Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » «Зачарованный лес» » Сезон 4. Интерлюдия 1. К чему вспоминать нам о ямах в пути!


Сезон 4. Интерлюдия 1. К чему вспоминать нам о ямах в пути!

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Время действия: 2014 г., 4 февраля, 08:00-09:00.
Место действия: Канада, карьер города Питт Медоус, недалеко от Ванкувера, актерваген Эдвина МакБэйна.
Действующие лица: Эдвин МакБэйн, Кристиан МакКензи.

http://sh.uploads.ru/160La.jpg

Внутри

http://s5.uploads.ru/p7PZ6.jpg
http://s9.uploads.ru/n7Y6e.jpg
http://sg.uploads.ru/mMrVF.jpg
http://sa.uploads.ru/AW2GY.jpg
http://s8.uploads.ru/5ETh1.jpg

0

2

[AVA]http://s5.uploads.ru/D4Ble.jpg[/AVA]

А ведь он почти забыл, как болит спина. Но разве ж добрый боженька позволил бы ему забыть об этом насовсем? Да щас! Стоило пару раз переночевать «на натуре», повертеться несколько активнее, чем всегда, на холодном ветру – и вот, нате, получите, мистер МакБэйн, все прелести своего положения, из-за которого, собственно, его «вагончик» и делали на заказ, спасибо Пэтти. Вот ей действительно спасибо, ее упрекнуть не в чем, она действительно старалась, и не зря: актерваген был максимально удобен для человека с ТБСМ, лежанка в нем тоже, что надо, и даже медестра с уколом после долгого съемочного дня оказалась тут как тут; в процессе-то, в рабочем запале, он и не чувствовал ничего почти. Вот она, магия искусства, о которой все актеры так любят рассказывать просто потому, что это правда, основанная хотя бы на чистой биохимии: адреналин+эндорфины=лучшее обезболивающее в мире, внутреннего, так сказать, производства. Но про ночь после лучше было не вспоминать… ну да она прошла, как-то все-таки уползла в прошлое черной, сочащейся ядом с шипов, сытой змеей.
М-да, вот тебе и… Символ исцеления, лечения, медицины, между прочим, – хмыкнул про себя Эдвин, смигивая привидевшийся образ. И зашипел, осторожно садясь на кровати, не хуже той самой змеи. – Ох, черт!.. А жить-то как день? Так это еще съёмки толком не начались, что ж дальше-то будет? – неловко подняв плечи, он оперся ладонями на постель позади себя, опустив подбородок на грудь, прикрыл глаза, и… почувствовал, что пальцы правой руки нащупали под нижним углом подушки островатый краешек тонкого картона. То ли маленькая открытка, то ли визитка… – так, кончиками пальцев, шотландец ее и вытащил пред синие свои очи. – Опа! Это кто ж так поторопился с валентинкой-то? – он без любопытства отогнул верхнюю часть красного сердечка с золотыми вензелями, гадая больше о том, как и когда в закрытый трейлер оно вообще попало, нежели о том, кто ж ему тут… о, ну конечно, признается в любви, не в силах ждать еще аж десять дней.
Понятия Эдвин не имел, кто такая Лорейн из подписи, и узнавать об этом не имел ни малейщего желания. Ничьим Валентином он быть не собирался, ни в прошлом году, ни в этом, ни в следующем. Да что за черт, задолбали! Конечно, прилюдные жалобы на сумасшедшую (во всех, к сожалению, смыслах) фанатскую любовь – зачастую не что иное, как актерское кокетничанье, но не всегда, не всегда. Не в этот раз, например: МакБэйна после второго, а особенно после третьего сезона «Леса» просто одолевали два вида назойливых человеческих особей – представители строительных фирм, восхотевших облагодетельствовать его построенным специально под него в любом месте земного шара «умным домом», который будет исполнять желания инвалида не то что по мановению руки, но чуть ли не по взмаху ресниц, и самоотверженных поклонниц, жаждущих обеспечить… ну примерно то же самое, с гарантией и до гробовой доски, (его, естественно), никак иначе.
Смешно, но «упрямому и надменному» уроженцу Хайленда не хотелось ни того, ни другого. Его вполне устраивало одно конкретное место на глобусе – у Северного моря, в заливе Мори Ферт, на нэрнской Парк-стрит, в корпусах «Зеленого дола», и хрен с ним, с реноме богача, купающегося в миллионных гонорарах; а окольцовываться еще раз – да бог добрый сохрани. Одного брака хватило, а уж его последствий... нет, спасибо.                       
В очередной раз вспомнив, что он, собсна, с Меган и не в разводе еще (сло-о-ожно у католиков с разводами, хоть веру предков меняй!), актер совсем помрачнел, сердито сунул картонное сердечко назад под подушку и обеими руками помассировал поясницу, пока не затянутую в корсет. И одеться надо потеплее, прежде чем выползать опять в эту упорно заметаемую снегом экзотику экологически уникальную: ни дать, ни взять – след титанической сковородки, на заре времен оттиснутый в ровном плато. Для инопланетного пейзажа, конечно, самое оно, однако…   
Не хотелось бы никого обижать, но мастерицу шприца отлаять придется, со всей имиджево-снобистской спесью – почтальоном с любовными записочками ее никто не нанимал. И кстати, где ее носит?.. – щурясь на яркий свет морозного утра в окне, Эдвин потянулся за телефоном на крохотном прикроватном столике, но отдернул руку, услышав шаги у двери. Кто-то стряхивал снег с обуви… явно не женской.
Ясно, включаем обормота, – сообразил шотландский угрюмец, и перешел в другой режим мгновенно, улыбкой во все тридцать два встретив ввалившегося в струйках морозного пара из дверей земляка, судя по фамилии, в каком-то колене – приставку «Мак», в конце концов, так просто не носят.
Оу. Вот это сюрприз, – насмешливо прокомментировал Эдвин сии природные спецэффекты. – Только не говори, что Лорейн – это твое второе имя. Или третье.

Отредактировано Эдвин МакБэйн (12-01-2018 21:59:40)

+2

3

Имевший большой успех со своей ролью харизматичного преступника, Крис никак не ожидал, что его популярность так резко взлетит. Ему нравилось принимать участие в сериале, где каждый новый сезон меняет свое содержание, оставляя тебе только характер героя. Каждый раз ты можешь быть кем-то новым, в то же время находясь в одной и той же шкуре. Это было необычно, но крайне увлекательно. В этот раз ему досталась главная роль, чего он ну никак не ожидал. Играть капитана звездолета – просто мечта любого. Ему даже стало казаться, что звезды стали ближе.
Съемки начались совсем недавно, и некоторые детали сюжета еще только находились в разработке, но это уже было что-то с чем-то. Будто он действительно сел в машину времени и очутился на несколько лет вперед, где все то, что здесь и сейчас им кажется лишь выдумкой, уже обыденная реальность. Конечно, это все лишь догадки, каким будущее может оказаться, и он знал, что взрывы в космосе невозможны, как и блики яркого света, что добавляют на экране. Но он все равно не переставал мечтать. Пускай эффекты, что добавляют для зрелищности, остаются таковыми, он не обращал на это внимания. Зрители верят в то, что видят. А чтобы они поверили, актеры тоже должны верить в то, что они делают. Кристиан даже хотел попробовать что-нибудь украсть, когда готовился к первому сезону. Благо разум взял верх, и он ограничился только попыткой это представить. Ходил по дорогим ювелирным магазинам, представляя, как бы мог его ограбить. Сейчас же он вдарился в изучение небесных тел, и вот на днях решил сходить в планетарий. Однако так вышло, что ему по ошибке продали лишний билет, и теперь надо было найти кого-то, кто бы мог составить ему компанию. За последнее время он неплохо общался с Эдвином, так что решил позвать его с собой. Отличный парень, свято верящий, что у Криса в роду есть шотландцы, раз уж у него в фамилии есть «Мак». И это было вполне возможно, если учесть сколько всяких рас в нем понамешано.
Крис постучал в дверь актервагена и, обнаружив, что дверь не заперта, зашел. Эдвин ему приветливо улыбался.
Лорейн? Нет, я Кристиан Эрл МакКензи Третий. А что не так с Лорейн? – он искренне удивился такому неожиданному началу разговора. Все знали, что Крис не ровно дышал к мужчинам, но он никогда не искал себе спутника жизни на съемках. Сейчас вообще не лучшее время для отношений, когда он занят съемками, отдавая всего себя творческому процессу. Вместе со славой, конечно же, пришли и побочные эффекты в виде писем поклонников и даже поклонниц. Очень забавно читать то, как девушки пишут – мол, им все равно, что он гей, и они готовы любить его, даже невзирая на этот недостаток. В общем и целом, весело.
Слушай, я сегодня утром билеты взял в планетарий, и так вышло, что у меня их два. Составишь компанию на выходных? Хочу посмотреть программу касательно дальних планет и галактик, чтобы примерно представлять, среди чего мы, так сказать, летаем, – он выжидающе посмотрел на коллегу. Это было простое дружеское предложение. Крису казалось, что Эдвину будет интересна эта тема.

+2

4

Мне уже многое поздно
Мне уже многим не стать
И к удивительным звездам
Мне никогда не слетать...

М-да, шутка вышла так себе, прямо скажем, и даже неудачная ночь МакБэйна едва ли оправдывала. Видимо, чувство юмора пару часов назад – в аккурат на позднем зимнем рассвете – погрузилось в усталую липкую дрему глубже, чем он сам, да так в ней и залипло, как муха… ну точно не в меду, на мазут как-то больше похоже.     
С Лорейн все так, это я выделываюсь и капризничаю, счастья своего не понимаю, и вообще. – Эдвин, садясь поупористее, с левой ладонью, аж продавливающей матрас, пригасил улыбку и потер нос сбоку всей длиной указательного пальца, чтоб отвлечь лицевую мускулатуру и не зевнуть во всю пасть. – Жаль, что это не ты. То есть слава богу, – чрезвычайно логично и непротиворечиво добавил он. – Но Эрл – эт да, это, конечно, святое.
Да, обормот сегодня получался на славу, хоть снова на «Оскара» номинируйся. Эд умолк, но чисто из-за того, что челюстные мышцы опять напряглись в назревающем и подавленном зевке, а не потому, что начал нести полный бред. С ним-то разобраться легко, достаточно задать еще один вопрос, наверное, более разумный:
Тебе тоже пришла валентинка сегодня с утреца прямо под подушку, или это меня одного так обрадовали? – и только сейчас, вот ведь позорище, шотландец, весь из себя обычно джентльмен до кончиков ногтей, (если не сказать сноб), вспомнил об элементарной вежливости: – Садись, кстати, прости, что сразу не предложил. – На очередной попытке сесть прямо он кивнул на мини-диванчики у противоположной стены, взглянул на стоящего гостя снизу вверх с новой улыбкой, виноватой и беглой. – Разденешься? Можем вместе позавтракать.
Если будет чем, – осек он сам себя. – Как я собираюсь его угощать, не вылезая из кровати, интересно? По принципу «У меня тут самообслуживание, хочешь кофе – сам его свари и мне тоже в постель подай»? Отличный подход к гостеприимству, ничего не скажешь. Хотя вот Питер бы точно не постеснялся так сделать… что один Питер, что другой. Еще и сэндвичи бы собрали из всего, что нашли бы в холодильнике. Может, и Крису это предложить?..
В выходные? – между тем параллельно переспрашивал Эдвин вслух, аккуратно отгибая пухлое одеяло от груди и поводя плечами – с отоплением в вагончике, к счастью, все было более чем хорошо, в коротком тяжелом сне слишком просторная футболка даже припотела к лопаткам, и неприятно липла теперь. Сполоснуться бы, но в душе-пенале тут только стоять можно, а ему как?.. Придется терпеть еще три дня до пятницы, похоже. – Да если до выходных не окоченеем тут на хрен, я согласен куда угодно, а уж в планетарий – тем более. Он тоже святое, – вот это уже было смешно, и синие глаза заблестели. – Туда нам сам бог велел с некоторых пор, так что, если ты сам моей компании не испугаешься… пойдем, конечно. Всегда любил астрономию. И фантастику, да, – признался МакБэйн с легким смущением, совершенно его не играя, – а теперь вот… хоть так до звезд долететь возможность дали. – Он свободно сцепил руки в коленях, улыбнулся еще теплее, слегка щурясь в задумчивости. – Знаешь, я вот думаю, с таким потенциалом, какой у персонажей в четвертом сезоне есть, отдельный сериал можно было бы забабахать, и он бы культовым стал.
[AVA]http://s5.uploads.ru/D4Ble.jpg[/AVA]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (07-02-2018 22:45:44)

+2

5

Крис удивился словам коллеги про капризы, но потом до него дошло и он улыбнулся. Похоже, фанаты уже успели достать бедного Эдвина. Крис никогда не понимал девушек, которые так старались навязать свое общество, уверяя любимых актеров, что именно они им нужны. Он не раз выслушивал что-то наподобие «Мне все равно, что ты гей, я буду любить тебя и таким». Это было даже смешно, но, по крайней мере, лучше это, чем когда мальчик разукрашенный под девочку нагло влезает к тебе в машину и пытается отдаться тебе на месте. Кристиан даже побаиваться стал.
Я не проверял, но теперь обязательно загляну, проверю. И может, даже тебе напишу, раз ты так хочешь, – он засмеялся, представляя себе лицо коллеги.
Не смейся над моим вторым именем, оно еще адекватное, хоть я бы не хотел, чтобы оно было основным. Никогда не хотел, чтобы меня звали, как чай, так что тс-с-с, – он приложил палец губам, мол, тайна страшная, хоть эта информация и была в открытом доступе в интернете.
Хорошо, я только за, – он снял ботинки и пальто, и совершенно спокойно отправился на кухню.
За три года все уже привыкли к тому, что Эдвин немного особенный и помогали по мелочи так, будто это совершенно естественно – прийти в гости и готовить завтрак. Кофеварка оказалась довольно простой в управлении, так что дело оставалось за омлетом. В холодильнике для этого все необходимое было. Возмущаться Эдвин не имел права, это тоже вошло в негласное правило. Никто не хотел оскорбить его или еще чего.
Ты не такой страшный, каким хочешь казаться, так что я рад, что ты составишь мне компанию, – с улыбкой ответил Крис, вернувшись с кухни. Омлет уже стоял в маленькой духовке. Помещение было небольшим, так что он отлично слышал все слова Эдвина.
Это было бы замечательно. Есть возможность, что это перейдет в серию фильмов, но это пока что только мечты режиссера. Но я думаю, так оно и будет, – МакКензи вернулся на кухню, забирая кофе из машинки и добавляя в него молока.

+2

6

За то время, в которое Кристиан успел саморазоблачиться, то есть раздеться, разуться и снять с себя подозрения в любви к красным сердечкам с позолотой и редким именам в стиле «вроде бы унисекс», а потом, уже на кухоньке, судя по звукам, еще и смешать яйца, молоко и муку в то, что вскорости грозило стать омлетом, Эдвин… не успел ничего. То есть, в принципе, теоретически-то, он мог бы сделать многое – вылезти из-под одеяла, к примеру, надеть проклятую свою сбрую, пересесть в коляску, но… но, но, но. Как бы это все провернуть, когда коляска задвинута в угол уборной, бандаж лежит на том самом диванчике, куда мистер МакКензи и не вздумал присесть, а одеяло… да, одеяло-то как раз под рукой, но бесполезно сверкать голыми бесполезными ногами смысла как-то немного. Потому единственным, что МакБэйн сумел, оказалось как раз прояснение вопроса имен, пока Крис держал путь (в пару шагов, ага) в священное место приготовления пищи:
Э, погоди, – слегка обалдело после всем понятного жеста «не болтай!» все-таки переспросил шотландец, возвращая на место отогнутый было одеяльный край, – ты точно знаешь, что «Эрл» –  это в честь чая, а не титула? Вот в том же Нэрне, знаешь ведь, замок Кавдор неподалеку, да помнишь ты его, конечно! Принадлежит он Кэмпбеллам, опять же ты ее помнишь, графиню вдовствующую, в ее же особняке снимались в первом сезоне. Так вот пасынок графини Ангелики, с которым она самозабвенно судится, – Эдвин качнул головой и ухмыльнулся в бороду – процессы и слухи о них веселили и будоражили весь Нэрншир уже лет эдак… много, – то по одному поводу, то по другому, как раз эрл. Седьмой Эрл Кавдор. Граф то есть, наследник титула при майорате. Так что, может, твои предки это имели в виду – титулованного старшего сына, будущего главу рода, знатного к тому же. А то чай – это как-то... хм.    
Договаривал шотландец уже под треск бьющейся скорлупы и мелкий-быстрый стук вилки о миску с яично-молочной смесью. После заключительного «хм» он задумался, не о чае, конечно, и не о проблемах всякого рода графьев, а о том, как все же вылезти из постели, да хоть умыться, черт возьми. А то действительно страшен… сейчас – больше, чем хочется казаться.
Однако, кофе можно пить и неумытым, и со сна опухшим малость, да ведь?.. Раз уж Крис вернулся с чашками.
Честно, думаю, Анастасиос наш свет – именно тот человек, который свои мечты сбывать умеет, как никто. Зря он, что ли, Ротшильд. – МакБэйн вздохнул и, взглянув снизу вверх, все-таки попросил приятеля, снова кивнув на диванчик: – Слушай, бандаж мне не подашь?
[AVA]http://s5.uploads.ru/D4Ble.jpg[/AVA]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (07-02-2018 22:46:30)

+2

7

Крис молча выслушал спич Эдвина о том, что значит его второе имя, и только когда тот закончил, от души рассмеялся. Коллега всерьез подумал, что МакКензи счел свое имя наименованием чая. Его серьезная мини-лекция о том, что Кристиан, безусловно, и так знал, была слишком забавна, хотя бы потому, что мужчина действительно говорил об это на полном серьезе.
Я же пошутил. Боже, ты такой милый, когда не понимаешь шуток. Ты реально думаешь, я не в курсе всего этого? Кажется, про «Эрл Грей» пошутил один из фанатов, я уже не помню. И мое второе имя прописано в Википедии, – он не хотел смущать коллегу, но его тирада была поистине увлекательной и до безумия забавной. Он явно не уловил иронии в словах МакКензи.
Полностью с тобой согласен, – Крис поставил кофе на прикроватную тумбочку, больше похожую на подоконник, только без окна. Сам он остался стоять, методично помешивая свой кофе.
Да, конечно, сейчас, – он торопливо поставил кружку на ту же тумбочку и направился к диванчику в поисках бандажа. Тот оказался довольно близко. Собственно, в этом небольшом жилище все находилось достаточно близко. МакКензи положил бандаж на край кровати и с сомнением посмотрел на коллегу.
Тебе помочь? – он не считал это чем-то унизительным, просто помощь другу в тяжелой ситуации. Поменяйся они местами, Эдвин сделал бы тоже самое и вряд ли считал бы это постыдным.

+3

8

Уже стоявший напротив с чашками в каждой руке Крис вдруг расхохотался, хорошо так, заразительно заржал, вежливо дослушав эдовы антропонимические соображения. МакБэйн эдакой реакции от коллеги и, в общем-то, приятеля точно не ожидал, потому сперва ошарашенно мигнул, а потом и вовсе захлопал ресницами. Они, конечно, были красивыми, но менее глупым от этого шотландец не выглядел. Особенно еще когда и пунцовыми пятнами по небритым скулам пошел – ни дать, ни взять, те самые валентинские сердечки, только что без позолоты.
О господи! – с трудом выдохнул Эдвин, спасительно отводя взгляд на чашку, нежно стукнувшуюся донцем о поверхность прикроватной подставки. – Я идиот, прости ради бога. Что-то у меня сегодня с юмором затык.
Собственно, понятно же с чего – думал вторым (а может, и первым, на самом-то деле) планом совершенно не о проблеме странных личных имен, которыми безответственные родители иной раз на всю жизнь огорчают отпрысков. Думал о своем, ох, и не девичьем же, черт возьми. Хотя, да, какой-то период времени корсеты были сугубо женской штучкой, ну, после того, как ими и мужчины несколько веков самозабвенно утягивались за-ради красоты и стройности. Не случай МакБэйна, правда, ему с осанкой повезло от природы, и фигуру блюсти не требовалось – спасибо родителям. Его бандаж служил, как бандаж именно. Четыре металлических ребра жесткости – это серьезно, но необходимо, чтоб спину поддерживать и от боли не загибаться в конце дня… ладно, чтоб совсем не загибаться – так точнее.
Вообще… можно, – признался Эдвин, улыбнувшись уже без смущения, просто тепло и благодарно, вздохнув и покосившись на жесткую «шкуру» с длинной, до самой шеи почти, спинкой и эластичными ремнями. – Я, конечно, и сам могу это сделать, да и делаю обычно, но… вдвоем удобнее, если по правде, спину сгибать не приходится, да и садится он лучше. – Шотландец снова взглянул в глаза Кристиану чуть лукаво и ободряюще: – Сумеешь? Ну давай попробуем.
[AVA]http://s5.uploads.ru/D4Ble.jpg[/AVA]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (02-07-2018 14:50:17)

+2

9

Да у тебя не только сегодня затык с твоим юмором; ты знаешь – временами я сомневаюсь, что он у тебя вообще есть, твой юмор, – Кристиан, стараясь сохранить серьезным своё лицо, внимательно посмотрел на Эдвина, но уже через секунду не выдержал и снова прыснул со смеху.
Ладно, ладно, не принимай близко к сердцу, я опять пошутил. Ты так мило смущаешься, у тебя такой ошарашенный вид... и этот румянец на скулах. Стоило пошутить над тобой, чтобы лишний раз посмотреть на твоё смущение, – он широко улыбнулся, давая понять МакБэйну, что у него сегодня на редкость хорошее настроение. А Эдвин и правда так очаровательно смутился.
Бандаж уже лежал на кровати, и Кристиан притронулся к нему, проводя пальцами по металлу и эластику, и покосился на Эдвина, мысленно уже представляя его в этом корсете. В голову тут же пришла шальная мысль – а как бы он сам выглядел в нём?
И Кристиан поспешно прогнал неприятную мысль, обрадовавшись, что ему-то не суждено никогда узнать, каково это: носить всю свою жизнь такую конструкцию. Радость его была полна эгоизма, как радость здорового и сильного человека, но едва он понял это, как тихо ругнулся и поспешно отвернулся от Эдвина.
Вот теперь пришла его очередь краснеть и смущаться. Ему казалось, что Эдвин сможет при внимательном взгляде на него увидеть всё то, что только что так живо представилось Крису. И пытаясь спрятать свои не самые достойные мысли, МакКензи взял в руки бандаж.
Давай попробуем. Только ты знаешь, боюсь, без твоей помощи я не справлюсь с этой штуковиной... подсказывай мне, а я буду прилаживать её.

+3

10

Вот уж кажется, пора бы привыкнуть, за три-то с лишним года довольно близкого знакомства, ан нет! Каждый раз Эдвин покупался на этот чуть небрежный, но при этом серьезно-доверительный тон мистера МакКензи. Не он, конечно, один, далеко не, однако все равно же… Вот и сейчас он успел изумленно вытаращиться в преддверии обиды – «Чего-о-о?..», прежде чем сообразил, что Кристиан шутит. Ох, уж эта его неповторимая манера!..
Ну ладно, – решил Эд, опуская ресницы, пряча улыбку, мгновенно расслабляясь внутренне и тут же заводясь от всегда спасающей дружеской подначки, – ну, погоди, паразит такой, держись и получи, что называется, ассиметричный ответ!
Да что б ты понимал в настоящем английском юморе, – фыркнул он как можно высокомернее, моментально входя в привычное амплуа сноба. – …особенно в моем гениальном шотландском исполнении.
Сосредоточенно отгибая наконец одеяло до колен – уже окончательно, Эдвин спокойно и даже шаловливо соображал: два раза за две минуты прозвучавшее в вариациях слово «мило» в его скромный адрес – это совпадение, или?.. Вкупе с остальным-то, со странным любованием на его смущение и румянец, например? Нет, ему не было ни опасливо, ни неловко, несмотря на всем не только в съёмочной группе известную ориентацию Криса – забавно всего лишь, потому что… ну не мог он и вообразить, не то что поверить, будто может показаться для коллеги объектом сексуально интересующим. Но почему бы над такой невероятностью не попотешаться про себя?     
Хе-хе-хе, – странно, но талантливо неулыбчивый смешок МакБэйна напоминал еще и иронично-довольное кряхтение, – а без моей помощи тебе в любом случае не обойтись. Как ты без нее умудришься «прилаживать эту штуку» на меня же?
Однако синие глаза блестели искренним весельем, это стало видно, когда шотландец их поднял, поерзав и усевшись совсем упористо, так что теперь можно было и руки приподнять, разводя их в стороны. Коротко кивая на ненавистную «сбрую», Эдвин милостиво, а-ля последний король, разрешил:
Вот теперь прикладывай… то есть прилаживай. – Ему много дала работа на радио в свое время, так что интонация поменялась мгновенно и разительно – следующая фраза прозвучала очень доброжелательно и совершенно обыденно: – Прижимай только спинку к спине как можно плотнее, ладно? А остальное уж само… образуется как-то. Давай, залезай прямо на кровать, так удобнее будет обоим.
[AVA]http://s5.uploads.ru/D4Ble.jpg[/AVA]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (18-07-2018 00:46:34)

+2

11

Эдвин спустил одеяло до колен и, немного повозившись, принял устойчиво сидячую позу. Кристиан окинул внимательным взглядом его торс, примечая про себя, что его друг в прекрасной форме. Несмотря на то, что в инвалидной коляске МакБэйн провёл уже десять лет, выглядело его тело так, словно он был здоров. Один бог знает, какими усилиями ему стоило поддерживать физическую форму, но ему могли бы позавидовать многие из тех мужчин, которых МакКензи знал лично, и которые к своим тридцати пяти годам уже поднакопили жирок на талии. Самому Крису, хотя и имелся у него стимул в здоровом образе жизни, приходилось бороться с собственной ленью и семь потов с себя сгонять в тренажерном зале, чтобы не стать похожим на них. МакБэйну же в этом вопросе явно приходилось трудней, чем ему, и Крис про себя поразился силе духа своего товарища.
Что-то сегодня ты настроен слишком воинственно и придираешься к каждому моему слову, – усмехнувшись, Крис взял в руки бандаж и последовал приглашению взобраться на кровать. Он надеялся, что за их словесной перепалкой Эдвин не заметит некоторой перемены в настроении самого Криса, вызванного дурными мыслями. Как и у многих людей, чьи физические возможности оказались ограниченными, у МакБэйна вполне могла развиться чуткость восприятия.
Крис устроился позади Эдвина, едва не касаясь коленями его спины.
Так вот, могу заметить тебе, высокомерное и ворчливое ты существо, что я – как шотландец – более прочих людей способен понять британский юмор в исполнении другого шотландца. Не хотел тебя огорчать, но... тебе пришло время узнать правду, Эд... а правда такова, что это у тебя полный швах с этим самым юмором. Черт возьми! Не возражай мне, я хочу оставить последнее слово за собой и положить тебя на обе лопатки. Просто признай этот факт, смирись и дай надеть на тебя эту «сбрую».
МакКензи принялся прилаживать бандаж, следуя указаниям самого Эдвина. Он старался как можно плотней прижимать к коже длинную спинку бандажа, и думал, что благодаря именно этому устройству у Эдвина такая горделивая осанка, что ей бы позавидовали и короли.
Вот смотрю на тебя и думаю, – проговорил Крис, поддерживая бандаж, пока Эдвин возился с ремнями. – Может, и мне достать что-то подобное? Тогда и у меня на зависть всем прочим будет прямая, как струна, спина и гордо поднятая голова. Понимаю, почему раньше мужчины жертвовали своим удобством и носили корсеты – военная выправка нравится очень многим людям, и мужчинам, и женщинам. Правда, надолго нас не хватило, теперь в моде удобство. А посмотришь, как иные сутулятся, и начинаешь жалеть, что то время прошло. Вот скажи мне, как другу: эту штуку носить удобно?
Тут Кристиана и кольнула мысль, что его вопрос может показаться бестактным, поскольку он невольно напоминал Эдвину о его давней трагедии.

Отредактировано Кристиан МакКензи (03-07-2018 11:40:19)

+3

12

Ну конечно, Эдвин ничего из виду не упускал, все же перед носом буквально, не слепой же, да и не тупой вроде, так что крисов внимательный взгляд на торс тоже незамеченным не прошел. Стыдиться его не приходилось, под тонким, жиденьким даже почти до прозрачности черным трикотажем «пижамной» футболки не спрячешь ни стать, ни приличную форму. Нет, МакБэйн не особо заморачивался ее поддержанием вот так специально – она была всего лишь следствием занятий ради доступной ему разновидности здоровья, бонусом в общей борьбе за достойную жизнь. Да у какого спинальника самым естественным образом не накачаны руки, плечи, корпус?.. Ну, у шейников не накачаны, да. Но все же Кристиан сейчас не на легендарного тёзку с фамилией Рив смотрел, а на другого ...героя повседневности, прости господи. Синие глаза которого всепонимающе и иронично спрашивали – снова оцениваешь? Ну-ну, давай… сколько раз уже за эти годы. 
Правильная интонация творит чудеса: мистер МакКензи проникся тем настроением, какое мистер МакБэйн и желал ему внушить последними фразами: «ничего особенного, мы ведем себя так, будто ты уже сотое утро подряд помогаешь мне облачаться в корсет», и бодренько забрался в кровать приятеля, заняв стратегически важную позицию у него за спиной. Отлично.
Ну а чего ты хотел от уроженца Хайленда? – косясь назад, насмешливо фыркнул Эд. – От потомка-то якобитов? Нам воинственность в колыбель кладется вместе с соской, мог бы еще в первом сезоне по местным понять. Хотя, да, Нэрн местечко курортное, нравы расслабленные...
Под дружеский трёп, пожалуй, попроще стало и самому расслабиться. МакБэйн, во всяком случае, постарался. Настолько, что под журчание речи добровольного помощника чуть не проморгал поистине знаменательный момент, от внезапности коего простительно было превращаться в соляной столп и даже забывать оскорбиться на горькую правду об отсутствущем якобы чувстве юмора.   
Чего-о-о?.. – на сей раз выдал-таки вслух Эдвин. Ну не мог уже не выдать, при всей сдержанности северянина. – Ты, как шотландец? – переспросил он офигело, не наигрывая это офигение ни на гран, но выражая его не только тоном уже, но мимикой, взглядом, да самим замиранием изумленным на полувздохе. – Ты признал свою принадлежность к нашему маленькому, но славному народу? Черт возьми, не прошло и трех лет! – теперь МакБэйн отмер, собственно, еще и потому, что пришла пора вдевать руки в эластичные ремни. – Я наконец расшевелил твои национальные корни? Жизнь удалась!
Он потрясенно тряхнул головой, прежде чем расправить завернувшуюся матерчатую лямку на плече. Кроме шуток – МакКензи действительно удивил сегодня: ведь все время их знакомства он то вяло отпихивался от предположений о неслучайности своей фамилии, то снисходительно пожимал плечами: ну хочешь так считать – ради бога, чем бы, мол, дитя великовозрастное ни тешилось, лишь бы не вешалось.
Ладно, считай, что этим ты на лопатки меня уложил, – в свою очередь проявил великодушие МакБэйн, в то время как его ладонь уже вела по первой ленте-липучке на левом боку. – Нравится доспех? – эта усмешка была жестче, даже – злее. – А завидовать нехорошо-о-о... – не насмешничать по инерции Эдвин не мог. –  Но все мы люди, все человеки, – лицемерный преувеличенно вздох сопроводил методичное, но привычное до неосознанности приглаживание второй липучки, – я вот тебе завидую, у тебя выбор есть: носить иль не носить. Как друг, отвечу честно – жутко неудобная вещь. Но ты завидуй, завидуй, мне приятно, повышает самооценку, искупает жертвы красоте...
Ой, не красоте, – снова, но уже про себя фыркнул шотландец, чувствуя, что в модусе «обормота»... или «сноба»?.. – его слегка понесло. – Да пропади бы она пропадом, вся эта королевская осанка… тем более, она и без сбруи у меня была, не пожалуюсь. 
Слушай, – осенило, не иначе как от прорвавшегося-таки смущения, исполнителя роли суперсерьёзного навигатора космокрейсера, – за это выпить надо, и даже не кофе. За возвращение в лоно, так сказать. Ты как на это смотришь? Можем нынче же вечером, можем совместить с планетарием.
[AVA]http://s5.uploads.ru/D4Ble.jpg[/AVA]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (09-08-2018 20:21:53)

+2

13

На суровую канадскую (это они русской не видели!) зиму на съемочной площадке сетовали все кому не лень, начиная с режиссера, которому позволительно, ибо он со свойственной ему здоровой самоиронией часто называет себя южным, хоть и далеко не хилым растением, и заканчивая осветителем, которому подобное непростительно совсем, ибо слишком уж открыто и напоказ гордился он своими канадскими предками-лесорубами. Но Инге не жаловалась. Смена обстановки не могла ее не радовать, да и зиму она любила.
Конечно, съемочная площадка – место, так сказать, публичное, да и за ее пределами в снегу особо не поваляешься из-за немереного количества вольно пасущихся фанатов, которых, по ее ощущениям, тут было больше, чем летом комаров. Но она умела ценить то, что имела. Поэтому в глубине души словно маленькая девочка радовалась снегу, умопомрачительно красиво ложившемуся по ветвям, суровому пейзажу, снежинкам, тающим на ресницах. Но коллег она не осуждала, нет. Во-первых, многие из них действительно к подобному не привыкли, во-вторых, были среди них те, кому такой климат не то что не подходил, а был явно противопоказан. Как человек, которому пришлось соприкоснуться с миром медицины, Инге видела то, чего не видели другие. От нее не могло укрыться то, что по сравнению с первыми сезонами работы у медиков на съемочной площадке прибавилось в разы.
Спору нет, для киношников здесь делали все, что могли и даже больше, но от простуд и сопутствующих им осложнений это, увы, не спасало. Поэтому для тех, кто умел делать уколы, ставить капельницы или знал основы лечебного массажа, нашлось дело и помимо съемок. Но Инге это было только в радость, да и рука у нее была легкая. Поэтому на просьбы помочь она всегда отзывалась охотно. Правда, обычно это были просьбы медсестер, никогда не унывающей хохотушки и оптимистки Молли или серьезной и мечтательной Синди. На этот же раз она исходила от руководителя медицинской службы съемочной площадки. И высказана была в таких непонятных и туманных выражениях, словно помощь требовалась ему самому.
Топая по сугробам (настоящие леди срезают дорогу именно так) к фургончику знакомого еще по «Приюту» доктора Моргана, Инге решила, что поможет и ему. Помощь эта, похоже, действительно требовалась, слишком бледным и уставшим он выглядел. Однако голос доктора оставался по-прежнему спокойным и деловым:
Инге, прости, тебя не стоило дергать, но сейчас ты очень нужна. Пропала Синди.
Это слова заставили женщину, ахнув, присесть на стул и залпом выпить деликатно поданный ей стакан воды.
П-пропала? К-как?
Пока не знаем, – устало потер переносицу врач. – В полицию пока никто не звонил. Думаем справиться своими силами. Судя по записке, в пещеры ушла.
Одна?! О, Господи! Что я должна сделать?
Ничего особенного. Просто сделать укол мистеру МакБэйну. ТБСМ не будет ждать, пока потеряшка найдется.
Да, я, конечно... Но я не знаю ни лекарств, ни дозы...
Все здесь, – ответил врач, протягивая женщине аккуратный сверток. – Перед тем как уйти, она просила уколоть Эдвина и оставила записку, где лекарства искать. Инструкция по дозировке вложена, я проверил.
Но ведь ее найдут, правда?
Сейчас Инге жизненно необходимо было успокоиться.
Обязательно найдут, – уверенно ответил доктор.
«И сразу же уволят», – хотел добавить он, но воздержался.
Уколы надо делать с холодной головой. И немного успокоившаяся Инге отправилась к вагончику МакБэйна. Она относилась к тем не всем удобным и не всем приятным людям, которые чаще смотрят вверх, нежели под ноги, а уж следопытом была и вовсе никаким, потому заметить пару следов ведущих в вагончик, но не ведущих обратно было для нее делом непосильным.
Стучать в дверь Инге не стала. По негласному общему уговору не запертая изнутри дверь означала разрешение заходить без стука. Дверь не была заперта, значит, хозяину вагончика действительно требовалась помощь. Не известно, правда, как он отнесется к смене персонала. Но если лекарство введено хорошо, какая разница, чья рука держала шприц?
Добрый день! Я сегодня за Синди, вы не против? – просто и открыто улыбнулась она МакБэйну. И только тут заметила, что ее пациент сейчас не один. – Ой, простите, я не... Мне попозже зайти?
[AVA]http://sg.uploads.ru/fnusM.jpg[/AVA]

Отредактировано Ингеборга Буткуте (07-08-2018 18:21:13)

+4

14

Того-о-о, – Крис постарался тянуть последнюю букву так же долго, как Эдвин, пародируя его. Но не выдержал и заулыбался. – Я, как шотландец, только не думай, что в этом только твоя заслуга. Можешь, конечно, вообразить, что это ты оказался настолько настырным, что убедил меня в этой истине... но, скажу тебе по секрету – я и сам давно склонялся к тому, что ты прав. Во-первых, фамилия. Во-вторых, всё равно что-то общее во мне есть с этим маленьким, но невероятно гордым и славным народом. Ага, чьего яркого представителя я сейчас имею честь наблюдать перед собой.
От смеха Крису пришлось закусывать губы, и заодно делать усилия, чтобы голос не выдал его с головой. Он продолжал наблюдать, как его друг возится с корсетом, надевая на себя – движения его сделались привычными, почти не было лишних. Эту процедуру выполняли ежедневно так долго, что, пожалуй, Эдвин мог бы повторить её с закрытыми глазами. Вот на этой мысли Крис и подумал, что он не завидует Эдвину, но да, невероятно счастливый по сравнению с ним: может в любой момент заказать такую штуку, поносить, чтобы осанка казалась прямой, а выправка чёткой, а надоест – так и забросит подальше. И вообще забудет, где корсет лежит, если не захочет его больше носить.
А у Эдвина нет альтернативы. Крис вздохнул и протянул руку, желая помочь другу и поставить на место перекрученную лямку.
Завидую, уже завидую, – пообещал он. – Капитаны всегда должны завидовать своим штурманам-навигаторам, всегда и во всём. Потому что без умного штурмана любой капитан – это ноль. Без палочки. И за это тоже выпить надо, и я согласен выпить это без капли кофе. И точно нынче вечером, сразу после съемок.
При этих словах дверь их вагончика распахнулась, и в проёме показалась Инге. Она начала говорить, и тут же запнулась и смутилась, заметив Криса, стоящего на коленях позади Эдвина. Крис тут же слез с кровати и чуть смущенно улыбнулся в ответ.
Я помогал МакБэйну надеть эту штуку... корсет. А что с Синди? Заболела? – Крис задал первый пришедший ему в голову вопрос, только бы разрядить неловкую ситуацию.

+4

15

Вот то-то же! – горделиво и удовлетворенно-мурлыкающе возвестил Эд, удержавшись все-таки от того, чтоб воздеть палец назидательно. – Живи теперь с этим, настоящий МакКензи!
Осадочек остался, надо сказать, приятный, однако темы себя исчерпали. Ну, а что МакБэйн, дурак, что ли, спорить с тем, что он яркий представитель страны холмов и вереска, или с тем, что капитаны там всякие – тьфу, и в подметки навигаторам не годятся? Нет, конечно! Последнее самоощущение так и вообще входило в актерскую задачу – именно так считал его персонаж в четвертом сезоне. Автор романа, по которому его снимали, наверное, знал, о чём писал, сам же штурман. – Туго застёгнутый уже корсет поневоле вздохнуть тяжело и глубоко не позволил: Скиннер знал и его, Эдвина, лично и довольно близко, в конце концов, года два они жили практически бок о бок, а это, как бы, предполагает нечто большее, чем просто отношения владельца пансиона и его постояльца. Именно потому, наверное, Рэй с какого-то момента избегал смотреть ему в глаза при встрече, а месяца полтора назад пришел в его комнату, в ту самую, уютную, жемчужно-серую, откуда после разговора с Патрицией и Питером Уингфилдом для МакБэйна начался новый путь к славе, и с болью сказал, что экранизация – «штука такая…», и одна из серий, скорей всего, будет для Эда особенно тяжелой в моральном плане.
«– Если хочешь, я настою на том, чтобы ее убрали из сюжета, скажу, что она нарушает дух романа. Тем более, в нем этого эпизода нет», – фантаст не сел на кожаный пуф или кровать, кресло тоже проигнорировал, полуприсел на тумбочку, как на барный стул, и не смел поднять взгляд, мучительно краснея и машинально сворачивая в трубку переплетенные листы сценария.
– Но другой-то похожий есть, и даже сцена гибели навигатора есть, – легковесно отозвался тогда МакБэйн, как сейчас, сидевший в кровати, отбирая у несчастного литератора тетрадь формата А4. – Ладно, Рэй, не бери в голову, ну сыграет меня где-то ходячий дублер, подумаешь. Все лавры-то все равно я огребу».
Он даже и не лукавил тогда, не играл… почти. На самом деле не въезжал еще, как будет… тошно. Что ж… за все надо платить, за слишком глубокое и полное погружение в образ – тоже. В конце концов, он профессионал и должен… то есть не должен, как раз, допускать абсолютного слияния себя и персонажа, – покосившись на скользкую, неприятную даже на вид обложку той самой темно-зеленой тетради, распластавшейся на прикроватной тумбочке справа, Эдвин бодро пробормотал:
Правильно, выпивку шотландцы надолго не откладывают. Но сейчас я без капли кофе окочурюсь, дружище. И омлет уже можно есть, я думаю, он остыл.
Однако благие намерения наконец позавтракать опять откладывались – дверь открылась (даже без волшебного скрипа) и реальность в клубах морозного пара явила… красавицу. В принципе, знакомую, но точно здесь и сейчас не ожидаемую.
Мисс Буткуте? – обалдело вытаращился на женщину МакБэйн. – Но почему Вы?..
Заткнулся он вовремя: вспомнил. Читал же, да и от очевидца самого настоящего слышал – эта всемирно известная актриса, похоронив мужа, закончила курсы медсестер и несколько лет проработала в той самой швейцарской клинике, где поставили на ноги Скиннера… и не поставят его, МакБэйна. Фортуна все-таки большая гадина – типа, вот тебе слава, и будь доволен.
И снова вздохнуть не получилось… но оно и к лучшему, зато голос звучал естественно и ровно:
Хотите кофе, Инге? – вот ведь совпадение, в той самой серии им сниматься вместе. – Или сперва уколемся, а потом уж кофе и завтрак? Вы завтракали? Крис, там хватит на троих?
[AVA]http://s5.uploads.ru/D4Ble.jpg[/AVA]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (10-08-2018 02:35:40)

+2

16

В вагончике было тепло, мирно, уютно и как-то по-домашнему спокойно, словно все тревоги внешнего мира разбивались о его стены. Идиллию портило только напоминание о Синди. Сам того не подозревая, МакКензи заставил Инге слегка нахмуриться. Инге, так близко познакомившаяся волей судьбы со смертью, была жизнелюбива. В то, что с хохотушкой Синди произошло что-то страшное, женщина верить не могла и не хотела.
Что за безответственность! Упорхнуть так надолго, когда в твоей помощи нуждается человек, который даже корсет без посторонней помощи застегнуть не может. Непорядок! Вернусь, поговорю с ней как медик с медиком!
И все же Инге нашла в себе силы разгладить маленькую морщинку на переносице и ободряюще улыбнуться МакКензи:
Вы хороший медбрат, Кристиан. Сейчас я сделаю укол, а потом, если я вам тут не надоем, можно будет и о Синди посплетничать.
МакБэйна она не не хотела волновать перед процедурой, пусть даже это всего лишь укол. И в конце концов, вдруг, пока они тут после укола выпьют кофе и поболтают о том, о сем, вся эта дурацкая ситуация с Синди каким-нибудь волшебным образом разрешится? Сердце Инге продолжало верить в чудеса.
Спасибо, Эдвин, я уже завтракала, но буду очень благодарна, если Кристиан сделает мне чашечку кофе.
И все-таки женская натура взяла свое. Инге просто жизненно необходимо было поделиться с кем-то мучившими ее сомнениями, пусть даже с гостеприимным хозяином вагончика и его товарищем. Мало ли, вдруг ей придется наведаться сюда еще раз по той же самой причине? А вдруг они все это потом неправильно поймут? И пока МакКензи колдовал над кофе, Инге, едва закончив обрабатывать место укола, выложила все, что ее беспокоило. В самых дурацких, самых беспомощных выражениях выложила:
Вы... извините, что я тут... просто Синди... я не знаю, заболела она или нет... ребята... Синди... она пропала... – предательски дрожащим голосом выговорила Инге.
[AVA]http://sg.uploads.ru/fnusM.jpg[/AVA]

Отредактировано Ингеборга Буткуте (24-08-2018 20:22:56)

+4


Вы здесь » Приют странника » «Зачарованный лес» » Сезон 4. Интерлюдия 1. К чему вспоминать нам о ямах в пути!