Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Особенный рецепт приготовления


Особенный рецепт приготовления

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Время действия: 2010 г., 5 октября, 08:00-10:00.
Место действия: Шотландия, г. Нэрн, пансион «Зелёный дол», комната Эрела Доусона.
Действующие лица: Лисость (Юэн Ви), Эрел Доусон.

0

2

Ви встал не с той лапы, определенно не с той. Да и как можно встать с нужной лапы, когда крыша подтекает? Как так-то? Любимая, обустроенная и такая уютная нора – дала течь! Полночи возился, утрамбовывал все сверху, натаскивал всякого, что можно снять и доволочь. Не выспался и изголодался. А ведь вчера еще должны были форель привезти. Пятьдесят килограммов отборной форели! Не привезли! Сожрали, что ль?! Вот настроение и было ...сильно голодным! Нужно было срочно, вот прям счас устроить гениальность! Прекраснейшую гениальность! Самую лучшую гениальность! Придумать бы еще…
    Уже и дождь закончился, и солнце встало, и мыша поймана-съедена, а идей нет. Совсем нет. Вот хорошо двуногим, у них крыша не течет. Двуногие. Крыша. Крыша. Двуногие. Двуногие и крыша…
    Есть идея! – Довольный тяф спугнул всех пичуг в округе.
    Лис тихонечко крался под окнами, заглядывал в каждое, осматривал и крался дальше. Лис искал добычу. Усердно искал! Усы растопырил, хвост распушил, ухи навострил и на цыпочках, на цыпочках. Все обошел, по два круга, но добычу нашел. Ух, какую замечательную добычу, прям вот наилучшую!

Вот тут

http://s4.uploads.ru/GTQDz.jpg

После короткой войны с дверями (Ви уже наловчился вскрывать местные двери, а ремонтник этих самых дверей наверняка успел обогатиться – столько-то заказов!) лис пробрался в комнату к своей лакомой добыче, хорошенько все обнюхал и исследовал. Тихонечко, чтобы не разбудить раньше времени. Покопался совсем немножечко в голове (лис был уверен, что копаться некрасиво, моветон и все такое, и прибегал к этому в самых крайних случаях), выудил образ идеальнейшего двуногого для добычи, быстро принял этот самый, между прочим, весьма вкусный образ и растянулся на кровати.
    Дело осталось за малым. Смять постель, оставить на ключице и плече парочку легких кусов, хорошенько обнять и прижать к себе. И ждать!
    Ждать получалось плохо. Как можно ждать, когда обнимаешь такое чудо? Как?! Вот и Ви не мог, нет-нет, да проводил пальцами легонько по лицу, по шее, по плечам. Короткими поцелуями по груди. Такими темпами и до белья недолго оставалось совсем недолго! Зато настроение – замечательнейшее!

Отредактировано Лисость (03-08-2017 22:58:27)

+4

3

Дожди вновь обретенной родины были немилостивы к шотландцу – спина болела перед ними нещадно.  Пролонгированная таблетка трамадола, принятая в девять вечера под вечерние новости, которые Эрел смотрел одним глазом уже в кровати, полусидя, другим глазом следя за окошком icq на мониторе, начала действовать хорошенько только к одиннадцати, а в два пополуночи …перестала. Добавочной дозы под рукой не было, да и чревато это – все-таки препарат не слабый, не аспирин какой, звать сиделку совесть не позволяла (она всегда кусалась сильнее боли). Так что лежал проснувшийся со стоном мистер Доусон в глухой тишине комнаты, и терпел, то начиная возиться, посапывая, в надежде найти хоть сколько-то приемлемую позу, то замирал навзничь и смотрел, как в такой же глухой темноте едва заметно проступают над кроватью бледные шары-плафоны над постелью и скошенный конус ночника слева. Последний раз Эрел протянул руку, чтобы положить на прежнее место телефон в 03.45 – именно эти цифры белели на вспыхнувшем голубом экранчике, который успокоенно погас на крышке тумбочки, рядом с закрытым ноутбуком.
Как хорошо, что вместе с дамокловыми черными светильниками-полусосульками вынесли этот жуткий белый будильник! От его хрусткого тиканья у самого уха спятить было недолго, – именно эта мысль прервалась нарастающим за окном шорохом. Там просто хлынуло, но ветер, хлеставший по стеклам и стряхивавший листья с деревьев сада, унесся, а дождь не ушел, не-е-ет, он разошелся вовсю, ровно шумя, булькая и пошлепывая. Под эти уютные, вообще-то, звуки Доусон и уснул – полегче стало, нашел удобную позу, пригрелся…
Снилось Сказочнику… сказочное, естественно. Как и обещал доктор Харт, сны его здесь, в пансионе, были подобны пыльце с крыльев бабочек – сияющей и приятно пахнущей. Причем независимо от физического состояния, вот такое обыкновенное, бытовое волшебство. Видимо, в это умытое дождем румяное утро пролетела над ним, пыля блестками, фея именная – специально для Шахерезад любой национальной принадлежности, потому что снилось нечто восточное донельзя, гаремное почти: будто тот самый Наиль ар-Рахим, венецианский полицейский и катарский аристократ, тоже вернулся на родину, и пригласил бывшего невольника в гости. Томных танцовщиц в полупрозрачных алых шальварах не было, а вот танцовщики… да, Наиль предпочитал мужчин, и в собственном доме скрывать этого не собирался. Порадовать старых знакомых – Эрела и Жио – живой красотой ему вполне удалось. Мужской танец живота – это нечто невероятное. А потом эти гибкие золотокожие волшебники подсели на ковры и парчовые подушки к гостям…
Понятно же, почему Доусон улыбался во сне? На эротические сновидения рейтинг пока не навешивают, к счастью… а вообще, нежные сугубо мужские объятия – это уже 18+ или еще на 13 потянет?.. А покусывания, не менее нежные и мужские?.. – просыпаясь, Эрел улыбался тоже. Даже распахивая подрагивающие, слипшиеся ресницы и понимая, что руки-то обнимающие никуда не делись, он не смог стереть улыбку с губ, хотя и дернулся, уставившись в удивительные серые глаза очень даже не иллюзорного, телесно ощутимого танцовщика.
Ч-что?.. Того самого танцора из сна?.. – Сказочник захлебнулся следующим вдохом и пробормотал:
Только не говори, что ты джинн. Или ифрит. 
[AVA]http://s3.uploads.ru/rxE7k.jpg[/AVA]

Отредактировано Эрел Доусон (04-08-2017 15:20:54)

+1

4

Ви оторвался от выцеловывания груди, плавно-текуче поднялся выше, и припал к губам в коротком поцелуе.
Нет, сокровище, я не джинн, и точно не ифрит… – вкрадчивым шепотом добавил:
У нас был замечательный секс, и я хочу еще, много «еще».
    Ладонью под одеяло, под белье…
Не будешь против, если в этот раз я сверху?
    Нет, Ви совершенно не хотел секса, вот это неэстетичное, вульгарное даже туда-обратно его абсолютно не интересовало, а гладить, целовать, едва намечать ласковые кусы-отметины – совсем иное дело. Ради такого сладко-приятного можно и пострадать пару минут «туда-обратно».
    И концентрат искушения продолжил наслаждаться, упиваться притягательным телом добычи, ведь награда настолько вкусна, сладка и тягуча, лучше только проверенное временем вино. И потом, наверняка ведь, вычешут все до единого пушистые хвостики.
А почему добыча не сопротивляется?..
[AVA]http://s6.uploads.ru/mqteb.jpg[/AVA]

+2

5

У эреловой бабушки имелось одно расхожее ироничное выражение – «в неге и роскоши». Так она могла, например, сказать о вынужденной ночевке на скамейке в сквере во времена своей молодости. Однако здесь и сейчас именно этими словами правильнее всего было бы выразить то, как ощущал себя ее внук. Как раз таки в неге и роскоши. В томной неге медленных поцелуев, в роскоши теплых утренних объятий… Понятное дело, все это очень не хотелось покидать, и они, между прочим, и не думали прекращаться. Вдобавок, этот… танцор еще и заговорил! Ну или точнее, соблазняющее эдак замурлыкал про сокровище.
Тогда, значит, этот… суккуб, – голос уж не так похрипывал, но Доусон, определенно, пока плоховато соображал спросонья… или еще во сне?..
Так, стоп. Это я еще сплю, или что?.. На губах вкус поцелуя, рука …товарища по постели лезет под одеяло… а-а!.. Мама дорогая, и ноги у него тоже есть, точно не джинн, никакого тебе газообразного хвоста на их месте. Хорошие такие ноги, точно лучше моих… послушнее. – Эрел ошалело моргал, уставившись уже не в глаза, а на губы «танцовщика». – Что-о?.. «Буду на этот раз сверху»?.. «На этот раз»?!! То есть в прошлый сверху был… Не, я точно сплю, – густые ресницы Сказочника приопустились, лицо успокоенно расслабилось, полуулыбка вернулась в краешки рта.
А жаль, что не джинн, я бы желания загада-а-ал, – протянул Доусон чуть насмешливо, ловя пальцами под одеялом и бельем чужую руку – шаловливую, но уверенную на диво. – Как там? Дворец… а! И «много-много еще», ага. Ну и самовоспроизводящую лампу с джиннами, чтоб их тоже много-много было.
Да-а, губа у меня, конечно, не дура, особенно поцелованная. – Эрел ее облизнул, верхнюю, будто проверяя. – Не, ну а что… во сне все можно. – Его пальцы пробежались от запястья до плеча танцовщика, коснулись ключицы, обвели идеально выточенную скулу.
Где же он видел это лицо?..
И это... вроде, суккубам соблазнять положено, а не суккубов?     
[AVA]http://s3.uploads.ru/rxE7k.jpg[/AVA]

Отредактировано Эрел Доусон (04-08-2017 20:22:50)

+1

6

– И снова не угадал, – протянул Ви, осыпая шею поцелуями-укусами. Горячим дыханием к самому уху, чтобы провести языком по краю и прикусить хрящик. Лёгкими покусываниями на другую сторону, прихватив ощутимо кожу над кадыком. И следом сладкий поцелуй-метку на ключицу, и, раскусив тонкую кожу, мазнуть языком, упиваться податливым телом, вбирая в себя саму жизнь и щедро награждая в ответ.
– Я хоть и не джинн, но некоторые желания исполнить могу, – мурлычет он.
Теплыми пальцами вдоль ребер, по мягкой, удивительно гладкой коже. И ниже. К черту одеяло, только мешает, туда же колючее белье, ощущать только разгоряченное тело.
– Мое… – приглушённым шёпотом, рассыпающимся по чувствительной коже. И пусть это «мое» лишь на коротком промежутке пространства-времени, но оно есть, желанное, страстное, податливое и тягучее. Тонкими пальцами по бокам, сжимая до красноватых следов. Припал губами к коже, зацеловывая, оставляя следы укусов и засосов – особенно красочный возле соска, – и тут же прикусил тёмный ореол. Чуть больнее, чтобы тихо стонал.
Ви то нежно ведёт дорожку поцелуев, то прикусывает кожу до красноватых ореолов. Ласково и едва касаясь, скользит пальцами. И следом сжимает, не в силах удержаться. Ласки все ниже, и Ви наконец накрывает губами головку. Слизывает языком проступившую капельку солоноватой смазки. И ещё. С наслаждением вбирает в рот плоть, такую же вкусную и желанную, как и всё. Доводит до грани быстрыми движениями и не даёт, дразня ещё больше, удерживая в омуте желания. Коварный лис не собирается так быстро заканчивать сладостное действо и растягивает удовольствие непозволительно долго.
И, наконец, отрывается, поднимается выше, заглядывает в глаза, в самую глубь, туда, где говорят, плещется золотистый свет души.
– Как ты хочешь?
[AVA]http://s2.uploads.ru/NYCAM.jpg[/AVA]

+2

7

Нет, все-таки три года бордельным Сказочником – это вам не жук чихнул, это даром не проходит. Сашка все время говорит – талант не пропьешь… А опыт? А умения и ухватки? А главный навык невольника в Доме... красных фонарей, пусть и без светильников этого цвета на фасаде – умение соблазнять? Ненавязчиво так, не впрямую, исподволь, словами сперва... Его и не пропьешь, и не заспишь.
Да кто еще тут суккуб – ба-а-альшой вопрос. Особенный хастлер с необычными приемами, да-а?.. – серые глаза лукаво прищурились под вкрадчивый шепот, втекающий в покусанное ласково ухо: мурлыкать Доусон умел не хуже, пусть пока и мысленно.
Что-то я со сна плохо соображаю, – чуть-чуть сокрушенный шепот в ответ. По-настоящему сокрушенный, главная-то особенность Шахерезады из публичного дома – искренность. – Или во сне?..
Можно бы и не уточнять – Эрел отлично помнил прошедшую неприятную ночь с невольным навиванием на себя одеяла и лёжкой пластом, хлюпающий дождь за окном, нехотя серющее небо там, угловатые белые цифры на экране мобильного… и уж точно никакого секса, даже с самим собой.
А хотелось?.. – он понятливо вминает затылок в подушку, чтобы воображаемому, но до ужаса реальному по ощущениям партнеру удобнее целовать и покусывать под подбородком. – В те моменты нет, слишком больно и тоскливо было, но вообще-е… видимо, да, раз снится такое эротическое.
Некоторые желания? Очень даже которые, – тихий смешок и изменение позы. Шотландец чуть разворачивает торс, открывая его, убирает левую руку за голову, впутывает пальцы в собственные пепельно-русые пряди, а правой ответно гладит по боку «принца танца» – от подмышки до бедра. Золотистая кожа и гладкая сказочно, бархатистая… – Правильно, к черту дворец. И лампу, в общем, тоже, – как и плавки, угу. Как они ловко соскользнули, а ведь он не приподнимался. Что, даже во сне не смог? Но почему?.. – легкое недоумение смыто очередной медовой волной от укуса-поцелуя. Потом. Думать потом, сейчас слишком хорошо. 
Твое, – согласный и такой же горячий выдох, ставший еле слышным стоном. 
Куда это он?.. – живот уже ощущается слабее. Да кто еще у нас тут джинн с облачком на месте чресел?.. Правильно, Эрел-Сдутый-Шарик. Но все равно очень приятно, очень, хоть ощущения и приглушены, как дневной уже свет золотистым маревом полуопущенных ресниц. Дрожание в них крохотных радуг. Томление на медленном солнцепеке удовольствия, и наконец можно обнять вынырнувшего оттуда, снизу, гладя благодарно по лопаткам.
Как тебе удобно. Только лежа, ладно?
Что, Доусон, встать боишься даже не наяву?
Но ведь почему-то ноги не слушаются по-прежнему? Что за притча, кстати?.. Танцора из гарема, значит, можно, а нормальные ноги – нет? Странная сказка.

[AVA]http://se.uploads.ru/c8xH5.jpg[/AVA]

Отредактировано Эрел Доусон (15-09-2017 05:14:20)

0

8

Лис не сразу понимает, в чем подвох, но видит, видит там, на самой глубине и всматривается, разглядывает со всех сторон причину столь скупой реакции добычи.
Во-о-от оно что… – задумчиво тянет он и тут же припадает к губам, порывисто, жадно, словно желая досуха выпить, и отстраняется, нависает сверху. – Ты бы прямо сказал, что «занят». Хотя, чему удивляться, такой роскошный человек и свободен? Слушай, скажи честно, у меня есть шансы? Нет, я понимаю, что у такого сокровища наверняка полно желающих попить вечерком кофе, но… вдруг?
[AVA]http://s4.uploads.ru/q7ZUJ.jpg[/AVA]

+2

9

Ох, какие все-таки глазища! – Эрел не отводил своих, всматриваясь. – Невозможно же не залюбоваться и просто так, а уж когда они смотрят вот так, кажется, прямо в душу… а, кстати, почему так… пристально-то, пристрастно будто бы даже? Словно высмотреть чего-то хотят или боятся. И что, что оно там такое за «во-о-он»?.. – Доусон с интересом и недоумением хлопает ресницами таких же серых глаз. Они вообще похожи, эти двое в одной кровати, только русые лохмы танцора играют золотисто на солнышке, а у шотландца они пепельные, и кожа чуть светлее, ндва тронутая загаром.
И поцелуй такой …ненасытно-отчаянный. Да что вообще происходит-то?! – удивление приобретает тревожный оттенок, вообще становится только тревогой – не любил Эрел неожиданностей на ровном месте, а уж постель-то место куда как ровное.
За-а-анят? – теперь в его слове недоумевающая протяжность. – Нет, до завтрака я совершенно свобо… или что ты имеешь в виду? – нехороший холодок, прокравшийся куда-то в сердце, заставляет нахмуриться. Сосредоточенно. – Кофе? Кофе, конечно, все шансы есть…
«А за роскошного человека» спасибо, конечно», – вслух не прозвучало, хотя благодарить Эрел умел – принципиально, но сейчас… какая-то догадка щекочет изнутри, нехорошо так, угрожающе вибрируя, как гремучая змея трещоткой на конце хвоста.
Так, стоп. Завтрак?.. Почему во сне помнится про завтрак, про час, когда он здесь в расписании, вообще про здешний режим дня?.. Что за?.. Во сне такие мелочи не помнятся, они проходят мимо, проскальзывают краем сознания – призрачными глубинами псевдопамяти, «тем, что якобы знаешь», они не закреплены так прочно и точно, как сейчас. – Теперь в неотрывном взгляде Доусона мучительное беспокойство, он облизывает губы, еще сладкие от поцелуя, и беспокойство темнеет, пятнаясь растворяющимися чернилами тоски.
Так это, что, не сон?.. Я наяву целовал незнакомого мужи… Боже, да не только целовал, я позволил ему… я же его хотел!.. – хозяин кровати заерзал, неловко сдвигаясь к краю, от того, кого целовал только что. – Его, а не Сашку. И ведь не спишешь на «ничего личного», как с доктором… – еще одно неловкое движение-отползание в сторону, лицо не только вспыхивает пятнами румянца, но и застывает маской, а сквозь тоскливое выражение глаз просачивается отвращение, но не к соблазнителю, а к себе. – Доусон, ты… синьор ди Паура сразу, видимо, разглядел мою блядскую натуру, потому и затеял тот фарс с выкупом. Мне в публичном доме только и место, а не... Боже, как же я...
Вопроса «как этот тип оказался в кровати», сперва вообще не возникло – у работников пансиона наверняка есть ключи от всех комнат. Сомнений в том, что этот сероглазый красавец именно работник – не возникло тоже. Ну а кто еще-то? А что он похож на танцовщика из сна – ну так… видел, наверное, накануне, отметил, запомнил внешность.
Но ведь не видел, не запомнил, вот вообще! Такую же фиг забудешь, вон, даже из сна вынес… вынес?..
А ты кто? – голос сел и какого-либо выражения в крайне своевременном вопросе нет.
Ну да, действительно, секс же не повод для знакомства.
[AVA]http://s3.uploads.ru/vBws2.jpg[/AVA]

Отредактировано Эрел Доусон (06-09-2017 03:24:37)

+1

10

Упадешь же, – Ви придвинул к себе убегающую добычу.
В его план побег добычи явно не входил, впрочем, как и такая вот реакция. Странные какие-то пошли двуногие, определенно, странные, но что поделать – какие есть.
Успокойся, пошутил я. Не было ничего, тебе приснилось, – надо было срочно исправлять ситуацию, пока двуногий не додумался до более радикальных мыслей. –  Я Ви, живу тут. Гулял, тебя вот увидел. А ты понравился, сильно так понравился, вот и решил познакомиться. Я же не знал, что ты уже занят. На тебе не написано, меток нет. А раз меток нет – имею полное право присвоить и пригласить на кофе с чаем и местными пирогами. И кормить мышами, – подумав, добавил: – усиленно.
Логическая цепочка размышлений Ви проста и пряма настолько, что проще и не бывает.
Он обнял и прижал парня к себе, чтобы тот наверняка не сбежал, ну или хотя бы не свалился с кровати, пусть и широкой, но не бесконечной же. Мягко касаясь, водил пальцам по плечу.
–  Хороший ты, вкусный. Не бойся, никто тебя не съест, – и успокаивал как маленького лисенка, что вдруг струхнул. – Хочешь, я тебя зайца принесу? Большого, упитанного, самого-самого лучшего во всей округе. Ты только глупостей там своих не думай. Ты ведь не глупый? Вот, значит, и не думай глупостей. Думай о вкусном зайце, – приговаривал тихонько.
[AVA]http://s4.uploads.ru/q7ZUJ.jpg[/AVA]

Отредактировано Лисость (13-09-2017 10:13:17)

+3

11

Далеко, однако, мистеру Доусону, до слёз и полного внутреннего краха устыдившемуся, уползти не дали, даже до края кровати не дали, остановили, забрали в охапку и к себе прижали. Властно так, будто имели право. Это как-то… смутило. Эрел даже из объятий (ставших же немилыми вроде?) от эдакой уверенности «танцора» вырываться всерьёз не смог. Нет, ну а как? Раз облапил человек вот так, вот так прямо… по-человечески, уже и без всякого эротизма, считай, раз приговаривает чего-то утешающее, не выкручиваться же ужом из рук… сильных, конечно, но ведь и нежных, не выёживаться же, не отпихиваться, сдавленно и злобно шипя «пусссти!!», упираясь ладонью в грудь …э-э... насильни… нет, то есть соблазнителя?.. Это уж как-то истерично было бы?.. Нет?.. – некоторую часть показавшегося вдруг неправильным сценария «спасаем так глупо отданную непонятно кому честь» Эрли всё-таки реализовал, пока в уши вливалось успокаивающее бормотание, а до ума доходил его смысл. Когда дошёл совсем, шотландский Сказочник и трепыхаться перестал совсем, замер, бережно прижатый к кровати и потрясающему золотистому торсу, затих, прислушиваясь не только к словам, но и к прикосновениям пальца, что-то там по плечу выписавшего. Мир опять перевернулся от простых, сказанных словно ребёнку, слов, выстроенных в столь же простые и короткие фразы… очень странные.
К-как не было? – ошарашенно хлопнув ресницами, горячо выдохнул Доусон, уставившись опять в серые глазища «не-джинна-не-ифрита». – Но ты же… но я же тебе… а ты мне… Как же приснилось?..
Почему-то снова стало обидно. Вот поди пойми натуру человеческую – минуту назад буквально сгорал от стыда за то, что чего-то было, а через несколько секунд так же горячо пожалел о том, что и не было ничего, оказывается, в все это только сон, просто сон, бред, грёза… А с какого места, кстати? – взгляд шотландца перетёк на губы того, кто назвался «Ви».
К-какими мышами?.. – Эрел сам очень понадеялся, что прорезавшееся вдруг заикание – временное, и пройдёт, когда иссякнет изумление.
Кофе с чаем? Пироги? Пироги с мышами?.. О, господи, кто из нас спятил?.. – в глазах Сказочника мелькнул мгновенный испуг, и вовсе не от того, что его назвали «хорошим-вкусным», а потому что собственного рассудка стало жаль. – Он здесь живет и гуляет?.. Постоялец, что ли? Но он таким здоровым выглядит… может, он псих? Ну с головой не того… да ведь таких красивых сумасшедших же не бывает. Или бывает? Или всё это, правда, сон?..
Эрел шевельнулся, снова смещая корпус, но не отодвигаясь, а наоборот, пытаясь повернуться на бок, лицом к продолжавшему успокоительно приговаривать Ви, схватился за его плечо, помогая себе, чтобы не свалиться в прежнее положение на спине.
Он ведь о зайце говорит, а не о кролике? Белом... и сам не похож на этого... мистера Уайета Кони...
Зайца? Зайца хочу. – На самом деле хотелось ткнуться лбом в теплую, широкую, ласково пахнущую грудь, закрыть глаза, обнимая золотокожего танцовщика за талию, и действительно вернуться в уверенность, что всё это – приятно-эротическое сновидение. Так Доусон и сделал. – Не, я не глупый, я думаю не глупости… – тёплый выдох обласкал золотистый загар танцовщика, а потом Эрел, не поднимая ресниц, тоже забормотал, по-русски, но довольно чисто: – Кандидат былых столетий, полководец новых лет, разум мой! Уродцы эти – только вымысел и бред. Только вымысел, мечтанье, сонной мысли колыханье. Безутешное страданье – то, чего на свете нет.
Он изменил смысловое ударение, так было нужно. Хотелось тепла. Хотелось, чтобы проснувшаяся от ёрзаний боль утихла от поглаживания тёплой ладони, а не от таблетки или укола. Хотелось верить в волшебников и заклинания.
     – Что сомненья? Что тревоги?
     День прошёл, и мы с тобой –
     Полузвери, полубоги –
     Засыпаем на пороге
     Новой жизни молодой.

[AVA]http://s3.uploads.ru/vBws2.jpg[/AVA]

Отредактировано Эрел Доусон (15-09-2017 17:26:23)

0


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Особенный рецепт приготовления