, чтобы постичь стремления незнакомца, что просто почувствовал опасность, угрозу того свойства, которую не смог себе объяснить. С людьми обычными, с их желаниями, вполне естественными, как еда, секс или жажда общения, ему было гораздо проще. Он понимал простые желания, комплименты, верил тому, что люди говорили, и даже если они думали что-то другое, он не очень волновался. Тут же – это внутреннее сопротивление мужчины, его мольбы кому-то, такие жаркие, гневные, полные пыла - они стали пареньку в новинку, и он испугался. Ему казалось, что брат Мигель задумал что-то дурное, и лучше будет затаиться в кустах, чем бежать к людям.
Ты странный. И я не вылезу, нет. Фигу! Я лучше умру тут, но не вылезу к тебе!
Сердце глухо ударялось в рёбра, а осенняя зелень так и норовила ткнуться в лицо. Волосы запутались в веточках кустарника, но Яззу буквально вырвал свой хвост из тысячи ветвей, упрятав его внутрь куртки, сжался, сидя на корточках между двух пышных краснолистных кустарников. Листья казались ему восковыми и жёсткими, и он, как мог, старался не шевелиться, наблюдая сквозь редкие просветы за дорогой, по которой убегал. Миша хотел прятки, а прятаться приходится ему и даже не от Миши, что обиднее всего!

Отредактировано Яззу Мареш (25-07-2017 20:03:45)

+1

17

Молитва, в которую был погружен Эспада, была прервана внезапно и резко. Листья, брошенные в лицо, легко хлестнули по коже, возвращая молящегося на грешную землю и тому, что на ней происходило. То, что произошло дальше, было по Воле Божией, либо по наущению нечистого. Ибо не мог юный иудей без помощи Врага человеческого обладать той силой, ловкостью и скоростью, с которой он смог освободиться от сжимающей его плечо руки и дать деру. И это бегство лишь убедило брата Мигеля в виновности мальчишки. Ибо невиновный человек не убегает, невиновный человек не боится инквизиции. В этом следователь инквизиции был уверен целиком и полностью. В чем же именно был виновен сбежавший юнец – в укрывании и пособничестве колдуна и еретика, либо в чем ином – выяснить было необходимо. Но прежде – поймать беглеца.
Все это промелькнуло в голове брата Мигеля в момент. В следующий же момент инквизитор развернулся в ту сторону, куда подался мальчишка, и почти бегом двинулся туда же. Место, где мальчишка сиганул через изгородь, было отмечено поломанными ветками. Недолго думая, брат Мигель перепрыгнул почти уже лишенные листьев ветви кустарника, хлестнувшие его по ногам, и замер, прислушиваясь – откуда послышится тяжелое дыхание. Ведь не мог же мальчишка сейчас – после такой беготни дышать ровно и спокойно. К тому же, если юный иудей продолжил бежать – это так же будет слышно по треску веток и шороху листьев под ногами. Звать, разумеется, не стоило – вряд ли сын колена израилева отзовется. Он, конечно, может, и слаб здравым умом, но вряд ли не настолько… Или все же – настолько? Брат Мигель стоял, внимательно оглядываясь по сторонам. И стоял он, не ведая того, весьма недалеко от того места, где спрятался Яззу.
Причиной легкого шороха оказалась перескакивающая с ветки одного куста на ветку другого небольшая серая с рыжей грудкой птица, однако, коротко глянув на нее, брат Мигель краем глаза заметил более темное, чем темная кора кустарников, пятно. Эспада улыбнулся – жестко и холодно. Далеко мальчишка не ушел, как и предполагалось. Короткий взгляд вокруг – дальше через кусты юный иудей продраться не сможет.
Выходи. – Короткий ровный приказ.

[AVA]http://s6.uploads.ru/LkwmT.jpg[/AVA]

Отредактировано Михаил Крылов (08-08-2017 19:29:34)

0

18

Не выйду! - крикнул в ответ Яззу.
Вот ещё, выходить! Яззу был обижен и нервничал. Непонимание им Мигеля просто выбивало парня из колеи.
Не хочу выходить... – мотнул он головой, а потом сообразил, что Мигель-то его уже нашёл, потому что достаточно было повернуть голову на звук, как вот он, странный тип, стоящий у куста ровно там, где Яззу спрятался.
Не хочу! Не честно! – он вылез не без труда из ветвей, зашипев, когда волосы всё же зацепили кривые сучья и запутались. Стукнув рукой по кусту, он выпрямился и повернулся лицом к Мигелю.
Вот что, господин инквизитор! Я Вам не верю, да! Вы разговариваете в своей голове с кем-то, кого я не вижу, а так не честно! Я убежал, а Вы опять догнали меня! Даже кусты вон попереломали совсем! Чего Вы хотите, господин? Давайте уже прямо? Вот прямо словами, через рот, а то эти Ваши чувства... – Яззу поморщился, стараясь не вникать в эмоции, вливающиеся со стороны брата Мигеля. Ну право слово, там столько холодной ярости, что у ящера и то меньше. Неприятные ощущения, напряжённые очень...
Яззу хмуро смотрел на Мигеля, потом внезапно схватил его за руку и приложил его ладонь к своему узкому бедру, делая смелый шаг вперёд, удерживая его руку силой на себе. Ярость стала жарче, обдала ему виски палящей волной, обвила горячим потоком сердце, но он уже шептал ему в ухо:
Вот что я умею! Хотите меня, господин инквизитор? Хотите я отведу Вас в тепло, под душ? Сделаю массаж? Могу даже прямо в душе...

Отредактировано Яззу Мареш (12-08-2017 00:08:03)

+1

19

Разумеется, мальчишка вылез и своего укрытия. Иначе, по мнению брата Мигеля, и быть не могло. Что же, это хорошо, потому как может означать, что бес, захвативший душу юного иудея, владеет им не полностью, и слово служителя Божиего имеет вес для этой молодой, еще не окрепшей души. Впрочем, юноша продолжал говорить довольно дерзко и упрямо, несмотря на то, что послушался и подошел к инквизитору.
Что тебе кажется нечестным? – только и успел спросить брат Мигель, как мальчишка повел себя и вовсе вызывающе, схватив его за руку. Утихнувший было гнев вспыхнул снова и Эспада ухватил руку мальчишки за запястье, чтобы скинуть ее…


Вокруг – кусты, а рядом – этот дядя с длинными волосами – Яззу. Это он тут прятался? Да, наверное. Иначе зачем им держаться за руки? Или это Яззу нашел? Иногда такое бывало – что происходило недавно, почему-то не хотелось вспоминаться. Это было очень непонятно, но не страшно… По крайней мере, когда рядом был дядя Паша. Ну, или кто-то еще из знакомых. А Яззу… Да, Яззу был уже знакомый. И не опасный – как дяди и тети в халатах. Он теперь еще и в куртке был.
Тебе холодно стало, да? Ты больше не будешь играть в прятки? – эта мысль огорчила, даже в носу защипало. Но плакать большому мальчику нехорошо. Да и дядя Паша заругается. Потому – только шмыгнуть носом. И вот очень-очень постараться не заплакать.

+1

20

И снова всё изменилось, как будто ярость выключилась, растворившись в мгновение ока. Яззу осёкся на полуслове и уставился в лицо Мигеля. И ощущение, что инопланетянин, который страшный и непонятный, поменялся опять на другого. На того, кто уже был понятен, правда, пока немного растерян...
Тебе холодно стало, да? Ты больше не будешь играть в прятки?
Яззу выдохнул, раскрывая глаза ещё шире, и вытягивая к его лицу шею, словно хотел углядеть за зрачками того, второго, а потом, убедившись, что чувствует сожаление, порывисто обнял Мишу обеими руками.
Я буду играть! Да! – закивал он быстро-быстро, потеревшись о плечо мужчины щекой, – Ты только не пускай больше того, другого. Он очень злой на меня почему-то.
Отстранившись от Миши, Яззу погладил его лицо ладонью и улыбнулся.
Теперь ты прячешься, а я ищу! Я буду считать – раз, два, три, четыре, пять... – он закрыл глаза ладонями и честно считал, а сердце всё ещё выпрыгивало от нахлынувшего облегчения и радости. Миша был куда проще. Хотел играть, даже расстроился, но Яззу хотелось, чтобы он всё же поиграл, а тот тот тип занял его место, а в итоге они даже не поиграли. И очень хотелось, чтобы Миша его понимал, потому Яззу помогал себе жестами, как мог.
Прячься, давай! Шесть, семь, восемь...

+1

21

Яззу был хороший. Он даже обнял – как это очень-очень редко делали некоторые тети в белых халатах, когда очень сильно хотелось плакать или уже плакалось. Только тети все равно страшные – потому что халаты и болючие уколы, а Яззу – нет. У него и уколов не было. И он, наверное, надел куртку как раз для того, чтобы продолжить играть в прятки, потому что закивал, давая понять, что играть будет. Жаль только – говорил непонятно. Ну и ладно. Зато руками все хорошо объяснил. Ну да, правильно – если прежде Яззу прятался сам, то теперь ему и водить. И глаза вон закрыл правильно и честно – ладонями. Не увидит. А куда же спрятаться?
Миша огляделся по сторонам. Близко прятаться нельзя – Яззу быстро найдет, а далеко тоже нельзя – тогда найдет дядя Паша – вон как кричал, когда звал. А если дядя Паша найдет, то уведет от Яззу, и поиграть не получится. За дерево? Нет, там видно… Через дорогу за столбом с фонарем? Далеко.
Пока думал, где прятаться, начал потихоньку отступать от закрывшего глаза длинноволосого Яззу. Сначала спиной, а потом развернулся и побежал быстро – а то он сейчас глаза откроет, а спрятаться еще не получилось. И тут в голову придумалось. Забежал за угол и, выскочив из кустов, притаился у каменной стенки, которая отделяла кусты от дорожки. Надо теперь Яззу дать знать, что можно искать. Потому поднялся из-за стенки и закричал:
Я уже спрятался! – громко, чтобы Яззу услышал. А потом снова присел у стенки, правда – отбежал еще чуть-чуть, а то Яззу по голосу найдет.
Было немножечко страшно и очень весело, всегда, когда игралось в прятки.

+1

22

Лер придумал новое развлечение. Замечательное развлечение! Сногсшибательное развлечение! Тапкослетательное развлечение! Ух, какое!

Скелет, начищенный до блеска, нырнул в кусты, никем не замеченный. В густых зарослях зеленого нечто он спрятал целую коробку всяких разных фейерверков. И вот сегодня настал их час. Настал час веселья и безудержного хохота!
Конечно же, то было веселье для Лероя, а не для всяких там из плоти и крови.

Призрак, который вовсе и не призрак сейчас, а отполированный до каждой, самой маленькой косточки скелет, сосредоточено втыкал палки фейерверков в мягкую землю. Штук тридцать палок развернулись кольцами, словно хребет змеи. Теперь самое ответственное: поджечь их и не спалить мех на тапочках. И черепушку не закоптить! Вот загорелся фитиль первого, следом второй, третий… И вот последний.

И в ту же секунду в небо врывается первый фейерверк, и с грохотом разрывается множеством огней там, высоко-высоко.
Лер наблюдал, задрав голову. Красиво. Ярко, пестро. Шумно! И чудовищного прекрасно! Ради таких зрелищ можно и в посмертии пожить!

И как только над парком отгремели взрывы и погасли последние огоньки, Лер приступил к следующему развлечению.
Была у него припасена маленькая, но чудовищно громкая колонка, утащил в свое время, вот пригодилась. И записан там был чудовищно прекрасный вой оборотня, собаки Баскервилей и сантехника Петра, укушенного за зад крокодилом, что высунулся из унитаза как раз в тот момент, когда сантехник Петр справлял нужду. Откуда только взялся в унитазе крокодил? Не важно. Важен был замечательный фальцет, который взял сантехник Петр уже на третий секунде и не отпускал добрых пять минут, выводя все более высокие ноты, да на едином дыхании. Сантехнику Петру вторил обезумевший оборотень, влезший в капкан. И, в заключении сногсшибательных рулад, самую высокую ноту взяла напуганная выпь, у которой выдернули разом все перья.

Скелет, довольный устроенным представлением, высунулся из кустов и наблюдал за итогом своих развлечений.

+2

23

Мартин рассеянно осматривается, неспешно идя по аллее среди высоких кустов и удивляясь, что умудрился опять потеряться. Кажется, это какая-то особая карма этого дня. Или он окончательно потерял внимательность и заловился ворон? Кстати, вот какая-то пестрая птица перелетела ему дорогу. Неизвестная, и на ворону явно не похожа. Мартин вздохнул и задрал голову. Из-за стены высоких кустов и деревьев чуть в отдалении сориентироваться ему никак не удалось. Тихо и на удивление безлюдно. Это немного настораживает. Мартин устало скидывает под кусты осточертевший ему рюкзак и намеревается присесть рядом с ним подумать, прям в придорожную пыль, но в этот момент раздается свистящий звук, на удивление напоминающий звон тетивы.
И откуда только такие ассоциации? – удивляется он между делом и поднимает голову: прямо над ним, видать из-за кустов за его спиной, вылетел салют. Явно неожиданный поворот в столь тихом и обособленном месте, тем более, праздника ничего не предвещало да и не совсем еще стемнело...
Хватает рюкзак и пригибается, отскакивая куда-то в кусты на противоположной стороне дорожки. Немного неловко путается волосами в ветках, на ходу выхватывая небольшой фотоаппарат и начиная снимать на видео. Главное – не попасться бы никаким странным личностям тут в лапы. А то мало ли, что тут может происходить... Его послали наблюдать, а не ввязываться в разные чрезвычайные происшествия. Однако, салюты поутихли, и им на смену пришла странная громогласная какофония, природу которой установить было с ходу невозможно. Юноша чуть не выронил из рук фотоаппарат и усилием воли подавил в себе желание кинуться прочь, зажимая уши руками.
Он сильнее вжимается в кусты, явно понимая, что не его одного переполошил этот странный звук, и что сейчас так просто все не окончится. Он даже задумывается что слишком легкомысленно согласился на авантюру с поездкой сюда, согласившись на очень приличное денежное вознаграждение и возможность отдохнуть на природе за пределами родной Чехии, да еще и за деньги. Отдых, кажется, накрылся с треском и грохотом медным тазом... Главное – не влипнуть ни в какие неприятности еще... Усиливающийся вой прервал его размышления, и Цисарж болезненно морщится, осторожно высовываясь из кустов так, чтобы выглянуть в обе стороны дорожки.

+1

24

Дом Успокоения. Столовая. ===>

Прогулка по аллеям парка немного затянулась, сиамские близнецы в какой-то момент отстали, предупредив об этом – сделал это, судя по всему, более серьезный и ответственный Рэй, а темноволосый Мартин уже удрал куда-то вперед.
Заблудится еще. Надо бы поскорее найти, а то еще забредет куда-нибудь не туда, – мелькнуло в голове Рауля, и он громко окликнул, озираясь по сторонам:
Мсье Сесардж, где Вы?!
Однако ответа не получил. Разве что этим самым ответом можно было счесть разом навалившиеся на уши и голову шум, вой, взрывы...  Такого не было даже в злополучный день, когда Рауль забрел на странную лотерею в казино. Парень зажал руками уши и вновь огляделся по сторонам. Страшно не было, но было как-то... Непонятно. А это не пугало, а только немного раздражало. Ну вот – мало ему сегодня будто?
А ведь Скиннер поехал тоже куда-то в парк.
Вот теперь Ренье почувствовал страх. Не за себя – за компаньона. И теперь приходилось разрываться между тем, что стоило бы найти Цисаржа, за которого парень вроде как сейчас отвечает, и тем, чтобы удостовериться в том, что писатель в безопасности. Впрочем, последнее проверить было проще. Рауль вытащил из кармана сотовый и, пока набирал номер Скиннера, крикнул еще раз, призывая Цисаржа откликнуться.
В телефоне звучали длинные гудки, а чуть в стороне промелькнула чья-то тень. Рауль резко обернулся...

+1

25

Говорят, что люди ко всему быстро привыкают. К хорошему чуть быстрее, к плохому – со скрипом, но с завидной неизбежностью. А вот как дела обстоят с очеловеченными инопланетянами, пока никто исследований не проводил. И Арион был бы последним желающим попасть в стройные ряды лабораторных мышей. Словом, скоро уже год будет, как он обустроился в стенах этого странного места, а привыкнуть к уединенности и размеренному ритму жизни никак не мог. Не хватало шума, толпы, постоянной занятости. И чертовски не хватало сцены. Свет софитов, бьющий в глаза, какофония звуков в зале, едва ли не перекрикивающая мощные колонки, энергия свободы и вседозволенности, струящаяся по раскрепощенному телу... Это заняло второе место в его снах и уступало только отголоскам детства Ариона.
К тому же эта чертова осень! Она усугубляла приступы тоски и одиночества, делая их особенно яркими и острыми. Гнала прочь из теплого помещения туда, где свежий воздух и пронизывающий ветер заставляли мысли переключиться с эмоционального внутреннего состояния на суровую и дождливую реальность.
К слову, дождя как раз не было. А иллюминация и рокочущие звуки - были. Где-то впереди в аллее то ли шутник, то ли любитель ярких зрелищ запустил петарды. Закутавшись в огромный воротник свободного теплого свитера, легко заменившего Ариону шарф, тихо хмыкнул и пожал плечами.
Видимо, не одному мне здесь тоскливо и скучно. – Мысли текли вяло. Дуэнде свернул на боковую аллею скорее от скуки, чем от любопытства. В конце концов, можно и посмотреть на салют, раз кто-то потрудился его организовать. – Сколько же он зарядил этой дряни? Помнится, кто-то рассуждал об опасности запуска петард в ограниченном пространстве или вблизи от жилых зон. Неразумные люди, игнорирующие правила безопасности, часто калечатся. И веселье заканчивается в лучшем случае в травмпункте, а в худшем – на кладбище в кругу безутешных родственников.
Вой, последовавший за отгремевшими петардами, так органично влился в ход мыслей Ариона, что он даже испугаться не успел. А ведь подошел к месту неведомого весельчака довольно близко. Брови приподнялись, придав лицу брюнета выражение крайней степени удивления. И мужчина поспешил вперед. Не сказать, что рванул на помощь. Скорее, хотел определиться с тем, насколько угадал ход развития событий.
Как же людей все-таки манит пугающее. – Он, конечно, сомневался в том, что все гуляющие набежали в аллею благодаря вою, но для подобной ситуации людей все-таки было многовато. Самое разумное было бы сбежать куда-нибудь подальше от неопределенных звуков и просто вызвать представителей правопорядка. Но нет. Правда, приходилось признавать тот факт, что далеко от упомянутых неразумных он не ушел. – Сам тоже хорош. И кто же здесь выл?
Остановившись, Арион осмотрелся по сторонам.

+2

26

Было хорошо. Но мало. Леру все еще хотелось развлечений, тем более никто толком и не испугался воя сантехника Петра, укушенного за филей. А жаль. Срочно нужен был новый план.

Лер в задумчивости смотрел на парковую дорожку. На живых. На их аппетитные задницы. На их очень аппетитные задницы. Как же давно не было секса, и, что печально, не будет в обозримом будущем.
Или?..
Скелет высунулся из зарослей так, чтобы было видно идеально гладкий череп, костяхи плечей и половину наполированных до блеска ребер. Причем видно всем зевакам.

Псс, парни. Идите сюда, помощь нужна,  достаточно громким шепотом позвал он, и рукой поманил к себе. – Да быстрее вы, тут человеку плохо, помочь надо!

+2

27

Мартин осторожно повернул голову на довольно громкий голос из-за кустов и чуть не обомлел. Прямо напротив него из-за довольно высоких зарослей ровно, как под линейку, стриженых кустов торчало нечто, похожее на скелета. А еще, судя по жестам и интонации, и подзывало к себе людей. С перепугу Цисарж даже не понял, на каком языке это было, и в панике зашарил глазами по сторонам, проваливаясь спиной в кусты окончательно и вообще машинально прихватывая рюкзак за лямку.
Люди на аллее появлялись. И судя по их реакции, они видели и слышали то же, что и он.
Ну хоть из ума еще не совсем выжил, и то хорошо, – как-то отстранено промелькнуло в мозгу юноши. – А вот, кажется, и голос Рауля? Он пошел его искать и тоже пришел на шум?
Мозг Мартина будто бы жил отдельной жизнью и крайне хладнокровно анализировал все происходящее, в то время как всем его телом овладела паника. Даже то, что куст нещадно выдрал ему клок волос, его особо в чувство не привело, и парень довольно неуклюже завалился куда-то назад, пытаясь задковать в кусты. Да еще и выронил небольшую камеру, что держал в руках. Сейчас он уже совершенно жалел, что ввязался в это все и не остался дома, не послушался нравоучений старших родственников и не выбрал какую более банальную и повседневную специальность, захотел впечатлений и ощущений на свою головушку...
Мартин прикусывает губу, чувствуя, что еще немного – и он вообще потеряет остатки самоконтроля, и его захлестнет паника.

+1


Вы здесь » Приют странника » Окрестности » Боковая аллея