Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Окрестности » Боковая аллея


Боковая аллея

Сообщений 31 страница 36 из 36

1

http://s9.uploads.ru/UPjzL.jpg

0

31

Мартин благополучно приземлился на свою филейную часть прямо за кустами, ибо ветки перестали пытаться задерживать его тощую тушку. Он было хотел сразу же вскочить и броситься прочь, но увидел, что за ним никто не гонится, и естественное любопытство в нем возобладало. Парень осторожно поднял рюкзак, закинул таки его на плечи, нормально надевая, и принялся шарить в траве, выискивая фотоаппарат. Предмет обнаружился с сотой попытки прямо у его ног. Мартин проверил его целостность и засунул в необъятный карман толстовки.
Он крайне медленно и осторожно подкрадывался к кустам обратно, прислушиваясь к воплям и кавардаку за ними, топоту ног сбежавшихся людей и к странному произношению приведения.
А вот и Рауль. Мартин почти уткнулся носом в его плечо, осторожно высовываясь сквозь толпу на аллею и упираясь взглядом в так и торчащего скелета.
Замечательно. Очаровательная чертовщина.
Мартин сделал пару фоток и вспомнил о бабушкином методе - крестить все подряд. Осторожно исподтишка ерекрестил скелет, но, понятное дело, это не сработало. Цисарж, как завороженный, смотрел на чудище и чувствовал, как слегка дрожат его колени, а плечи тянет внушительных габаритов рюкзак. Точнее. его габариты начали казаться внушительными молодому человеку буквально последнее время, но отдавленных плеч это никак не отменяет.

+1

32

[AVA]http://sa.uploads.ru/94lyz.png[/AVA]
[NIC]Тина Агостино[/NIC]

Нет, это же совершеннейшее безобразие! – все время разговора с мистером Грибовым девушка была как на иголках от беспокойства – все-таки больной сбежал, пусть и поиграть, пусть в этом супербезопасном парке ему абсолютно ничего не грозило. Она украдкой оглядывалась, а от шума буквально подскочила на месте. – Господь всемилостивый, что тут сегодня творится! – Тина прервалась на полуслове, да и кто бы тут не прервался?
Такой тарарам – вой, взрывы… пусть и фейерверка, которыми оказались разноцветные вспышки, как вообще такое позволили в парке, который (синьорина Агостино знала это совершенно точно!) предназначен для тихих умиротворяющих прогулок пациентов, нуждающихся в успокоении! – она и сама не заметила, как развернулась на чисто символических каблучках своих розоватых туфелек, и… не сказав «прости-прощай» медвежеватому русскому, полетела от него прочь, (уже не в силах продолжать заученную беседу, на которой она никак не могла сосредоточиться и скрыть это за неловкими улыбками некстати), в ту сторону, куда порскнул шустрый не по комплекции обожженный мужчина, ощущающий себя пятилетним мальчиком. Вело ее, абсолютно точно, не только чувство долга добросовестной медсестры, но и чисто женское чутье и инстинкт будущей отличной матери, у которой чужих детей (пусть они и головой под потолок уже) не бывает – и все они нуждаются в заботе и защите. Тот самый случай, когда слово «наседка» не несет в себе ни грамма негатива, ведь защищать цыплят – что может быть естественней и правильнее?..
Лететь на крыльях тревоги розовой фее в чепчике, впрочем, привелось не далеко – как раз до поворота, потому что из-за изгиба аллеи вылетел ей навстречу как раз объект беспокойства – Мишенька, как рекомендовал его называть синьор Грибов. Вес у перепуганного «малыша» был раза в два минимум больше, чем у миниатюрной Тины, и то, что она устояла на ногах, было самым настоящим чудом …для самой «феи», иначе впечатал бы ее бывший российский милиционер в каменную ограду.
O Madonna!* – вскрикнула синьорина Агостино, выворачиваясь и в то же время молниеносно хватая руку мужчины, сама при этом поражаясь собственной ловкости. – Fate attenzione! Sei così contuso, mio caro! Vieni presto, stai aspettando nuovi amici**

_______________________________
*О мадонна! (ит.)
**Осторожнее! Вы же так ушибетесь, мой дорогой! Идемте скорее, Вас ждут новые друзья (ит.)

Отредактировано НПЦ (18-11-2017 21:13:03)

0

33

Однако, тот силуэт, что он принял за фигуру сына колена израилева, пропал из виду. Как будто растворился в воздухе.
Несколько локтей, грохот и полыхание непонятно откуда взявшихся огней, шум людских голосов. И все равно непонятно, куда убежал иудей, и отчего этот шум. Словно от источников этого бедлама скрывали не только зелень и ветки высаженных аккуратными рядами кустов, но и что-то еще, что-то иное.
Богомерзкое колдовство?
Брат Мигель оглядывался по сторонам, и вдруг почувствовал, как его кто-то схватил за руку.


Кто-то схватил его за руку. Это был не Яззу. Взрослый мальчик с длинными волосами пропал. Наверное, тоже испугался всего этого шума и взрывов и убежал. И хорошо, что рядом теперь был кто-то взрослый.
Тетя. Та самая тетя, которая вела их с  дядей Пашей гулять. Вот только теперь гулять вовсе не хотелось. Совсем наоборот – хотелось уйти отсюда туда, где тихо.
Тетя, тетя, а где дядя Паша? Пойдем отсюда – тут страшно. Взрывается что-то, и кричат.
Быстро-быстро. Тетя ведь и сама говорит быстро, она же поймет, правда? Только не плакать, потому что страшно. А слезы так и катятся из глаз, и нос предательски зашмыгал. Вытереть нос и глаза рукавом, а второй рукой крепко держать за руку тетю и послушно последовать за ней.

________________________________

Вот же черт!
Это Павел Грибов воскликнул уже по-русски, когда сначала где-то послышалась и стала явственно видна знакомая уже, увы, «цветомузыка».
Теракт? Местные развлечения с фейерверком? Учения? Спецзанятия для психов?
Не важно. Важно то, что где-то там был Мишка. Начинающий паниковать, когда видел огонь и слышал грохот, становящийся опасным – чего уж тут таить? – неадекватом. Да еще и фея-волшебница прервала свою речь и ринулась туда, где происходил весь тарарам! Посему, оперуполномоченному (и, по совместительству, провожатому психически неадекватного бывшего сотрудника) майору Павлу Грибову не оставалось ничего иного, как на максимальной скорости двинуться следом за розовым халатом медсестры. Размышляя еще и о том, что нужно бы дать знать начальству про этот бардак, или – что немаловероятно – опасность. Должна же у них тут быть охрана!
Однако тропинки были настолько запутанны, что Грибов не только не догнал «розовую фею», не только не нашел, где именно и что именно взрывается, но и вообще выскочил и вовсе на дорожку, откуда они пришли. И наткнулся на мужчину в белом халате. Доктор. Слава тебе, господи.
Сэр, у вас в парке, по всей вероятности, совершен теракт. Там были люди, так что возможны жертвы. Доложите начальству. Я – русский полицейский. Можете располагать мной, когда будете захватывать террористов, – проговорил Павел, стараясь произносить английские слова как можно четче, но и быстро.
Ох, только бы этот эскулап понял!

Отредактировано Михаил Крылов (21-11-2017 20:15:56)

+1

34

Коридоры

Видимо, ради таких вот авральных обстоятельств респектабельнейший герр Штейнвальд устраивал себе регулярно проклнаемую каторгу ежеутреннних пробежек от дома до работы, а вовсе не под багообразным и рациональным девизом «бегом от инфаркта»: уж врачу ли не знать, что от всех болезней не только не улетишь, но и не убежишь. Сейчас же «всех наверх» не просто свистало, но выкликало самым что ни на есть истошным воем, аж уш закладывало. С каждым летящим-бегущим шагом к источнику шума-гама-тарарама Максимилиан свирепел все сильнее, и ей-богу, не останови директора своим телом нкий… весьма корпулентный …товарищ, гены берсерка проснулись бы в швейцарском докторе во всей мощи. И тогда его ярости боевой арии позавидовали бы, а ГОРНы (по крайней мере, один – тот, что в котельной жил) прониклись бы уважением. Ибо. Не собственного спокойствия ради, а репутации подначального заведения для Штейнвальд без дураков готов был поотрывать всё и всем – в смысле, нарушителям режима тишины и благости Приюта. Именно потому, воткнувшись плечом в широкую грудь мужика, несшегося встречным курсом по аллее, Макс сперва отскочил, как ошпаренный, только плащ хлопнул полами, потом почти судорожно сунул в карманы руки, просто для того, чтобы не пустить в ход кулаки (итальянский темперамент лавой хлестнул поверх немецкой сдержанности предков с приставкой «фон») и набычившись, зыркнул исподлобья на косноязычного доброхота:
Вы с ума сошли! – шипение вышло почти горновское, и Максимилиан счёл, что рыкнуть было бы хуже, но, право, приходилось всерьёз сдерживаться: – Какой теракт, какие жертвы?! Это просто фейерверк.
…и я самолично убью ого, кто его тут устроил. Своими руками придушу. Не, хуже: сдам в Скальный мистеру Дрейку, – Штейнвальд повёл взглядом по зелёной стене из подстриженного букса, наткнулся глазами на приятную фигурку медсестры, ведущей за руку мужчину с жуткими шрамами на лице, явно напуганного, и… разозлившись еще сильнее, вдруг успокоился. Выпрямился, перестав бычиться, обрёл подобающую директору величественную осанку, невозмутимое, лишь самую малость недовольное выражение лица с колючим, но не взбешённым, слава богу, взглядом, кивнул девушке деловито – ведите, мол, фроляйн, ведите пациента, куда велено, и снова посмотрел на добровольного помощника, уже гораздо мягче:
Прошу Вас успокоиться. Я весьма благодарен Вам за предложение помощи, господин полицейский, но здесь совершенно точно не может быть никакого захвата – ни террористов, ни террористами.
Максимилан Отто фон Штейнвальд сказал это с полнейшей убеждённостью, в этот момент он поклялся бы в этом чем угодно, даже здоровьем собственного ребёнка. Кто ж знал, что всего шесть дней спустя это же утверждение не будет стоить выеденного яйца?..     
А с мелкими неприятностями, вроде досрочного запуска пиротехники, я Вас уверяю, прекрасно справится наша охрана. – Доктор очаровательно улыбнулся. – Но я буду не против, если Вы проводите меня до кабинета. Полагаю, русские полицейские не появляются здесь просто так, и у Вас некое дело к руководству? – Макс уже снова шагал, вынуждая и собеседника двигаться, пусть пока и не быстро, благо было очевидно, что инцидент с громами и вспышками определённо исчерпан, а разбираться с виновниками правильнее не в парке и не прилюдно.

0

35

Поначалу Рауль просто и бесхитростно впал в своего рода ступор. За всю его не особо долгую, но весьма богатую событиями биографию такое творилось с ним впервые. Мало того, что вместо Цисаржа или какого-нибудь ещё... нормального человека с ним разговаривал скелет...
Вот теперь точно – к Киркегарду и просить что-нибудь успокоительное, – мелькнула в голове нервно-ехидная по отношению к себе самому мысль. Так вот, мало того, что вместо человека с парнем беседовал скелет, так ещё эта груда костей имела нездравую наглость пытаться... Домогаться?! Поэтому понятное дело, что Ренье сначала остолбенел и смотрел на... ЭТО совершенно ошалевшим взглядом. Пожалуй, это был первый раз в жизни, когда он не сразу ответил тому, кто пытался совсем откровенно к нему приставать. А как иначе можно было назвать неприкрытые намеки этого анатомического пособия? Наверное, именно поэтому Рауль не ринулся вперёд с немедленным желанием «объяснить» скелету – ЧТО он может сделать со своими предложениями, и именно поэтому совершенно неожиданно «повстречался» с кем-то позади. Резко обернувшись, Рауль увидел потерявшегося и не откликавшегося до этого Мартина. И хорошо ещё – уже отучился сначала бить прикоснувшегося к нему, а потом узнавать – что, собственно, тому надо?
Мсье Сесардж, можно Вас попросить... – начал было Ренье и тут же замолчал.
Мелькнувшая в первый момент идея попросить Мартина найти и позвать кого-нибудь из персонала, при повторном – пусть  и очень быстром – мысленном рассмотрении была признана нелепой: новый знакомец, по всей вероятности, имел способность теряться в незнакомых местах. И вот что было делать теперь? Рауль стоял вполоборота как к Мартину, так и к скелету. Затем, приняв решение, продолжил, хотя и не тем, что хотел сказать вначале. А точнее, поинтересовался, пытаясь понять – галлюцинация ли это у него самого, или то, что происходит, происходит на самом деле.
Точнее – спросить. Вы не заметили поблизости чего-нибудь... Чего обычно ни в каких парках не бывает? Ну, разве что в каких-нибудь Диснейлендах..

+1

36

Мартин с выражением застывшего ужаса на лице впивается в плечо Рауля уже пальцами. Ему хочется закричать, но голоса совершенно нет, и он лишь молча смотрит, опустив руку с фотоаппаратом и с трудом переведя взгляд со скелета на Рауля:
Да, мне кажется, тут все видят... Но я совершенно не понимаю, что здесь происходит...
Его голос едва слышен, настолько тихий и шелестящий, что если бы не окружающая их какофония, он бы сам себя не узнал.
Мартин устало переводит глаза на скелет опять, однако, к великому сожалению, тот никуда не растворился и явно что-то хотел от Рауля, а может, и от него самого, Мартин...
Цисарж еще хочет что-то сказать, но лишь беззвучно хлопает ртом и трет ладонями глаза, пытаясь убедиться в реальности происходящего. Однако картина окружающего мира не меняется, разве что какофония вроде идет на спад. Или это он уже привык?
Мартин обводит окружающих взглядом, всерьез подумывая над тем, что пора бы ретироваться чуть подальше отсюда и не лезть на рожон со своей весьма нежной психикой.

+1


Вы здесь » Приют странника » Окрестности » Боковая аллея