Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Великобритания. Англия, Шотландия, Уэльс » Шотландия. г. Нэрн. Дом миссис Скиннер


Шотландия. г. Нэрн. Дом миссис Скиннер

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

http://s9.uploads.ru/Av7St.jpg

Внутри

Мансарда
http://s9.uploads.ru/dhoIa.jpg
http://s6.uploads.ru/jZxIF.jpg

Спальня миссис Скиннер
http://se.uploads.ru/wY5PA.jpg
http://s6.uploads.ru/ODTzv.jpg

Гостиная
http://sh.uploads.ru/6PFfz.png

Малая гостиная
http://s6.uploads.ru/oeKVH.jpg

Кухня
http://s1.uploads.ru/WVi9D.png

Вторая спальня
http://s5.uploads.ru/HEbCV.jpg
http://se.uploads.ru/jn2vY.jpg

0

2

2010 г., 2 октября, 17.30

«Погадав на глобусе», в смысле, потыкав в карту Европы, Тангель нагадал себе Нэрн, Шотландия. Все, что он знал о Шотландии: отличный алкоголь, мужики носят юбки, цвет юбки – цвет клана, язык английский, но не английский, вереск популярен. Отличное место, надо ехать. Тем более, что городок на берегу моря, а выросший на северных морских берегах норвежец по морю начинал скучать, если не видел его месяца три. В походном рюкзаке на сто двадцать литров умещалось все необходимое – от спальника и непромокаемой накидки на случай ночевки в парке, до набора любовно подобранных инструментов для работы по коже и дереву. Нет, без молотка и лобзика, но небольшие напильники, набор для тиснения, то, что подобрано и подогнано под руку. И отдельно – гитара в толстом дорожном чехле.
Город встретил приветливо – теплым ветром с характерным запахом моря. Выйдя из поезда, мужчина с удовольствием потянулся во весь немалый рост, помахал руками, разминая затекшие в комфортном, но маленьком для него вагоне, и решительно зашагал к доске объявлений. Есть он пока не хотел, с работой можно было определиться через дней эдак пять, предварительно поняв, что к чему в этом городе, кто востребован, может, гробовщик нужен, а не мебель на заказ. Ну а что? Жизнь, смерть, все естественно, и в последний путь тоже хочется уйти достойно и красиво. Опять же, если для кремации, так можно выбрать хорошо горящую древесину, для склепа – понадежнее, чтобы гроб в нише не рассыхался и не смущал своим неказистым видом наследников.
Сперва надо понять, где ночевать. И жить вообще. Лучше где-нибудь в пансионе, где есть местные, неиссякаемый источник сплетен и информации о городе, горожанах и событиях.
«Сдается комната в большом доме, проживание с хозяйкой», примерно так уловил смысл свежего объявления Нордленангьён. Стоит сходить. И если там не пафосная дамочка в окружении дрезденских пастушек и не бешеная мегера с правилами типа «не ходить после двадцати двух в туалет», то можно и там жить. Ну и если хозяйка живет одна – помочь по хозяйству, а дальше реклама среди знакомых, которая лучше любой другой.
Он запомнил адрес, поправил рюкзак и с четвертым собеседником смог преодолеть языковой барьер, узнав на странной смеси языков дорогу к дому.
Дом ему понравился. Добротный, увитый плющом, с камином или печью, еще и угловой. Меньше соседей смотрят в сад, это тоже важно. И сад этот не самый ухоженный, что говорит о легкости характера хозяйки.
Тангель распахнул калитку, взошел на крыльцо и, скинув рюкзак, позвонил в дверь, заранее обаятельно улыбаясь.

+4

3

Где-то есть город тихий, как сон.
Пылью тягучей по грудь занесен.
В медленной речке вода, как стекло.
Где-то есть город, в котором тепло.
Наше далекое детство там прошло.

День заканчивался, но выдался славным: тепло, солнечно, ни ветерка, ни облачка. Так, словно лето решило вернуться в этот небольшой городок и задержаться, радуя обитателей Нэрна чудесной погодой. В садах падали в траву последние яблоки, в небе звенела какая-то звонкоголосая пичуга, а с улицы раздавались веселые детские голоса. В общем, тишь, гладь, божья благодать. Рука миссис Скиннер, державшая сиреневую метелку с длинным ворсом, скользила вдоль поверхности тумбочки, сметая пыль. Война с пылью велась каждый день с переменным успехом. Стоило миссис Скиннер выкроить хотя бы полчаса чистоты, как пыль, будто отвоевывая свое законное место, покрывала все поверхности в доме заново.
Пожилая леди распрямилась, глядя в окно: кто же там бегает и не стоит ли выйти и отогнать ребятишек от участка, оберегая свои окна от попадания мяча. Вот так же много лет назад она гоняла друзей Рэя и Эдди. И после – многих и многих мальчишек, которые почему-то облюбовывали для места своих игр пространство именно около дома учительницы, а в какое-то время – уже бывшей учительницы. Вот уже сколько лет голоса возле дома, да приходящие соседи скрашивали одиночество миссис Скиннер: сыновья выросли и вылетели из родного гнезда, а ученики перестали осаждать дом.
Ох, вот зря я так. Грех же жаловаться, – одернула себя миссис Скиннер.
И в самом деле – и сыновья время от времени заглядывают в отчий дом, да и дети и внуки прежних учеников приходят за советом и помощью, особенно перед экзаменами. Вот недавно по телефону Эдди пообещал привезти малыша Девятого. Обоими сыновьями миссис Скиннер гордилась и была крайне огорчена. Рэй – умница и чудесный, отзывчивый и добрый мальчик, но вот не повезло ему в жизни; Эдди – веселый и живой, энергичный… Миссис Скиннер нахмурилась: развода младшего сына она не одобряла. У ребенка должны быть оба родителя – хотя бы до какого-то периода жизни. Хорошо еще – умница Элис это понимает и не запрещает Эдмонду видеться с сынишкой и возить его к бабушке.
От мыслей о сыновьях ее отвлек звонок колокольчика – кто-то открыл калитку, а потом и звонок в дверь. Неужели Эдди уже приехал? Или младший МакФейри пришел позаниматься? Миссис Скиннер подошла к входной двери, посмотрела в окно рядом с дверью и увидела незнакомца. Миссис Скиннер была почти уверенна, что эту фигуру она в Нэрне не видала еще, ибо это был ни здешний полицейский, ни кто-то из соседей, ни родитель кого-то из местных ребятишек.  Неужели кто-то откликнулся на объявление о сдаче комнаты? – подумалось ей.
Добрый день, сэр, – миссис Скиннер открыла дверь и улыбнулась в ответ на улыбку молодого человека, стоящего на крыльце.

[NIC]Элеонора Скиннер[/NIC]
[STA]Бывших учителей не бывает[/STA]
[AVA]http://s0.uploads.ru/jK3gz.jpg[/AVA]

Отредактировано НПЦ (24-05-2017 16:12:58)

+5

4

Открывшая дверь дама чем-то разом напомнила и Джейн Марпл и Миневру МакГонагал. Строгая и располагающая. Приятная, вежливая улыбка – и все. Если бы хозяйка посмотрела на него с подозрением или бы напряглись ее руки, державшие дверь, он бы понял. Лохматая-бородатая махина в дверях, это не то, на что все могут смотреть спокойно.
Добрый день, мэм, – стараясь выговаривать слова как можно более четко, произнес мужчина, - я только с вокзала, увидел объявление о сдаче комнаты. Тангель Нордленангьён, – представился норвежец.
И решил еще немного рассказать, на всякий случай.
Ищу новое место для жизни, вот и выбрал Нэрн, – добавил он, – планирую тут устроиться, не меньше, чем на восемь месяцев.
Почему восемь? Полгода мало, чтобы понять, нравится ли тебе место настолько, чтобы жить. Ходить каждый день по улицам, знать, где в баре самая вкусная картошка, а где – сэндвичи, слышать соседских детей, привязаться к улочкам. Понять, нравятся ли тебе люди, с которыми приходится работать. А год для этого слишком много, так и обманывать себя можно начать. А вот восемь месяцев, это как раз. И после либо собираться и уезжать, либо говорить себе «я тут не гость, я тут живу».

+4

5

Дальняя песня в нашей судьбе,
Ласковый город, спасибо тебе.
Мы не приедем, напрасно не жди,
Есть на планете другие пути.
Мы повзрослели, поверь нам и прости.

Покойный мистер Скиннер – Рэй Эдвард Скиннер Седьмой – мужчиною был до крайности хозяйственным, и маленькое свое «имение» содержал не только в порядке образцовом (для чего постоянно носил в кармане рабочих-домашних брюк небольшой молоток), но и оборудовал по последнему слову техники. Ну а дальше, когда Элеонора овдовела, за всем следил уже Эдди, время от времени и теперь наезжающий к матери, да и Рэй что-то мог сделать по дому – правильные шотландские парни, рукастые, умелые, а поддерживать наведенный порядок не так сложно, как обустраивать с самого начала. Неудивительно поэтому, что крыльцо, при нужде, освещалось ярко и гостеприимно, вот как сейчас: перед тем, как открыть входную дверь, миссис Скиннер провела ладонью снизу вверх по широкой клавише выключателя, устроенного у косяка – ниже, чем в прочих домах Нэрна. Приветливо загорелся небольшой плафон над верхней перекладиной дверной рамы – близился вечер… и лишь в романах это звучит так лирично-меланхолично. В реальной жизни в одинокие вечера пожилой леди лирика как-то промахивалась, видимо, ускользая к более юным, а вот меланхолии черным дымом наползало во все комнаты, будто от сгоревшего в духовке ужина.
Пожалуй, с «днем» мы с вами вместе промахнулись, молодой человек, – мягко улыбнулась миссис Скиннер той же улыбкой, которую унаследовал ее старший сын, но откуда об этом знать приезжему? – Однако, что нам помешает сделать добрым первый вечер в городе, который Вы выбрали? – она отступила на шаг назад и в сторону, шире открывая дверь и освобождая проход. – Надеюсь, Вы не ошиблись… это хорошее место.
Она не имела в виду сдаваемое жилье, хотя могла бы с полным правом. И она действительно надеялась, что этому чернявому детине, чем-то даже похожему на ее сыновей, понравится здесь. Она устала быть одна, дом, предназначенный для целой семьи, пусть и небольшой, стал ей слишком велик, как платья, которые она когда-то носила на работу. Как однажды она сама сказала своим мальчикам с горьковатым смехом – «катаюсь по нему, как горошина в коробке». Теперь же, она чувствовала, одиночество продлится долго – Рэй, что бы он сам там ни думал, едва ли вернется раньше, чем через пару-тройку месяцев, а Эд… у него свои заботы, да и не дело энергичному парню сидеть возле старухи.             
[NIC]Элеонора Скиннер[/NIC]
[STA]Бывших учителей не бывает[/STA]
[AVA]http://s0.uploads.ru/jK3gz.jpg[/AVA]

+2

6

Шотландия, г. Нэрн. Пансион «Зелёный дол». Сад

Первая секунда второго полета – чуть не потерял крышечку. Поймать успел. Даже удачно приземлиться днищем об асфальт, красиво так проехался полметра. Ви понравилось кататься в кастрюльке. Все дребезжит, искры летят во все стороны, ветер в морду, да так что щупалки, как флаги на ветру. Почти как на корабле пиратов! Хотя нет, на корабле его хотели изловить и пустить на воротник. А тут...
Наверняка погоня! Тот двуногий же хотел отправить в духовку запекаться! Ви тут же подорвался, вскочил на все десять великолепных осьминожьих лап и рванул вперед. «Вперед» у него было именно с той стороны, где приоткрыта крышка и торчат лупалки, с других сторон тоже был «перед», но по кругу. И почему-то перед опять встретился с забором. Понаставили тут всякие! Специально, наверно, городили, знали, что он через столько-то лет будет здесь бежать. Наверняка какой-нибудь дед решил отомстить за сожранную капусту и ту большую рыбину.
Ви, уверенный, что его вот-вот поймают и сожрут так же, как он сожрал тефтели, шустро перебрался через забор. Третий полет уже так не впечатлил, зато порадовал мягкой посадкой в траву.
Совсем рядом говорили двуногие. У них можно спрятаться! С истошным:
Помогите! Меня сожрать хотят! – Ви рванул на голоса.
Продрался сквозь кусты, извозюкался в земле, собрал пол-муравейника, чуть не потерял крышечку, вылетел на дорожку, сиганул через все ступеньки да попал прямо в грудь двуногому.
Они меня съедят. Они меня съедят. Съедят. – Вцепился всеми щупальцами, надежно облапил, старательно пытаясь залезть под одежду, хотя бы краешком прикрыться, хоть чуть-чуть.

+6

7

Город пахнет морем, а ваш дом очень красивый, – ответил он, увидев приглашение войти, – и сад. Он у вас очень уютный.
Видимо, хозяйка, и правда, славная женщина, которая все еще любит жизнь и не стремится осесть в стенах, рассуждая о том, как раньше было лучше. Открытая и строгая. Да, эти слова подошли бы лучше всего.
Тангель собрался было подхватить рюкзак, чтобы занести его в коридор, как... в него вцепилась с истошным криком кастрюля! С крышечкой. И щупальцами.
Гребаный кунжут, сельдерей в салат, от кого-то сбежал ужин?! Феерический шафран, да что ж оно такое суетное?!
Норвежец взял себя в руки, негоже потомку викингов теряться и орать при виде говорящего осьминога, который нуждается в спасении. Ну и жрать говорящего осьминога – это подло и бесчеловечно. Даже если он обсыпает тебя землей, муравьями и травой.
Так, сейчас надо понять, кто это, что это, и вернуть кастрюлю хозяину, возможно, с компенсацией за зверюшку можно потом.
Тихо! – уверенно скомандовал он кастрюле, прижимая ее к себе, как перепуганного котенка. – Тихо, малыш. Я тебя сожрать не дам.
И, крепко обнимая кастрюлю, растерянно и весело посмотрел на женщину:
Отличный город, мэм, – весело хмыкнул он, – часто у вас такое? И... зверушка вам не знакома?
Базилик тебе в укроп через петрушку в чили с имбирем! Что это все-таки за фейхоа такая? На всякий случай Тангель растерянно огляделся – не гонится ли какой... капитан Ахав за кастрюлей.

Отредактировано Тангель Нордленангьён (26-05-2017 13:58:51)

+7

8

[NIC]Элеонора Скиннер[/NIC]

Пугала ли вас когда-нибудь летящая на вас же, орущая во все горло… кастрюля, да еще и с осьминожьими щупальцами? С нынешнего дня миссис Скиннер могла бы ответить на этот вопрос утвердительно… если бы кто-нибудь додумался задать его. Но подобный вопрос был столь же абсурден и нелеп, как и вся сложившаяся ситуация. Наверное, именно невероятность и нелепость происходящего и была частично причиной того, что пожилая леди не завизжала, как мультипликационная слониха, узревшая мышь, и не хлопнулась в обморок, как средневековая девица, затянутая в корсет. К тому же не зря многие в городке называли Элеонору Скиннер «Второй Железной Леди – после Маргарет Тэтчер». Лишь на миг лицо учительницы на пенсии дрогнуло, в глазах промелькнуло некое выражение, которое сложно было уловить, и невозможно – понять, затем лицо застыло на какой-то миг, и…
Вы совершенно правы, мистер… Нордленангьён, – миссис Скиннер улыбнулась, соглашаясь с мнением будущего постояльца и лишь на краткую секунду запнувшись перед тем, как произнести его столь нелегкую фамилию, – у нас чудесный город. А вот зверушку я эту вижу впервые. Впрочем, сейчас у детей бывают самые разные игрушки, удивительные, даже те, что похожи на живых и говорят. Однако, мы заболтались, проходите в дом, – и, чуть посторонившись и гостеприимно распахнув дверь, миссис Скиннер наконец пропустила молодого красавца внутрь и повернула запор – чтобы к ней больше не влетали и не вскакивали никакие верезгливые кухонные предметы или, не дай боже – предметы мебели.
Подумать только, все говорят о летающих блюдцах, а мне вот посчастливилось узреть летающую кастрюлю, – посмеялась про себя пожилая женщина. – Интересно, что бы Рэй по этому поводу сказал? Наверняка бы что-то вроде: «Мама, это я у нас фантаст, а ты крепко стоишь на земле».
Размышляя таким образом, миссис Скиннер одновременно говорила гостю:
Проходите. Вот сюда – по лестнице. Надеюсь, у Вас нет боязни высоты, и Вы не будете против поселения в мансарде?
С некоторых пор вторая спальня навсегда была закреплена за старшим сыном – не подняться же ему в мансарду, но ночевал он, поросенок упрямый, в свои нечастые приезды к матери всегда на своем излюбленном, буквально, родном диване в малой гостиной.
О странном чудище/существе/предмете, «летающем на чем попало», миссис Скиннер, казалось, уже и забыла.
[AVA]http://s6.uploads.ru/SyBRj.jpg[/AVA]
[STA]Бывших учителей не бывает[/STA]

Отредактировано НПЦ (27-05-2017 03:35:03)

+6

9

Ви послушно затих, замер да присосался своими пупырками намертво. Прижался всей кастрюлькой трехлитровой, немножечко пошарапаной от приключений, выпавших на ее нелегкую долю. Не сказать, что не поверил, но оно ведь как с двуногими? – ты им приносишь добычу, потом приносишь свою самую любимую щетку для чесалок, а они тебя полотенцем! Полотенцем за стянутую котлету! Вот Ви и следил насторожено, а то ж мало ли. И осторожненько так все карманы ощупывал – вдруг где конфетка завалялась или еще что-нибудь вкусненькое? Надо же обед сладким заесть. Конфетки не нашлось, может, плохо искал?
У тебя конфетки нету? А можно мне будет супа в кастрюльку подлить, а то мой расплескался. Ты представляешь, сижу я такой в холодильнике, жую тефтели, расту да развиваюсь, а тут как чудище откроет дверцу, да как заглянет! Чуть тефтелиной не подавился, так испугался! А это, оказалось, двуногий. И вот как посмотрит на меня, да как закричит! А я еще больше испугался, тоже думал закричать, но она так красиво, так выразительно кричала, что постеснялся. А потом как набежали двуногие! – Ви столько впечатлений набрался, что не поделиться не мог, и тараторил, в красках и эмоциях рассказывая, что же произошло. – Набежали и как начали кидаться всяким невкусным! Нет бы, чем вкусным кидали, а они одну несъедобность, пф-ф-фе! Я и сиганул, да весь борщ расплескал, под стул спрятался, а они мой стул отобрали. Я на стену, а они за тыкалкой. Я обратно в холодильник, яйца схватил, половину, правда, потерял, хорошо хоть свои на месте, и как давай в них яйцами! И в окно, в окно. А потом деру! А там тоже двуногие! А за ними забор, да еще такой твердый! Зачем такие твердые заборы строить? Вот, видишь, ручка аж помялась, а она, между прочим, служила мне верой и правдой, она уже многим поколениям служила верой и правдой, а тут стена! А те двуногие за мной, вот-вот поймают да как зажарят! Да еще в красках рецепт описывают! Какими специями будут мариновать. Представляешь? Совсем дикие двуногие! Я еще быстрее рванул, а куда уже быстрее? И опять в стену! Могу с гордостью заявить – сегодня научился летать. Три раза летал! В последний раз даже посадка была очень даже ничего. Мягкая такая, уверенная. Слышу – нагоняют. Надо прятаться, думаю. На дно залечь, супа раздобыть, залить под самые верха. А оно страшно. Как представлю свои щупалки на сковородке шкворчящие, так аж бррр! – Кастрюлька натурально так передала это «бррр» мелкой вибрацией. – Жуть прям! Как теперь спать по ночам, после таких кошмаров?
И казалось, куда уж сильнее можно облапить, обприсосать, ан, можно! От жути да таких кошмаров присосешься так, что вовсе не отодрать будет.

+6

10

Мансарда – это замечательно, – покивал Тангель, убедился, что ктулху висит на нем и без его помощи, и затащил рюкзак в коридор. – Высоты никогда не боялся, даже, наоборот, на деревья лазить любил.
Игрушка, не игрушка... Не видел он еще игрушки, которая бы шарилась по карманам, как прирученный енот. Видно, в кастрюле было что-то живое. Странно, но... Но выкинуть сейчас кастрюльку, все равно что пройти мимо своей Зеленой Двери, не залезть в Кроличью Нору и проигнорировать шкаф. А хозяйка-то, похоже, вправду, сестра профессора МакГонагалл. Какая выдержка! Может, тоже учитель?
Вы, мэм, случайно, не учитель в школе? – заинтересованно спросил норвежец. А ну, вдруг? Что там профессор преподавала? Анимагию? Это у нас или зоология, значит, или анатомия, наверно?
Из очень эмоционального и сбивчивого рассказа Нордленангьён уяснил, что, во-первых, существо в кастрюле – самец, а во-вторых, что он все-таки и вправду енот. Залез в чужой дом, похозяйничал на кухне, за что и был изгнан и напуган. Ну, если с этим... ктулхой-енотом можно договориться, то и прикормить его можно. Зверек болтливый, забавный, главное, чтобы хулиганил в меру. Енот у них жил, ручной, завели, когда им с братом было лет 11-12, собаки – постоянно, и какие разные!
Супа? – весело переспросил он. – Давай, дружок, я сейчас устроюсь, и мы с тобой сходим поужинать, а я заодно посмотрю на город. А там тебя и покормим. Супом или котлетами. 
Пить он не собирался, просто сходить поужинать, посмотреть на людей, послушать. Может, завести неспешное знакомство. Вот, завел. Оставалось надеяться, что с кастрюлей в паб пустят. В Англии в небольших городках пускали с собаками. Вряд ли Шотландия хуже, а странный енот в кастрюле хуже собаки. Главное, вести себя так, как будто так и должно быть. А то взрослое критическое мышление до добра не доведет. Нет, приехал хандру лечить, бери кастрюлю с ктулху-енотом, и лечи! Тем более, вон какой... трогательный, болтливый и перепуганный. И разумный. Говорит осмысленно, впечатлительный. Словно ребенок...

Отредактировано Тангель Нордленангьён (29-05-2017 11:10:50)

+4

11

Как теперь не веселиться,
Не грустить от разных бед –
В нашем доме поселился
Замечательный сосед.

Вот так просто, однако, странности, которым в нормальном, ухоженном и обустроенном доме посреди респектабельнейшего курортного городка никак не место, рассеяться-сгинуть и не подумали. Какой бы невозмутимый вид ни сохраняла миссис Скиннер, окружающая реальность никак не желала приводиться к общему знаменателю нормы, и, хотя все прочие детали – новый жилец с рюкзаком, трудной фамилией и согласием жить в мансарде, стены собственного дома, крепко запертая дверь – соответствовали понятию «обычный осенний вечер на Юнион-стрит», самая главная (и самая прилипчивая) деталь решительно опрокидывала всю картину привычного мира. А уж когда она разразилась не просто паническими воплями про «Съедят», а целым связным рассказом о своих приключениях, дребезжа крышкой, по спине идущей впереди будущего жильца сухонькой пожилой леди прошёл нехороший такой холодок. Просто потому, что… ну не должно такого быть на самом деле! Не бывает возбужденно гомонящих кастрюль с торчащими и живыми – совершенно определенно, она же своими глазами видела, как они прилипают к торсу мужчины, обнимая его – щупальцами. И это совершенно точно не говорящая игрушка – уж больно недетские речи она только что выдала.
Впрочем, бывают же и не только для детей игрушки – ну там, всякие пугающие пауки, которые тоже дрыгают ножками и даже прыгают, силиконовые коровьи лепешки (вот уж пример дурного вкуса!), ну и… всякое такое – снова принеслась непоколебимо ясным разумом учительницы математики, привычным к логике, спасительная мысль. И Элеонора с радостью бы приняла ее, если бы… если бы жила в другом месте и с другими людьми. Издалека неясными силуэтами всплывали воспоминания-рассказы о шалостях «дивного народца», о которых сейчас рассказывали с несколько виноватым смехом и предваряя насмешливым «говорят, что», но, тем не менее, рассказывали регулярно, сколько она себя помнила. А еще нехорошей такой щекоткой касалось памяти, что на старшего сына она сама смотрела с ласковой жалостью, когда он намекал на то, что видел несуществующее, что, возможно, соприкасался с ним не по своей воле.
Вопрос ее нового жильца просто выручил, миссис Скиннер даже рассмеялась не без облегчения:
Учителя опознаются сразу, да? Мои сыновья всё время смеются над этим, – Элеонора дошла до лестницы наверх и сделала приглашающий жест, предлагая мужчине подниматься первым. – Что поделать, бывших учителей не бывает, – ее темные глаза лукаво поблескивали. – А супа я могу налить вам обоим, когда посмотрите комнату. Вот вернемся вниз, пойдем на кухню – и хорошенько поужинаем. Борща не обещаю… – смешливый блеск во взгляде усилился, миссис Скиннер знала об этом блюде не понаслышке, спасибо русской родне. Лазаревы, гостившие здесь не больше года назад, регулярно потчевали этим волшебным блюдом, чуть позже не без участия Рэя пошедшим в народ, и матушка хозяина пансиона была более чем в курсе перипетий этого кулинарного маршрута, сейчас как раз и догадавшись, откуда именно прискакала борщелюбивая кастрюлька. – ...но куриным супом накормлю. А еще у меня есть чудесный пирог с яйцом и плюшки.
Радушная хозяйка – и никаких испугов и сомнений. Всякий учитель непременно актер, причем актер-импровизатор, – так всегда отвечала сама Элеонора, когда ее спрашивали, не надоедало ли ей вдалбливать одни и те же знания год за годом. Она искренне удивлялась вопросу – каждый класс неповторим, каждый ребенок, каждый урок – спектакль одного актера здесь и сейчас, о каком же однообразии речь?..

[NIC]Элеонора Скиннер[/NIC]
[AVA]http://s6.uploads.ru/SyBRj.jpg[/AVA]
[STA]Бывших учителей не бывает[/STA]

Отредактировано НПЦ (31-05-2017 00:29:38)

+3

12

При словах, что покормят, Ви сразу повеселел. Оно, конечно, и до этого был в хорошем настроении, а сейчас стало вдвойне хорошее настроение. Он даже высунулся из-под крышки, оглядывался по сторонам – интересно же, что там за нора под крышей такая. Вот и торчала из-под крышки макушка да пара лупалок на своих ножках шевелились-ворочались по сторонам.
Было интересно. Ещё интереснее было попробовать вкусного пирога, что предложила приятная женщина. И попробовать хотелось побыстрее. А чтобы оно было побыстрее, надо помочь с обустройством. А значит... Удивительно гибкие и полезные щупалки целенаправленно двигались к котомке пожитков двуногого. Ви окончательно отобрал захваченное добро, спустился на пол и поспешил по лестнице, на самый верх. Добро у двуногого оказалось тяжёлым и ступеньки преодолевало нехотя, то и дело застревало, сопротивлялось и никак не хотело ускоряться.
Но Ви-то хотел попробовать пирога. И супа. Ви не уступал.
С настойчивостью танкера он пер к своей цели – последней ступени. И пер довольно быстро. Пожалуй, если у двуногого было там что ценное и бьющееся, оно уже превратилось в крошево. Конфет там, кстати, тоже не оказалось – шустрый ктулхуленок проверил дважды. Зато проводочек сжевал, носком закусил и был вполне доволен перекусом. А за перекусом и ступеньки как-то быстро закончились, и пришли уже, кажется.
Может, ещё чем помочь? – Кастрюлька осьминожья надеялась, что помощь не потребуется, но ведь в любом случае он должен быть проявить вежливость и хорошие манеры. Хотя какие могут быть манеры у ктулхуленка? Разве что хорошо относится к руке кормящей и не кусать за пальцы лишний раз.

+5

13

Тангель, увидев, как ктулхеночек потащил рюкзак наверх, окончательно махнул рукой на «бывает, не бывает», мысленно назвал себя Алисой, а место вокруг - Страной Чудес и, подхватив гитару, пошел следом. Слава прогрессу, все, что раньше было стеклянным, сейчас было из пластика, который был и легче и не бился. Но зверек-то сильный, тащить рюкзак по лестнице, это не белочка с орехом!
Вы похожи на профессора МакГонагалл из книжек про Гарри Поттера, – признался норвежец, – очаровательная строгая дама, даже среди хаоса сохраняла присутствие духа и призывала к порядку. Не читали?
Сам он книжки про мальчика-волшебника читал с удовольствием. Легко написанные, интересные типажи, вечная история о дружбе. Чем-то напоминали любимые с детства книжки Астрид Линдерген, про Кале, про Рони, дочь разбойника. Оставалось надеяться, что дама, которая забыла представиться, сочтет сравнение за комплимент.
Мансарда ему понравилась. Светлая, небольшая, шкаф есть, санузел отдельный есть, большего и не надо. Нейтральные цвета, большая кровать, с которой не будут свисать ноги.
Мне нравится, – сказал он, улыбнувшись, – у вас действительно очень уютно. С удовольствием поселюсь у вас, если я вас устраиваю.
На три недели остаться точно можно. А там и видно будет, устраивают ли они с этой чудесной женщиной друг друга. Вдруг какие-то мелкие привычки окажутся неприемлемыми для кого-то или еще что-то?
Пристроил в угол гитару, встряхнул слегка распотрошенный рюкзак, из которого торчал рукав свитера, прислонил его к стене, подхватил кастрюльку с обитателем на руки.
Спасибо, маленький Ктулху, – сказал Нордленангьён, – больше помощи не требуется.
Вещи разобрать можно и потом. Все, что ему надо – зубная щетка и другие мелочи, он знает, где лежит, одежду на полки выложить – дело нехитрое, а остальное, пока работы нет, можно и не тягать туда-сюда. А пока – куриный суп, пирог, знакомство и прогулка. Вперед, вниз. На кухню.
Боржч, – повторил он с немилосердным акцентом, – сложный русский суп, да. Зимой очень вкусно. А еще рассольник. После... – Тангель немного смутился, но все ведь взрослые люди, – на следующий день, если с выпивкой перебрать, очень вкусно. С солеными огурцами. Странно, но вкусно. В каждой кухне, наверно, есть странные и вкусные блюда. В Шотландии, я слышал, таким считают хаггис.
Его-то фаршированный желудок не пугал, норвежская кухня, особенно там, где он рос, не в крупном городе, а на севере, у моря, оставалась такой же традиционной и норвежской. Капальхеймы, конечно, они не ели, но удивить чем было.

Отредактировано Тангель Нордленангьён (01-06-2017 14:13:05)

+4

14

[NIC]Элеонора Скиннер[/NIC]
[AVA]http://s6.uploads.ru/SyBRj.jpg[/AVA]
[STA]Бывших учителей не бывает[/STA]

Когда летающая и говорящая кастрюлька встала на щупальца, а другими, остальными оплела и поволокла по лестнице здоровенный, отнюдь не школьный рюкзак будущего жильца, да ловко так… то есть ловко для существа со щупальцами, миссис Скиннер не только перестала понимать, на каком она вообще свете, но и странным образом успокоилась. Как во сне, когда понимаешь, что все происходящее вокруг – всего лишь игры уставшего и зашалившего разума, а значит, не надо думать, как такое может быть, почему и к чему оно все, а можно просто принять мир вокруг и себя в этом мире, как данность и начать получать удовольствие от странного и вроде бы невозможного. Из выражения лица пожилой леди совсем ушло напряжение, и она снова рассмеялась, совсем легко, словно юная девушка, какой когда-то, представьте себе, была и легконогая Элеонора, Эли, Эленька, как звала ее мать. Сейчас легко было увидеть ее такой, любому, так же, как легко у нее получалось увидеть каждого, от политика или артиста по телевизору до вот этого худого чернявого мужика, что топал по лестнице следом за своим разгроханным наверняка багажом, ребенком-школьником младших классов – хулиганистым или прилежным, трусоватым или отважным, умненьким или рассеянным.
О, спасибо, мистер Нордлангъен, – со смехом же отозвалась хозяйка дома, кладя сухонькую руку на перила и последней без труда поднимаясь по ступенькам – слава богу, обошлось сегодня без старушечьего кряхтения. – Это весьма лестное для меня сравнение. Конечно, я читала эти книги. У меня же младший сын еще застал их в почти детском возрасте, так что поттеромания меня не миновала.
Между прочим, миссис Скиннер серия даже нравилась – достойный образчик качественной английской детской литературы в поджанре «школьная жизнь юного волшебника\вундеркинда». Америки Джоан Роулинг ие открыла, но, по видимому, дело решило то, что Америка открыла ее. Хотя сама Элеонора предпочитала что-то более озорное и менее драматичное – ту же Линдгрен, например, которую так любил в детстве Рэй.
Спасибо, мансарда нам действительно удалась, – улыбнулась она, останавливаясь в дверном проёме и с интересом наблюдая за чужим любопытством. – Раньше в ней жил мой старший сын, который очень ее любил, даже взрослым уже. Потом уж ему пришлось жить внизу… ну да не будем сейчас о печальном. – Она действительно взмахнула рукой у лица, будто отгоняя это печальное. – Рада, что Вам нравится, и пойдёмте ужинать. – Ещё один озорной смешок спорхнул с губ пожилой леди. – Это приглашение относится и к маленькому Ктулху.
Хотя какое же оно маленькое? – еще раз смерив взглядом лиловые щупальца существа, поправилась мысленно миссис Скиннер, а вслух сказала:
О. хаггис! Говорят, его привезли к нам норманны, Ваши земляки, когда осваивали и эти берега. Как раз мой старший сын немного помешан на них. Утверждает, что у нас в роду были викинги, причем с обеих сторон – и с русской тоже. А рассольник я варить умею, это на борщ мне не хватает терпения. – Она снова весело рассмеялась, разворачиваясь, чтобы провести новых жильцов на кухню, на сей раз спускаясь первой. – Идемте, идемте к не очень странным сегодня, но, надеюсь, вкусным блюдам.

Отредактировано НПЦ (01-06-2017 17:51:24)

+3

15

Ви только-только обнаружил в недрах нечто мягкое, приятное, что как раз подошло бы для подстилочки, вот если внутрь ее и обложиться, то было б очень даже уютно. Такая теплая кастрюлька с подогревом. И мяхонько было б, и к щупалкам приятно, и спать было б хорошо так. Ктулхуленок только было потянул за краешек, надумал утащить к себе, как забрали добычу, а самого сцапали на руки. Осталось только горестно вздохнуть да облапить, общупалить двуногого. Ничего, он ещё вернётся за этим тёплым и мягким, и обязательно стащит! А сейчас предстоял суп! И пирог! Вон оно как внутри бурчит. Прожорливый какой-то получился осьминожек, даже слишком, недавно ведь только тефтелями чафкал, а уже опять бурчит, требует. Или это из-за рассказов о вкусном? Ви вот не знал что за "хагисы" такие странные, но сразу представлял молоденького поросеночка нафаршированного кряквами, с золотистой корочкой, обмазанного специями и такого душистого! Или вот рассольник тот же, наверняка суп со всеми видами мяса и сыра. Такое вкусное достаточно лишь представить – в животе заурчит.
А ещё Ви размышлял о том, как же ему повезло попасть в такой замечательный дом, и от чего случилось так, что раньше не бывал тут? Раньше в смысле пару лет тому, вот сотни полторы назад он точно бывал, местность метил, да метелкой огребал за потоптаные цветы. А вот сейчас, сейчас это было очень даже уютное и тёплое место. Самое оно для зимовки. Как раз вытянуть лапы на вон том диванчики и смотреть в окно. Надо будет обязательно сюда наведываться! Да и хозяйка вон какая смелая! И добрая. Обязательно нужно будет наловить рыбы и кроликов, и принести, порадовать.

+4

16

Простите, не расслышал или из головы вылетело, как вас зовут, мэм? – лучше уж извиниться и спросить, чем потом подглядывать на конверты и спрашивать соседей, как зовут хозяйку. Или она и правда забыла сказать, как ее зовут, или он, под впечатлением от кастрюли, забыл.
Фраза о старшем сыне заставила насторожиться. Несчастье, заставившее мужчину перебраться вниз, могло закончиться по-разному. Но раз он «утверждает», значит, жив, и все так или иначе с ним хорошо.
А ваш сын живет в Нэрне? – спросил Тангель, – поговорили бы тогда о корнях. Знаете, у нас прадед назвал одну из дочерей русским именем Ванья. Потом, правда, я узнал, что это сокращенно от Иван, и имя это мужское, но оно популярно в Скандинавии, причем именно так, девушка Ванья. Но звучит красиво.
Чему уж удивляться – Россия была не так далеко, ученых, желавших исследовать север, хватало. А кроме того, как уяснил норвежец, и среди них было много людей, которым не сиделось на месте.
Ктулхенок, – обратился мужчина к непоседливой кастрюле на ручках, – у тебя имя-то есть? И не встречал ли ты человека, которого звали Говард Лавкрафт? Или кто-нибудь из твоей родни?
Похоже, все-таки встречал кого-то писатель. А может, однажды увидел, и потом это трансформировалось в его книги и миры.

+2

17

Что может быть более мирным, чем беседа перед поздним обедом или ранним ужином? Пожалуй, лишь такая же беседа уже после – за чашечкой горячего ароматного чая с коньяком, когда мужчины попыхивают трубками, а разговор плывет вслед за клубами трубочного дыма. Ну и, конечно же, если не вспоминать о странной говорящей игрушке или не-игрушке; и уж конечно, если не пытаться думать – что это, если не игрушка? Правда, если бы размеры этой странной вещи/зверушки были бы покрупнее, наверное, у бывшей учительницы получилось бы убедить себя, что это кто-то из местных ребятишек, разгуливающих в костюме неведомого монстрика задолго до Хэллоуинна. Но вот – не получалось.
Из глубин задумчивости пожилую леди вывел вопрос новоявленного постояльца. Того, конечно, который был человеком. Хотя что-то (наверное – интуиция, отточенная многими сотнями учеников) подсказывало, что громогласная и паникующая посуда тоже окажется в списке постояльцев, хотя и не согласованных. 
Ох, как неудобно получилось! – cпохватилась про себя миссис Скиннер. – Он-то себя назвал.
Ей же по собственной рассеянности приходилось исправлять собственную неловкую оплошность. и лучшим способом тут была честность:
Вы и не могли расслышать, мистер Нордленангьён, потому что я и не называлась. Элеонора Скиннер. Миссис Элеонора Скиннер, – чуть построжав, уточнила она.
Вопрос о сыне заставил миссис Скиннер ощутить мимолетную грусть и тревогу за Рэя – он, и правда, довольно давно не подавал о себе вестей. Заехал, сказал, что, проведает компаньона, видимо, чтоб мать не беспокоилась, и улетел ее сыночек-летчик. Но ответить постояльцу миссис Скиннер не успела – тот рассказал забавную историю своих родных, а затем начал разговор с многоножкой в посудных доспехах, перебивать было неудобно.
Да, он живет здесь, неподалеку, в пансионе, – ответила она, дождавшись паузы, чуть улыбнувшись, – иногда наведывается домой, но сейчас улетел в Швейцарию. Однако, когда вернется, непременно побеседуете. – К тому времени они втроем уже спустились обратно на первый этаж и добрались до кухни. На мгновение у миссис Скиннер мелькнуло сомнение – стоит ли допускать чужого в эту святая святых каждой уважающей себя и свой дом женщины? Да еще со столь прожорливой зверушкой? Да еще, по словам самой же зверушки, (миссис Скиннер все же предпочла именовать это нечто зверем – хотя бы про себя), разгромившей уже чью-то кухню. Пожалуй, стоит дать понять ктулхуленку, что в этой кухне такие номера не пройдут.
[NIC]Элеонора Скиннер[/NIC]
[STA]Бывших учителей не бывает[/STA]
[AVA]http://s2.uploads.ru/m7gvR.jpg[/AVA]

+1

18

–  Конечно, есть у меня имя! Юэн Ви! – с гордостью заявил ктулхуленок. – Вот как-то нашел я в замке погреб. А там!.. Там целые бочки вина! Вкусного, насыщенного, не того, что сейчас – компот компотом, а настоящего. Ну и лазил я туда частенько, а всякие двуногие гоняли. Надоело мне веником огребать по самую маковку, и решил я укатить пару бочек, да время не рассчитал. Слышу – кричат: «Морда! А ну верни, верни вино!», на местном звучало «юэн ви!..». Да прижилось оно так, вот с тех пор и зовусь Ви. – Ктулхуленок рассказывал живо, эмоционально всплескивая щупалками, едва не заезжая ими по носу да по ушам, вон, даже крышка едва не улетела (успел-таки поймать).
Мадам, – Ви приподнял крышку, как шляпу. – Рад познакомиться со столь замечательной женщиной. Премного благодарен за радушный прием и рассчитываю на дальнейшее взаимовыгодное сотрудничество. – Прям как джентльмен. Если бы у осьминогов был кодекс вежливости, то Ви определенно считался бы самым благовоспитанным ктулху.
А с Говардом, может, и был знаком. Всех ведь не упомнишь. Двуногих-то много, да и живёте вы... Только привыкнешь к посиделкам у огня да с винишком, глядь – а уже и некому истории рассказывать, и за ухами никто не чешет. Расстроишься, скучать начнешь. А потом оно как-то новый появляется, и опять за ухами чешут да истории слушают, да подкармливают лакомствами.
Ктулхуленок даже взгрустнул. Ненадолго. Стоило добраться до кухни, до вкусных запахов и сверкающих чистотой кастрюлек, так вновь оживился, с интересом зыркал по сторонам, щупалками махал, присматривался – что б такое стащить. Вон то полотенчико. И черпак! Черпаков в сокровищнице не было! А этот вон какой, блестит, с дырочкой, с рисунком на удобной ручке, и в меру глубокий! Самое то для перемешивания всяких-разных зелий. Вот ночью надо обязательно утянуть. И про то мяконькое в сумке не забыть!

Отредактировано Лисость (24-06-2017 21:14:35)

+3

19

Очень приятно, – покивал норвежец, – я на самом деле рад, что познакомился с вами.
Она была немного не такая, как большинство дам в ее возрасте. Уверенная в себе женщина, сохранившая чувство юмора, с потрясающим самоконтролем, это Тангелю не то чтобы сильно странно, хотя очень странно, всё-таки кастрюля с говорящим осьминогом, чьи щупальца могут вызвать крик отвращения, и не стоит за это осуждать людей. Однако же эта дама не такая.
А истории  Юэн Ви рассказывал интересные. Это он где-то в Азии вино воровал? Ну и жизнь, полная впечатлений и событий. Ктулху-клептоман, надо же. Так скоро и русалку можно встретить, настоящую. Главное, чтобы так же активно хвостом не махала. – Тангель ловко уворачивался от попыток случайно заехать по носу, но уху, по щеке, осознавая, что ни один хондроз с таким знакомым не страшен.
Человеческий век, значит, недолог? Забавно, – с легкой грустью подумал норвежец, – мы грустим о питомцах, которые так мало живут, а Юэн грустит о людях почти той же тоской. И впору задуматься, насколько же он на самом деле разумен, и, может, дурашливый хулиган – это просто образ в попытке сбежать от времени?
На кухне ктулху притих и начал заинтересованно оглядываться. В сочетании с рассказом о налете на холодильник недавно и на бочки с вином давно – эх, попробовать бы то вино! – это выглядело несколько подозрительно.
Юэн Ви, – мужчина посмотрел на нового знакомого, – давай так, ты не будешь хулиганить и наводить свои порядки на этой кухне, а я буду тебя чесать, могу даже песни спеть и поищу тебе похожие штуки, если какую-то очень сильно захочется?
Наверняка не удержится, и мелочь стащит какую-нибудь. Но мелочь – не кастрюля или бардак, с этим проще будет. А чесать… кстати, как чесать осьминога? Он, и правда, может.

+2

20

[NIC]Элеонора Скиннер[/NIC]
[STA]Бывших учителей не бывает[/STA]
[AVA]http://sa.uploads.ru/EnyuX.jpg[/AVA]

Уже накрывая на стол, миссис Скиннер краем уха вслушивалась в беседу постояльца и зверька… и по-прежнему старалась особо не удивляться, хотя, признаться, ох, как непросто это было. Больно уж не походили речи этого странного существа на механическую запись, которую можно услышать, нажав кнопку на пузике мягкой игрушки. Слишком разумны были эти речи, слишком эмоциональны, да и – слишком уж любопытны и занимательны. Да наверняка эта зверушка сможет заболтать любого, а уж уговорить на лишнюю миску еды – так и вовсе сумеет. Как не побаловать такого славного рассказчика? Вот только одна беда: рассказчик этот – весьма необычен, непривычен для здешних мест. Но ведь заслужил, заслужил.
На столе стояли уже тарелки, полные горячего, исходящего ароматным паром куриного супа, а миссис Скиннер оборачивалась на писк  любимой, подаренной на недавний юбилей старшим сыном новой микроволновки, где разогревала пирог – она всегда с удовольствием воспринимала разного рода новомодные кухонные техники, будучи хозяйкой без предрассудков. Не настолько она сама древняя старуха, чтобы действовать только по старинке и по привычке. И чуть не выронила поднос с пирогом, когда крышка от кастрюли приподнялась над самой посудой – совсем как шляпа над головой джентльмена, соблюдающего все правила учтивости.
Да ты прямо лэрд какой-нибудь, – неподдельно восхитилась женщина, ей снова стало весело и легко, беспокойство сдуло комичностью увиденного. – Неужто и этикет знаешь? – со сдержанным любопытством и не без скрытого задора обратилась учительница к ктулхуленку. – Тогда наверное, стоит тебя отблагодарить лишним кусочком пирога и добавочной плюшкой. – Ну а как же не похвалить, как не поощрить за примерное поведение, и неважно кого – вихрастого сорванца или …вот это вот с присосками и крышечкой. – А теперь все садимся за стол. Мистер Тангель, соль и перец? – приветливо улыбнулась она уже постояльцу. – Берите сами. Я долью супа, если захотите еще.

+2

21

Обещаю не хулиганить! – заверил Ви, картинно всплеснув щупальцами, и тут же поправил себя. – Сегодня. Ближайшее время.
А что? Вдруг произойдет нечто такое... неожиданное?! Настолько неожиданное, что без пакостей никак, совершенно никак.
Конечно, знаю. Я много этикетов знаю, – похвастался Ви. Да и как не похвастаться, когда хвалят и обещают пирог, а пирогом оно вон как вкусно пахнет! Ради такого вкусного ктулхуленок был согласен и приличия соблюдать и лэрдом быть (выяснить бы еще в точности, что это за зверь, чтобы правдоподобно изобразить).
Кастрюлька шустро перебралась с рук двуногого за стол. Ви умостился на стуле, красиво сел, ровно, крышечку свою отложил в сторону, щупалки подобрал, нижние тоже подобрал, чтоб не торчали из-под стола. Самый настоящий культурный ктулху, поди найди еще таких - не найдешь! Да чтоб еще ел ложкой и не сербал! Во всей вселенной не сыскать таких умниц, каким старался быть Ви. А уж как хозяйку нахваливал!
У вас, миссис Скиннер, замечательный вкус! Такие красивые тарелки, а уж ложки! Даже в моей коллекции нет столько красивых и удобных ложек! А суп-то! Вкуснее молоденького поросенка, да что там, вкуснее самых отборных мышей! А какой букет специй! М-м-м!
Ви шустро работал ложкой, только и мелькала между тарелкой и кастрюлькой. Туда же, в кастрюльку, отправилась и тарелка, в несколько «хрусть-хрусть» была сожрана. Тарелками вообще очень хорошо закусывать. Вот двуногие предпочитают хлебом прикусывать суп, но разве так наешься? В тарелках вон сколько питательных веществ! Ни в какие сравнения с хлебом не идут. Да и мыть не надо.
А не расскажите рецепт пирога? Он так чудесно пахнет! Надо будет обязательно попробовать приготовить это совершенство!

+1

22

- Спасибо, - поблагодарил мужчина, усаживаясь за стол. Суп был невероятно вкусным и по-настоящему домашним. А слушать разговоры миссис Скиннер и Юэна было интересно. Он вел себя словно мальчишка или словно какой-нибудь брауни из сказки. Только брауни на ктулху не похожи. Он повнимательнее присмотрелся к ктулхенку, чувствуя, что что-то немного не так. Он что-то сказал такое о людях, что немного не укладывалось... Тангель решил не издеваться над собой, а мысль пока отпустить. Сложится - вернется.
- Очень вкусный суп, - искренне произнес норвежец, с ужасом и интересом глядя на пожирание тарелки, - здесь есть посудные магазины?
В легком шоке спросил он у хозяйки, чувствуя за собой некую вину в исчезновении тарелок. Новые покупать, конечно, не стоит, женщинам узоры на посуде важны. А вот договориться про подарочный сертификат можно. Деньги с концертов остались, авторские отчисления были и возможность потратить на посуду, которую ест ктулхенок, казалась прекрасной. Такого еще точно не было ни в его жизни, ни в жизни его знакомых. Комок душевных метаний, терзаний и прочих кризисных экзистенциальных поисков притих и начал казаться менее запутанным. Вот оно!
- Ктулхенок, а как же тебя люди за ушами чесали?- заинтересованно спросил Тангель. Там и не понятно, где уши-то. До этого норвежцу вообще казалось, что за ушами чешут млекопитающих, у которых эти уши четко обозначены.

+2

23

[NIC]Элеонора Скиннер[/NIC]
[STA]Бывших учителей не бывает[/STA]
[AVA]http://s0.uploads.ru/qN8KY.jpg[/AVA]

Каждой хозяйке приятно, если ее готовку хвалят, даже если тот, кто хвалит, похож на хулиганистого мальчишку только по повадкам, а на самом-то деле – «ни мышонка, не лягушка, а неведома зверушка» – как порой говорила про что-то матушка-покойница, да и сама Элеонора дома с сыновьями, чтоб не утрачивать язык предков, а потом и вновь обретенные русские родственники, цитируя русского же поэта Пушкина. Хотя, конечно, не мог же Пушкин знавать сегодняшнего странного гостя бывшей учительницы.
Шотландские сказки, (уж не выросшей на этой древней земле Эли этого не знать!) как, впрочем, и сказки многих других народов, изобилуют случаями встреч людей с самыми разными необычными существами, на Британских островах вообще имеется даже особый термин «Маленький народец»: эльфы, феи, брауни, пикси и прочие... Иногда они вредят человеку, а иногда – помогают, в зависимости от характера и настроения.
А вот такого чуда, пожалуй, прежде в сказках-то и не было. Домовичок-осьминожка, – от этой мысли миссис Скиннер стало немножко смешно, и она улыбнулась. Впрочем, конечно же, улыбку можно было отнести и к словам ктулхуленка, и к разговору с ним нового постояльца. Но улыбка эта чуть построжела, стоило лишь «странной зверушке» отправить в свою кастрюльку одну из тарелок, которая, видать, погибла там смертью храбрых – как можно было судить по жалобно-скорбному краткому позвякиванию и хрусту.
Что же ты это, милый? Увлекся, видно? Попросил бы добавки, я бы принесла. Оно, конечно, организм у тебя, наверное, детский, растущий, еды много требует; да только не стоит посудой-то питаться. Ты же не страусенок, чтоб камни, сетки и мусор всякий в рот тянуть, – мягко пожурила миссис Скиннер ктулхуленка. Совсем так же, как прежде журила и своих сыновей, и прочих детишек, а после уже ответила и постояльцу: – На Хай-стрит у нас много всяких лавок да магазинов. Это вниз по Юнион-стрит, потом направо по улице, через соседние кварталы. Для Вас-то недалеко будет. А можно и кого-нибудь из соседних ребятишек попросить проводить.

+3

24

Она вкусная была. Очень. – Ви совершенно не понимал, что такого в съеденной тарелке. Он вообще уже присматривался к тарелке двуногого, подбирался тихонько к ней щупальцами, когда хозяйка дома сказала о том, что их есть не стоит.
А вдруг отравлены? Или содержат эти, как их там? Концерагены!
Ктулхуленок щупалку тут же одернул, вот уж не хватало бегать потом по кустам! Оно неудобно ведь, да и кастрюльку потом отмывать...
Больше не буду! – заверил он. – А добавочки можно?
Ви с аппетитом слопал добавку, стащил пару кусков с тарелки своей покатухи, пока тот не видел – ан, нечего по сторонам зевать!
А за ухами чесать легко. Берешь и чешешь, не сильно так, но ощутимо, вот ща покажу, как.
И показал, почухал щупалкой вдруг появившиеся на макушке ухи лисячьи, аж сам закайфовал, глазищи закатил, всей кастрюлькой мелко завибрировал и глухо затарахтел. Да, кастрюльки хорошо тарахтят, вон как от стенок прикольно резонирует! Звук такой... аж пробирает!
Видишь, совсем просто, – едва не млея, протянул Ви. – Можешь попробовать, только лапы вылижи, перед тем как тянуть, нечего грязными трогать!

+3

25

Примерно запомнив расположение посудной лавки, которую, судя по аппетитам ктулхенка придется часто навещать (и надо бы зайти в банк), он продолжил есть – уж очень вкусно было – и слушать. Да, пожалуй, обед был достоин пера Кэррола, есть же у него безумное чаепитие, а них вот – вполне выходящий за грани разума обед.
Чудны дела твои, Господи, – пробормотал Тангель, закрывая и открывая глаза.
Нет, ухи были на месте, кастрюлька тарахтела от мурлыканья, как будто там сидела очень большая кошка. Полиморф, так, кажется, в научной фантастике назывались существа, умеющие принимать разные формы? Хотелось отодвинуть кастрюлю, выйти на крыльцо и внезапно закурить. Или вообще, уехать к черту отсюда. Но «Зеленую дверь» норвежец тоже читал. Когда мир дает тебе возможность прикоснуться к одной из своих тайн, то стоит соглашаться, потому, что второй раз дверь не появится. Сбежишь сейчас – всю жизнь жалеть будешь.
Ага, – кивнул он, обретая мужество, – лапы помою. И почешу.
Мужчина встал, всполоснул руки и вернулся к кастрюле. И не без трепета начал почесывать ктулхулячьи лисьи уши, так, словно это была хорошо знакомая кошка.
А у вас раньше ничего такого не встречалось? – в смятении спросил норвежец у миссис Скиннер. Стали вспоминаться разные фантастические теории из книг. Про калинов мост, про упавший корабль пришельцев...

+1

26

Да всё бы тарелки ели, а не то, что в них накладывают! – поднимаясь со стула, не поверила хозяйка кухни и всей в ней посуды, и правильно сделала.
Ну, коли сама предложила добавки, то как отказать? Да еще когда просят так умильно? Тут уж и не только ради спасения оставшихся мисок, плошек и чашек, (в конце концов, этот столовый сервиз, подаренный друзьями семьи на какую-то там годовщину свадьбы, и так уже прибился наполовину), а просто от сочувствия к нуждам растущего организма еще порцию нальешь. В том, что организм этот, сколь бы странен он ни был, еще не вырос окончательно, миссис Скиннер не сомневалась: или она не учительница, или она не увидит ребенка? Да хоть в голубой пирамидке, той, из рассказа Брэдбери, который так любил Рэй… их Рэй, конечно.
Под не такое уж тихое – на всю кухню – жестяное тарахтенье Элеонора невольно улыбнулась, почерпывая поварешкой суп из кастрюльки. Оставалось, кстати, на донышке… совсем почти не оставалось. Ну да оно и к лучшему: будет завтра чем заняться, как в прежние, старые-добрые времена, готовя нормальный обед на троих… а то и на четверых, ведь этот ктулхуленок… батюшки мои, еще и с ушами, в самом деле!.. – обернувшаяся к постояльцам пожилая дама чуть не выронила тарелку, завидев новую трансформацию, – …ест за двоих-то уж точно. И теперь-то понятно, почему – поди-ка, поотращивай себе то одно, то другое, где же сил набраться, если не есть все подряд? Младенцы, вон, тоже, бывает, то глину едят, то мелом закусывают, а все почему? Тому самому растущему организму веществ каких-то не хватает, микроэлементов.
На-ка, мой дружочек, – опять улыбнулась миссис Скиннер ласково, ставя перед странным существом, вернее, перед его освободившимся стулом новую тарелку с куриной лапшой. – Ешь на здоровье. Можешь даже невылизанными лапами. – И аккуратно прихватила-оправила платье, садясь на свое место, прищурилась на мигнувшую над столом лампу, прислушалась к налетевшему шквальному ветру за окном, хлестнувшего по стеклу привычно-внезапным дождем, прежде чем ответить Тангелю серьезно и честно: – Да вот верите ли, господин Нордленангъен, сколько лет тут живу, с рождения, но такого божьего чуда не видела. И не слыхала про такое, хоть странное в округе случалось. – Она взяла ложку и по-дечоночьи подперла щеку сухим кулачком. – Городок маленький, знаете ли. Белье у кого с веревки уведут, овцу ли собаки порвут – все всё узнают моментально. В замке вот у Кавдоров вино несколько раз пропадало, про лиса-воришку рассказывали… но чтоб осьминог в кастрюльке… – Элеонора качнула аккуратно и коротко подстриженной головой, а ее темные, как у сыновей, глаза лукаво заблестели.

[NIC]Элеонора Скиннер[/NIC]
[STA]Бывших учителей не бывает[/STA]
[AVA]http://s0.uploads.ru/qN8KY.jpg[/AVA]

+2

27

Спасибо! Большое! – от души поблагодарил Ви.
Ктулхуленок наминал добавку, да так шустро, будто и не слопал ранее целую тарелку вместе с тарелкой!
А что? Еды много не бывает! Бывает только мало.
О, там замечательное вино! Сколько себя помню – всегда у них в погребе было самое вкусное вино. Как-то раз, давно это было, еще в бочонках хранили, а не в бутылках, было в погребе много-много этих бочонков. Целый лабиринт! И все они восхитительно пахли. Не попробовать – грех. Неделю там провел, пока все не перепробовал. Ух, замечательно было! Потом, правда, пришел двуногий, – Ви вздохнул, – и веником погнал! Прям веником под мой пушистый хвостик! Представляете?! Я от них потом половину бочонков укатил, чтоб знали как вениками да под хвост!
Вторую тарелку Ви не стал заглатывать, зато с интересом посматривал на тарелку двуногого, про нее ведь ничего не говорили!

+1


Вы здесь » Приют странника » Великобритания. Англия, Шотландия, Уэльс » Шотландия. г. Нэрн. Дом миссис Скиннер