Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Вздымается снова из моря земля, зеленея, как прежде


Вздымается снова из моря земля, зеленея, как прежде

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Время действия: 2011 г., 15 октября, после полудня.
Место действия: Приют, Дом Возрождения, палата нордиков.
Действующие лица: Мураки Катзутака, Рэймонд Скиннер, Рагнар Торнбьёрнсен, Исгер Дален.

Начало здесь: Цапля забвенья вьется над миром, рассудок крадёт…

У нас будет великое сидение, судя по всему? А припасы есть? Еда там, вода? Лекарства?
Угу, ты ещё про ядра для катапульт и котлы со смолой кипящей не спросил, – вякнул вредный внутренний голос Скиннера. – И про подкрепление из эльфов. Хельмова падь, едрить твою налево.

0

2

Арии: перезагрузка (с)
Тидрек Хёгни Айвинд Нем Хольм

Интерьер

http://g-mastia.ru/img/article/48_20141006_175725.jpg

Палата была ничего себе так – просторная… ну хотя бы оттого, что на четверых. Откуда бы бывшему штурману знать, что она – точная копия той, в которой в богатырском сне… ну или мирной обколотости буйных (это от точки зрения зависит, каковое определение красивше и правдивее кажется) валялись больше года назад Кай, Исгер и Тидрек, пришедшие выручать своего чуть ранее обколотого дроттинна, после встречи с Принцессой ГОРН бормотавшего про цветы-оклематисы. Говорят, что иногда трагедия повторяется, как фарс, но Рэя всегда интересовало – повторяется ли фарс, как трагедия, а ещё... можно ли отличить один жанр от другого прямо в момент, так сказать, событий, а не ретроспективно. Ответа в собственном жизненном опыте он не нашёл, мало данных, а чужих размышлений с примерами по этому животрепещущему вопросцу ему не попадалось. Может, время ещё не пришло, а может – оно пришло прямо сейчас, но и об этом Скиннер никто не известил ни смс-кой, ни табличкой над дверью, в которую он вкатился вслед за нордиками. Толкнув ее, и слыша, как Рагнар ее запер… припирая ещё чем-то для надёжности, как когда-то кабинет доктора Бреннера, уже внутри и выкатившись на тот пятачок, что не был заставлен небогатой мебелью, Восьмой подивился тому, что коек аж четыре, сообразил, что стоя на тормозе и вертя головой, обстановку, сколь бы она скудной ни была, рассматривать менее удобно, чем если… в общем, долго тормозить фантаст не стал, нажал на кнопку джойстика, и заставил поворачиваться вокруг своей оси коляску, ожидаючи ответа про великое сидение и припасы. Каковых ответов, кстати, что-то пока не воспоследовало, так что фанат джексоновской экранизации «Властелина Колец» успел, припоминая, просмотреть на экране внутреннего зрения не только прибытие в Хельмову падь отряда героического, по-эльфийски надменного  Халдира, встречу его с Арагорном, (в вечном благоговейном смущении Рэймонд, грешным делом, применил к этому эпизоду несерьёзный термин «обнимашки»), но и оного Халдира героическую гибель, от которой у него, взрослого повоевавшего мужика, неизменно пробегали мурашки по загривку.
«Окажись удар меча лишь чуточку слабее, был бы эльф спинальником…», – эта мысль тоже в голове вспыхивала практически дежурно, вот и сейчас... и так же поспешно подсознание подбросило отвлекаловку – Леголаса на скейтборде из щита.
М-мда, – облокотившись на колясочный поручень, Восьмой подпёр ладонью щёку и пробормотал, ни к кому конкретно не обращаясь: – Как я понимаю, нам-то отряда из Лотлориэна не дождаться.

Отредактировано Рэймонд Скиннер (15-11-2017 15:10:18)

+1

3

…но, слава богу, есть друзья, а у друзей есть шпаги...

Изгде?
Припасы Рагнар достает почти сразу, извлекая по...заимствованное на кухне из невнятной щели между опорой матрасной и самим матрацем – ради этого матрац пришлось изрядно выпотрошить, а клочковатое его нутро припрятать, но дело того стоило: теперь в распоряжении ариев и их гостя имеется сплюснутая немного с боков, но почти полная водою бутылка, горсть фруктов, среди которых лимон и несколько сушёных абрикосов, бережно завернутый в полотенце для рук кусок хлеба, да что-то невнятное, видимо, некогда бывшее колбасой, но отсутствие холодильника перенесшее плохо. Куда лучше выглядит завернутый в бумажные салфетки сыр.
Не совсем то богатство лакомств и отрада для желудка, что были давеча в палатах ариев, но куда как богаче, чем обычная еда нордиков.
Воду Рагнар вручает Исгеру, сыр с колбасою кладёт на тумбу, хлеб доверяет гостю, одновременно его предлагая основным явством.
Никакого отряда не будет. Неоткуда. Но есть ещё мы... До вечера не сунутся, а там посмотрим. Глядишь, выстоим...
Рагни фыркает смешливо, укладывает себя на стену спиною, выдыхает медленно, на Далена не смотрит вовсе... ему бы не среди стен, да кто выбирает? Хорошо ещё окно без настоящих решёток, но именно поэтому не будет Элг на виду входить-выходить сквозь окно. Даже к нему не подходит...
И с расспросами медлит, негоже поперек куска хлеба со словами лезть. Неправильно... Надо потерпеть. Рагни уговаривает себя, считает, как в детстве, вдохи-выдохи: торопиться не надо, надо терпеть что всё вокруг такое... неторопливое. Терпеть, чтобы потом рывком – и победить. Без этого себе обещания терпеть ему невмочь... краше лечь и помереть сразу.

+4

4

Мудрая поговорка гласит: если вы видите бегущего по больничному коридору психиатра, то постарайтесь не отставать от него. Насколько справедливо было это утверждение в отношении охранника и прочего медицинского персонала, Мураки судить не брался, и при любых других обстоятельствах вообще не заинтересовался бы спешащей мимо него процессией. Года, проведенного здесь в трудах, оказалось даже более чем достаточно, чтобы понять, что Приют, несмотря на свое название и репутацию – отнюдь не самое спокойное место на земле. И, как и в любом заведении подобного толка, здесь периодически случаются казусы, а в атмосферу, наполненную тишиной и умиротворением, можно погрузиться только в морге. Да и то не всегда.
Для самого хирурга ни о каком умиротворении речи и не шло – последний месяц для него, за одним небольшим приятным исключением, не существовало ничего кроме работы. Заметно пошатнувшееся состояние подопечного, на которого он возлагал большие надежды, требовало максимально пристального внимания, комплексного подхода и последовательности, которая позволила бы не упустить никакой, даже самой незначительной мелочи из виду. Не менее важно сейчас было не упустить из виду и самого Рэймонда, который, по подсчетам японца, должен был уже пройти очередную из списка намеченных процедур. До сего момента в планы Мураки не входило ничего сверх нормы – осведомиться о самочувствии и осмотреть, чуть позже ознакомиться с результатами последнего УЗИ, но выражение лиц поднятых по тревоге дежурантов, тонко намекнуло на то, что работа сегодня рутинной не будет.
Помедлив всего секунду, он ускорил шаг, следуя за торопящимися к месту происшествия коллегами. Спрашивать, что происходит, не стал – присутствие санитаров и охраны уже позволяло сделать предположение о том, что для разрешения ситуации потребуется грубая сила. Оставалось загадкой лишь то, к кому конкретно ее собираются применять, но это волновало меньше всего. Куда больше занимал вопрос, ответ на который с самой первой секунды подсказывала назойливая, но всегда поразительно точная интуиция – не оказался ли совершенно случайно где-то поблизости от места действа Рэймонд, став непосредственным участником переполоха.
Услышав в числе прочих знакомый голос, японец, поморщившись от криков, почти не удивился. Что ж, экстренные меры не потребуются – картина, открывшаяся его взгляду, больше напоминала поле боя, но пострадавший пока наблюдался всего один, и он уже был в надежных, хотя еще и чуть подрагивающих руках перепуганной медсестры, уводящей его в кабинет. Это и спина, а, точнее, спинка кресла Скиннера, который скрылся за дверью палаты в компании еще двоих, вероятно, и учинивших потасовку, окончательно поставило перед доктором необходимость выяснить, что же, собственно, здесь происходило все это время. Конфликт, который подозрительно быстро сошел на нет, сам по себе не стал чем-то из ряда вон выходящим – такое иногда происходит, и последствия бывают куда хуже. Но вот безопасно ли было оставлять своего пациента в обществе пары человек настолько вспыльчивых, что им ничего не стоит обеспечить кому-то травму на рабочем месте?
Мураки сомневался.
Остановившись перед закрытой палатой и деликатно кашлянув, он  негромко постучал в дверь костяшкой указательного пальца.
Мистер Скиннер? Я могу войти?

+1

5

«Это не бегство, – говаривал первый командир Арна, помнится, – это тактическое отступление. Правильно отступить – великое искусство воинское, одно из самых трудных». Вот они и отступили на заранее подготовленные позиции. Окопались, можно сказать, заперлись в крепости. Буквально даже заперлись – расслабленно, словно бы даже бескостно опускаясь на свою кровать, снова спиной и затылком на стену, Дален слышал, как под пальцами дроттинна щелкнул замок. Дверь, конечно, хлипковата, как и цитадель эта с бежевыми занавесочками, ну да выбирать не приходится. Хоть и не нравилось тут Исгеру, а что делать? Где поселили, когда был еще не в себе, там и жил. Не сказать даже, чем не нравилось – не казарма ведь, не барак из тех, в которых, рассказывают, на Наутизе наших держат. Чисто, тихо. Можно сказать, и не беспокоят особо, если бы не эти люди в униформе, иногда смешной, белой-длиннополой – «халат» называется, странно ее на мужиках видеть – так и вовсе бы ничего, надо же где-то отлежаться-то было после всего. Ну не погибли они, не судили боги, не приняла их Урд, так вдруг для того, чтобы Скульд их забрала потом – славной смертью. Непонятно, за что им двоим только из всех милость такая, но ведь не спорить же с небожителями? Раз так, жить надо… Опять же – с Элгом рядом пока, только это, пожалуй, и хорошо, нельзя им сейчас поврозь быть. Хоть и тяжко соглашаться с тем… с тем доктором, которого Рагни наказал за оскорбление справедливо – нельзя такие слова воинам вслух говорить, помыслить даже о других такое грешно! – но… слабые они сейчас. Он, Исгер, точно слаб еще. Да и Бринъюльф… с ним тоже что-то не так, Ис нутром чуял, но что именно – понять не мог, а уж спросить тем более, даже взглядом. Вот чтобы случайно не смутить друга-скальда, взглянув вопросительно, Арн, из-под ресниц за типом в кресле на колесах наблюдал. Вопроса зачем того с ними сюда забрали, у нордика не возникало – ясно же: предмет торговли, заложник, пленный никогда не помешает. Хорошо, выходит, что не свернул ему шею в коридоре. – Исгер поглядывал на чужака уже без ненависти, с легкой неприязнью и недоверием – но и только, да и те мешались с любопытством: не боится, ведет себя… как свой. И Элг с ним, как со своим. Ну почти. Хлеб отдал… как, этот черноголовый возьмет его? И как возьмет?..
Стук в дверь и голос за нею выпрямил скальдову спину в мгновение ока. Стучались. Пока стучались, предупреждали или выманивали?.. Да ну, хотели б застать врасплох, дверь бы выбили – и вся недолга, бери тепленькими.
Это вас, что ли, кличут? – ровно спросил Дален у чужака. – Ответьте, – вроде всего лишь попросил, но так, что не откажешь.

Отредактировано Исгер Дален (14-01-2018 21:04:21)

+1

6

Да… из одного прекрасного, но несуществующего края, – отмахнулся Восьмой, тут же почувствовал, что отмахиваться так нехорошо, улыбнулся Харальду мягко: – Я потом расскажу, если время будет, напомни только.
Мысль опять разветвилась на внезапную уверенность в том, что киношные… да и книжные, пожалуй, эльфы нордикам понравятся – эпичностью и печалью, и на сомнение, что в затихшую палату «до вечера не сунутся». Больничные порядки Рэй, как-никак, изучал и осваивал дольше этих белокурых ребят. Уж если медики что-то задумали за-ради блага пациентов, их уже ничто не спасет. Но… надо ли «белокурым ребятам» об этом знать? – Скиннер незаметно покосился на того, кто звался «Ледяным копьём», вновь занявшего лежанку, на его слишком расслабленную позу, покусал губу, взвешивая, не станет ли предательством своих не сказать им о возможном штурме. Однако вот этот ледяной господин только что в обморок грохнулся натурально, так что врачам с ним явно есть чем заняться, и мешать им в этом – весьма медвежья услуга человеку... да человеку же, далекому от образца здоровья.
Куда ни кинь – всюду клин и причинение вреда, эх-х, – Рэймонд выдохнул, переводя взгляд на раскладывание снеди. Выглядела та… мда. Ну не совсем так, как будто её уже кто-то разок съел, но от того не далеко. Аппетитной её точно назвать было сложно… хотя аппетитом он сейчас вообще похвастаться не мог, как и разнообразием разрешённых диетой номер-какой-то-там продуктов. Даже сыр нельзя, тот, что один прилично и выглядит. Хлеб вот можно, – бывший штурман невольно усмехнулся, с лёгким поклоном принимая кус. Рагнар не знал, конечно, но как знал.
Лукулл обедает у Лукулла, – хмыкнул он, не без удовольствия, тем не менее, нюхая мякиш. – Как я понимаю, это честно украденное?  – нет, так сложно догадаться, что колбасу аж кольцом никто в качестве обеденной порции не даст, даже на двоих. – Ну и нормально, как говорит пословица моего народа: «Breac à linne, slat à coille is fiadh à fireach – meirle nach do ghabh duine a-riamh nàire aiste». Форель из пруда, прут из леса, оленя с холма – никто никогда не стеснялся красть. Ну, или колбасу с общей кухни и сыр.
Мальчишки. Господи, вечные мальчишки, наверняка ведь ещё и приключение из этой кражи сделали, удовольствие получили, кроме практической пользы. – Рэй спрятал очередную усмешку под ресницами, разламывая хлеб на три куска. – Хотя сам-то я… тоже ведь катались добывать полночный ужин-после-ужина в пансионе, устраивали диверсию против суверенных кухонных владений миссис Рейнс. А я их, мягко говоря, не сильно младше.
Взгляд пришлось вскинуть – и на стук тоже. Рука шотландца, протягивающая неровный ломоть Рагнару, дрогнула – этот голос из-за двери не узнать было невозможно.
Ан, нет, вот и эльфийский отряд, – пробормотал бывший штурман, и откликнулся уже в полный голос: – Я здесь, Мураки-сан. Минуту, прошу минуту терпения. – Снова переходя на пониженные тона, он по очереди посмотрел на обоих нордиков: – Ему, я думаю, лучше открыть. Если угодно, я ручаюсь, что он зла не принесёт.

Отредактировано Рэймонд Скиннер (15-01-2018 19:34:21)

+1


Вы здесь » Приют странника » Будущее » Вздымается снова из моря земля, зеленея, как прежде