Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Былое » Нас трепало, нас швыряло...


Нас трепало, нас швыряло...

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Время действия: 1780 г., 4 августа.
Место действия: Сетх, домен Сов, планета Кора, нейтральный сектор. 
Действующие лица: Ольгрейн Эйо, Флориан Улула, Ирдес Корриган.

0

2

Мы летим, ковыляя во мгле,
Мы ползем на последнем крыле.
Бак пробит, хвост горит и машина летит
На честном слове и на одном крыле...

Уленхайм наверняка еще бомбят… предки, они же камня на камня от домена не оставят, поганки бледные!.. – графитовый стержень мягко чиркнул по бумаге, оставляя пометку возле очередного имени. Единственный на всех планшет сдох от падения при очередном умопомрачительном вираже, приходилось сверять списки по старинке – в блокноте цанговым карандашом. Хорошо, хоть такой нашелся в загашнике у капитана «Дакатара». Зерно уже затупилось, Ольгрейн поставил еще одну галочку и недовольно потер шею – он всегда любил отрозаточенные грифели, но тут уж не до жиру, осталось всего-то полстраницы просмотреть.
Текоа Царки – жив... пока жив, отмеча-а-аем, – противоположным концом карандаша Лейт задумчиво почесал за ухом, пробегая перечень родовых и личных имен до конца, и слегка нахмурился. 
Потрескивание из-за спины почти улегшегося в кресле лорда Эйо не тревожило – он знал откуда и отчего звуки: по его же воле по сетке рисок эдак тектонически разламывалась пластина толщиной в палец, похожая на аметист – глубоко фиолетовый с красноватым отливом, делясь сразу и на аккуратные дольки, и на квадратные дюймовые ломтики, которые недолго украшали белую, но теперь забликовавшую розовым эмаль откидного стола грудкой забытых драгоценностей. Будто устыдившись ее неряшливости, они взмыли на ладонь от столешницы и выстроились в слегка провисающий клин, эдакими оригинальными дикарскими бусами, поплывшими в воздухе, полого поднимаясь – к посудной полке. Прицельной стрельбе крохотными полупрозрачными параллелепипедами в развешенные за ручки кружки, тоже белые, не помешало даже то, что корабль опять тряхнуло так, что самого Оли чуть не выплюнуло кресло: пронадеялся на собственный телекинез, не активировал ремни...
Nne-nne gị g'enwu...* – сквозь зубы ругнулся юный лорд, плюхаясь обратно, и закидывая обложку блокнота. Под равномерные щелчки «бусин» по кружечным донцам внутри он сунул карандаш в кольчатую спираль металлического переплета, отложил записи и потер покрасневшие веки подушечками пальцев – большого и указательного. Не спать четверо суток – это слишком даже для Сов. Впору завидовать раненым, они уже могут отключиться. Кружки поочередно снимались с магнитных крючков на стене и тоже тронулись караваном к маленькой раковине, как раз под струю из-под самооткрутившегося крана с горячей водой. Ее уютное шипение прервалось на время нового толчка, не такого мощного, но Лейт не стал садиться обратно, потянулся устало, на лету поймал две последних чашки из тех, что еще не поставились на столик, и шагнул в открывшуюся дверь камбуза в коридор, тоже наполнившийся восхитительным ягодно-медовым духом. Вот и пригодилась бабушкина ежевика… не зря таскал двадцать лет плитку выпаренного компота в походном мешке.
Дверь открылась одновременно с карнавальным миганием ламп, лорда Эйо швырнуло вперед, он переступил неловко, но ни капли не выплеснулось ни на руки, ни на пол из кружек, одну из которых, благополучно и беззвучно взбежав по широким ступеням на мостик, сверху и через плечо Ольгрейн протянул Флориану.
Плотные слои прошли? Слава Совооким. Ну что, господин военврач, объявляй раненым, что теперь им до возвращения на Cетх лучше не умирать.    
[AVA]http://s7.uploads.ru/PV8Ob.jpg[/AVA]
______________________________________
*Чтоб твоя бабушка нырнула... (д.)

http://s8.uploads.ru/jA5D7.jpg

Отредактировано Ольгрейн Эйо (11-12-2017 22:08:05)

+3

3

[AVA]http://s8.uploads.ru/t/WRhlw.jpg[/AVA]
Жми теперь, что есть мочи, по этим самым координатам! – если бы имело смысл, Флориан висел бы сейчас у пилота над душой, но ему, молодому лорду, да еще и принадлежащему к черному крылу клана Сов, в подобном не было никакой необходимости: нужный дуэнде и так чувствовал обруч чужой силы на своей голове, прекрасно отдавая себе отчет в том, что стоит только уважаемому сыну рода Улула огорчиться на рядового сородича, и мозги последнего сию же секунду вытекут у него из ушей. В результате Нэйл оставался на капитанском мостике, который законный хозяин с готовностью ему уступил, но и оттуда контролировал каждого присутствующего в рубке. И раздавал указания, разумеется.
   То, что организовали Совы, возможно, еще не имело прецедентов: эвакуировать своих раненых из домена за пределы планеты, подальше от основных боевых действий. В пункте высадки все было готово к приему, спасибо тетушке, не сумевшей остаться в стороне от происходящего, невзирая на длительное отсутствие на родине. Дело осталось за малым. Да-да, всего-то: незамеченными покинуть Сетх, обойти все кордоны противника и целыми, невредимыми сесть на нужной планете. Орионцы же буквально спят и видят – пропустить вражеский корабль неизвестно с чем, направляющийся неизвестно куда – чтоб их матерям света не видеть.
   Вопросом о том, как же незамеченными улететь на Кору, Флориан мучил свой незаурядный ум неделю, не переставая. Он долго строил эту схему. Чертил ее во всех подробностях со всеми сносками и пометками в собственном воображении, ибо доверить ее хоть одному носителю, будь то лист бумаги или новейший коммуникатор с последней системой защиты, просто боялся. Непростительно много ставится на карту: жизни сородичей, а, значит, и всего клана, – а это здорово способствует развитию паранойи. И славный сын рода Улула часами мерил свою комнату шагами, ходил без передышки туда и обратно, словно дикий хищник с окраин ойкумены в зоопарке Федерации, что так популярны у этих варваров. Он подбивал в уме все мелочи, искал решения для поставленной задачи, так и эдак складывал кирпичики своей задумки, но в итоге построил план, который должен сработать безупречно. Концов не найдут. Просто некая колкая фраза запала одному в разум, он пустил ее по своему окружению, то лавиной разнесло ее по половине Сетха – и вот уже на другой стороне планеты какой-то полубезумный дуэнде героически взорвал передовой флагман орионцев и, как истинный мученик, сам погиб в адском пламени. А Совы не при чем, вы что? И разнесенный на мельчайшие ошметки труп уже никому не даст возможности заподозрить в случившейся диверсии старую-добрую и очень мощную программу гипноза. Автор же гипноза и всего фейерверка воспользовался тем, что имперские корабли на орбите Сетха на несколько минут ослепли и оглохли, пока функции погибшего крейсера по координации флота не перехватил на себя другой, и с легкими рычащими нотками в голосе сейчас приказывал пилоту «Дакатара», куда тому направлять свое ржавое корыто, дабы всю совью шарашку проклятые орионцы не отправили на личное свидание к предкам парой точных выстрелов.
   Было ли Флориану страшно? Да, прадеды забери, было! Он знал, что устроил все по высшему разряду, но так же знал и о том, насколько они рискуют. И риск их, увы, весьма дорого может обойтись дуэнде. Еще бы поддержка у него в этой авантюре была достойная, а то ведь...
  «То ведь», не вовремя будь помянуто, источая на всю рубку одуряющие и такие неуместные здесь запахи, нависло над плечом кузена и едва было не расписалось по нему носом, когда корабль снова тряхнуло. Бывший претендент в Золотую сотню с самого взлета прикипел ладонями к поручням, ограждающим капитанский мостик от простых служак, потому дискомфорта от знатной турбулентности не испытывал. Да он бы сейчас и извержения вулкана не заметил, если бы то не грозило полету, зато рук расцепить не мог, пытаясь хоть так унять клокочущие в груди отчаяние, надежду и злое упрямство.
   Улула невольно повел носом над подсунутой под него чашкой. Тонкое обоняние оборотня уловило запах ягоды… ежевики. Молодой лорд мрачно глянул через плечо, надеясь так передать все свои мысли о неуместности, нелепости и несвоевременности подобных выходок без применения телепатии или речевого аппарата. Но когда собрат вместе со своей тарой опасно качнулся, вторя всему транспортнику, инстинктивно перехватил посуду, чтобы не познакомить свою форму с чужими кулинарными выкидышами лично, так сказать.
   В это самое мгновение жестянка с камикадзе на борту вырвалась за пределы стратосферы и смазанным пятном ринулась по заданным координатам вне поля зрения чужого флота. Сын клана сов, затеявший все это, сразу же забыл про свое отношение к Ольгрейну и про сам факт его существования, обратившись в слух и зрение, чутко наблюдая за отсутствием любого движения в поле внимания. Отвлекся от своего занятия и от натянутых струной нервов только тогда, когда в пальцах хрустнула ручка несчастной чашки с этим глупым компотом. Нэйл зашипел от неожиданности, плеснул компот себе на руку и перехватил посуду другой рукой. И если бы он не почувствовал, что, кажется, самая отчаянная часть пути миновала без происшествий, братец Эйо не отделался бы простыми словесными шпильками и сарказмом. Но облегчение затопило душу черной Совы, потому тот под его напором даже ничего не сказал.
   – Если кто-то из них вздумает подохнуть в ближайшие лет двести, не спросившись у Матери, я лично – не поленюсь – выужу каждую такую трусливую душонку из рек предков, и каждую в бусину запаяю. А ожерелье Фило подарю, – пробормотал Флориан мрачно, но очень убедительно. Если эвакуированные после тех акробатических номеров, что он выдумал для их спасения, взаправду вздумают не встать на ноги и не вернуться в строй, когда так нужны, то им в самом деле никто не позавидует.

Отредактировано Флориан Нэйл Улула (19-01-2018 09:08:05)

+4

4

Пугались нас ночные сторожа,
Как оспою, болело время нами.
Я спал на кожах, мясо ел с ножа
И злую лошадь мучил стременами.

Масштабный вооруженный конфликт с внешним врагом, намного превосходящим по силам, обычно сплачивает нацию или расу, превращая ее в нечто единое, дабы противостоять, так сказать, единым фронтом. Однако, когда это на Сетхе все был так, «как везде» и «обычно»? В этом своем своеобразии дуэнде становились даже предсказуемыми, на том орионцы и сыграли, как теперь уже было очевидно. Если сплочение и произошло, то на уровне внутриклановом – родовые распри были забыты, вернее, отложены на «после войны», до которого, как, опять же, делалось все очевиднее, доживут не все. Немногие доживут – так было куда честнее и точнее, хоть и горше. А в условиях попросту физического выживания, известное дело, не до кооперации и не до поиска компромиссов – каждый сам за себя. Каждый клан уже дрался в окружении просто за своих, отчаянно, яростно …и поодиночке, бестрепетно предавая былые союзы и коалиции. Перспектив сотрудничетва не видел никто, возможно, потому, что их и не было уже, слишком туманным, да чего там, нереальным казалось то самое мирное время, слишком понятным стало даже для самых упертых или наивных: прежних порядков не сохранить, они агонизируют, да и главенствующая раса планеты истекает кровью, раненная множественно – каждой размолотой до полууничтожения клановой ветвью, и едва ли не смертельно.
«Спасайся, кто может» – закономерное правило войны периода разгрома, и Совы им тоже руководствовались. Уже и не «Предай их всех, останься верен себе» было их девизом сейчас, а «Предай их всех, останься». Просто останься – на картине мира.
Орионцы не сомневались, что остатки клана и не рыпнутся, когда имперские корабли прилетят мирно бомбить захудалый домен в излучине рек. Так и случилось бы, будущее Сетха погибло бы окончательно вместе с погребенными под руинами Уленхейма ходоками по  всем Алмазным Мостам между Морями Душ, собирающими воедино фрагменты паззла общей расовой памяти и истории, не искаженный во множестве отражений в непоправимо отдельных осколках, некому стало бы связывать воедино желания каждого вида предков и первопредков, если бы не то, что измыслил и запустил в реальность гений, без преувеличения, старшего сына рода Улула, которого не зря, ох, и не зря же, прочили и продвигали в Золотую Сотню.
Отчасти в существлении его плана им, как ни странно, помогла устойчивая репутация Детей Лунной Ночи – странных, если не сказать больше, отрешенных, не от мира сего, беззвучно летающих больше по ту сторону жизни, чем в этой реальности, где смерть так грязна и суетна, где перемалывающая Сетх война добивает и без того малочисленный клан. От Сов самоубийственной (как будто) дерзости никто не ожидал – и прорыва, соответственно, тоже. И конечно, им везло, везло до невероятия, видимо, в самом деле, не только Совоокие помогали, и вот – шарик в механизме общей для всех Сов судьбы выстрелил и покатился по устроенному для него лабиринту вроде бы случайных событий.
Но чтобы это случилось, чтобы домен сейчас практически опустел, (и вечная слава тем немногим, кто остался поддерживать иллюзию многолюдства и массовой гибели), чтобы женщины, дети и здоровые мужчины сейчас уже обустраивались в катакомбах недальнего горного хребта, чтобы все мужчины раненые оказались на борту «Дакатара», четыре дня вместе, но не наравне с другими белыми носился ракетой лорд Эйо. Потому что Мать клана и её в высшей степени достойный сын, естественно, умы, головы и сила, но воплощают то, что напланировали стратеги, все-таки тактики, реализаторы и практики. Агрессивный, нахрапистый, мощный гипноз – дело черного. Вовремя сказать каждой нужной личности с ювелирной точностью подобранные и правильно интонированные слова, уместно и без привычной надменности улыбнуться, тепло посмотреть в глаза – это дело белых. Белого.   
Только двадцать минут назад Оли впервые за трое суток присел – аккурат перед стартом, в то самое буйное от толчков кресло на камбузе, с тем самым списком взятых на борт раненых… переживших эту погрузку. Он не из-за срочности сверки реестра не появлялся на мостике, конечно. Просто не хотел мешать родичу. Фло любит все контролировать сам – вот и пусть себе не отвлекается, контролирует. Бывают минуты, когда лучшая помощь – не мешать. А иногда необходимо вытащить из психического спазма после долгого напряжения, даже если объект будет выражать недовольство… так что лорд Эйо сердитому взгляду …ну вообще-то дяди, по привычке даже мысленно называемого братцем, не удивился. Пожалуй, наоборот, не зыркни на него лорд Улула – Ольгрейн бы встревожился.
Вот компота было жаль: как-никак о доме память и припасов у них только долететь; конечно, Оли снял телекинетический щит с чашки… щиток, вернее – маленький потому что, пленочку, из этой чашки не пропускавшую даже пар, иначе как бы Флориан мог пить? Утыкался бы породистым носом… но что сама чашка от руки дуэнде пострадает, даже при помощи телепатии предугадать было нельзя, для самого Фло это стало неожиданностью.
Улыбка Ольгрейна не была злорадной точно, разве что растерянной немного. А потом стала просто теплой:
Да уж ты сможешь, братец, я в тебе не сомневаюсь, – лорд Эйо легонько похлопал родственника и друга по плечу, как раз через секунду после того, как корабль ворвался в двойное титаническое кольцо Врат и в пурпурно-серебристый тоннель межпростанственного прохода. Облегчение затопило всех хмельной веселящей сладостью эйфории. – Мы все-таки смогли. Это невероятно!..
Он гордился Фло, по-настоящему гордился, было чем. Их не преследовали, не успели засечь и перехватить, они все-таки ушли. Почти желтые глаза Оли сияли не хуже солнц, ожидающих их максимально далеко от Сетха… мимолетно совиный лорд из младшего рода подумал, что фраза «Куда только тетушка Ирдес залетала» вполне тянет на идиому. Однако, похоже, что подумал он это все-таки слишком громко.
Пей, остынет, – он поддел пальцами дно кружки в руке Флориана. – Можно и чего покрепче, есть? А потом нам всем обязательно надо поспать, хоть немного, сам же знаешь.   
[AVA]http://s7.uploads.ru/PV8Ob.jpg[/AVA]

Отредактировано Ольгрейн Эйо (17-04-2018 04:59:13)

+4

5

Взгляд, которым Флориан проследил за излишне ретивой рукой кузена, хозяйничающей прямо у него под носом, не обещал этой самой конечности ничего доброго, и если бы был подкреплён ментальной силой своего хозяина, точно оставил бы чересчур прыткую жертву без одной из рук. Увы, лорд Эйо был отвратительно и бесповоротно прав, после нескольких суток на ногах намекая на усталость всех участников безумной попытки спастись, чтобы тратить остатки энергии на подобные мелочи. В сложившийся момент проще задавить то глухое раздражение, которое несносный родственник будил самим фактом своего существования, и сделать вид, что ничего фамильярного тот и не выкинул, чем лишать себя последних крох, необходимых для преодоления оставшегося пути.
   Устал ли старший сын рода Улула? Бесспорно. События последних месяцев, как то: битвы, работа в госпитале, посильная помощь Матери клана в попытке хоть что-то сделать для смягчения последствий экспансии и многое другое, – всё вышеперечисленное не позволяло расслабиться хоть на мгновение, вынуждало на пределе возможностей эксплуатировать как тело, так и мозг, выбрасывать из повседневности банальный отдых и праздное ничегонеделание. Он работал на износ? Совершенно верно – и так же ничего удивительного. Если не повезёт, он отдохнёт в ласковых водах Моря Душ уже скоро. Зато, если повезёт и он переживёт эту войну, тогда уже можно будет позволить себе отдохнуть, отоспаться и выкинуть хотя бы на день любые мысли из гудящей от напряжения головы. Пока же подобная роскошь  лорду из клана Сов недоступна.
   – Ты можешь передохнуть, да, – всё же справившись с собой – как и обычно, впрочем – поддакнул главный медик Уленхейма, когда оставил без ответа самоуправство братца. Прикинул что-то буквально за долю секунды и всё-таки отхлебнул из всученной в пальцы кружки. Сейчас необходимо использовать всё, до чего возможно дотянуться, для поддержания работоспособности. Компот, если честно, сильным стимулятором сложно назвать, но и он лучше, чем ничего. Разнообразие в качестве воздействия на вкусовые рецепторы тоже поможет взбодриться, перетряхнуть в голове мыслительный «хлам», решительно выкинув лишнее, и попытаться избавиться от «замыленности взгляда», дабы не упустить важное. В их положении оно смерти подобно.
   Насколько выносливым бы ты ни был, разумеется, физические и умственные способности имеют свои границы, как бы ни прискорбно оказалось это признавать. Благо, медицина Сетха достигла таких уровней, что банальные стимуляторы физической и ментальной активности творят чудеса и практически не наносят вреда организму. Ситуация же ныне такая, что подобные результаты чужих научных трудов становятся настоящим спасением. Да, Флориан до сил пор держался в работоспособном состоянии исключительно на усилии воли и запасе собственных возможностей, но Сова, принадлежащий белому крылу клана, увы, прав как никогда: этого уже недостаточно. Сын матери клана уже чувствует приближение того незавидного состояния, когда он сможет упустить какую-либо мелочь или даже – о, ужас! – важный факт, а пока они не прибыли на Кору, под такое надёжное и сильное крыло леди Ирдес, он не может позволить подобного. Что ж, стимуляторы ему в помощь.
   – На камбузе должно быть что-то покрепче, – мысленно обратился лорд Улула к лорду Эйо, пока одним большим глотком кончал с неожиданно возникшим в открытом космическом пространстве компотом. Говорить вслух он не хотел из-за чужих ушей, присутствующих в рубке с избытком, а то ещё, глядишь, размечтаются о чём-то и схалтурят, что сейчас недопустимо. – Будь добр, брат, принеси, пожалуйста, – всё так же эмпатически досылая тепла, закончил Нэйл и вернул уже пустую кружку без ручки тому, благодаря кому она вообще здесь возникла.
   Кузена хотелось сплавить отсюда, чтобы, во-первых, не особо мешался, а во-вторых, всё же принёс пользу. В прямом смысле слова. После полученной пользы его уже можно будет отправить на отдых, чтобы нести вахту на капитанском мостике в тишине и покое до самого прилёта. Тем более, что осталось-то… Фло прислушался ко внутренним часам и вычислительным возможностям своего разума, воскрешая в памяти координаты и прикидывая расстояние… всего-то часов пятнадцать. На препарате, который чинно наведался к нему лично под воздействием телекинеза из медотсека, стоило лишь второму из лордов Сов покинуть рубку, руководитель всей этой безумно-отчаянной операции как раз продержится в рабочем состоянии необходимое время. И пока «дражайший» родственник отсутствовал, ввёл инъекцию себе прямо через одежду, в бедро, и спрятал шприц в карман. А то это высшие лорды столь выносливы, что после подобных коктейлей обходятся без последствий, а если кто-то из экипажа «Дакатара» вдруг захочет повторить похожий фокус, то получит результат прямо противоположный ожидаемому. И дайте Совоокие, чтоб только временно!
   Вернувшийся Ольгрейн был встречен безразличным взглядом, более сосредоточенным на контроле присутствующих, и настоятельными советами сразу же отсюда отправляться в свою каюту ради спасительного отдыха.
[AVA]http://s8.uploads.ru/t/WRhlw.jpg[/AVA]

+4

6

Я знал – всё будет так, как я хочу.
Я не бывал внакладе и в уроне.
Мои друзья по школе и мечу
Служили мне, как их отцы – короне.

Как ни сложно в это поверить, особенно не просто высшему дуэнде, но кандидату в Золотую Сотню, голос разума порой раздается извне, а не только внутри его собственной светлой головы. И даже (что уж вообще вызывает некоторые претензии к мирозданию) произносит нечто здравое устами того, от кого путное что услышать вот вообще не ожидалось. Все это юный лорд Эйо прочел не то чтобы телепатически – щиты кузен всегда держал отменно – нет, по косвенным признакам, для белого очевидным. Догадался, да, почувствовал, почуял. Братское тепло в интонации и мыслях пришло с ма-а-аленьким, двоящим картинку запозданием, чуть позже всплеска привычного раздражения, не перекрывая его.
Однако это было несущественно. Сова из младшего рода добился своего, и это стало маленькой победой: нечасто у Ольгрейна случались столь удачные моменты – чтоб братец Фло просто послушался. И при этом почти не язвил, не отпускал саркастических замечаний, не бросал убийственных взглядов… о, да, если бы эти взгляды всерьез дополнялись мощной телекинетикой лорда Улула, Лейт бы и до начала инициации не дожил. Однако, поскольку дотянул все же и до этой счастливой минуты, выходило, что и Флориан не так уж хотел изничтожить родича-кретина. Если признаться честно, Оли это соображение грело, даже при том, что, кретином отнюдь не будучи, он не сомневался – причиной тому не только (и вероятнее всего, не столько) родственная привязанность, сколько какие-то свои …виды этого кланового гения. Не сказать, что у лорда Эйо похожих видов на лорда Улула не было, но он брата еще и любил – по-настоящему. За талант, за блестящий интеллект, за выносливость и самоотдачу, за самообладание, за сложившееся уже сейчас умение властвовать, как ни странно, спасающее... ну, если не весь клан, то его временно слабейшую часть на борту этого корабля.
Быть надеждой рода, вечно лучшим, идеальным невероятно сложно, – об этом Ольгрейн помнил всегда, и глядя на Флориана, каждый раз благодарил предков, причем сразу обеих ветвей клана, за то, что его, Эйо, этим бременем не нагрузили с рождения. Он бы не справился, сломался бы, а этот гибкий парень пер за десятерых. Что до нрава… на нрав его пусть будущая супруга пеняет, а для уважительного восхищения он слагаемое не обязательное.   
И ты можешь, – убежденность тона смягчилась улыбкой, которой Лейт встретил первый флорианов глоток из не зря все-таки поданной кружки. Как же редко он сам-то улыбался в эти дни, особенно искренне! Его лицо тоже наконец расслабилось, утратило выражение яростно-цепкое. – Пей пока это, – Оли уже убрал подпиравшие донце пальцы, потому без задержки и плавно отступил на шаг, ухмыльнулся, снова мимолетно показав ямочки на щеках, и добавил не вслух: – а я пойду перерою тот камбуз.
Только сейчас он сообразил, что про свою чашку забыл, а на компот в ней забил. Ну и ладно, постоит еще, отставленным на один из пультов. Не совсем же остыло.
Ольгрейну хотелось обнять этого высокомерного придурка, точно так же смертельно уставшего, но такого странного действия точно никто не понял бы: даже шибко отрешенные от бренной реальности Совы остаются дуэнде – отчужденными, недоверчивыми, скованными титановыми рамками этикета. Пожалуй, и сам лорд Эйо объятию такому удивился, и списал бы все на природно-клановую нестабильность, залакированную вдобавок психической и физической усталостью, плюс пост-стрессовый отходняк. Гормональную бурю удалось утихомирить только на камбузе уже – недопустимо долго для молодого организма. Зато еще разогнанные предельно внимание и интуиция (обоняние уж потом подключилось) позволили во встроенных шкафчиках найти вожделенную выпивку в минуту. Из фляжки, конечно, изрядно разило сивухой – водку сейчас, по военному времени, только что не из опилок гнали – ну да... сойдет. Хотя, вытряхивая добрую половину содержимого фляжки с клановым орнаментом в одну из приготовленных кружек, будто нарочно недолитую, Лейт засомневался, не лучше ли было сгонять за чистым спиртом, в котором в этом летающем лазарете недостатка не было. Тот и то пить приятнее.
Но и сомнения прошли на лету – из пищеблока по коридору, вверх по ступеням на мостик. Мизансцена десятиминутной давности повторилась в точности, разве что теперь Фло держал чашку за ручку, не пытаясь ту отломать.
Витамины, – глазом темно-желтым не моргнув, сообщил лорд Эйо, уж конечно, не кузену. – Напиток из плодов родной земли творит чудеса. Кто хочет убедиться и угоститься – милости прошу на камбуз, там уже разлито, дожидается.
Как ни странно, это действительно отвлекло внимание от них. Оли же чуть исподлобья цепко взглянул на кузена, ловя еле заметные изменения. Ноздри короткого прямого носа на мгновение дрогнули – хватило вдоха, чтобы понять, в чем дело. Своя биохимия уже все, и тут ресурсам край пришел. Плохо.   
Послушай, – негромко сказанное, на удивление, здесь и сейчас имело больше шансов не быть услышанным, чем выраженное телепатически. – Твоя выносливость уже вошла в легенды, все знают, что ты за всем следишь, но сейчас тебе тоже нужно пойти и отдохнуть. Не мешай людям делать свою работу, чтобы потом качественно делать свою – больше пользы принесет не врач на препаратах, а нормально выспавшийся, полный сил и энергии. Кто знает, вдруг конец полета будет таким, что потребуется твоя помощь в максимальном объеме, – если Ольгрейн Лейт Эйо так серьезно хмурился, его стоило послушать. – Нам еще пилить и пилить до места, ты успеешь восстановиться. Ты должен. – Лорд из младшего рода опустил ресницы и закончил еще тише, но донельзя серьезно и упрямо: – Не уйдешь ты – и я не уйду никуда.
[AVA]http://s7.uploads.ru/PV8Ob.jpg[/AVA]

Отредактировано Ольгрейн Эйо (17-04-2018 15:21:21)

+1

7

[AVA]http://s8.uploads.ru/t/WRhlw.jpg[/AVA]
Ольгрейн развёл в рубке развлекательную деятельность, как про себя его «сколько-то-юродный» дядька окрестил приглашение оторваться от приборов, размять конечности и прогуляться за диковинным угощением, - и помещение быстро опустело, наполнившись мерным пиликаньем активированных автопилотов. На тысячи километров вокруг пространство было спокойным, радары блаженно молчали, не фиксируя никаких опасностей, потому отдых команде только на пользу всем. А у старшего сына Фило на ближайшие два десятка часов подготовлены иные планы.
   И кто бы сомневался, что неуёмный отпрыск рода Эйо пожелает в них, эти планы, всунуться, отвлёкшись от персонала. Увещевательная речь в его исполнении поспособствовала лишь большему помрачнению взгляда кланового врача, и хоть выражение зелёных глаз прикрывалось ресницами, по излишне выровнявшемуся эмоциональному фону их хозяина даже без телепатии легко стало угадать, какую реакцию подобная попытка агитации у него вызывает. Прежде чем ответить, Флориан осушил свою кружку одним глотком до конца, посмаковал кислящее послевкусие ягод на языке и только после этого предварительного ритуала соблаговолил процедить ответ сквозь зубы:
   – Вот именно потому, что кто-то считает экспансию Ориона недостаточным поводом для работы на износ, не щадя себя, мы и проигрываем. Если бы каждый на Сетхе жилы рвал, мы бы сейчас не бежали на Кору с живым грузом в попытках спасти клан. Потому, дражайший мой Оли, будь добр зажать свой клюв и оставить собственное ценное мнение при себе, – лорд Улула не угрожал, что вы! Он ворчал недовольной потревоженной совой и не думал подкреплять сочащееся из него раздражение злобными нотками богатого на различные модуляции голоса или колючими всплесками ментального щита. – Я доставлю своих дуэнде по назначению, а приём им пусть уже тётушка на месте обеспечивает.
   На этих словах Нэйл подошёл к горе-племянничку, на ходу всучил ему пустую кружку, насильно прижав её к мощной груди, и прошествовал мимо, более не снизойдя ни до одного слова. У сына правящего рода было личное чувство ответственности в затеянной им самим авантюре, которую спланировал и организовал он и только он, потому не позволит себе ослаблять внимание до самого момента посадки.
   В течение следующего часа военный хирург клана Сов получил от медицинской аппаратуры полные отчёты о состоянии транспортируемых раненых, довёл до нервной дрожи техников, но убедился в том, что до высадки на Коре «Дакатар» не преподнесёт никаких сюрпризов, и полностью довольный полученной информацией вернулся в рубку. Часть смены её работников была на отдыхе, часть вернулась с камбуза и была поглощена текущими делами, а потому на мостике царила тишина. Ольгрейн Лейт до окончания миссии был помещён его кровным родственником в мысленную зону отчуждения, потому никаких реакций вызвать не мог, ни отрицательных, ни нейтральных, ни положительных – более того не мог этого сделать, когда Флориан прямо в капитанском кресле устроился на медитацию.
   Что бы себе ни думал «белый» сородич, пребывать в ясном сознании всё время полёта Нэйл Улула не планировал, да оно и не требовалось. Приняв самую комфортную позу из тех, что возможны в таком положении, он позволил разуму «завернуться» самому в себя, отключить практически полностью отключить мыслительную деятельность и контроль за телом и протянуть тонкие щупы собственной псионики в электронные «мозги» главного компьютера звездолёта, а заодно за пределы его обшивки, в неприветливый и холодный космос. Лорд из клана Сов, подобно своей тотемной птице, лишился всякого движения и слился тем самым с окружающей обстановкой, даже слегка замедлил все жизненные процессы и стал одной чуткой тонкой мембраной, настроенной на любое постороннее колебание, которое мгновенно приведёт организм оборотня в состояние полной боевой готовности в случае опасности. Такой выжидающий медитативный транс позволяет экономить силы без ущерба для осторожности, но в случае сильного физического истощения, как сейчас, грозит переплавиться в глубокий сон, во время которого о настороженности хищника и речи не идёт. Вот для того, чтоб подобного не произошло, сын Матери клана прибёг к помощи стимуляторов.
   Оставшиеся четырнадцать часов пути команда суетилась в рубке: смены меняли одна другую, лишённый своего рабочего места капитан отдавал распоряжения и принимал текущие отчёты, уходил куда-то и снова возвращался, сновали туда-сюда инженеры и диспетчеры, но никто не трогал лорда из правящего рода, застывшего на многие часы подобно неодушевлённому предмету.
   О приближении пункта назначения радары сообщили бортовому компьютеру и «присосавшемуся» к нему Флориану ожидаемо одновременно. Через цепи систем управления последний проследил за тем, чтобы капитан отправил необходимые указания соответствующим корабельным службам, разумом продолжая пребывать в медитативном «ничто». Координаты движения, казалось ему, были скорректированы непосредственно в его голове, и могучие двигатели направили борт Сов точно к городу на просторах Коры, где их уже ожидала леди Ирдес.
   …вспышка залпа взорвалась прямо под веками главного медика и отозвалась болью в висках, когда отпущенная на «волю» псионика раньше сенсоров безопасности «Дакатара» засекла активацию чужого, работающего на поражение оружия. Разумеется, самого залпа пока не случилось, но натянутое тетивой боевого лука сознания отреагировало на ощущение опасности именно так. И сиюсекундно приняло решение, что швырять экипажу команды некогда, зато куда вернее при частичном слиянии перехватить полный контроль над бортовым компьютером.
   Послушный воле высшего лорда звездолёт, как простейшая управляемая детская игрушка, кувыркнулся в пространстве на левый бок, а справа, обдав жаром даже через крепкую обшивку космического корабля, ударил откуда-то с поверхности планеты самый настоящий луч смерти. Чьё это оружие и кто вдруг атаковал одиночный звездолёт, думать было совершенно некогда, все ресурсы борта и слившегося с его электроникой дуэнде в страшной перегрузке за доли секунды высчитывали мощности, необходимые для спасения от направленных на них залпов. Нэйл полностью выпал из реальности и не слышал, не видел ничего из того, что творилось в рубке, лишь в попытке увернуться судорожно швырял из стороны в сторону «Дакатар». Щиты последнего были выставлены на максимум, но всё равно попадание по касательной тряхнуло так, что даже вцепившийся в подлокотники кресла до побелевших костяшек пальцев клановый врач вылетел из него и неслабо приложился о бортик капитанского мостика. Благо, органы чувств его до сих пор были «отрублены» от мозга и на возможные травмы внимания просто не хватило, зато вычислительные мощности компьютера проводили анализ повреждений транспорта без сбоев и результатами не радовали, точнее беспощадно откровенно сообщали, что прямого попадания их звездолёт не выдержит.
   Предки раздери! Кто смог подкараулить их, притаившись под крылом леди Корриган на Коре?
   Похоже, последние мысли Флориан продублировал системе оповещения корабля, который разнёс его по всем помещениям через динамики. Только сам лорд Улула не мог потратить и толики внимания на подобные мелочи, судорожно и заполошённо выискивая решение проблемы, одновременно с тем нагнетая мощь собственной псионики, практически уже готовый отразить новый выстрел своими силами и без каких-либо размышлений о последствиях для тела, которым по достоинству многие годы гордится генохранительница клана.

+2


Вы здесь » Приют странника » Былое » Нас трепало, нас швыряло...