Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Планеты и пространства » ФИО. Орион-4. Горы


ФИО. Орион-4. Горы

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

http://s9.uploads.ru/Th0DW.jpg

+1

2

>>> Шаттл станции СПИЗ

Шаттл вынырнул из гиперпространства позади солнца и начал заходить на орбиту Ориона-4. Система перекодировала сигналы по алгоритму, добытому ДАЛами, и Ноэль вошел в плотные слои атмосферы незамеченным. В то же мгновение в самую северную обитаемую точку планеты был передан сигнал, возвещающий о скором прибытии Генерала Марка Бреста. Фронтальный экран заполнили белые ватные облака.
Ну, вот мы и дома, Рудокоп. В смысле, у тебя дома. По поводу воспоминаний – нет. Пока нет. Константина, как я понимаю, все вполне устраивает. Как только ступим на землю – комедия продолжится. Нет, не потому что я не могу «зомбировать» весь персонал, а потому, что я хочу понаблюдать за вами. Снаружи – минус 35 по Цельсию. Там, – с этими словами в сторону отъехала очередная переборка, – вы найдете теплую одежду и обувь, кому нужно. Я – твой охранник, Марк Брест, говорить буду я, а ты просто расслабься и получай удовольствие. Судя по твоим амбициям, ты в подобном месте в первый и в последний раз.
Ноэль поднялся из кресла, позволив автопилоту закончить маневр, и начал вооружаться. Он не собирался ни с кем сражаться, это был такой же антураж, как костюм Баруха и Костика, правда, намного более функциональный. Когда он закончил, то выглядел, как боевой андроид. Андроид тем временем продолжал стоять неподвижно.
Ноэль давал инструкции, и ему не было дела до всех чувств и эмоций, переполнявших парочку, он их попросту не чувствовал.
Это вам не понадобится, – бокалы, виноград и недопитое шампанское плавно проскользили в сторону утилизатора.
Пять минут до высадки. Одеться – быстро!
В довершение своей экипировки он достал из мигнувшего портативного телепорта сумку со снаряжением и заплечный контейнер для биоматериала.
Андроиду:
В непредвиденных ситуациях связь через тебя. Войти в режим сканирования. Все данные передавать системе шаттла.
Дуэнде равнодушно наблюдал за приближающимися заснеженными горами. Снаружи вечерело. Щемяще красиво, но только для тех, у кого было что щемить.
«Следовательно, когда я доберусь до места, будет уже совсем темно».
Это не было проблемой, оборотень прекрасно видел в темноте.
Локационная вышка выдала стандартное приветствие на стандартном орионском. Ноэль ничего не ответил, не включил видеосвязь и не поднял щиты – это было необязательным, произвольным хамством дуэнде.

+3

3

…По поводу воспоминаний – нет.
Барух слушал Ноэля очень внимательно, слушать телепата как-то иначе физически не представлялось возможным. Он повернул голову в указанном направлении у видел, как стена отъезжает в сторону...
Я твой охранник, Марк Брест, говорить буду я, а ты просто расслабься и получай удовольствие.
Это омерзительное, ранее неизвестное Баруху чувство, что тобой попользовались просто из любопытства.
«– Расслабиться и получить удовольствие, как ..?»
Судя по твоим амбициям, ты в подобном месте первый и последний раз.
«– А это звучит, как попытка унизить. Да что со мной такое?».
Проще всего, естественно, было спихнуть все на воздействие Ноэля, его телепатию…
«– Мне из-за него там противно внутри, или из-за себя?»
Это вам не понадобится.
С направленным усилием бокал выскользнул из его пальцев, не смотря на то, что он сжимал его даже чересчур крепко.
«– Я должен что-то сказать. Я не… да о чем я, он читает мои мысли и знает, что сказать мне нечего».
Заставить себя подняться на ноги оказалось сложнее, чем обычно. Внутреннее чувство было таким, словно в него выстрелили из помпового ружья через бронежилет, в самое сердце. Но надо было одеваться. Он не сомневался, что если они замешкаются, дуэнде телепортирует их в холод и снег, в чем есть. Барух выдохнул, принял вертикальное положение, и затем протянул руку Костику:
Давай одеваться.
Вместе они подошли к стене и заглянули в нишу.
Сочетание меха и снега, вероятно, вызывали нужные ассоциации у всех низших рас. Орионец не почувствовал никакого запаха, из чего заключил, что мех не настоящий, не в смысле искусственный, он синтезированный, т.е. идентичный, но эти шкуры ни с кого не сдирали, орионцу была приятна эта мысль. Здесь была не только меховая одежда, вторую половину составляла тактическая утепленная маскировка и прочее снаряжение. На нижней полке стояла обувь. Несложно было догадаться, что следует надеть. Баруху приглянулась шуба из довольно длинного, серого с вкраплениями белого и черного, меха. Но сначала он решил одеть Костика.
«– Просто делать то, что всегда, и все вернется на свои места».
С самого начала Барух чувствовал ответственность за землянина, а по мере того,как действо приобретало странный оборот, она возрастала.
Смотри, какие сапоги! Не элегантные, конечно, зато ты влезешь в них вместе с этими… – он не знал, как правильно назвать обувь, которая была на Костике. Он больше не был Марком Брестом, он был самим собой, и это впервые было неуютно.
«– Что, если для дуэнде мы имеем равную ценность с жуками и водорослями? Вероятно, это хорошо для них, и не очень – для нас…»
Барух осмелился обернуться и посмотреть на Ноэля. В полной экипировке диверсанта неведомой армии, шлеме и тактических очках он больше не походил на орионца или дуэнде. Это был какой-то абстрактный воин, не живое существо, но символ силы. Казалось, такой может выступить в одиночку против целой армии и победить. Или захватить Орион-4 с одним лишь шаттлом.
«– Что со мной? Я схожу с ума?»
Он опустился перед Костиком на одно колено и достал с полки пару.
Держись за меня. Давай ногу, – он ловко надел на землянина белоснежный меховой сапог.
Ну как? Не жмет?

+2

4

Константин не был телепатом. И что такое эмпатия, и бывает ли она у землян, не задумывался до сего момента по причине полного отсутствия необходимости, да и знаний. Но то, что между этими двумя что-то происходит, он ощущал, как говорят на Земле, каким-то «шестым чувством». Или, если выразиться попроще, то «задницей чуял».
На какое-то время парня отвлек большой экран, на котором возникла картинка белых облаков, через которые летел шаттл.
«Черт... И похоже, и не похоже на Землю... Это дом Марка... нет! Он все же Барух... Бах... Мне кажется, Марком ему быть неудобно, когда он это осознал...»
Сквозь поток собственных мыслей хакер прекрасно воспринимал новые указания, выдаваемые Ноэлем. Это было легко – просто представить, что ты записываешь очередной файл.
...Константина, как я понимаю, все вполне устраивает...
Спорить бессмысленно. Даже если и не все устраивает, и не вполне, то у землянина хватало ума об этом молчать, а по возможности еще и стараться не думать, ибо он периодически вспоминал, что дуэнде – телепат. И еще вспоминал фразу, сказанную ему еще на Земле: «Впредь рекомендую соответствовать моим ожиданиям». А потом ему еще и пояснили, что его ждет в противном случае – промывка мозгов, если говорить земными понятиями. А вот этого Константин совершенно, просто вот абсолютно, не хотел. Лучше стараться соответствовать. Тем более, что ничего плохого с ним конкретно не происходило. Ну, одели, как попугая - так его сути это не изменило. Встречают по одежке даже здесь, похоже. Бордель, хоть и космический, это, конечно, посерьезнее, но и это можно пережить. Ведь ему встретился Бах...
От медитативных мыслей и созерцания облаков Костика отвлек вывернувшийся из пальцев бокал – парень вздрогнул и проследил за уплывающим предметом. Ну, не привык он еще к этим фокусам! Дней-то с момента, как он покинул Землю, прошло еще всего ничего.
...Одеться – быстро!
А вот тут уже стоит соответствовать.
Константин с легким беспокойством вскинул глаза на Баха, «минус 35 по Цельсию», обещанные Ноэлем, немного пугали, ведь вырос француз в мягком климате европейской зимы юга своей родной Франции, но орионец и сам уже решил начать действовать:
Давай одеваться.
Парень с облегчением подал ему руку.
«Интересно, а кто может возражать дуэнде?..»
Но дальнейшие мысли в этом направлении пресеклись видом меховой одежды в нише.
«Черт, шубы... Я никогда такое не носил...»
А тут еще орионец решил проявить просто таки отеческую заботу, да еще и пополам с действиями прислуги, встав на одно колено.
Землянин откровенно смутился и покраснел, инстинктивно ухватившись за твердые наплечники.
Нет, не жмет, в самый раз, – унт, другого названия Костику в голову не пришло, и правда сел, как влитой, даже на его... Костик тоже не знал, как называется его обувь. Балетки какие-то.
Бах, можно, я дальше сам? – почему-то зашептал парень, торопливо склонившись, натягивая второй унт, и заправляя в них свои широченные штаны, – Прости, я не привык, чтобы меня...
«...одевали, как куклу...»
...так обслуживали. Спасибо. Это я должен... – рука Костика сдернула белоснежную, длинную шубу с капюшоном, что составляла пару с сапогами. Что это за мех, землянин не знал, ему он скорее напоминал лебяжий пух, настолько он был мягок и нежен.
Ну, как я выгляжу? – Костик робко улыбнулся из этой ослепительной роскоши, а серые глаза явно искали одобрения в голубых.
«Ну вот, я снова в белом... Дежа вю».

+3

5

Да, это ты должен, Константин. Выглядишь занятно, – за Баруха ответил Ноэль.
Он подождал, пока Барух наденет шубу. Его собственный костюм вкупе с маской-шлемом прекрасно защищал от холода. Ну, может, и не от такого, что был снаружи, но ничего, он потерпит, главное, чтобы он мог свободно двигаться.
Нет, он не собирался в одиночку захватить горный курорт или Орион 4. Все это оружие ему нужно было для того, чтобы его снять при входе, тем самым показав доверие гостеприимному месту.
Они заставят снять и шлем тоже, но на этот случай программное обеспечение шаттла создаст нужные помехи для всего «видящего» оборудования. Просто на всякий случай. Ноэлю Кодеру не нужно оружие, он сам оружие.
Он застыл на мгновенье, продумывая каждый последующий шаг – не забыл ли чего.
Нет. Ничего.
Глубоко вдохнули и по возможности заткнулись, пока не попадете в тепленькое местечко. Генерал, вас тоже касается. Построй из себя высокомерного ублюдка, а то я снова скорректирую твою маску. Все понял? Плечи расправить, спину выпрямить, походка гордая и неспешная.
Неуловимое мгновение перемещения – и сильный порыв ветра заставил покачнуться даже дуэнде.
До теплого коридора идти было метров сто пятьдесят, не больше. Ноэль пошел первым; он не думал, идут ли за ним, он это знал.
Как же ему не хотелось проходить все эти нелепые формальности, обмен данными, регистрация. Больше всего ему хотелось просто вырубить всех живых впереди него одной волной, а с помощью шаттла заодно и технику.
«– Так нельзя. Это не захват, это не боевая операция. Просто побудь орионцем, причем довольно крутым орионцем.
Ненавижу».

Все что нужно, он пересылал на ходу с планшета - но Ноэль прекрасно знал, что этим не ограничится. Орионцам, как и людям, обязательно нужно поговорить.
«– Не понимаю, о чем говорить, если все санкционировано и оплачено».
Костику и Баруху:
«– Я допускаю, что вам холодно, но держите себя в руках».
Из тоннеля высыпало несколько орионцев.
Генерал Марк Брест. Его протеже и охрана. Генерал желает проследовать в апартаменты незамедлительно. Все вопросы ко мне.
Ноэль остановился в метре от встречающих и сложил руки на груди, только что оружием не побряцал.
Да, конечно… – голос старшего охранника сдувал ветер, – пройдемте внутрь.
Тамбур-шлюз раскрылся, и вся компания оказалась в тепле.
Мы хотели бы поприветствовать генерала.
В этом нет необходимости.
Вы должны разоружиться и снять маску, на территорию комплекса запрещен вход с оружием.
Я знаю, – Ноэль снял шлем-маску.
Идущие впереди синхронно обернулись. Не будь он телепатом, подумал бы, что они знают, кто он.
Я сдам все оружие. Но вы понимаете, что если что-то случится с генералом…
Да, конечно. У нас здесь полностью безопасно.
«– Ну, это вы так думаете».
Что у вас в рюкзаке?
- Личные вещи. Можете просканировать, ничего запрещенного.
Ноэль сдал оружие, они прошли сканер и оказались в холле, не уступающим по интерьерам неплохому отелю.
Буквально минут пять – и вы окажетесь там, где давно мечтали, – с заученной улыбкой выдал менеджер.

+3

6

Когда они, как всегда внезапно, оказались на взлетной полосе, первый же порыв ледяного ветра перехватил дыхание.
«– Как же красиво», – даже в своем необъятном капюшоне он ухитрился покрутить головой, чтобы осмотреться. Метров на пятьсот туда-сюда простиралось идеально ровное заснеженное пространство, а вокруг величественные горы, окрашенные в самые неимоверные цвета закатными лучами. Но надо было идти вперед, вслед за Ноэлем – непостижимым существом, смотревшимся инородным черным телом посреди снега. Дуэнде был высоким, но отнюдь не массивным, таковым его делал костюм. Эта широченная спина впереди, эти уверенные размашистые шаги…
Он не мог заслонить их от ветра, ибо тот дул сбоку, но все равно, у Баха создавалось впечатление, что перед ним скала, нерушимая преграда, которой все нипочем.
Он постарался принять «царственный» вид, просунул руку Костика под свою, и так они и пошли.
Было очень холодно, Барух не привык с столь низким температурам, да и снег он видел, пожалуй, второй раз в жизни, и не помнил, когда был первый.
Из тоннеля появились люди, они смотрели на него и на Костика с почтением и любопытством. Но дуэнде был прав – ему не стоит открывать рот, иначе все, даже самые недалекие поймут, что здесь что-то не так и никакой он не генерал.
…Все вопросы ко мне.
Эта спина в рельефных пластинах, которые могли защитить только от весьма примитивного оружия, неплохо спасали от ударов о твердые поверхности и смотрелись впечатляюще.
Эта спина…
Словно в мороке, Барух смотрел на эту спину и не мог отвести взгляд. Это очень хорошо, что Ноэль руководил, сам Барух чувствовал себя настолько разбитым и потерянным, что мечтал оказаться в том месте, о котором говорил менеджер. И как можно быстрее. Ему нужно было тихое спокойное место, чтобы собраться с мыслями, чувствами. Просто собраться, его впервые что-то настолько сильно выбило из зоны комфорта. Он не привык, он не умел быть кем-то другим. Он все еще не мог этого переварить и сделать частью опыта. Таков был Рудокоп с Ориона-4.

+2

7

Неожиданно услышав голос Ноэля вместо ожидаемого Баха, Константин испуганно обернулся, открыв было рот, чтобы оправдаться – и тут же его благоразумно и закрыл. А что скажешь-то, дуэнде был прав на все сто, а вот он, Костик, не дотянул до соответствия.
Парень опустил глаза и покраснел еще гуще. Чтобы чем-то занять себя, запахнул длинные полы своего одеяния и завязал пояс. Заодно обнаружил и меховые варежки – они были прикреплены к манжетам шубы на резинке. Может, в этом мире растягивающаяся лента имела иное название, но у землянина в обиходе нашлось только это слово. Парень сунул в них руки, накинул на голову весьма объемный капюшон – и вовремя.
Порыв ледяного ветра чуть его не сдул, землянин инстинктивно присел и ухватился за Баха.
И только теперь до Костика дошел истинный смысл приказа Ноэля «заткнуться» – пусть и в грубой форме, но дуэнде проявил заботу – с открытым ртом на таком ветру можно было и обморожение внутренних органов получить.
«Это фешенебельный курорт? Что-то прохладно», – Костик поглубже спрятался в свой капюшон, прихватив его края одной рукой – для верности, чтобы не сдуло с головы – а другой крепко вцепившись в предложенную Бахом руку.
«Да какие тут «минус 35», тут абсолютный ноль! Хорошо хоть, эта шуба действительно теплая, а то на таком ветродуе мои тряпки превратятся в тонкий ледок и разлетятся вдребезги за секунду».
Что при этом стало бы с самим Костиком, он благоразумно решил не фантазировать.
Ноэль двигался вперед, как боевая машина, им с Бахом оставалось только не отставать.
Впрочем, идти было легко – на таком ветру снег превратился в идеально ровный наст, а унты парня по нему даже не скользили. К тому же, фигура Ноэля впереди просто обязывала соответствовать, один раз землянин уже прокололся.
Не очень далеко виднелось какое-то плоское строение и Костик понял, что им туда. А пока он не упустил возможности осмотреться – покрутил своим капюшоном, в глубине которого виднелись лишь глаза, по сторонам. Ведь, блин, он находится на неведомом Орионе-4, на который вряд ли ступала до него нога землянина. По ощущениям, сила тяжести здесь от земной не отличалась, Костик, по крайней мере, разницы не заметил.
«А красиво... Вроде и горы, а сразу понимаешь, что ты не на Земле... Какие фантастические краски! И дышать я могу спокойно, несмотря на холод... Интересно, где тут все-таки курорт? Под землей, что ли?»
Из строения впереди высыпали люди. Вернее, гуманоиды, от людей внешне ничем не отличающиеся.
«Орионцы, наверное».
«Жопное» чувство Костика не покинуло – ему казалось, что Бах как-то неестественно напряжен и движется, скорее, механически. Они должны сыграть свои роли и Ноэль сказал, что будет наблюдать за ними... Положение надо спасать.
Наконец-то снова в тепле.
Встречающие глазели на них с явным любопытством – еще бы, не каждый же день к ним заворачивают военные чины такого ранга...
Что делает короля?
Короля делает свита.
Первый удар любопытства принял на себя Ноэль, но Костик понимал, что он отвлечет ненадолго. Бах, похоже, застыл, как изваяние.
«И пусть нас считают какой угодно низшей расой, но чтобы я сейчас спасовал перед этими вот?»
Костик явно, что называется, «словил кураж», выдохнул – и Остапа понесло.
Пока безэмоциональный голос дуэнде выдавал начальную информацию, парень, пользуясь тем, что под капюшоном его не видно, быстро покусал немного и облизнул свои губы – чтобы они приобрели соблазнительный цвет и блеск. Потом он, якобы недовольно, зашевелился под своим белым великолепием, отряхивающим движением скинул рукавицы, и рукой, на которой красовалось огромное, сверкающее кольцо, медленно стянул капюшон, еще и недовольно фыркнув при этом. Прошелся равнодушным, смотрящим как бы сквозь присутствующих, взглядом по любопытным физиономиям, уставившимся на него, всем своим видом стараясь донести мысль – «даже если вы скинетесь всем скопом, вы не в состоянии оплатить и минуты моего времени, а потому вы мне неинтересны».
Нужно было пройти через какое-то металлическое, по виду, сооружение.
«Металлоискатель, блин… Ага, безопасно тут у них…»
Костик постарался томно изогнуться – чтобы еще и визуально выглядеть немного ниже Баха – и так и проследовал, не отлепляясь от его руки, через сканер. Он мог бы поклясться на чем угодно, что Баху его поддержка сейчас весьма кстати.
Буквально минут пять – и вы окажетесь там, где давно мечтали.
Костик равнодушно обвел взглядом помещение – типа, ладно, сойдет – и только после этого посмотрел сквозь менеджера. Смерил его сверху донизу, словно оценивая.
Надеюсь, в этой мечте всё готово для принятия теплой ванны, – сказал в сторону администратора немного капризным тоном дорогой проститутки экстра-класса, которой многое позволяет её хозяин.
Костик медленно развязал свой пояс, чтобы в разошедшихся полах шубы стали видны его яркие тряпки, томно поправил свою челку и сделал вид, что вопросительно заглядывает под капюшон генерала.
Снова глянул на менеджера, уже немного недовольно:
Да, Командор любит охлажденное шампанское. И виноград. И быстро.
«Надеюсь, не перегнул, и у них тут это имеется. И прочитай ты уже по нашему виду, что нам не терпится остаться наедине. И не раздражай генерала…»
Пальцы Костика нежно перебирали мех на рукаве баруховой шубы.

+2

8

Ноэль терпеливо ждал, пока пройдут объявленные пять минут, ловя на себе не самые приятные взгляды и очень характерные мысли.
/– Вероятно, военный чин порядка Марка Бреста действительно мог бы себе позволить нанять охранником дуэнде, но поступить так мог только безумец. Кто же доверит дуэнде свою жизнь?/
От Ноэля, даже спокойно стоящего и безоружного, исходило почти осязаемое чувство опасности. Он посмотрел на Костика и одобрительно оскалился:
«– Молодец. Именно этого они от тебя и ждут. Прикрой своего рыцаря, а то он не в форме. Но ты не волнуйся, скоро он отмокнет в горячей ванне и ему полегчает».
/– Землянин отлично адаптируется. Хороший мне попался экземпляр. Вероятно, у них есть какой-то ген или гормон, который влияет на эту способность. Надо бы расспросить близняшек, они должны знать. Однократная «прививка счастья» могла бы снизить расходы на содержание./
Персоналу:
И еще. К шаттлу не приближаться, он защищен силовым полем. Все, кто попытаются пройти сквозь щит, будут атакованы.
Ну, тут Ноэль, конечно, ментально поднажал, для пущей убедительности. Эта важная мера безопасности. Ведь не надо быть гением, чтобы даже при беглом знакомстве с системой корабля, даже самый тупой техник понял, что это не орионские технологии, а то, что они видят, лишь версия маскирующего дизайна, а не сам корабль.
Все готово, проходите в лифт №3.
На Орионе 4 не было портативных телепортаторов. Но может оно и к лучшему.
Генерал Брест, проходите.
Дуэнде подождал, пока парочка войдет. Напоследок, оглядев присутствующих:
Виноград и шампанское сразу.
Ноэль вошел замыкающим и двери закрылись. Подъемник плавно стартанул и набрал неплохую скорость. Телепат не мог чувствовать эмоционального состояния Баруха, но ему было достаточно и мыслей.
«– Я скажу тебе одну вещь, Рудокоп. Когда все получится, а у меня получится, я неплохо умею оценивать вероятности - ты вернешься домой. Вернешься героем, или даже спасителем. Я не позволю тебе скрыть этот факт. Для низших рас такие события полезны, когда всем кажется, что справедливость восторжествовала, добро победило или любая другая речевка. Когда-нибудь и вы изменитесь, «повзрослеете» и это уже будет не важно, а пока наслаждайтесь иллюзией света».
/– Вернуться домой? Вернуться на Сетх героем? Да, это даже звучит глупо./
Дуэнде не бывают героями, не все могут, а еще меньше хотят вернуться домой. Но на его плече сумка с нужными вещами, в руке маска-шлем, а за спиной контейнер. А это говорит о том, что есть работа. И это звучит очень хорошо. А куда он потом вернется, это не важно.

+2

9

Отыграно на docs.google.com

Судя по ощущениям, лифт двигался не только в вертикальном направлении, он словно петлял по какой-то норе.
«– Да какой же я герой?», - возмутился Барух. – «Я только жар чужими руками разгребаю, а сам еще ничего полезного не сделал».
– «Не это важно, важно намерение. Думаешь, я здесь потому, что переживаю за твой Орион-4? Одним больше, одним меньше. Мне-то что за дело. Да, я исправляю творение рук своих, но это не означает, что я не сделаю ничего подобного когда-нибудь и где-нибудь снова.»
«– Да я даже не такой, как этот генерал Брест», – не унимался орионец.
«Вот и хорошо, что не такой. Лично я его не знал, но знал таких, как он, а выбрал потому, что по моим данным он сейчас где-то очень далеко. Если бы нашей расе был присущ твой идиотский патриотизм и братская любовь, мы бы уже давно...» – тут дуэнде осекся и продолжать не стал.
« – Вы бы что?»
«– Сам знаешь», – отрезал Ноэль.
Все. Приехали.
Дверь отъехала в сторону, и перед Барухом открылась небольшая ровная площадка естественного происхождения. Уже совсем стемнело, но освещена она была довольно скудно. Но даже этого не яркого света было достаточно, чтобы увидеть, что с трех сторон ее окружала пропасть. С четвертой стороны находилась стена, из которой они только что вышли, а рядом с подъемником был довольно узкий проход с указателем.
Барух еще раз огляделся. Не было резко холодно, не было ветра и снега, вероятно…
Ноэль прочитал мысли Баруха и пошел вперед, прямо к обрыву. В какой-то момент он вытянул руку – и она словно уперлась в стену. По стене пошла видимая рябь – это потому, что ее коснулся телекинетик.
Здесь курорт для туристов, а не для самоубийц.
Бах выпустил руку Костика, и, пройдя вперед, встал рядом с Ноэлем – на них смотрела непроглядная снежная буря, от которой их защищал силовой экран.
«– Не самый жизнеутверждающий пейзаж, но, возможно, утром все будет выглядеть намного лучше».
Вам туда, – дуэнде кивнул в сторону прохода.
Не обращая больше внимания на орионца, он скинул  сумку на землю и начал доставать из нее альпинистское снаряжение, навешивая его на себя в одному ему известной последовательности.
Верхнюю одежду снимите там. Внутри она вам не потребуется, впрочем, остальная тоже. Развлекайтесь, а я вас оставлю ненадолго, или надолго – это как получится.
Барух развернулся и пошел к Костику. Но прежде чем войти в коридор, он обернулся. Ноэль почти без разбега сиганул в эту рвущую себя в клочья снежную мглу.
У Баруха непроизвольно сжалось сердце.
«– Он же дуэнде. Точно. Наверно это нормально».
«– Все путем, Рудокоп», – Бах отчетливо услышал усмешку Ноэля в своей голове.

+2

10

Насколько быстро можно вжиться в роль? Наверняка, в экстремальной ситуации это получается почти мгновенно. Да к тому же, где-то внутри Константина вдруг проснулись его хакерские навыки – без заминок понять, возможно, каким-то неведомым чувством, что хочет от тебя система. Это помещение на неведомой планете, с этим приторным орионцем-администратором, с этими не в меру (даже по земным понятиям) любопытными охранниками, было для парня сейчас такой вот новой системой, которую нужно незаметно взломать и пройти. Пройти так, словно это сама система и виновата, что создает задержки на пути их движения.
Костик уже и не вздрогнул, услышав в голове одобрение Ноэля – привыкать начал. Уголки его губ лишь слегка дрогнули в едва уловимой усмешке, которой он постарался придать снисходительный вид – ведь он продолжал смотреть сквозь орионца, словно не понимая, почему они еще до сих пор здесь. Внутри разлилось приятное чувство удовлетворения, но лицо нужно было держать во что бы то ни стало. Парень и держал его, до того самого момента, пока за ними не закрылись двери указанного лифта. Внутри этой кабины-капсулы ничего интересного не обнаружилось, Костик скользнул немного тревожным взглядом по лицам своих спутников, и опять же «задницей почуял», что их сейчас лучше не трогать.
Так и не отпуская одной рукой рукава Баха, другой парень ухватился за блестящий поручень, идущий по периметру всей кабины. Это было не лишним – лифт, похоже, петлял по какому-то извилистому тоннелю.
«Допетлять до мечты?» – Константин усмехнулся. Почему-то он был абсолютно уверен, что мечта эта у трех гуманоидов, терпеливо ждущих в весьма ограниченном пространстве, которое словно уплотнилось, радикально различна. Орионец-администратор был уверен, что они увидят ее за раскрывшимися дверями лифта. Видно, самомнение менеджера – некое первородное чувство, присущее живым существам в любой точке пространства.
Костик прикрыл глаза. Его встревожили слова Ноэля о том, что Барух не в форме. «Рыцаря» он пропустил мимо ушей – на Земле-то мелкие подковырки были нормой. Он не знал, чем помочь орионцу, да и причину его состояния мог только предполагать. К тому же, внутреннее чувство самосохранения подсказывало, что пока от дуэнде не поступило новых распоряжений, с личной инициативой лучше повременить.
Оставалось только ждать. Ждать и надеяться на обещание Ноэля, что Бах «отмокнет».
«Источники с «живой» водой? Мечта администратора там, внизу».
Парень чувствовал, что хоть и по замысловатому пути, но они все же поднимаются.
Двери открылись. Костик инстинктивно сделал шаг вслед за Барухом – да так и застыл, удивленно разглядывая небольшую открытую площадку явно высоко в горах.
«Это мечта? И куда теперь – в пропасть?..»
Узкий проход сбоку он поначалу и не заметил, полностью сосредоточившись на действиях своих спутников. Облегченно вздохнул, когда увидел, что эта темная уже бездна отделена от них какой-то защитой. Крепкой, наверное, раз тут совсем не дуло, да и холодно уже почти не было. И совсем успокоился, когда Ноэль кивнул на проход – землянин, разумеется, тут же обернулся с любопытством.
«Ну, хоть не в пропасть. Как-то не мечтал я об этом. А Ноэль куда? Вверх, что ли?»
Но парень не угадал. Выдав краткое распоряжение «развлекаться», дуэнде просто шагнул с обрыва. Как оказалось, он умел обходить и эту защиту.
Костик даже не вздрогнул, только слегка округлившимися глазами смотрел на край пропасти. Видно, на самом дне его существа еще не умерла чисто детская уверенность: раз дяденька – волшебник, значит, он умеет летать.
«Круто».
Парень улыбнулся приближающемуся Баху и, подгоняемый любопытством, развернулся в узкий проход.
Идем, да?
«Надеюсь, в конце него нет еще одной пропасти».
На этот раз действительность начала совпадать с ожиданиями. Через пару десятков метров обнаружилась вполне уютная ниша с гостеприимно раздвинутыми стенными панелями, где явно следовало оставить верхнюю одежду. Не задумываясь особо, Костик скинул свой лебяжий пух, повесил его на некое подобие манекена, быстренько стянул свои унты и повернулся к Баху:
Давай, теперь я помогу, – ловко сдернул шубу и с орионца, пристроив ее рядом со своей, откуда только прыть взялась – и со всё возрастающим любопытством двинулся дальше по проходу. Еще через пару десятков метров обещанная мечта, наконец, предстала перед ним во всей красе.

http://s5.uploads.ru/uY0Jf.jpg

Внутренние помещения

http://s3.uploads.ru/uJrjA.jpg
http://sh.uploads.ru/mn5Xu.jpg
http://s4.uploads.ru/ezqLX.jpg
http://s5.uploads.ru/R1ldh.jpg
http://s3.uploads.ru/p7Y8T.jpg

Ооо, – парень на мгновение замешкался на выходе из коридора, озирая открывшееся великолепие. – Ну вот, совсем другое дело!
Уже стемнело, но здесь это не чувствовалось – и открытое пространство, и внутренние помещения были ярко освещены. Костик не утерпел, к тому же, Ноэля в пределах видимости не было – и шустро пробежался по всему доступному пространству, еще и заглядывая во все двери. Вернулся к Баруху и заглянул в голубые глаза.
Класс, – парень не был уверен, что открывшаяся картина совпадает с мечтой Баха, но всеми силами старался того поддержать. – И тепло тут.
И даже пожелания Командора Бреста выполнить успели, – Костик кивнул на запотевшую бутылку шампанского и виноград на деревянном настиле у подсвеченной приятным голубым светом воды и улыбнулся: – Хочешь шампанского?
Ноэль был сейчас неведомо где, и его ожидания пока оставались за кадром, а вот ожиданиям Баруха соответствовать очень даже хотелось.

+2

11

Пролетев пару метров вниз, как и положено законами физики, Ноэль затормозил свое падение, синхронизировав энергию своего поля с силовым экраном. Могло и не сработать, но на этот случай у него имелась скорострельная лебедка с гарпуном.
Здесь, на высоте более пятисот метров, судя по трехмерной модели, которую передавал шаттл на внутреннюю поверхность защитной маски, на «курорте» практиковалось глушение сигналов, но связь Ноэля с кораблем оставалась стабильной, ибо была иного порядка. От маски, впрочем, было мало толку, кроме как от экрана, снег сразу же залепил ее почти полностью, и дуэнде не спасало даже то, что он отлично видел в темноте. Здесь просто не на что было смотреть. Ноэль притянул себя к отвесному склону и выстрелил первым крюком для страховочного троса.
Маленькая черная фигурка, распластанная по обледеневшей вертикали, а вокруг только буря. Этого он видеть, конечно же, не мог, ведь на модели он был красной, медленно перемещающейся точкой, но величие гор действовало даже на дуэнде, который чувствовал себя не просто песчинкой, но песчинкой в весьма опасной для жизни ситуации. Однако, если хорошенько подумать, именно за этим он и отправился в путь – за адреналином, за испытанием на прочность и всем тем, чего ему недоставало в стерильной безопасности станции. И он был уверен, что все это поймут – и белоснежки, и, тем более, лирианец.
Двести метров вдоль разлома, потом пятьдесят вертикально вверх до горизонтального участка. В последний раз он попадал туда по воздуху.
Метр за метром Ноэль вгрызался в скалу всеми средствами, которыми располагал. Перчатки с аналогом когтей, усиленные его телекинезом; ботинки со сверхпрочными и острыми наконечниками, напоминающими лезвия коротких кинжалов. Каждый раз он перестегивал карабин страховочного троса, обретя устойчивое положение. Небольшой эргономичный контейнер за спиной создавал парусность, и каждый порыв ветра пытался свести все усилия Ноэля к нулю, к нулю абсолютному, т.е. к гибели. Он был настолько сосредоточен, что потерял счет времени. Он не слышал мыслей, ни своих, ни чужих, он просто полз практически вслепую, сверяя свое положение с моделью. Идиотизм его поступка предполагал, что никому не придет в голову его остановить, так оно и выходило. К тому же, погода была не летная, и даже если местная служба безопасности что-то и засекла через помехи, то списала на эти самые помехи. Ну, какому нормальному орионцу может прийти в голову вместо теплой ванны прогуляться в бурю по отвесной скале?
Но Ноэль ведь и не был орионцем.

+2

12

Барух без лишних слов позволил снять с себя шубу, плащ он и сам повесил рядом. Без особого энтузиазма он последовал за Костиком. Орионца продолжали одолевать непривычные мысли и сомнения. Дуэнде он в своей голове не чувствовал, хотя предполагал, что тот жив и здоров, несмотря на эпичный прыжок в бездну. Но дело ведь было не в телепате, теперь он был в этом абсолютно уверен.
Костик, видимо, осмотрев все, что было внутри, вернулся и посмотрел на Баруха.
Хочешь шампанского?
Тот улыбнулся в ответ:
«– Какой все же светлый, неунывающий парень, этот землянин».
Да, конечно, – снимая надоевший костюм, он уже начинал чувствовать облегчение. – Хочу.
Ботинки и оставшуюся одежду орионец сложил прямо на деревянном настиле; переставил бутылку, виноград и бокалы на массивный деревянный поднос, поставил его на воду и плавным движением пустил в плаванье.
Глубоко вдохнув, он, наконец, обратил внимание – воздух вокруг наполняли ненавязчивые, сладкие и одновременно свежие цветочные ароматы. Похоже, что вся окружающая флора была настоящей. Все здесь было настоящим, ну, за исключением подсветки. Обнаженный полностью, Барух откинул голову и посмотрел наверх.
Там. Очень высоко. Обрамленное остроконечными скалами, сияло голубое небо, в котором почти неподвижно зависло крыло перистых облаков.
«– Все просто. Просто жить настоящим. А в настоящем ничего плохого не происходит».
Это была довольно распространенная на Орионе технология - голограмма неба, меняющегося во времени. Барух оторвался от ее созерцания и посмотрел на Костика:
Ну что ж, пока твой начальник, по всей видимости, рискует жизнью, у нас есть возможность расслабиться и получить удовольствие.
Он начал спускаться в воду оптимальной температуры. Не слишком горячей, именно такой – приглашающей расслабиться.
«– Если задуматься, все это очень странно. И дуэнде прав, я здесь в первый и последний раз, но нет ничего плохого в том, чтобы заниматься любимым делом».
Коснувшись ступнями дна, он на пару метров отошел от спуска, утягивая столик за собой. Присев на один из подводных камней, он облокотился на стену, сложенную из окатанных серых валунов, и уложил руку на борт в приглашающем жесте. Кажется, он снова становился собой:
Костик, иди ко мне.

+1

13

Барух улыбнулся:
Да, конечно. Хочу.
Сеточка мелких морщинок в уголках глаз, на висках.
Костику показалось, что именно оттуда проглянуло, наконец, то настоящее, что отличало Баруха Хендейла. Наконец-то!  Парень замер, боясь спугнуть это чудо – возвращение Баха. Его Баха, простого орионца, вместе с которым не так уж и давно они всплакнули в огромной библиотеке над «Маленьким принцем» – звездном мальчике, затерявшемся среди миров.
Нет, конечно, Командор Марк Брест – тоже любопытная и колоритная фигура, но пусть он не обижается – рыжему уже казалось, что он слишком загостился между ними.
Орионец стал раздеваться прямо там, где стоял – и словно снимал яркие, лживые, шуршащие обертки, постепенно обнажая самую суть – твердую и лаконичную сердцевину.
Землянин, завороженно наблюдавший за процессом, застыл, как изваяние, вдруг ощутив ореол таинства – из одной личины рождалась, хотя нет – возвращалась другая, прежняя. Из сложного – простая, из блестящего и разноцветного – однотонная. Костику вдруг пришло на ум, что спроси его кто-то сейчас – какого цвета для тебя Барух Хендейл? – и он, не задумываясь, скажет: как ядро дикого миндаля. Тот же теплый коричневый цвет – и привкус легкой горчинки. Цвет нельзя пробовать на вкус? Ерунда! Сейчас землянин был абсолютно уверен, что можно.
Барух – и сейчас уже именно Барух Хендейл, а не Марк Брест, скинул с себя всё лишнее – и запрокинул голову. Мгновение еще Константин любовался поджарым, совершенным в своей функциональности, телом – просто созерцал, как откровение – а потом тоже медленно запрокинул голову и посмотрел наверх.
Небо. Голубое небо с молочным мазком облаков. Незыблемый символ вечности и спокойствия на Земле…
Стоп.
«Почему голубое? Когда мы высадились, вечер уже был…»
Парень недоуменно морщил лоб, пока нашел для себя приемлемое объяснение:
«Не иначе, внеземные технологии. Очень высокие, очень продвинутые и очень зрелищные. Ну да, нам же обещали мечту.»
Ну что ж, пока твой начальник, по всей видимости, рискует жизнью, у нас есть возможность расслабиться и получить удовольствие.
Как говорится – с облаков на землю, вернее, на деревянный настил. Костик вздрогнул, спохватившись, что надо же открыть шампанское, раз Бах его захотел – и слегка обиженно даже проводил глазами уплывающий за орионцем натюрморт.
«Ну вот, опять не успел… И как он умудряется всегда опережать?»
Да? Рискует жизнью?
Мысль, что Ноэль может не вернуться, оказалась неожиданной и вызвала внутри землянина легкую тревогу. Сам он об этом и не подумал, решив, что бросаться в ревущие пропасти для дуэнде – обычное, даже плёвое, дело. Ан нет. И хоть у него под кожей шеи есть чип с его данными, а рядом – Барух, который весьма ему симпатизирует, все же оплотом личной безопасности для парня оказался именно дуэнде – непостижимое, и даже, по его же собственным уверениям, опасное существо.
Всё во вселенной относительно.
Да, надо расслабиться, – парень решил не думать о плохом.
Костик, иди ко мне.
Кажется, Бах нашел, наконец, весьма теплое и удобное местечко – его расслабленная и приглашающая поза была весьма красноречива.
«Место, о котором вы всегда мечтали.»
Константин улыбнулся – и стал медленно расстегивать свое аквамариновое великолепие – жакетик и топик легли яркими лепестками на тот же дощатый настил, мелодично звякнув многочисленными цепочками-застежками.
Иду, – пальцы ловко ослабили застежки на бедрах – и широкие штаны спали невесомой пеной к ногам. Парень улыбнулся еще шире и уже явно игриво, изящно переступая через кричащий цвет, оставляя, заодно, в этой куче и свои балетки – просто наступив попеременно себе на пятки. Сверху, как завершающий акцент, упало кольцо.
Землянин двинулся к орионцу, повторяя его путь, приближаясь  и медленно погружаясь в воду. Он уселся на дно на пятки, слегка касаясь бедра орионца своим, смотря прямо ему в глаза, и упрямо притянул к себе плавучий столик:
Ты хотел шампанского. Можно, сейчас я открою? – руки уже привычно снимали, раскручивали.
Я не помню, говорил ли я тебе, что моя родная страна у нас на Земле считается и родиной этого шипучего напитка? – характерный жест, хлопок – и легкий дымок из горлышка запотевшей бутылки.
«Хотя теперь я не уверен в первородстве. Не было ли дитя подкидышем из просторов вселенной?»
Так что открыть шампанское у меня не просто в крови – в генах, - Костик широко улыбнулся, наполняя бокалы, как заправский сомелье. Хорошо, что на Земле было время поупражняться в этом искусстве.
Парень аккуратно придвинул один бокал поближе к орионцу, взялся за тонкую ножку второго.
Нам обещали тут мечту. О чем ты мечтаешь, Бах?

+2

14

Барух принял бокал из рук Костика, положил ладонь ему на плечо, звякнул стеклом о стекло.
Я просто хочу, чтобы все получилось. Мечтать я буду позже, если выживу.
Он и сам не знал, почему это сказал, ведь ничего не предвещало.
Я хочу, чтобы Ноэль вернулся с тем, зачем пошел, чтобы он смог воссоздать нужный ген, я хочу спасти свой город. О чем я еще могу мечтать?
«– О тебе, но ты и так со мной, хотя и ненадолго»
Нет, быстротечность и мимолетность никогда не смущали Баха. Все меняется, с большей или меньшей скоростью, ничего не остается прежним. Его безрассудный, возможно, глупый и самонадеянный поступок был вознагражден, а не наказан. Это было, словно чудо, а ему всегда казалось, что за чудеса, так или иначе, придется платить. Но не сейчас.
Он сделал глоток. Это, определенно, было шампанское, но по вкусу оно отличалось от того, что было на шаттле Ноэля.
«– Сколько же разновидностей этого напитка вообще существует?»
Он прекрасно понимал, что эта бутылка не с Земли, достаточно было взглянуть на этикетку.
«– Впрочем, какая разница…»
Бах никогда не был гурманом, да и в алкоголе разбирался плохо, как-то в жизни ему это было не нужно.
А о чем мечтаешь ты, землянин с родины шампанского, оказавшийся там, где и помыслить нельзя?
Он притянул парня ближе и нежно коснулся его губ своими.
Ему нравился Костик, он был молод, красив и сексуален, но Бах не испытывал к нему даже подобия скотского вожделения, он вообще не был способен на подобные эмоции. На Орионе сексуальные преступления были почти музейной редкостью, атавизмом. Этому способствовало воспитание и свободные нравы изолированных, плотно населенных городов, где все делалось для того, чтобы не нагнетать обстановку.
Рука плавно переместилась на скулу, мозолистая твердая рука.
Я хочу смотреть в твои чудесные глаза и слушать все, что ты говоришь. Это даже лучше, чем шампанское.
Барух не пытался лгать для того, чтобы выставить себя в лучшем свете, он, как обычно, просто говорил то, что думал.

+2

15

Если выживешь? – словно тихое эхо стеклянного перезвона соприкоснувшихся бокалов повторил Костик и непроизвольно напрягся, едва заметно нахмурившись. Серые глаза тревожно вглядывались в глубь голубых, пытаясь разглядеть там возможные опасности.
«Неужели плата за помощь – его жизнь?.. Нееет, не может быть! Я не хочу... Хотя, что я знаю о нравах этого мира? И что в них моё хотение? Бах говорил, что Ноэль согласился помочь, но не сказал, за что... Неужели Ноэлю нужна его жизнь? Зачем?..»
Теперь в серых глазах легкой тенью проскользнула откровенная печаль. Свободной рукой парень накрыл твердую кисть на своем плече, легонько сжал пальцы.
Действительно, что он знал об этом мире? Его вырвали с его маленькой планетки, озвучили правила поведения, крупными мазками обрисовали контур дозволенного... А что там, за призрачной гранью всего этого? Высшие расы так легко распоряжались судьбою землян, неужели и орионцы недалеко ушли от подобной участи?
Но ответа в глазах Баруха он не увидел. Страха тоже. Может, он всё преувеличил? Ведь и на родной Земле можно выйти из дома – и с тобой произойдет несчастный случай, который никто никогда не ждет и не планирует. И ремарка – «если выживу» – актуальна и для каждого момента земного бытия.
Костик легонько вздохнул.
Хочу – это не мечта, это желание, – парень заставил себя улыбнуться, чтобы Бах не заметил грустинки, ведь ему и так сейчас не сладко, он только начал возвращаться к самому себе.
Мне всегда казалось, что желание – это что-то однозначно достижимое, стоит лишь приложить побольше усилий, а вот мечта... – Костик на мгновение поднял глаза к небу, но уперся взглядом в крышу навеса. Усмехнулся и продолжил с немного наигранной оптимистичностью:
А мечта – это что-то сродни чуду. И не факт, что ты достигнешь ее только своими усилиями. Нужно еще что-то.
Землянин пригубил бокал. Он успел рассмотреть бутылку, пока открывал – явно не земного происхождения.
Похоже на русское шампанское. Я пробовал такое однажды, в Берлине…
«Черт, Баху до этого Берлина…»
…в одном земном городе. Но это неважно. Откуда эта бутылка, я даже и представлять не берусь, - Костик белозубо улыбнулся.
А о чем мечтаешь ты, землянин с родины шампанского, оказавшийся там, где и помыслить нельзя?
Сильные руки притянули его поближе – и на какое-то время губы Баруха вытеснили из реальности всё остальное.
- «Черт… Я уже хочу его снова… Он мне не просто нравится, он кажется таким родным, близким… Но мне же нельзя увлекаться… В правилах этого нет, но ведь и так понятно… Это ненадолго… Ноэль голову оторвет… вернее, мозги прочистит… Да пошло оно всё!»
Костик погружался в поцелуй, как в прохладную воду посреди палящей пустыни, пил – и не мог напиться, не мог остудить разгорающееся внутри желание, не мог оторваться. Не мог…
На ощупь поставив бокал на плавучий поднос, парень ухватился руками за несгибаемые плечи орионца, перекинул свое бедро через его ноги – и мягко переполз к нему на колени, не прерывая поцелуя.
Легкий привкус миндальной горчинки.
«Это явь, или я схожу с ума, и мой мозг подшучивает надо мной?..»
Когда губы всё же разомкнулись, Костик прерывисто вздохнул. Хорошо, что они сидят в воде – испарины не видно, а вот собственный член… Черт бы его побрал!
«Надо отвлечься…»
А у меня пока нет мечты. Я не успеваю мечтать – моя действительность стала настолько фантастичной, что где чудо, а где реальность, я и не всегда теперь понимаю.
Пальцы землянина нежно поглаживали плечи орионца. Почувствовав ладонь Баруха на своей щеке, Костик слегка потерся об неё.
«У него руки в мозолях… Так по земному…»
Я хочу смотреть в твои чудесные глаза и слушать все, что ты говоришь. Это даже лучше, чем шампанское.
Парень застенчиво улыбнулся.
У меня тоже только желания – хочу быть тут, с тобой. Хочу доставить тебе удовольствие, хочу пить с тобой шампанское и есть виноград, выросший не представляю, где, хочу, чтобы время остановилось – но это даже не чудо, а просто глупость, желать такое.
«И в то же время я хочу, чтобы Ноэль вернулся живым… хотя и понимаю, что тогда все предыдущие желания разом закончатся…»
Я хочу выжить в этом мире, – добавил Костик совсем тихо, серьезно глядя в глаза Баха. – Как можно дольше. Чтобы увидеть как можно больше из того, о чем мне раньше и помыслить было нельзя.

+2

16

«– Как же трудно. Как же я отвык от трудностей среди доступных задниц и атмосферы общей стерильности. Если бы не все эти приспособления, меня бы просто сдуло к #ерам».
Навигатор шаттла сигнализировал о том, что пора начинать подъем. Ноэль остановился, сделал несколько глубоких вдохов и длинных выдохов, сосредоточился и начал создавать телекинетическое поле. Сначала он почувствовал покалывание в спине, ягодицах и бедрах, затем часть силы прижала его к скале, отражая порывы ветра, а другая уменьшила гравитацию, чтобы ползти наверх было проще. Дуэнде не забывал о страховке, продолжая впивать в камень крюки и перестегивать карабин. Он не планировал закончить свой жизненный путь на дне пропасти, в горах никому не известного Ориона-4, спасая жителей города, которых никогда в глаза не видел.
Нелепая, постыдная смерть.
Если бы Ноэль когда-либо слышал в свой адрес слова: «Держись. Ты справишься!» – то, наверно, сказал бы их себе сейчас, но никто никогда такого Ноэлю не говорил. А всё, что говорили, повторять в данной ситуации просто не имело смысла. Всё, что нужно – это просто ползти вверх, не теряя концентрации ни на секунду.
Снег с такой скоростью налипал на смотровое стекло, что никакие системы автоматической очистки не справлялись. Зато шлем отлично блокировал все внешние звуки, и Ноэль поднимался в тишине своих мыслей. Рев ветра вряд ли смог бы вселить в него первобытный ужас, но был бы отвлекающим фактором.
До горизонтальной площадки оставалось еще пара десятков метров, но самое сложное было впереди. У дуэнде не было конкретного плана, что он будет делать, когда попадет в пещеру. Он лично присутствовал, когда орионский эмпат забирал небольшую часть колонии водорослей для опытов. Он слышал его мысли, но что тот делал еще, как договаривался с ними, этого телепат знать не мог. Эмпат как-то объединялся с ними той частью сознания, наличие которой Ноэль чувствовал лишь интуитивно.
«– Как бы сейчас пригодились Белоснежки…»
Но он был один, ну не совсем, с ним был шаттл – но это всего лишь высокотехнологичный компьютер, ничего более. Последний рывок - и его пальцы уцепились за край, он подтянулся, закинул ногу и вот уже стоял на четвереньках на небольшом участке горизонтального плато.
«– Это здесь. Где-то здесь».
Он очистил маску от налипшего снега, поднялся на ноги и осмотрелся. Из расщелины впереди парило, из-за чего часть скалы была покрыта толстым слоем наледи. Ноэль двинулся прямиком туда. Вход был довольно широким, чтобы он смог протиснуться, не снимая заплечного контейнера. Тоннель был длинным, скользким и темным, но в конце едва различалось сине-зеленое свечение.
«– Вот я и на месте», – без особого облегчения подумал Ноэль, наконец выйдя из тоннеля.

Пещера

http://s5.uploads.ru/tcmgk.jpg

+3

17

Я хочу выжить в этом мире.  Как можно дольше. Чтобы увидеть как можно больше из того, о чем мне раньше и помыслить было нельзя.
Барух поставил бокал и притянул Костика поближе, но не настолько, чтобы не видеть лица.
Я понимаю, – Барух крепко обнял Костика и прижал к своей груди.
«– Ну вот, снова ляпнул лишнего»
Заметив беспокойство в серых глазах Костика, Бах попытался его успокоить:
Ничего конкретного я не имел в виду, но если твое желание или убеждение запускает цепь событий, которые ты не в состоянии контролировать, случиться может всякое. Нет, я не думаю, что Ноэль, в конце концов, собирается меня убить, или тебя. Мне кажется, что обеспечение твоей безопасности входит в его задачи.
Но знать наверняка этого было нельзя. Барух уже успел убедиться, что они с землянином чувствуют примерно одинаково, но о чувствах дуэнде он мог только догадываться, ведь тот ничем себя не выдавал. Его мысленные приказы и сообщения почти всегда воспринимались нейтрально, лишь немного иронии иногда проскакивало в них. В том, что дуэнде могли испытывать ярость, никаких сомнений не было. Но ведь должно быть что-то еще?. Барух знал, что эта раса живет очень долго, ну, если не убьют.
«– Сколько же ему лет на самом деле? Что происходит с чувствами и эмоциями, когда живешь двести, триста, четыреста лет?»
Реакция Костика на прикосновения и поцелуй не осталась не замеченной. Бах улыбнулся:
«– Молодой парень, кровь так и кипит. Когда-то и я был таким», – без толики сожаления подумал орионец. Тем временем руки парня переместились на плечи Баруха, а сам он уже сидел у него на коленях. Все это было очень приятно, хотя где-то на задворках не утихала мысль о том, что все слишком хорошо, чтобы быть правдой. Не такая уж и парадоксальная, учитывая, с кем он связался, и во что втянул Костика. Но это не помешало ему и самому слегка возбудиться. Мысли мыслями, но реакции тела зачастую независимы от них, такова физиология низших рас.
Несмотря на это, орионец заметил, как меняется освещенность. Мельком взглянув на небо, он увидел зарождающийся в розовато-оранжевых тонах закат. Умело скрытые среди листвы и камней источники света начали высвечивать экзотическую растительность изнутри, сквозь их тонкие разноцветные лепестки и стебли. Это производило волшебное впечатление, хотя Барух и видел такое не раз, и никакого волшебства сейчас не происходило.

Или все-таки происходило?

http://s9.uploads.ru/rWFl7.jpg

Или сейчас все было иначе, ведь на своих коленях Барух чувствовал приятную теплую тяжесть рыжеволосого землянина, они были окружены приятно-теплой водой, из которой не хотелось выбираться. Барух лизнул предплечье Костика, оно оказалось чуть солоноватым, явный признак того, что источники были минеральными. К тому же, время от времени, откуда-то снизу и сбоку водную гладь будоражили струйки мелких пузырьков.

+2

18

Притиснутый крепкими руками к не менее крепкой груди, Константин ощутил вдруг странную, но однозначно успокаивающую, и к тому же приятную, защищенность. Странную – потому что говорить о защищенности в сложившейся ситуации было абсурдом, но, тем не менее, в объятиях Баруха парню было спокойно.
Иллюзии.
Наверное, это неотъемлемое свойство сознания низших рас.
Ничего конкретного я не имел в виду…
«Да, я знаю. Тебе просто тревожно, потому что ты тоже понимаешь, что за все в жизни надо платить. Так или иначе. Это закон. А плату Ноэль тебе не озвучил, вот ты и пытаешься предугадать... Мрачно немного, но ты же лучше знаешь дуэнде...»
Мне кажется, что обеспечение твоей безопасности входит в его задачи.
«А твоей? Кто отвечает за твою безопасность?»
Ответ был слишком очевиден, по крайней мере, для землянина, и парень промолчал. Нагнетать обстановку не имело никакого смысла. Уж если орионец не контролирует события, то о чем говорить ему, Костику, на чьем чипе записано, что он собственность станции СПИЗ? Может, обеспечение его безопасности и входит в задачи Ноэля, вот только бы еще понимать это одинаково, или хотя бы знать, что под этим подразумевает дуэнде.
Рыжий улыбнулся, стараясь скрыть тревожные мысли. Он просунул одну руку за спину Баруха, устроился полубоком на его груди и положил голову на крепкое плечо. Лизнул орионца в шею.
Соленая, – сообщил удовлетворенно. – Значит, минеральная.
Парень испытывал приятное возбуждение и успел заметить, что и Бах не остался равнодушным, но момент требовал чего-то иного.
Костик вытянул свободную руку в воде, пошевелил пальцами. Источники и правда были минеральными, покрывая кожу мириадами мельчайших пузырьков. От движения они весело устремились к поверхности, делая воду похожей на игристое вино в паре бокалов, скучающих на подносе. В этот момент мягко включилась голубая подсветка, умело скрытая в камнях.
Костик смешливо фыркнул:
«Ванна из голубого шампанского... Фантастика».
Он и не заметил, что освещенность начала постепенно меняться – и следом, волной, зажигались скрытые в растительности разноцветные лампы, делая окружающий пейзаж еще более нереальным.
«Обещанная мечта... Только не по себе как-то... Особенно после прыжка Ноэля в пропасть... Интересно, другого пути в принципе не было, или это для эффекта?»
Парень потерся щекой о смуглое плечо, снова лизнул Баруха в шею.
Я ведь тоже все понимаю, – прозвучало, может, и с опозданием, но землянин не сомневался в сообразительности орионца.
Мне кажется, что в этой сладкой мечте нам кем-то уготовано просто ждать.
Свободная рука Костика переместилась на грудь Баруха, начав выписывать на пузырьках замысловатые вензеля, другая легонько гладила по спине.
Ты напряжен, – шепнул парень в самое ухо. – Хочешь массаж? Я не профессионал, но общие принципы знаю.

+2

19

Где-то на краю сознания, а возможно, не на таком уж и краю, скреблась мысль, которую не слышал никто, кроме него. Он беспокоился за дуэнде, он видел то, что было за защитным экраном. Переживание было совсем обычным, земным, но без сочувствия. Это не так сложно объяснить – сочувствие унижает. Унижает обоих: того, кто сейчас в снежной буре, и того, кто в теплой «ванне», одинаково унижает сочувствие.
Возможно, именно эта беспокойная мысль мешала Баруху сгрести Костика в охапку, вытащить из воды, и отнести на руках в одну из комнат, потом осторожно уложить на татами, то есть, фактически, на пол, и…
«– Но вначале надо выпить еще шампанского»
Оно действительно помогало расслабиться и перестать думать неудобные мысли.
Я, пожалуй, выпью еще шампанского, если ты не против.
Он протянул руку…
Столик подплыл ближе. Почти незаметно, но если присмотреться внимательно – это так. Техника, которая реагирует на мозговые импульсы, давно использовалась на Орионе-4.
…взял бокал, и сделал пару глотков. Потом он огляделся вокруг и его накрыло понимание, что все это ложь, про абсолютную натуральность. Здесь все было таким же искусственным, как и везде, только наивысшего качества. И надо признать – выглядело и ощущалось просто великолепно.
Знаешь, я просто императором себя здесь ощущаю. Думаю, нужно поблагодарить Ноэля, когда он вернется.
Сейчас дуэнде совсем не казался ему богом. Он был существом из плоти и крови, но обладал поразительными способностями. А если еще проще, у Ноэля была весьма впечатляющая харизма.
«– И что тут, собственно, пить?» - орионец допил шампанское, и наполнил бокал снова.
Стемнело стремительно, совсем как на юге, и пейзаж вокруг стал полностью сюрреалистичным. Они словно оказались в царстве фей и прочих сказочных существ. Тут Барух и почувствовал неладное. Похоже, что через систему вентиляции в их довольно ограниченный мирок поступало некое вещество, возможно даже галлюциноген, а горные источники, на самом деле, были наркокурортом для избранных. Бах почувствовал, что сейчас может начать нести любую чушь, не особо задумываясь о смысле слов, все, что было у него в голове и, так сказать, на душе, если уж совсем по-человечески. Но души у всех разные. Он чувствовал себя прекрасно. Давно Барух не испытывал такого простого, ничем не омраченного счастья, можно сказать, беспричинного.
Он ничего не сказал Костику.
«– Он сам все почувствует и поймет. Земляне очень сообразительные существа»
А на земле есть такие курорты? – вместо этого поинтересовался Барух.
В руках не было планшета, чтобы задать этот вопрос ему, что было непривычно, но не критично. Информативность межчеловеческих коммуникаций была намного ниже, если не была дополнена сетью. От этого общение с Костиком казалось еще более романтичным, хотя, может статься, совершенно не поэтому.

+2

20

От массажа Барух деликатно отказался. Ну, Константин и не настаивал. Теплая вода расслабляла, а полулежать на плече орионца было весьма уютно. И двигаться совсем не хотелось почему-то...
Да, шампанское – это мысль. И я всеми конечностями «за», – томно промурлыкал новоявленный эксклюзивный хастлер, уткнувшись носом в шею Баха, а в перерывах между словами трогая его кожу кончиком языка. – Где мой бокал?
Пару секунд парень недоуменно разглядывал темные завитки баруховой прически, обиженно вопрошая мироздание, почему это он не видит прямо перед собой вышеозначенного сосуда. Хорошо, мысленно вопрошал, хоть и не очень цензурно. Потом землянину открылась простая истина, что нужно повернуть голову и, наверное, еще и руку протянуть. Костик выполнил первое действие из подвернувшегося простенького алгоритма...
О, вот он! Иди сюда, неуловимый!
...и при помощи второго поймал-таки вожделенный бокал. То, что столик услужливо приблизился, вообще было воспринято, как само собою разумеющееся.
Но вот пить, уткнувшись носом в шею Баха, было явно неудобно. С разочарованным вздохом – «ну вот, всегда всё назло», – Костик сполз с колен орионца, устраиваясь у него сбоку и продолжая обнимать одной рукой. Осушил бокал, быстренько подставил его снова под раздачу.
Не, император – мелко. Бери выше – самодержец всея Вселенной!
Землянин счастливо засмеялся. Ему вдруг стало совсем беспричинно, вот просто-таки абсолютно, хорошо.
Отстраненно, словно она не из этого мира, прошуршала мысль, что он несет чушь...
Оооой... – Костик, не глядя, поставил бокал куда-то в сторону подноса, вот где пригодилась орионская техника, реагирующая на мозговые импульсы. Хорошо, хоть трехэтажным не обложила, за неопределенную размазанность этих самых импульсов по серому веществу.
Парень медленно сполз ниже, задержав дыхание и погрузившись в воду с головой. Помотал ею из стороны в сторону, избавляясь от изрядно надоевшей ему косой челки, потом открыл глаза и посмотрел через поверхность воды.
«Тут что-то не то... Меня не могло так развезти, просто не с чего еще... Наркотик? Где? А если везде? Бляяя... И сие есть недостижимая для многих мечта?..»
Костик вынырнул, шумно отфыркиваясь, пригладил рукой мокрые волосы, подтянулся и снова сел рядом с орионцем, приобняв его.
Сопротивляться было глупо. Да и не понятно, что следовало перестать делать – купаться, пить или, может, дышать? Последнее, кстати, показалось теперь и не таким уж и невыполнимым – странная лень охватывала не просто тело, но даже сознание.
«Не-е-ет уж, остаться тут навечно я не хочу... Дышать, Рай!» – дав себе мысленного пинка и сосредоточившись на таком обыденном действии, Костик пристально, как ему самому казалось, посмотрел на орионца. То, что взгляд у него был слегка шалый, он видеть, естественно, не мог.
А на земле есть такие курорты?
«Он тоже почувствовал... Ну, если Бах спокоен, то пофиг... Только дышать не забывай!»
Да есть, наверное, – парень безмятежно улыбнулся и принялся поглаживать орионца по спине. - Ты ведь тоже это заметил, да? – губы мягко коснулись кожи за ухом.
А теперь ты сладенький! – радостно сообщил землянин. – Я просто никогда не интересовался такими местами. Может, они и не такие шикарные, да и поближе к земле будут, но точно есть.
Костик хихикнул.
Только я тебя предупреждаю, что никогда под кайфом не был, и не знаю, как оно. Так что если я чего того… не того… – разумные мысли с концами увязли в болоте радужных пузырьков. Костик медленно и удивленно повел глазами по сторонам.
Пейзаж неуловимо и волшебно менялся – и не только пейзаж... Парню вдруг показалось, что он не сидит в теплой воде, а парит в некоей эфирной субстанции, как маленький эльф, что живет в цветочном бутоне…
Чу! Так вон же они, эльфы! Прячутся среди разноцветных листьев и строят рожицы, засранцы…
Костик хлопал глазами, стараясь сделать картинку почетче, чтобы получше разглядеть этих существ, но всё дрожало, словно в жарком мареве.
Бах, там эльфы… Ты их видишь? Шустрые, заразы… – рука землянина неопределенно повела в сторону склона, зависла над подносом и цапнула бокал.
О, шампанское! Давай выпьем за тебя! Чтобы ты стал самодержцем! – парень сделал хороший глоток и смачно поцеловал орионца в плечо.
Ты сладкий! – удовлетворенно сообщил снова, просто забыв, что говорил до этого. Опять сунул бокал на услужливый столик и принялся блуждать второй рукой по груди Баруха, задевая соски, но не сосредотачиваясь на них. При этом Костик согнул одну ногу и ступней поглаживал орионца по икре. Губы продолжали целовать плечо.
Сладкий, сладкий, – в промежутках между поцелуями. – И легкий, как облако… Я могу поднять тебя на ладони и сдуть, как пушинку…

+2

21

Запах сырости. Не просто сырости, а многовековой. Вода сочилась прямо из стен, покрытых какой-то слизью, явно органического происхождения; она стекалась в мелкие лужицы на полу, а часть ее, похоже, уходила глубже.
«– Здесь столько жизни, а я совсем ее не чувствую. Нет, не совсем!..»
Ноэль ощутил негатив. Непонятно, каким образом, но он его почувствовал.
Может, вы как-то прознали про жучью участь, и теперь недовольны? Да и меня, возможно, узнали?
«– Чушь. Что они могут прознать, находясь вблизи наркокурорта».
Он почувствовал, как волосы на затылке становятся дыбом. Зрачки его стали вертикальными, а глаза желтыми, когда за спиной появился черной тенью силуэт могучего зверя. Но не было глаз, чтобы это увидеть.
Ноэль вынул из кармана штанов прибор, из него выросло жало, которое дуэнде воткнул в скалу и подобие почвы. Технология это позволяла.
«– Как давно я не оставался один, вот так. Место, где никто не лезет тебе в голову, и ты ни к кому не можешь залезть. Шаттл не в счет. Передаю данные сканирования. Ты слышишь меня?»
«– Да, капитан. Среда безопасна».

Он вытащил прибор и убрал на место.
«– Будто бы стены давят, такая тишина».
И даже звук падающей воды ее не разбавлял. Тишина телепата нечто иное по сути.
Ну ладно. Будем налаживать контакт.
Ноэль направился к флюоресцирующему фонтану и озерцу рядом с ним.
Дуэнде помнил и другое ощущение от этой растительности. Приятное, влекущее… Эмпат сказал тогда: – «Они поют». Сейчас они явно не пели. Ноэль поставил контейнер и начал раздеваться. В пещере было не жарко и даже не тепло. Датчик показывал +15 по Цельсию. Озерцо не парило, и значит, вода там была такой же температуры или даже холоднее. Иными словами, удовольствие Ноэлю предстояло весьма сомнительное, да и полной уверенности, что надо делать именно так, у него не было. Как только появятся другие мысли, он непременно сменит стратегию. Он складывал одежду и амуницию на контейнер, под ногами были только лужи и склизкие камни.
Прошло какое-то время, и вот он полностью обнажен. Лучшее место для спуска он нашел заранее, подойдя к краю озерца, он осторожно начал погружаться в воду.
«– Холодно».
Не критично, но довольно неприятно. Еще ниже, еще переступ на очередной камень.
«– Лучше никого не задевать. Мало того, что они живые, так еще и это…»
Наконец дуэнде устроился в холодной ретро-ванне, никого не раздавив.
«– Вы не понимаете, не слышите, но помогите мне, мне нужна лишь малая часть вашей колонии, очень нужна».
Он просто лежал, не шевелясь, он видел и ощущал, как отростки этих существ тянутся к его телу, прикасаются, ощупывают его. Он старался максимально впасть в транс, чтобы… чтобы не чувствовать раздражения, и всего того, что он просто не мог не чувствовать в подобной ситуации.
« – Да кто тебе поверит, что ты не враг. Ты враг и всегда им был. Меня таким создали. Таким, что мне проще всего быть врагом».
От прикосновений он ощущал слабый электрический разряд, не болезненный – они хотя бы пытались понять, что перед ними.
«– Я должен ждать. Смиренно. Какая мерзость».
Нет, не то, что его касались какие-то стебли или щупальца… Они были гладкими и прохладными, они не жалили, как будто просто объемно сканировали, передавая информацию в свой общий разум. Но это был совсем не тот разум, который мог прочитать Ноэль – движущийся туман, вот все, что он мог увидеть внутренним взором.
«– Смиренно…»
Холодно.
«– Чувствую себя экспериментальным образцом».
Нет, он, конечно, не раз бывал экспериментальным образцом, но как-то не так. Кодэр всегда знал, что с ним сделают дальше.
Наконец телепат смог сомкнуть веки.

+1

22

Только я тебя предупреждаю, что никогда под кайфом не был, и не знаю, как оно. Так что если я чего того… не того…
«– Заметил», – Бах улыбнулся Костику.
Бах, там эльфы… Ты их видишь? Шустрые, заразы…
Ты тоже видишь их? Какие-то гуманоидные насекомые, вот там порхают между цветами, зависая в воздухе.
«– ...а с крыльев сыплется золотая пыль…»
Барух выпил вместе с ним и понял, что шампанское более неуместно, и тоже поставил бокал на столик.
Слова Костика долетали до орионца словно сквозь какую-то пелену, а его прикосновения вызывали не только тактильные, но и вкусовые ощущения.
Я могу поднять тебя на ладони и сдуть, как пушинку…
«– ...как пушинку…» – и он все понял, освободившись от страха и вины, понял, что теряет себя, но в этот раз это было приятным.
Вода светилась, светилось все вокруг, даже кожа Костика. Барух аккуратно пересадил его на свое место, а сам поплыл. Плыть здесь было особо некуда, поэтому он перевернулся под водой и поплыл обратно.
«– Это место, чтобы понять», – он вынырнул, отфыркиваясь, – «это место, чтобы забыть. Каждому есть, что забыть.»
Он снова сел рядом с Костиком, но чуть ниже, так, чтобы вода доходила ему до шеи.
Мы с тобой словно попали в чужую историю.
Через паузу. Говорить было все сложнее.
Историю Ноэля Кодэра.
Баруха заливал покой. Он чувствовал, как волнами спадает внутреннее напряжение, сжимавшее его жестким корсетом все это время. Двигаться не хотелось. Он устроился на камнях поудобнее, лениво поглаживая Костика по бедру.
Оно того стоило – потерять ясность мысли, чтобы на пару часов оказаться в волшебном мире, обычно доступном только детям и сумасшедшим. Хоть и не так выглядело его детство на Орионе-4. Оно проходило среди пластика коридоров, автоматических дверей, послушной техники, потоков информации и голограмм, но, может, на Земле… Но детство есть детство – солнечные зайчики на стенах, золотой век, земля обетованная, теплый комочек где-то на самом дне памяти, которого стараешься касаться как можно реже, чтобы не смахнуть золотую пыль с этих бесценных воспоминаний.
Сейчас Баруху казалось, что этой самой золотой пылью посыпано все вокруг, и от этого все казалось прекрасным. Он словно стоял у истока, находился в том месте, куда всегда хотел вернуться, хотя на самом деле такого места не существовало, а дом его выглядел совсем иначе, но туда хотелось вернуться ничуть не меньше. Однако сейчас все это было не важно. Все воспоминания и чувства слились в единое ощущение покоя и безопасности. Мир словно обнимал его, баюкая в своих сильных, но нежных объятиях. Полностью отдавшись чувствам и ощущениям, орионец прикрыл глаза, они уже устали созерцать все это великолепие. Он улыбался, погружаясь все глубже. Костик тоже ощущался как часть этого мира, как часть Баруха, хоть они и не сливались сознаниями. Просто его сознание расширилось настолько, что смогло вместить в себя все, что он видел и ощущал. В том числе и землянина.

+2

23

Желание сопротивляться растворилось, как только Костик увидел эльфов. Словно эти маленькие создания сдули его легкими взмахами своих прозрачных и мерцающих крылышек. А следом за ним в ритме вальса уплыло в просторы вселенной и желание просто двигаться. Поглаживающие движения землянина сами собой сошли на нет, а губы томно протянули:
- Сла-а-а-дкий... тут всё сладкое...
Костик лениво то ли фыркнул, то ли усмехнулся на слова Баруха про "гуманоидных насекомых". Разве же это насекомые? Это чудо, маленькие человечки с крылышками. Почему орионец называет их насекомыми?..
Но мозг уже не мог долго сосредотачиваться на чем-то одном. Через пару мгновений землянин забыл про обидевшее его слово. Мысли кружились в ритме вальса вместе с хороводом эльфов, чьи крылышки поблескивали волшебным сиянием.
И-раз-два-три, раз-два-три...
Постепенно и все пространство вокруг вовлекалось в этот успокаивающий ритм, закручиваясь по спирали. Границы окружающего пространства бледнели, предметы словно становились прозрачными, а за ними вырисовывались...
- "Виноградники..."
Парень не удивился, просто ждал, когда они приблизятся... Да нет же, это он сам летит, даже планирует в теплом воздухе, спиной ощущая мягкие взмахи больших крыльев.
- Я стал эльфом... Бах, куда ты? Подожди меня, ты заблудишься среди листьев...
Землянину казалось, что орионец летит впереди и он старался его догнать, даже когда тот вернулся из своего заплыва и снова устроился рядом.
Мы с тобой словно попали в чужую историю. Историю Ноэля Кодэра.
- Нет, это же моя история, я тут жил. Там, за холмом, мой Сен-Лис…
Костик ощущал, что теперь они вместе планируют к сочной зелени ровных, уходящих за горизонт рядов. Откуда-то он знал, что крылья Баруха нежно голубые, полупрозрачные, с серебряными прожилками. Не видел - именно знал, как некую данность бытия.
- А у меня какие? Бах, я не вижу своих крыльев, только чувствую...
Парню казалось, что он говорит громко, и звук его голоса закручивается в спирали вместе с пространством, становясь серебряными прожилками в мерцающем мареве, но на самом деле губы его едва шевелились, а голова запрокинулась на бортик. Он не спал, нет, он почти достал до мечты. Он тянулся к ней всем своим существом - и вот уже резные листья заслонили небо, а они сами приземлились на теплую землю, которая так вкусно пахла чем-то неуловимо знакомым. Костик перевернулся на спину, раскинув свои крылья, но все равно не мог их увидеть.
- Бах, какого они цвета? - зачем-то это очень нужно было узнать.
Парень уставился на гроздь муската. Она висела прямо над головой - спелая, полупрозрачная, сочная… И огромная – заслоняла собой полнеба. Когда-то он уже лежал вот так, на теплой земле, и смотрел на солнце сквозь спелый виноград. И был абсолютно счастлив, просто потому, что есть вот он, Костик, и всё вокруг тоже есть. И ничего больше было не нужно, и от этого было удивительно легко и хорошо.
Где это было?.. Когда?..
Память ответа не давала, вместе с пространством и звуком поддавшись легкому ритму и закручиваясь в цветные спирали:
И-раз-два-три, раз-два-три...
Только её прожилки были бронзовыми. Но вкупе с серебряными они создавали удивительный по красоте и упорядоченности узор. Он напоминал огромную паутину, которая ширилась, словно создавший её неутомимый труженик ни на секунду не прекращал свою работу. Она ширилась, мягко обнимая Костика, Баруха, весь мир – и плавно закручиваясь все в ту же спираль, втягивалась в одну из виноградинок, увлекая за собой и землянина.
- Ой… я же там не помещусь…
Но страха не было. А было удивительно успокаивающее ощущение, что всё, что сейчас происходит, абсолютно правильно. Правильно и чудесно.
Вдобавок, что-то случилось с гравитацией, и Костику, который вроде бы визуально двигался вверх, казалось, что он падает, падает, падает…

+1

24

«– Только спокойствие».
Не дать ярости заполнить разум чернотой, тогда все пропало. Нет, они не смогут повредить дуэнде, но и он ничего от них не получит.
«– Ладно. Попробуем вот что».
Не смотря на отсутствие эмпатических способностей, сексуальность Ноэля была прочно спаяна с инстинктом выживания и была такой же ясной и прозрачной, как сам инстинкт. Холодная вода не располагала, но это было не только и не столько реакцией тела. Он мог посылать этот импульс без собственного возбуждения, и на неодаренных он действовал всегда, словно бы их обдавало жаром от сопл двигателя. Дуэнде сосредоточился и выдал в этот шевелящийся флуоресцентный кисель все, на что был способен. На секунду все ощущаемое им воздействие исчезло, но потом они ударили в ответ. Может, это и не было ударом, вероятно, это была инстинктивная реакция на что-то новое и непонятное, но Ноэль почувствовал боль. Странную боль. Он не вскрикнул, не дернулся и даже мысленно не послал их ко всем возможным чертям. Он терпел. У него не было слов, чтобы описать даже для самого себя, что он чувствует – но боль была такой, словно из кожи вытягивают нервы по одному, или не из кожи. Он даже не мог понять, где конкретно он испытывал это ощущение. Дуэнде затих. Он терпел и ждал. Навскидку прошло минут пять, может больше, а потом все закончилось, и он не услышал это, но почувствовал – «да». Эти непонятные существа, наконец, дали свое согласие.
«– Глаз за глаз, зуб за зуб», – припомнилась ему древняя земная речевка.
Он выдохнул и сел в воде.
«– Спасибо, если вы меня понимаете, и даже если нет».
Он с трудом вылез из воды, его трясло, вероятно, не только от холода.
Никакого полотенца он, конечно же, не взял, поэтому скафандр и всю остальную амуницию пришлось натягивать прямо на мокрое тело. К счастью в нем был продуман и такой вариант. Одевшись, он немного согрелся, но дрожь не унималась. Руки не слушались, когда он вскрывал контейнер, когда набирал воду, выставлял необходимые параметры среды.
Перед тем, как взять небольшой камень с частью колонии на нем:
Я знаю, вы меня не понимаете, я бы тоже, наверно, не понял на вашем месте. Но мне это нужно, вернее, даже не мне. Я даю слово дуэнде, которое для вас и для многих других ничего не значит, что я позабочусь об этой колонии, и когда все закончится, я найду место, где она сможет жить и размножаться, – голос его не был таким ровным и уверенным, как обычно, но дело есть дело.
Затем Ноэль поместил часть колонии в контейнер и тщательно его закрыл.
Спасибо. Надеюсь, больше не встретимся.
Подхватив контейнер и снаряжение, не оборачиваясь, он направился к выходу из пещеры.
Снаружи, понятное дело, было на порядок менее приятно, чем внутри, но нужно было возвращаться. Буря не унималась, казалось, она стала даже сильнее. Он быстро нашел место своего подъема и начал спуск. Поначалу было даже сложнее, он как-то ослаб и телекинез почти не помогал ему, но дуэнде упрямо спускался вниз, точно попадая в свои собственные зарубки, непрестанно перестегивая страховочный карабин. Упасть сейчас было бы даже обиднее, чем до этого.
«– Я почти у цели. Почти», – он криво усмехнулся под маской.
Время снова потекло по-другому – медленно и муторно. Каждое движение давалось с большим трудом. Но дуэнде может остановить только смерть.
Вскоре он уже полз по горизонтальному участку, даже не заморачиваясь отстегивать после себя крепежи. Никакой идиот не полезет тут, а если его приспособления и найдут когда-нибудь, это будет очень не скоро. Он никогда не думал, что метр – это так много.
Зато теперь он мог не сдерживаться и покрывать всеми известными ему ругательствами все основание здешнего бытия. Он не чувствовал и не видел, он знал, что сейчас происходит в оазисе, где он оставил своих попутчиков.
«– Как холодно».
Но скоро он тоже сможет согреться.
Вот и площадка. В этот раз не было никаких фееричных прыжков, он с трудом пробил силовое поле, чтобы выбраться на горизонтальный участок. Он так устал, что ему казалось, что локально вокруг него гравитационное поле Ориона-4 усилилось. Он буквально плелся к расщелине в скале. Он не стал раздеваться в предбаннике, у него просто не двигались пальцы, Ноэль решил, что оттает прямо там.

+1


Вы здесь » Приют странника » Планеты и пространства » ФИО. Орион-4. Горы