Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » «Зачарованный лес» » Сезон 4, Серия 15. Гастрономическое порно


Сезон 4, Серия 15. Гастрономическое порно

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Время действия: 2446 г., 16 февраля-ε, 20:00-22-00.
Место действия: «Страж», звездолёт класса «Бесстрашный» (USS Guardian NCC-74741), столовая, астрометрическая рубка, каюты.
Действующие лица: Неро Дини (Эдвин МакБэйн), Нова Ния`Зейорф (Ноктис Вейн), Терри Адамс (Родерик Джейн), Тарк (Таркос Ри`Дольк), Сонак (Эшли Эмден), Эльм Леальд (Лайонел МакЭлвин), Тринн (Ник МакКеон), Сардус Турсей (Майкл Морган).

http://sg.uploads.ru/STUJM.jpg

0

2

Утром навигатор не мог встать – и ни кровать, ни обычные медикаменты не помогали. Он вспомнил все ругательства, которые знал, пока выдирался из постели, и решил прямо сейчас идти сдаваться Боунсу, пусть даст ему что-то посильнее, пусть сделает хоть что-нибудь. Но, поднявшись, направился не в кабинет МакКея, а завтракать и дежурить на мостике.
Первая встреча с доктором Адамсом была испытанием не меньшим, и нервов унесла немеряно. На вечерней вахте Гордон тоже был не в настроении. Плюхнувшись в капитанское кресло, он угрюмо буркнул «Привет» и дальше они обменивались только сугубо деловыми замечаниями. Неро не стал лезть в душу командиру, он даже радовался, что можно помолчать.
Попозже штурману чуть терпимее стало. По крайней мере, он мог уже не только выть от тоски. Острая, режущая боль, которая не давала думать ни о чем больше, отступила, возможно, только пока. Никаких неожиданностей эта вахта не предвещала, да их и не было – никаких. Величественно и горделиво, как подобает кораблю, облеченному миссией разведчика и миротворца, «Страж» летел в неизвестных небесах.

http://s8.uploads.ru/IZhPC.png

По счастью, пока Дини канителился, передавая вахту и добираясь до столовой, остальные офицеры уже отужинали и покинули кают-компанию. Есть совсем не хотелось. Неро сливал с ложки прозрачный бульон. Опять зачерпывал… и снова сливал. Сидящему напротив, как обычно, и уплетающему равиоли Фабио Барони надоело на это смотреть.
Принести тебе что-нибудь другое? – спросил он.
Нет.
А если подумать? – допытывался Фабио.
Нет.
А если честно? – земляк искренне хотел сделать приятное.
Нет. – Неро оттолкнул тарелку, сердито бросил в нее ложку, расплескав содержимое, и столь же резко отодвинулся от стола.
Барони непонимающе взглянул на него.
Они не понимают… Сегодня штурману было плохо. Каждый следующий час он договаривался с собой – потерплю еще, и терпел. Все обошлось бы нормально, кабы не нужно было разговаривать; он чувствовал, что отвечает раздраженно, а то и сварливо, как сейчас.
В дверях столовой замаячил другой Барони – Рикардо, помахал близнецу, тот поднялся, забирая свою тарелку и прибор, примирительно бросил: 
Ну не дуйся, эй.
Угу, – промычал Дини из-за стакана с соком.
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

«Хрустальный штурман»

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (03-02-2018 21:46:00)

+3

3

[NIC]Нова Ния`Зейорф [/NIC]
Сегодня Нова задержалась в лаборатории – новые образцы бактерии, взятой с грунта предыдущего мира, наконец, сегодня дали результаты. Ничего особенного не было, неустойчивые к их среде, пригодной для большинства видов, но при этом умудрившееся уйти в глубокий анабиоз, в когда-то пригодной для них среде. Пару склянок оставили, как находку, ну а разбуженным сейчас было незачем поддерживать жизнь просто так, тратя ресурсы. Хотя последний тест мог изменить решение, по крайней мере, они не вели себя, как патоген, что радовало. Возможно, в будущем, благодаря им, можно будет много нового узнать об одной из множества холодных планет.

Плюс и остальная работа увлекла, чего стоит симуляция! А вот более реальная работа… Ещё несколько лет назад она бы утомила, но будучи наполовину арканианкой, Нова смогла научить себя постижению дзена при методичной работе и даже находить какой-то интерес. Даже бумажная волокита не была столь уж отягощающей. Хотя кого мы обманываем?
Полукровке пока на борту корабля было не по себе. Ещё очень мало знакомых, а её уже, в столь юном возрасте, рекомендовали на «Страж», поэтому белоснежное создание прилагало определённую долю усилий, которых от неё ждали. Казалось, каких-то три десятилетия за спиной, но это зрелость не для арканианца, а для человека. Один из родителей вечно молод, другой уже покрылся глубокими морщинами. Она старалась быть милой и доброй, вроде как, была результатом доброжелательных отношений между расами. И просто хотела такой быть.

Собрав последнюю статистику на свой рабочий компьютер, девушка кое-что вспомнила. Она забыла покушать. Голод уже начал свой путь от недр живота к позвоночнику, а желудок, по ощущениям, уже хотел было начать поедать почки.
Быстро на кухню!
Нова, и впрямь, ела, как птичка. Только по вечерам в буквальном смысле нападал настоящий «жор», чаще потому, что она забывала позавтракать или пообедать, и, конечно, физиология.

Ния`Зейорф с опозданием прибыла в столовую, почти все уже закончили с принятием пищи, только мужчина возюкал ложкой вроде бы в супе. К радости Новы, ждать почти не пришлось, то, что она выбрала для себя, тут же выдали. А это было: два огромных бургера с интересными названиями, которые девушка не держала в голове, (кухня корабля это не фастфуд, посему можно было не волноваться о качестве), плюс, к этому прибавился острый салат вприкуску и парочка вкусняшек, хотя она хотела несколько другое, более мясное, но повар отказал с угрозой дать по лбу ложкой незадачливому хищнику. Это могло означать только одно: больше ничего такого, пока не поглотиться эта порция.
Но Нова-то с утра здесь не была. Она вернётся.

Девушка осторожно с подносом прошла от места получения вожделенных вкусняшек к столику. И ближайший стол оказался рядом со штурманом.

Доброго вечера! Вы не против? – Нова села за стол в предвкушении.
Без того наполненные голубоватым сиянием глаза обжоры заблестели при виде всего такого вкусного. Пожалуй, вся эта ситуация наводила мысль о том, что прекрасные феечки арканианцы отнюдь не вечно спокойные создания, а настоящие хищники.
«Не забывать же о хороших манерах?»
Приятного Вам аппетита, – тихонько кивнула девушка напротив сидящему мужчине и приступила.

Маленькая научная сотрудница аккуратно взяла первую булку и вонзила в нее зубы. Рецепторы тут же заполнились насыщенным вкусом мяса, а на зубах приятно хрустнула тонкая картофельная котлетка с ароматным беконом, и всё это дополнялось оттенком лукового колечка. Прямо как приготовленная дома, а не в общепите (да, вот заведений его девушка не любила, там если она что-то себе и позволяла, то это был кофе).
«Ка-а-ак вкусно!»

Вкусняшки


http://s5.uploads.ru/t/qApt0.jpg http://sh.uploads.ru/t/ksORP.jpg

Хрум. Хрум. Глаза прищурились, как у довольной кошки, в процессе поглощения первой булки с наполнением между её половинками. Следующий укус был ещё лучше предыдущего, тут уже прибавился соус. На этот раз девушка уж старалась жевать более тщательно, быстро есть не стоит – тут уже желудок ни одного вида «спасибо» не скажет.

+4

4

Глаза ело. Сколько ночей он не спал как следует?.. Бессонница страшно выматывала. Если так будет продолжаться, скоро мистер Дини начнет делать непростительные ошибки. Может быть, он уже допустил их? Вдруг как раз такой незамеченный ляп привел «Стража» в дыру? Что, если он, именно он, навигатор, виноват в этом? Нет, нет! Это просто случайность, его не было тогда ни в астрометрической рубке, ни на мостике. Да даже при том, что две недели назад он был в норме, не то что теперь, даже если бы и присутствовал, хоть в обоих местах разом – что бы он смог сделать? Шансов у корабля не было, ни единого, противостоять внезапно возникшей гравитационной аномалии такой мощи столь же невозможно, как бактерии избежать слива со скального порога, находясь в самом центре водопада.
И все равно ело не только глаза. У него же самого с едой сложились с тех пор ну о-очень натянутые отношения. Умом-то Неро понимал, что как-то питаться надо – иначе его, не приведи бог, начнут кормить принудительно. При таком количестве врачей и эта идиотская идея могла чью-то гениальную голову посетить, с них станется. Да и, по правде сказать, на чем жить, если нормально не спать, да еще и не жрать? Однако, через внутренний, не слышимый миру стон влив в себя пару ложек, на этом он и остановился. И в начале-то ужина есть не хотелось, хотя постный бульон – это весьма незначительная уступка полному отсутствию аппетита, а уж теперь, когда светлая, золотисто-прозрачная жидкость в отодвинутой тарелке остыла и подернулась еле заметной пленкой – тем более.
Но ведь надо же?.. – Неро со вздохом погладил пальцами черенок отложенной ложки, и …охотно обернулся на звонкий голосок, раздавшийся прямо над ухом:
Да-да, конечно. Садитесь, Нова, Вы мне не помешали.
…Вы мне помогли, – вертикальная морщинка между темных бровей штурмана разгладилась, мрачности в выражении лица значительно поубавилось.
Доброго вечера, – опомнился он, только сейчас, выйдя из транса отвращения и борьбы с ним, сообразив, что девушка ему сказала. – Спасибо, и Вам.
У нее-то с аппетитом все был более чем в порядке, если судить по принесенным на столик порциям и довольному личику. Да и выглядели ее бутерброды… хм-м-м… а ничего так. Неро перевел взгляд с ломтиков бекона, розоватым гофре с рубиновым краем торчащих из-под булки-крышечки, на сияющие глаза девчоночки. Она ему нравилась, определенно. Очень мила, как он успел заметить… правда, видел ее Дини вблизи второй раз всего, а первый как-то не способствовал тому, чтобы так прямо радоваться знакомству – чуть больше двух недель назад, еще до того, как они... запропали невесть куда, в медотсеке пятой палубы, куда пришлось тащиться за час до вахты, ибо Боунсу вздумалось «подкрепить его иммунитет на всякий случай».
Нет, на нее действительно приятно смотреть, – навигатор тоже прищурился, откидываясь на уютно-округлую спинку коляски, – как довольный котенок, видимо, действительно вкусно… уж всяко лучше бульона. – Неро неожиданно для себя сглотнул слюну, глядя на то, как Нова облизывает с губ выдавившийся из-под котлеты соус.
А с чем там еще бургеры есть? – спросил задумчиво штурман, не факт, что у наполовину арканианки.
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

«Хрустальный штурман»

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (03-02-2018 22:49:20)

+3

5

Доктор?..
В кабинет осторожно прокралась, боясь помешать работе Адамса, одна из медсестер. Капеллан отругал себя за то, что так и не смог пока запомнить всех по именам. Почему-то истории болезней запоминались лучше, чем те, кому они принадлежали.
Извините, если помешала, но Вы так увлеклись, что совсем забыли о себе. Не хотите ли пойти на ужин со мной?
Кокетливо улыбаясь, женщина явно ждала положительного ответа. Такое проявление симпатии не было настолько уж редкостью для Терри, но каждый раз отказываться было каторге подобно. Конечно, на первых порах, он соглашался, ища компании. Только вот потом понял, что объяснить кому-либо, что он не заинтересован, проще при приглашении на ужин, нежели тогда, когда тебя прижали к стенке и пытаются поцеловать.
Благодарю за приглашение, но мое сердце и разум уже заняты. Простите, –  виноватая улыбка заставляет женщину почувствовать себя в неудобном положении, но лучше так.
Тогда просто не забудьте все же поесть, доктор Адамс.
Она ушла, дверь тихо вернулась на свое место, а капеллан уронил голову на сложенные на столе руки. Нет, в верности своих решений Терренс не сомневался, он все делал осознанно и в полной мере понимая последствия. Только вот паранойя вела планомерную войну с репродуктивной системой организма. Молодого и здорового организма, надо заметить. Кстати, об этом: поужинать действительно не помешало бы. И Адамс вновь засел за отчет, который должен был закончить сейчас или никогда. К тому же он не любил, когда в столовой кто-то был. Впрочем, как можно избежать свидетелей, когда на корабле больше сотни офицеров? Ответ прост: никак.
Припозднившимися посетителями были уже знакомый штурман и девушка из научного отдела.
«Господи, как ее зовут? Хотя да, к Тебе обращаться бесполезно, все равно не подскажешь. А падд остался в кабинете...» – правда, позорно подсмотреть в медицинских записях имя девушки Адамс все равно себе не позволил бы.
Доброго вечера, – поздоровался капеллан, проходя мимо.
Взяв себе салат с морепродуктами, Адамс старался ужинать легкой пищей, не говоря уже о том, что не был фанатом такой еды, которая истекала соком и жиром в руках девушки. Порой, конечно, отравить свой организм чем-то подобным хотелось, но сегодняшний вечер явно не был одним из этих дней.
Приятного аппетита, – пожелал Терри присутствующим, раздумывая, куда пристроить свою пятую точку. На самом деле, в нем существовала привычка благодарить Бога за трапезу, но тот ведь поймет и куском хлеба не обделит, если один раз капеллан не скажет «спасибо». – Мистер Дини, не против моей компании? Вижу, дела идут не очень, раз Ваша тарелка опустела лишь на несколько ложек, – присев за стол к штурману, он несколько заговорщическим голосом, но слышным и девушке тоже, произнес: – Иногда надо послать диету доктора МакКея к чертям, и себя побаловать.
За подобное подстрекательство, конечно, вышеупомянутый МакКей мог бы с него шкуру спустить, но у Терри здесь свои интересы присутствовали. Чем больше их подопечные будут испытывать приятные чувства, пусть даже в таких мелочах, как несбалансированная еда, тем больше вероятность, что они сохранят свое психическое здоровье. Правда, доктор Адамс не брался даже за попытки доказать заведующему СМО, что оно, психическое здоровье, то есть, напрямую влияет на физическое. Тот знал такую простую истину и без него, а ради принципа просто заупрямится. Ко всему прочему, Терри искренне надеялся, что хотя бы так Дини поест (взгляд штурмана в сторону блюда девушки не остался незамеченным), и даст своему организму, на чем работать дальше.
[NIC]Терри Адамс[/NIC] [STA]Не МакКей[/STA] [AVA]http://s7.uploads.ru/QR3uV.jpg[/AVA]
[SGN]

Капеллан

Терренс учился на медицинском, собираясь посвятить свою жизнь хирургии, где всегда не хватало талантливых людей. Но в любой истории присутствует своя драма, изменяющая ход событий и заставляющая пересмотреть все, начиная от мировоззрения и приоритетов, заканчивая жизнью в целом. Молодой человек нашел себя на поприще священнослужителя. Медобразование, конечно, он получил, но уже по специализации психиатрии и психоанализа. Последующий опыт в работе и значительной помощи ветеранам после военных действий или неудачных исследовательских миссий привел Адамса в Звездный Флот.
Врачебная тайна и тайна исповеди для него священны, так же как и интересы пациентов. Терри упрямо ставит благополучие живых существ превыше всего, стараясь действительно оказать помощь, не ограничивая себя рамками стереотипов или иного вероисповедания. Любого старается понять, верит в причинно-следственные связи. В любых ситуациях сначала думает, потом действует, не растекаясь слизняком по стекловате с философскими изысканиями. И не афиширует, что является еще и капелланом.

[/SGN]

+5

6

Еще один день подходил к концу. Конечно, в космосе это совершенно не ощущалось. Здесь, в вечной темноте, усеянной точками далеких звезд, что день, что ночь, все едино. Но привыкшие к смене суток, делящихся на темную и светлую часть, разумные существа в космических кораблях устанавливают свои системы отсчета времени. Это было логичным и по-своему удобным.
Несмотря на то, что его взяли на борт на вполне взрослую должность с вполне взрослыми обязанностями, Тарк продолжал свое обучение самостоятельно, проводя по несколько часов в день за учебными материалами и вычислениями. Он молодой ксенолингвист, самый молодой среди своих соплеменников, кто добился таких успехов до полного окончания обучения. Но он понимал, что на этом останавливаться нельзя, нужно было двигаться дальше. Тем более сейчас, когда корабль неизвестно где, и свободное время все равно девать некуда.
Ровно в восемь по корабельному времени вулканец мановением руки убрал с терминала все лишнее, посылая его в режим ожидания, и поднялся. Поправив и без того безукоризненно сидевшую на нем форму, он вышел в коридор, оставляя свою каюту и направляясь в столовую. Общий график питания установить не имелось возможности, график дежурств по кораблю для тех же пилотов или техников не позволял покинуть свой пост до окончания смены. Потому Тарк предпочел ввести свой собственный график для себя лично. Рассчитав расход энергии при таком темпе жизни, вулканец выделил основные фазы и распределил свое время на протяжении всего дня. Вероятность того, что он понадобится капитану в данной ситуации, была достаточно мала, чтобы ее не включать в расчеты, оставив на экстренный случай.
Войдя в столовую, парнишка замер на долю секунды, быстро отмечая всех присутствующих. Неро Дини – навигатор. Видимо, его смена закончилась, и мужчина решил наконец поужинать. Весьма странная и подозрительная личность, со своими тайнами и, как любят говорить люди, «скелетами в шкафу». Нова Ния`Зейорф – ксенобиолог. Универсальный медик, разбирающийся в биологии не только своей расы. О ней у Тарка пока не сложилось какого-то определенного мнения. Да, если задуматься, вулканец не спешил заводить тесных дружеских отношений с кем-либо, держа всех на приемлемом для себя расстоянии. Они о чем-то вели беседу, но Тарк не стал прислушиваться. Люди всегда были для него странными и не всегда понятными существами. За столиком штурмана сидел еще один человек. Терри Адамс. Тарк припомнил все, что знал о нем. Психолог, медик, капеллан. Весьма интересное сочетание. Хотя последнее для вулканца оставалось загадкой, но вмешиваться в верования другой расы он считал не только недостойным и неуважительным, но и бесполезным поступком.
Медленно кивнув всем присутствующим, Тарк посчитал свой долг перед этикетом выполненным, потому подошел взять свою порцию и отправился за пустой столик. Вмешиваться в разговор людей он не собирался, а в компании не нуждался. Да и вообще предпочитал уединение. Опустившись за стол, Тарк пододвинул к себе тарелку с легким салатом и аккуратными кусочками поджаристого хлеба. Он не видел причин перегружать свой организм различной пищей, потому выбирал те блюда, которые смогли бы утолить голод, не принося неприятных ощущений.
Учитывая нынешнюю ситуацию на корабле. Тарк, пожалуй, оказался в самом невыигрышном положении. Ксенобиологи занимались своей работой. Медики всегда были востребованы. Даже этот… психиатр и тот нашел бы чем заняться непосредственно по должности. А он? Что делать ксенолингвисту в затерянном среди необъятного космоса корабле, где несмотря на достаточное количество живых разумных существ, все и так прекрасно друг друга понимают. Насколько это вообще возможно.
Парень вздохнул, принимаясь за ужин. По крайней мере, закачанные материалы для изучения не будут лежать пустым балластом, теперь времени для работы с ними хоть отбавляй.
[NIC]Тарк[/NIC]
[STA]Глас разума[/STA]
[AVA]https://sun9-7.userapi.com/c824410/v824410766/191ce0/RXDArl-DUaw.jpg[/AVA]

+5

7

[NIC]Нова Ния`Зейорф [/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/t/O9ZuB.jpg[/AVA]
Девушка, пропустившая один из приёмов пищи, с удовольствием поглощала содержимое между половинками свежей булочки. Ароматные компоненты раздражали вкусовые рецепторы, вынуждая организм просить больше. Однако, несмотря на свой зверский голод, Нова старалась есть аккуратно, чтобы мясной сок с котлетки с соусом не капнул, не дай бог, на поднос или одеяния полуарканианки. Особенным удовольствием для неё было и слегка «почесать» зубы о корочку бекона и картофельной котлетки. Хотя для этого ещё лежало на подносе несколько небольших сухих прямоугольных хлебцев, окрашенных в красный цвет, видимо, от томатов, что легко узнавался по запаху и вкусу, так же среди их состава виднелись небольшие характерные семена кунжута, тоже слегка подернутые характерным цветом. К ним Нова ещё не прикасалась.
На вопрос Неро девушка ответила не сразу, так как именно при этом моменте, очередной кусок отправлялся в сосуд с несколькими атмосферами внутри организма метиса.
Думаю, есть. Если попросить, повар Вам соберёт любой, какой захочется, – проговорила представительница клана Зейорф.
Присоединился и ещё один член экипажа.
Доброго вечера, Терри Адамс, – улыбнулась Нова. – Спасибо.
Вот его она запомнила, когда только заходила на борт корабля, имея доступ к медицинским картам, она в первый день прочитала все и, запомнила, по крайней мере лица и имена. Хотя признаваясь самой себе: имена она порой могла путать, в отличие от чистой визуальной памяти. На этом знакомство заканчивалось, к сожалению. После заступления в свои обязанности, ксенобиолог только и занималась этими самыми «своими прямыми обязанностями». Да она жутко и стеснялась завести с кем-то знакомство, несмотря на внешнюю открытость и доброжелательность.
Вы тоже поздно прибыли на ужин.
По девушке было видно, что та пребывает в приподнятом настроении. Приятная компания, вкусная еда способствовали этому. Сделав очередной «кусь» от своей уже наполовину уменьшившейся булочки, проглотив оный, Нова решила влиться в беседу и спросила:
Доктор МакКей настолько зверь?

Аккуратно вытерев руку о бумажную салфетку, девушка взяла стакан и сделала несколько глотков. К этому моменту она приметила и сидящего неподалёку юношу. Вспоминая его имя, тут же Нова поняла, что уже спутала его имя с чьим-то другим. Но это ей не помешало продолжать излучать едва ли не лучи добра в пределах одного помещения и приветственно помахать и ему.
Всматриваясь в тарелку, девушка также обнаружила несколько кунжутных семечек и на втором гамбургере. На том, что поедала девушка, они не требовались. Но она не помнила, чтобы горячо любимый ею повар (естественно, за вкусную еду) раньше их добавлял.
Первый приступ животного голода был удалён и Нова уже попробовала салат из небольшой чашечки. Тот был острым, но вполне вкусным. Вроде как морские водоросли и морковь – сегодня ей, по всей видимости, дали полностью человеческие продукты, хотя обычно ей автоматом давали что-то из рациона питания арканианцев. Съев немного более лёгкой пищи, ксенобиолог продолжила разбираться с самым вкусным, пока не остыло.

Отредактировано Ноктис Вейн (27-09-2018 20:26:56)

+4

8

Ну как же она все-таки хорошо ела, эта хрупкая девчоночка, просто любо-дорого глядеть – смачно, действительно ведь заражая аппетитом. Взглянув сперва на второй бургер, потом на нетронутый пока в мисочке салат, красивый, пестро-фактурный, как крохотное рондо в манере экспрессионистов, Неро опять проглотил слюну. Боже, неужели у него тоже проснулся какой-никакой голод? Штурман чуть улыбнулся девушке виновато – она все-таки услышала его рассеянный вопрос, который, кажется, вырвал ее из гурманского экстаза. Сладко жмуриться от удовольствия, во всяком случае, она секунд на пять перестала, хотя ответ был и невпопад несколько. Да в такой ситуации и простительна рассеянность, ну, право…
Да, конечно, – кивнул Дини, словно заражаюсь ею… и размышлением, чем бы таким прямо неотразимо вкусным загрузить промежуток между нижней и верхней половинками булочек с кунжутом, чтобы вот так же, как арканианка, слопать за милую душу не только ее, но и еще что-нибудь… крайне неполезное.
Неожиданно увлекательный транс гастрономических фантазий, однако, прервало негромкое приветствие позади, так что штурман начал было оборачиваться, но не сильно в этом преуспел, потому что не успел – доктор Адамс вышагнул у него из-за спины, после краткой оглядки занимая место как раз напротив, так что опять их разделял только столик, на сей раз обеденный. Ну надо же! Чертовски давно не виделись, аж… часов восемь, что ли?..
Спасибо, доктор, – вежливо отозвался навигатор, – и Вам того же. Садитесь, конечно, место же свободно, почему нет?
На следующую реплику Терри Неро внутренне поморщился – все-то он замечает, этот мистер Адамс, вот и тарелка штурманская, обделенная вниманием скверного едока, не прошла мимо внимания врача, который теперь знает, что его подопечный не только не спит нормально, но и не ест, как следует. Следующее заманчивое предложение Терри вызвало удивленный взгляд Дини и короткую, понимающую ухмылку – психотерапевт всегда психотерапевт, да? Интересно, он когда-нибудь забывает о своей должности, этот симпатичный, в общем-то. парень?.. И что будет, если... – минутой ранее оглядываясь на приветствие, Неро выцепил взглядом присевшего неподалеку юного вулканца, и потому решил, что особо осторожничать при телепате, вероятно, смысла нет, все равно мысль уже мелькнула четко оформленной, так что можно и озвучить ее.
Иногда, – буркнул навигатор, делая упор на этом слове и бросая очередной тоскливый взор на маслянистое, бледное и дырчатое золотце чуть теплого бульона, – послать к чертям хочется не только диету доктора МакКея, но и самого доктора МакКея...
...как и всех прочих докторов, – однако закончить признание вот так, совсем уж честно, Дини не позволила совесть – к «прочим» же не только «леди Винтер»   относилась, но и тот же Адамс, который только сегодня, во время разговора по душам убедил-таки, что хочет ему, корианскому упрямцу, только добра и облегченья, и милашка Нова, которая в прошлых неприятностях Неро вообще никаким боком не виновата. Ее-то за что обижать?.. Да и прочих не за что, если быть объективным – хоть Миледи, хоть Боунс ему действительно лишь хорошего желают.
Слава богу, почувствовать себя неблагодарной скотиной Неро не успел, его хлопнул по плечу… кто? Ну, естественно, Барони. Старший, Рикардо.             
Доешь, – тепло попросил он на ухо, наклонившись. – Тут еды-то осталось с гулькин пипендрон.
Больше не лезет, – опять косясь на тарелку, вздохнул Дини, и ответил на неожиданный вопрос девушки, откровенно веселея: – Да сущий аспид, душа моя. Аспид, цербер и… кто там еще у нас из зверюг пострашнее? – этот вопрос самому себе Неро задавал, уже трогая значок заднего хода на виртуальной клавиатуре колясочного подлокотника. – Минуту, господа и дамы, посторожите мое место. 
Лавировать между столиками пришлось недолго. Увидев призрак собственного деда – владельца элитного ресторана в столичной Аматее на Фан-Лихе, стараниями непутевого сыночка пущенного с молотка, так что внуку открылась прямая, но тернистая дорога в корабельные коки, Жуан Оливейра удивился бы меньше, чем сейчас, когда к пищеблоку подъехал старший из штурманов.
Ужин был настолько плох? – упавшим голосом спросил кок.
Нет, все было очень вкусно.
Простите, мистер Дини, – Оливейра виновато потер свою темно-коричневую выбритую голову, – Вы же понимаете, что Ваше питание обусловлено...
Нет-нет, Жуан. Я не собираюсь предъявлять претензии. Но сегодня мне нужно приготовить кое-что не диетическое.
Вы хотите сделать заказ? – повар оживился. – Нормальный ужин?
Что-нибудь вроде тех съедобных башен, которые уплетает наша птичка-невеличка. А еще лучше… можно я сам выберу начинки?   
Оливейра развел руками – штурман был настолько неприхотлив в еде, что кок не мог отказать ему в такой редкой и скромной просьбе. Повару пришлось пожать плечами и нехотя выместись с камбуза. Едва он исчез, на кухню принесло голодного Фабио.
А где этот… Жуян? Ну кок где?.. – спросил он, хлопая навигатора по второму плечу – братья всегда действовали зеркально.
Дон Жуян?.. – Неро тихонько рассмеялся, забирая щипцами с подноса ломики бекона. – Так в подсобке. Так что пользуйся моментом.
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

«Хрустальный штурман»

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (08-03-2018 01:59:53)

+3

9

Аппетиту девушки можно было только позавидовать, впрочем, организм требует, значит, живет полноценной жизнью. За такое стоит только порадоваться.
О, доктор МакКей только притворяется зверем, – отмахнулся Терри. – Была бы его воля, он бы вернул нас на Землю, обмотал чем-то мягким и кормил с ложечки. Хотя, – молодой человек состроил многозначительную мину. – Под горячую руку ему лучше не попадаться. Прибьет, оживит, еще раз прибьет для профилактики. и оживит вновь по доброте душевной. И, надеюсь, вы меня не заложите доктору МакКею. За такой отзыв о нем я огребу так, что Ад мне Раем покажется.
Вошедшего вулканца Адамс так же поприветствовал кивком головы. Вот с кем ему придется столкнуться в ближайшем будущем, чего не очень и хотелось. Эти сгустки чистой логики несколько ставили его в тупик, хотя Терри не назвал бы их сложными случаями. Бывали в его практике расы и с более сложными устоями, нежели учения Сурака.
Иногда послать к чертям хочется не только диету доктора МакКея, но и самого доктора МакКея...
Фраза Дини вышла не сильно законченной. Терри вполне мог догадаться, так что ему оставалось только выразительно глянуть на штурмана теплыми карими глазами и приняться за свою порцию еды. Относительно высказанной мысли он не мог не согласиться, и все же найти общий язык к упертым Боунсом ему было необходимо. Они все же преследовали одну цель, хотя достигать ее планировали по-разному. Сейчас эта задача представлялась посложнее, чем найти общий язык с вулканцем. Впрочем, ничего невозможного в жизни нет, только временно скрытое и неизведанное.
Заметив, что Дини все же решился побаловать себя вредной едой, Адамс улыбнулся. Он задумался: а не взять ли ему тоже что-нибудь сладкое себе в баловство? Терри старался не расслабляться и держать себя в некоторых рамках, но от булочки с корицей раз в неделю не мог удержаться. У здешнего повара они получались отменными, такими, как делала его матушка каждый раз, когда Терренс возвращался домой после сессии или в свой очередной отпуск. К тому же у него скопилась документация, и разбирать ее без сладкой компании будет несколько грустно.
[NIC]Терри Адамс[/NIC] [STA]Не МакКей[/STA] [AVA]http://s7.uploads.ru/QR3uV.jpg[/AVA]
[SGN]

Капеллан

Терренс учился на медицинском, собираясь посвятить свою жизнь хирургии, где всегда не хватало талантливых людей. Но в любой истории присутствует своя драма, изменяющая ход событий и заставляющая пересмотреть все, начиная от мировоззрения и приоритетов, заканчивая жизнью в целом. Молодой человек нашел себя на поприще священнослужителя. Медобразование, конечно, он получил, но уже по специализации психиатрии и психоанализа. Последующий опыт в работе и значительной помощи ветеранам после военных действий или неудачных исследовательских миссий привел Адамса в Звездный Флот.
Врачебная тайна и тайна исповеди для него священны, так же как и интересы пациентов. Терри упрямо ставит благополучие живых существ превыше всего, стараясь действительно оказать помощь, не ограничивая себя рамками стереотипов или иного вероисповедания. Любого старается понять, верит в причинно-следственные связи. В любых ситуациях сначала думает, потом действует, не растекаясь слизняком по стекловате с философскими изысканиями. И не афиширует, что является еще и капелланом.

[/SGN]
[NIC]Терри Адамс[/NIC]
[STA]Не МакКей[/STA]

+3

10

[AVA]http://sh.uploads.ru/VaOgA.jpg[/AVA] [NIC]Эльм Леальд[/NIC]
[STA]На корабле мы сегодня уходим за Море…[/STA]
А ему здесь нравилось, как ни странно. Да, ему, родившемуся и всю жизнь прожившему во дворцах, столичном и загородных, привыкшего к убранству залов и комнат, где каждая интерьерная мелочь вроде дверной ручки, складки шелковых портьер или стеклышка к оконных витражах – шедевр изящества и роскоши, здесь нравилось. По-настоящему, а не в смысле «да перетерплю уж». Не угнетали ни монотонность светло-серых стен, ни бесконечность коридоров, ни скромность каюты, которую во дворце удостоили бы стать разве что кладовкой – роботов-уборщиков поставить, пока не нужны. Но больничной палаты, например, она все равно лучше, любой, даже дворцовой – уж Эли-то знал, компетентности в этом вопросе у него было выше крыши. Кроме того… здесь было уютно-деловито и …спокойно. Очень спокойно. Вместо объяснимого, и как бы даже полагающегося всем затерянным в Дальнем Космосе отчаяния лично он все две недели просто петь готов был (ну не петь, так хотя бы мурлыкать) от этого блаженного покоя и ощущения полнейшей безопасности. Да он в жизни таким спокойным и счастливым себя не чувствовал – уж сюда-то до него ни один враг не доберется! И Трини не придется собой рисковать, боже, как же хорошо!
Эльм сбоку глянул в лицо своего… кого?.. Точнее всего было бы назвать его хранителем – без грубо сужающей смысл приставки «тело-». Отнюдь не только то, в чем душа держится, сберегал почти всю жизнь наследника этот вернейший из верных. Сама душа тоже была предметом его неусыпных забот. Но не сейчас, не сейчас. Эли и сам понимал, что ведет себя эгоистично по отношению к ни в чем не повинным людям, которым очень даже есть что терять, которых страшит неизвестность, случившаяся затерянность в космической тьме, невозможность вернуться к семьям и любимым, и... старался не сиять счастливой улыбкой все время. Больше он ничего не мог с собой поделать – его будто вынули из безжалостно стягивавших всю жизнь пут, сняли удавку, дали дышать вольно, расправить смятые крылья. Юноша просто хмелел от этого, и несказанно благодарен был наставнику за то, что тот пока не напоминает о необходимости сочувствия другим.
Говорят, точность – вежливость королей, – шепнул принц-инкогнито, продолжая свободно обнимать Тринна за плечи и чуть наклонившись к знакомому до последней черточки лицу, такому молодому, что воспитатель казался почти ровесником. – Но нам ведь пока можно опаздывать? Вот мы и опоздали, кажется, к ужину.
Сегодня, едва Эли предложил поесть не в каюте, как обычно, а среди людей, Тринн, будто забыв начисто про надоевшее летающее кресло, просто взял его на руки, и сам понес в столовую. Это было еще одной радостью, почти аперитивом. Эльм улыбался – попеременно смущенно и озорно, прикидывая, что думают о них попадавшиеся по дороге люди. И здесь, на камбузе…
Давай сядем у окна? – снова совсем тихо, потому что на ухо, предложил он, когда они приостановились в дверях. – Или где захочешь… народу же мало, а мест свободных много.
За эти дни Его Высочество почти привык обращаться к своему воспитателю на «ты» не только наедине, но и на людях, и это тоже было одним из маленьких удовольствий путешествия инкогнито.

Отредактировано Лайонел МакЭлвин (23-09-2018 18:03:36)

+4

11

Негуманно было со стороны Т’Прад предупреждать о сеансе связи с подобным запасом времени.
Пятьдесят третий час и седьмую минуту мысли второго помощника вертелись вокруг его супруги. Двадцать процентов внимания уделялись размышлениям «по делу», пятнадцать – оценке социальных коммуникаций окружающих, оставшуюся же часть...
Нет, конкретно в эту минуту Сонак врал себе. Врал откровенно и нагло, чуть наклонившись к ложке изрядно приевшегося супа и прожигая, вероятно, дыры в спинах милой компании у дальнего столика. Только штурман был надежно защищён спинкой кресла и, стоило признать, отношением вулканца.
Т’Прад за полчаса беседы вытряхнет из него любые иррациональные, горько-сладкие и вгоняющие в ступор эмоции по отношению к мистеру Дини. Стоит только вспомнить, сколько раз – тридцать семь, Сонак вёл им счёт – его вечно близкая и вечно далекая прочищала супругу мозги парой веских слов и понимающим взглядом, и эта колоссальная цифра почти выдавит из груди тоску по чему-то неизвестному. Не придётся зеленеть на мостике и наблюдать вот так, издали и печально, за коллегами по дежурству...
Штурману, кажется, приглянулась эта девушка. Вспоминать её имя не стоит. Не стоит смотреть на неё: Сонак знал, что подобные действия вызывают эмоциональный дисбаланс и дестабилизацию метаболизма на ближайшие три с половиной минуты. Не стоит смотреть. Не стоит отвлекаться от еды. Не стоит тихо завидовать доктору Адамсу и братьям Барони, хоть и чрезвычайно хочется: они все вместе. В компании. Говорят, смеются, шутят о чем-то своём, понимают друг друга и могут называться потрясающим словом «друзья». А Сонак – коллега по работе.
Суп никак не хотел убывать, а от иллюминатора за спиной шёл ощутимый холод.
Поёжившись и переведя взгляд на входные двери, вулканец принялся наблюдать за входящими. Юному и целеустремленному Тарку явно не требовалась компания. Вошедших следом энсинов Сонак знал исключительно по документам. А вот влетевшие через две минуты и семь секунд молодые люди заставили вулканца улыбнуться. Даже на сердце потеплело отнюдь не метафорически от этой идиллии. Научные сотрудники, такие юные и такие искренние – вот у кого стоит поучиться верному выражению эмоций.
Заставляя себя расслабить немного напряженные мышцы плечевого пояса, Сонак поздоровался достаточно громко для человеческого слуха.
Господа, вы на ужин? Не составите мне компанию?
Чуть заметно улыбнувшись, Сонак внезапно для самого себя осознал простую истину и похолодел. Вдвоём. Довольные жизнью молодые люди. Кто он такой, чтобы нарушать этот дружеский – вероятно, всего лишь дружеский – дуэт, если они пришли провести вместе время? Для людей приемы пищи являются очень... личным процессом, разделяемым обыкновенно с близкими им людьми.
Несколько напрягшись, Сонак легко спрятал вину на неопределённый срок. Стоит подождать ответа, прежде чем делать выводы, и вспомнить пока что все, что он знает из их личных дел.

[NIC]Сонак[/NIC] [STA]Неправильный вулканец[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/4z58M.jpg[/AVA]
[SGN]

«К чему приводит метафизика»

Сезон 4. Серия 1. За гранью
Сезон 4, Серия 9. Гастрономическое порно
Сезон 4. Серия 10. День душевнобольных
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота.
С собой: он сам, коммуникатор на всякий случай и стратегический пакетик сахара с треллиумом-D в нагрудном кармане. Стимулирует мозговую активность и снижает чувствительность нервных окончаний... Короче, почти алкоголь.
Положительный такой алкоголь.

«…и они, наверное, делают неправильный мёд!..»

Сонак воспитывался теми же методами, что и все вулканские дети, вплоть до четырнадцати лет. Родители молча поджимали губы – неслыханное проявление эмоций для глав столь влиятельного клана – воспитатели мрачнели, не меняясь в лице, а четырнадцатилетний Сонак логично и аргументированно объяснял всем желающим, почему отказ от эмоций является наиглупейший поступком из всех возможных. Благодаря связям родителей его отправили в Академию Звездного флота ещё до совершеннолетия.
Сонак служил на Земле, пытаясь научиться тому, что столь хорошо удавалось людям – выражать свои эмоции осторожно, но искренне и предельно честно. Не получалось. Никогда не получалось, а чувства были слишком негативными в 87 и пяти десятых процентов случаев: вулканца не отпускали в космос. Он мечтал – да, именно мечтал, переживая весь спектр эмоций – о полетах к звёздам, а родители с каждой беседой все больше и больше мрачнели. Наконец, на его двадцатипятилетие, Сонак понял, что означает слово «счастье». Он взошёл на борт космического крейсера «Страж» в роли второго помощника капитана. Сонак впервые в жизни по-человечески улыбался.

[/SGN]

+5

12

[NIC]Тринн[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/t/WH1oK.jpg[/AVA]
Удивительны пути судьбы, которые сталкивают разумных и высекают от этих столкновений искры войн и вражды, которые стирают цивилизации и рождают новые, которые связывают между собой нити чужих жизней так, что уже невозможно отделить одну от другой. Именно это произошло с Тринном и его принцем, будущим повелителем, сжимающим в своих тонких пальцах его всего: захочет – раздавит, захочет – приласкает, и верный слуга без колебаний примет любую учесть.
   Эльму хорошо здесь, посреди пустого и холодного космоса, где на миллионы миль вокруг не замечено признаков даже простейшей жизни; хорошо на этом корабле, огромном, мощном и в то же время таком маленьком и хрупком в сравнении со всеми красотами и ужасами окружающих галактик, – раз хорошо ему, значит, хорошо и его тени, вечному спутнику, ангелу-хранителю, Тринну. А иное не имеет никакого смысла.
   Поужинать в столовой? Нет проблем. Если Эльм хочет насладиться жизнью рядового учёного исследовательского корабля, никто его останавливаться не будет. Заодно это прекрасная возможность ещё раз поддержать легенду двух деваэрцев на «Страже», якобы они всего лишь скромная, самая заурядная парочка, и к королевской чете своей родины никакого отношения не имеют. О чём вы? Правители себе подобного не позволяют!
   Из этих соображений хрупкий юноша и оказался подхваченным на руки. Его верный спутник выслушал несколько ахов и охов неожиданности с самой коварной ухмылкой, на какую был способен, и решительным шагом устремился по коридорам их временного жилища. Никто из встреченных по пути коллег не ушёл от мистера Тринна, известного болтуна, без внимания, даже те, кто мелькал за дальним поворотом переборки, удостаивались громогласного приветствия, комплимента и вопроса о делах. Обаятельный ксенопсихолог, ничуть не стеснённый своей ношей в виде, кхм, близкого друга, рассыпал вокруг искры своей харизмы и неизменного добродушия, пуская по кораблю новые волны перешёптываний – и ответных улыбок. Лэлис однозначно веселился от этого представления, хотя привычно держал лицо и оставался воплощением вежливости.
   Вот и на пороге просторного помещения по окончании их, без скромности будет сказано, триумфального шествия он не позволил себе говорить громко, а всего лишь тихо бормотал на ухо своему верному подданному – когда их окликнули. Тринн бросил взгляд на вулканца, затем на юношу, приподняв брови в немом вопросе, а когда получил ответ едва заметным наклоном головы, принялся за своё лицедейство. Не стесняясь нисколечки, он повысил голос, сразу же привлекая всеобщее внимание к своей высокой фигуре с молодым Леальдом на руках:
   – Приветствую всех присутствующих! – и даже исполнил небольшой трюковой номер, почтительно поклонившись, продолжая удерживать свою ношу. – Желаю приятного аппетита! – ну а далее, раз кое-кто из знакомых уже изъявил желание обзавестись их компанией: – Мистер Сонак! И вы здесь! Конечно-конечно, мы с удовольствием отужинаем вместе с вами!
   Эффектно появившаяся парочка уже оказалась рядом со вторым помощником капитана, Тринн запросто отодвинул стул ногой, всё ещё не отпуская Эльма, и устроился на освободившемся месте… бережно усадив юношу к себе на колени, обняв за пояс и прижав к груди. Оставалось надеяться, что ни от кого данный факт не ускользнул. И это даже не в полной мере была привычная для одного балагура с дипломом ксенопсихолога провокация – он в самом деле получал удовольствие, когда его принц оказывался так близко и под защитой, а уж когда это можно было делать везде и всюду, не оглядываясь на приличия…
   – Как денёк прошёл? – концентрированный поток обаяния теперь изливался на брюнета, сидящего напротив. – По-моему, всё спокойно, как в склепе, ага? Мне даже пару раз казалось, что двигатели заглушили, так всё чинно и без проблем. А что у нас сегодня для «поживиться»? – запросто заглянул он к вулканцу в тарелку. – Вроде выглядит неплохо. Есть вообще из чего выбрать? …Эли так устаёт от этого своего гроба с антигравитационными установками, – без паузы переключился молодой учёный. – Так неудобно на нём перемещаться во всех этих извилистых коридорах, что я решил: надо побаловать прелесть, – ласково муркнул он и прошёлся по лицу Лэлиса, находящемуся так близко, взглядом столь тёплым, что он, кажется, мог бы и пробирку с реактивом нагреть. – Ты, кстати, чего хочешь?

Отредактировано Ник МакКеон (27-09-2018 15:14:41)

+4

13

Господин Турсей вошел с усталым видом – он не очень любил эту традицию общих трапез. Приготовить себе еду было, безусловно, возможно, но не для того он программировал андроидов на слежение за своим распорядком, ибо прекрасно понимал свои же особенности – забывчивость к таким деталям вообще была характерна тем, кто много думает и делает.
А гель-пакеты... Мысли о гель-пакетах продолжали его радовать, буквально как ребенка с игрушкой.
Сардус вошел, напоминая типичного персонажа на каждом свезднофлотском корабле из известных – например, Седьмую из Девяти. В конце концов, недаром же звездолет одного и того же класса. Подчиняясь своей же аналогии, он чуть было не запрограммировал в генераторе биомассу с каким-нибудь вкусом. Судя по падду, сегодня его ждал рецепт номер 7.2 В целом, неплохо.
Подойдя к устройству, он ввел код, получая свое блюдо. В отличие от всех в этой комнате, в его еде не было дополнений. Сардус уселся в углу, угрюмо глядя на трепетание желе. И улыбнулся. В принципе, очень нелепо радоваться тому, как о тебе заботиться написанная тобой же программа. Ну да.
Ложковилкой он победил студенистую массу, точным ударом отсекая кусок фиолетовой еды. Отчего-то ученому нравилось есть еду несъедобных цветов. Рядом, в подтверждением этого, лежали кубики темно-синего цвета, как купорос. Сидя и жуя – довольно сложно продолжать смотреть только в падд. Но Сардус пока справлялся, уткнувшись в падд, глядя в цифры и данные, графики и диаграммы. Иногда, в порядке разнообразия, туда примешивались спектрограммы. Информации куча, толку – ноль. Чуть понятнее где-то, но не там, где хотелось бы. Зато больше вопросов в области, о существовании которой раньше даже не приходилось задумываться.
Рядом шумели люди, но пока, потерянный в своих размышления, Сардус даже не до конца отдавал себе отчет, что находился в общей каюте с людьми. Большую часть он даже не осознавал. Только еда и работа. Работа и еда.
Конечно, он немного лукавил. Было довольно сложно и боязно смотреть на брата. И вообще, каково было Терри глядеть на весь этот пир людей, о которых он знал правду… но не всю. Сардусу, безусловно, не было приятнее от того факта, что все людишки вокруг – многоразовые. Сейчас только многоразовость Терренса внушала какие-то благие чувства, остальные были уже даже пронумерованы в соответствие с витками петли. В науке он любил скрупулезность и занудную точность. Именно тогда эксперименты становились информативными, а не типичным черт знает чем.
Люди ели. Сардус размышлял.

+3

14

[NIC]Нова Ния`Зейорф[/NIC]
[AVA]http://s7.uploads.ru/t/O9ZuB.jpg[/AVA]
[STA]Снежинка[/STA]
Нова же в силу арканианского юношества не подозревала, что вызывает у окружающих гастрономическое пожелания съесть нечто более вкусное, в большом количестве. Вот сидит себе, жует за обе бескровные щёчки.

Свободные места в столовой пока что сокращались, к ее радости. Насколько известно, совместное принятие пищи открывает множество путей, от дружеских до романтических – метис знала это утверждение, но никогда не проверяла, и не знала, является ли оно подлинным. Хотя, кто знает, может, и стоит его сегодня вспомнить. А пока ей были ближе арканианские привычки, хотя если бы окружающие знали, что прямо сейчас она их нарушает абсолютно яро и с явным фанатизмом... например, как сейчас. В ее народе не принято весело шутить, задорно качать скрещенными ножками, не достающими до пола на высоком стуле.
«Интересно, как бы они отреагировали, если бы увидели меня в церемониальном одеянии или личном экзоскелете?» – призадумалась Нова.

Реакция по поводу личности доктора МакКея была интересной. Штурман недовольно ворчал в его сторону с явным желанием отправить «доктора зло» в чёрную дыру, постигать знакомство с хвостатыми, рогатыми чертями, при этом отъезжая за более вкусной заменой бульона:
Хорошо! На ваше место я лично не позволю усесться, даже на пол! – ответила штурману Нова. А после задумалась, не сморозила ли она чего? Что она мастерски умела!
Ксенобиолог, ещё и в нескольких других областях умеющая работать, девушка ненароком взглянула на свои ноги. А ведь в детстве ходить она не могла, как и парить, подобно своим сородичам. Последнее до сих пор было ей не дано.

Доля секунды, а, казалось бы, прошло их гораздо больше, и каплелан уже отшучивался по поводу насильного кормления.
Пожалуй, низкокалорийной еды с ложечки и подобного экстрима я не переживу и впаду в спячку, – улыбнулась юное дарование науки. – А если я Вас сдам, меня может постичь ровно такая же участь... Для профилактики, чтобы не повторять подвигов Терри Адамса, –ихонько хихикнула учёная. После чего вновь атаковала свою вредную булочку – ради этого можно было забыть о еде на весь день – да, именно так.

Бело-серебристое создание сидело за столиком, не отвлекаясь от Терри, и премиленько жуя за щёчкой очередной кусок, осматривала окружающую обстановку.
Кажется, я пропустила несколько собраний. Разбирала расстановку лаборатории едва ли не по винтикам…
И после замолчала.
«Боже, Нова, ну что ты делаешь? Ты снова переводишь знакомства в официальное русло: работа, да и только. Ещё неизвестно, сколько вы будете здесь. Надо подружиться! Давай, псевдогений!»
Ния`Зейорф мотнула головой.
Нет. Лучше о чём-нибудь другом. Не хочется сейчас о работе говорить.
Последние слова были сказаны неуверенно, тише, чем все прежние фразы, и медленнее.
«Чёрт. Очередная ошибка? Что будет дальше? Снова косячишь, да… Ты мастер знакомств. Только умеешь вставлять веселые фразочки».

А к этому времени любителей поесть попозднее прибавлялось, помимо людей их столиком, в столовой появилось двое вулканцев и двое мужчин, которых пока Нова не знала.
Скажем, двое из них производили просто неизгладимое впечатление. Настолько, что даже бескровное лицо Нии`Зейорф выдало румянец, а колебание её расовых «узоров» выдавало эмоциональную нестабильность. Да, они со всеми поздоровались, но густо покрасневшая арканианка ничего не смогла сделать, ибо шиппер в душе девушки не спит. С планеты меняющих пол персон-то.
Стараясь не думать, она уставилась в тарелку и отметила, что повар решил опозднунов от души накормить выкрашенными кунжутными семечками. По крайней мере, новые порции все были присыпаны ими.
«Интересно, зачем он покрасил кунжут? Я хочу быстрее всё съесть».
Последний кусок первого бургера ушёл в ротик арканианки и ушёл в своё весёлое странствие по превращению в чистую энергию и запасные вещества организма.
Девушка запила это яство несколькими глотками чая. После взор хищника устремился на следующую жертву ее аппетита, посыпанной мелкими оранжевыми семечками.

+4

15

Оливейра по-прежнему шебуршал чем-то в подсобке, но Фабо выскочил довольным и с тарелкой сырного салата.
Фабио, мне что-то захватишь? Жратеньки хочется! – Фернандес не мог усидеть за пультом, заскочил буквально на секунду. – Меня вахта ждёт.
Марш отсюда, быстро. Сиди и жди, оголодавший, – и Барони махнул рукой якобы сердито. – А ничего наш мелкий, – сказал он, однако, едва связист скрылся в коридоре. – На оранжевой планете не струсил.
Кремешок. Он же с Кракея, – заметил Дини, заканчивая с выбором начинок и припечатывая их верхней половиной булки, – Между прочим, интересное место. Из всего, сколько-нибудь напоминающего земную природу, там имеется только подобие змей и ящериц. Пресмыкающиеся ведь эволюционно близки к птицам, вот и тамошние змейки из степей да пустынь улетают летовать в прохладные края, а по осени возвращаются, гнёзда вьют, гадёнышей выводят. По местному радио объявляют: «Начался осенний перелёт гадов», представь. Увидит, бывалоча, местный фермер клин летучих змеев в небе, и скажет соседу: «Надо взять ружьишко, да пойти змеек настрелять!..».
Ни хрена!.. – обалдел второй навигатор, – А жить там как? С лучемётом, что ли, дома сидеть, ждать, пока такая дура в форточку залетит?
Ну почему? – покосившись на тарелку Турсея с совершенно несъедобного вида содержимым, Дини подумал, что вот это и есть то самое, чего ему, скорее всего, и придётся отныне есть, кроме ненавистного, за один ужин уже надоевшего бульона, согласно рекомендациям обоих этих живодёров в форме медиков, поёжился, поспешно отвёл взгляд и подкатил к своему месту, которое честно сберегла незанятым корабельная феечка, за что он ее и поблагодарил улыбкой и кивком, не прерывая ответа земляку: – Птицы же не все хищные. Вот и гады там тоже большей частью зерноядные, травоядные…
Травку кушают. С мяском. Гусеницы, улитки, зверюшки мелкие, чьи-то ноги босые… Салатик. Не, не надо мне таrого счастья! – заявил Фабио, плюхаясь на стул и плюхая на стол рядом с занятым тарелку. – Я бы не стал там жить. Я бы уехал.
Это не самый неприятный аспект жизни в том мирке, – Неро улыбнулся украдкой капеллану – мол, нарушаем предписания СМО напропалую, да, падре? Но говорил, показав взглядом на свой бургер, всё ещё отвечая Фабио: – Там в глухомани такие монстры ещё сохранились, что ни в сказке, ни пером… и ничего, живут люди. Человек ко всему привыкает. Те, кто не привык, не выдержал – уехали. Остались несгибаемые пионеры и их потомки, – забирая с тарелки суперсэндвич, который удержать можно было только обеими руками – эдакую-то башню с нежно-салатными оборками, Дини поднял глаза на громогласное приветствие.
Те, кто появились в дверях, стали прям-таки идеальной иллюстрацией к неистребимости «пионерства» и приспособляемости рода человеческого: неунывающие деваэрцы сияли, как именниники, кажется, вопреки всему. Не сказать, что их планета кишела монстрами… но сама она сюрпризов таила, как оказалось, уймищу – никакой Первой и главной директивы Звёздного флота, запрещающей влиять на жизнь населенных на момент обнаружения миров, не хватило. Сама она, планета, была слегка монстром, пережевавшим людей и вылепившим заново, как Неро понимал.
Приятного аппетита и вам! – откликнулся штурман негромко, и в его голосе слышалась не только благодарная улыбка, но и понимание, смешанное с глубоким уважением.
Смотреть на эту парочку было приятно… всегда приятно, с ними рядом в каждом просыпалась простая, почти детская способность радоваться тому, что просто живёшь, от них фонило обаянием, дружелюбием и весельем разной степени сдержанности… и несдержанности тоже. Глядя на то, как Тринн с Эльмом на руках прямо присаживается к вулканцу постарше, Дини мягко улыбнулся – иногда слияние противоположностей действительно полезно обоим половинкам инь-ян и порождает гармонию.
«Благоприятна стойкость, – отряхивая пальцы от кунжутных семечек, вспомнил навигатор дословное толкование верхней, замыкающей черты выпавшей ему нынче утром седьмой гексаграммы «Ши», «Войско»: – Возмужалому человеку - счастье, хулы не будет». А что там внизу было, в начале?.. «Великий государь владеет судьбами, начинает династию, собирает земли и наследует их [своему] дому. Ничтожному человеку – не действовать!».
Странно. К чему бы это? – но мысль ушла, и ладно – кусать бургер лучше было без неё.
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

«Хрустальный штурман»

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (28-09-2018 23:20:32)

+2

16

Да, Лэлис откровенно веселился, хотя виду старательно не показывал, вернее – старательно принимал и удерживал вид кроткий и серьезный – уж это-то он умел, ровно в той степени совершенства, в какой его спутник… и сейчас менее всего слуга умел топить окружающих в море своего обаяния. Всех окружающих – в радиусе мили, не меньше. И здесь, в столовой, он продолжал вести себя согласно тактике «и пусть никто не уйдет обиженным», а в их случае – не обласканным вниманием и не засыпанным приветами и благопожеланиями с головы до ног. Даже те, кто чуть и показывался-то в пределах прямой видимости, оказались завалены этим искрящимся конфетти дружелюбия. Эли так никогда не сможет, конечно, поэтому диво ли, что он, привычно и донельзя удобно взятый на руки, посматривал на воспитателя с восхищением почти нескрываемым? А потому не заметить вопросительно приподнявшуюся бровь Тринна он никак не мог, и, дабы не прерывать поток его громогласных приветствий, ответил тоже жестом – кивком, таким, какому сам же Тринн его и учил – совсем неглубоким, четким, но весьма плавным, истинно королевским, горделиво-милостивым, скромно опуская при этом ресницы. Правда, он тут же вскинул взгляд на вулканца, повернув голову, в свою очередь с искренней приветливостью, но негромко заверяя:
Мы будем рады, мистер Сонак. Надеюсь, мы не испортим Вам аппетит.
Немного жаль было выпускать жизнерадостного «носильщика» из объятий – руки Эльма так и лежали на его плечах – однако, вопреки ожиданию, будущая королевская задница приземлилась не на стул, а на теплые и упругие колени воспитателя… о, то есть коллеги, что заставило юношу очаровательно смутиться и даже слегка порозоветь. Разумеется, все вокруг исключительно толерантны – ну любящая пара молодых мужчин, и что такого? На Деваэре и то это почти стало нормой, принимаемой обществом, а уж на корабле Звёздного флота Федерации, где служат представители самых разных рас с самыми причудливыми укладами и обычаями, кто осудит или хотя бы удивится? И, естественно, мистер Леальд совершенно не возражал оказаться в самой надежной и теплой охапке во всей ойкумене, но теперь уже сидя, а не на весу. Он не был тяжелым, а для Тринна с его особенностью и вообще, наверное, казался легким, как птичье перо, и все же Эли вновь царапнуло сомнение – для него самого-то это удовольствие, а для телохранителя? Очень правдиво для их легенды, только не переигрывают ли они сейчас? Одно точно: нежный румянец принцу очень шел.
Улыбнувшись еще разок, считай, ровеснику-вулканцу, мягко и располагающе, Эльм еще раз незаметно огляделся: народу действительно было немного – видимо, основная часть сменившихся с вахты уже успела…
Эли обернулся к дверям и почтительно, со всем служебным пиететом, улыбнулся непосредственному начальству. Доктор Турсей, правда, этого не только не оценил, но и не заметил, погруженный в свои мысли на ходу к стойке камбуза. Да что там, он даже ел, уткнувшись в планшет, и принцу стало любопытно – а вкус-то того, что жует, их научный руководитель ощущает вообще? И есть ли вкус у этого странного, ядовитых расцветок, видимого так издалека?.. – Лэлис, правда, недолго любовался на содержимое тарелки доктора, потому что в дверях столовой снова кто-то мелькнул, обронив многозначительно словечко «вахта». Эли опять преисполнился уважения к флотским – у них же посменная работа, даже вон у того бородатого мужчины в коляске. Им, «штатским-то специалистам», что, отработал несколько часов днем – и гуляй, а тут вон: ночь или утро только забрезжит – подъём и на службу катись.
Ну что ты, Трини, не преувеличивай, – изящные пальцы королевского отпрыска не менее ласково пробежались по груди ксенопсихолога (вполне настоящего, между прочим!), Эли снова включился в разговор за своим столиком. – Это совсем не гроб, это мой трон.
Но ведь при моем положении эти слова – практически синонимы, да? – только хранитель увидел – ясные серые глаза всего на миг утратили лукавинку. Однако через взмах ресниц Его Высочество уже озорно улыбался:
Можно мне овощи  и… рыбу?.. Доктор говорил о нетяжелой пище на ночь. – Не только доктор МакКей, ох, не только, и лет эдак с двух наследниковых, но об этом остальным знать не обязательно. – А тебе бифштекс? – Эльм уже нашел и позвал взглядом камбузного андроида – полненького, лысоватого и уютного. – Или что-то столь же внушительное?
[AVA]http://sh.uploads.ru/VaOgA.jpg[/AVA] [NIC]Эльм Леальд[/NIC]
[STA]На корабле мы сегодня уходим за Море…[/STA]

Отредактировано Лайонел МакЭлвин (30-09-2018 14:34:21)

+2

17

Сонак продолжил приём пищи, чуть заметно улыбаясь. Несомненно, весь сонм вопросов и самостоятельных на них ответов милейшего ксенопсихолога был риторическим, и никакое участие в беседе со стороны вулканца не требовалось. Однако, для поддержания общения, Сонак пару раз кивнул, великодушно пододвинул свою тарелку на рассмотрение, отодвинул обратно и поулыбался воркованию, судя по вербальным данным, младшего из друзей. Вероятно, как раз ему следовало ответить: его вежливость была более спокойной и намеренной, ожидающей отклика. Вулканец коротко качнул головой, ловя его взгляд:
Несомненно, не испортите.
От присутствия активно, динамично и несколько буйно радостного Тринна Сонак испытывал странное подобие комфорта, вызываемого медитацией. Как волны бьются о скалы, или ветер шуршит по пескам пустыни, речитатив, полный восклицаний, был мерным, ласкающим слух фоном. Вполне возможно, ксенопсихолог обиделся бы из-за подобной формулировки... Или же, напротив, его высшая нервная деятельность была прицельно направлена на создание максимально располагающего образа и обстановки. Специалисты подобного уровня редко действуют ненамеренно. Не зная, что испытывают коллеги по отношению к Тринну, Сонак лично для себя находил его прекрасной компанией для времяпровождения, подобного нынешнему.
Младший же, со странным на слух вулканца именем Эльм, ощутимо напоминал Сонаку младшего брата его вечно близкой и вечно далекой Т’Прад: милый, серьёзный, смотрящийся младше своих лет и какой-то... Сонак не знал верного слова. Как можно назвать человека, который выглядит ласковым?..
Занятно, – думалось Сонаку параллельно с анализом подсевших к нему персон, – Все же люди на редкость нелогичны. К чему повторно спрашивать разрешения, если я сам пригласил их разделить трапезу?
Он честно попытался вспомнить, что такое «трон», но ничего, кроме земной легенды о каком-то правителе, оставившем своё примитивное холодное оружие в твёрдых породах, то ли гранитных, то ли ещё какого-то схожего с ним по характеристикам камня, не приходило на ум. Троном же называлось парадное кресло, но с гробом оно имело слишком серьезные различия в конфигурации. Решив озаботиться осмыслением диалога позднее, Сонак поймал момент и осторожно переспросил у Тринна, откладывая приборы:
Вам действительно показалась привлекательной... вулканская еда? На моей памяти, – Сонак честно прикладывал все усилия, чтобы звучать как можно менее сухо, – Вы первый не-вулканец, который счёл «неплохой» визуально нашу кулинарию. Довольно... забавно.

[NIC]Сонак[/NIC] [STA]Неправильный вулканец[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/4z58M.jpg[/AVA]
[SGN]

«К чему приводит метафизика»

Сезон 4. Серия 1. За гранью
Сезон 4. Серия 8. День душевнобольных
Внешний вид: униформа навигатора Звёздного флота.
С собой: он сам, коммуникатор на всякий случай и стратегический пакетик сахара с треллиумом-D в нагрудном кармане. Стимулирует мозговую активность и снижает чувствительность нервных окончаний... Короче, почти алкоголь.
Положительный такой алкоголь.

«…и они, наверное, делают неправильный мёд!..»

Сонак воспитывался теми же методами, что и все вулканские дети, вплоть до четырнадцати лет. Родители молча поджимали губы – неслыханное проявление эмоций для глав столь влиятельного клана – воспитатели мрачнели, не меняясь в лице, а четырнадцатилетний Сонак логично и аргументированно объяснял всем желающим, почему отказ от эмоций является наиглупейший поступком из всех возможных. Благодаря связям родителей его отправили в Академию Звездного флота ещё до совершеннолетия.
Сонак служил на Земле, пытаясь научиться тому, что столь хорошо удавалось людям – выражать свои эмоции осторожно, но искренне и предельно честно. Не получалось. Никогда не получалось, а чувства были слишком негативными в 87 и пяти десятых процентов случаев: вулканца не отпускали в космос. Он мечтал – да, именно мечтал, переживая весь спектр эмоций – о полетах к звёздам, а родители с каждой беседой все больше и больше мрачнели. Наконец, на его двадцатипятилетие, Сонак понял, что означает слово «счастье». Он взошёл на борт космического крейсера «Страж» в роли второго помощника капитана. Сонак впервые в жизни по-человечески улыбался.

[/SGN]

+3

18

Чтобы не повторять подвигов Терри Адамса? – капеллан чуть ни подавился, представив картину, как войдет в историю павшим на поле боя за идею нарушения правил доктора МакКея, и повержен этим самым доктором МакКеем. Противостояние выходило достойное сравнения с низвержением Люцифера. За свою не такую уж долгую жизнь Терренс, конечно, успел нагрешить, но не до такой же степени!.. Впрочем, МакКей на Бога тоже не тянул, если только не брать в расчет его медотсек.
Не хотел бы я запечатлеть свое имя в веках в подобном амплуа, – улыбнулся Адамс.
Девушка была весьма милая, хотя ее напряженный поиск темы для разговора Терренс видел. Не всем легко дается социальная адаптация с осознанием, что вы вместе заперты на одном корабле, и никуда не деться. Страх перед конфликтами и банальным неприятием в такой среде был понятен, собственно, поэтому молодой человек и был здесь, чтобы помочь с этим справиться.
Вы любите книги? Думаю, это лучшая тема для знакомства, если мы исключаем работу. О погоде в космосе говорить довольно сложно, – капеллан забавно сморщил нос и открыто улыбнулся в попытке немного успокоить собеседницу.
Неро пока отвлекся, хотя и был доволен, кажется, одобрительным кивком головы Адамса на нарушение правил питания. Впору чувствовать себя хулиганом, склоняющим отличников с пути истинного. К сожалению, Терри не помнил свои школьные годы, поэтому не мог сказать точно, привычно ли должно быть для него подобное ощущение, или же нет. На размышлениях о воспоминаниях, Адамс заметил, что столовую посетил еще и консультант, но не заметил, как доктор Турсей зашел. Зато теперь наблюдал, как тот читает что-то на своем планшете. Почему этот человек каждый раз заставлял обратить на себя внимание, Терри не знал, но стоило тому хотя бы всплыть в разговоре, как думы Адамса сбивались со стройного ритма. Вот и сейчас капеллан внимательно следил за Сардусом, совершенно забыв, где они, задумчиво сверля консультанта взглядом, только отвлеченно отмечая, что снова вернулась головная боль. Однако стоило тому поднять взгляд, Терренс вздрогнул, будто очнулся от своих мыслей, хотя не мог припомнить ни одну из них.
[NIC]Терри Адамс[/NIC] [STA]Не МакКей[/STA] [AVA]http://s7.uploads.ru/QR3uV.jpg[/AVA]
[SGN]

Капеллан

Терренс учился на медицинском, собираясь посвятить свою жизнь хирургии, где всегда не хватало талантливых людей. Но в любой истории присутствует своя драма, изменяющая ход событий и заставляющая пересмотреть все, начиная от мировоззрения и приоритетов, заканчивая жизнью в целом. Молодой человек нашел себя на поприще священнослужителя. Медобразование, конечно, он получил, но уже по специализации психиатрии и психоанализа. Последующий опыт в работе и значительной помощи ветеранам после военных действий или неудачных исследовательских миссий привел Адамса в Звездный Флот.
Врачебная тайна и тайна исповеди для него священны, так же как и интересы пациентов. Терри упрямо ставит благополучие живых существ превыше всего, стараясь действительно оказать помощь, не ограничивая себя рамками стереотипов или иного вероисповедания. Любого старается понять, верит в причинно-следственные связи. В любых ситуациях сначала думает, потом действует, не растекаясь слизняком по стекловате с философскими изысканиями. И не афиширует, что является еще и капелланом.

[/SGN]

+3

19

Какой эффект произведёт подобная – на самом деле весьма невинная в его исполнении – выходка, Тринн прекрасно знал. Ещё бы! Сценарий давно рассчитан в уме, пускай не дотошно и по всем пунктам, но с чётко обозначенной целью, которой подчиняется едва ли не каждая минута жизни. Хочешь спрятать – прячь на видном месте, как говорится, чем потомственный аристократ Деваэра и занимался, дабы его стараниями юный Лэлис интересовал экипаж исключительно своими фееричными отношениями с коллегой-болтуном и не вызывал желания изучить подноготную, повышая риск раскрыть инкогнито королевского наследника. Принц ведь априори не будет позволять подобной развязности ни в какой ситуации, верно?
   Вот возможность открыто заботиться о самом дорогом для него во всей Вселенной создании мистеру Тринну казалось приятным дополнением к творимому спектаклю. Да, в какой момент Эльм перестал в его глазах быть просто дорогим младшим братом, вызывающим желание загородить своей широкой спиной ото всех опасностей жизни, сказать сложно, однако совершенно точно много позже того времени, когда за новые способности потребовалось платить. За всё надо платить свою цену, а за возможность перекраивать судьбу – и подавно. В первый раз касаться своего ненаглядного принца, сдавшись тому самому желанию, было невероятно страшно, ведь Леальд мог не принять, оттолкнуть, перестать доверять… Только качать эмпатическую энергию из кого-то другого, оставляя ради этого принца без защиты, с каждым днём казалось всё более диким.
   Хотя это оказалось не единственной данью, и изменённый организм имел так же и изменённые требования, одним из которых являлся практически постоянный голод. Так что тарелку вулканца шумный ксенопсихолог изучил с искренней заинтересованностью.
   – Мистер Сонак, знаете такой анекдот? – с доброй улыбкой молодой деваэрец вскинул взгляд от блюда в лицо его хозяина. – «Тебе что на завтрак предложить: мюсли или йогурт?» – «Давай мюсли, йогурт – и что-нибудь пожрать». Когда по-настоящему голоден, ваша национальная кухня крайне привлекательна!
   На этом Тринн отвлёкся от своей драгоценной ноши и её собеседника, заприметив появление непосредственного начальника. В смысле, начальника его легенды и легенды Эльма, двух молодых научных сотрудников. У самого плутоватого аристократа-то господин был один-единственный, и он точно сейчас не возил носом по своему рабочему падду, ориентируясь в помещении явно с помощью эхолокации, а не зрительного аппарата - по причине занятости последнего рабочими документами. Что, впрочем, совсем не значило, что его нельзя отвлечь, так что громогласное «Мистер Турсей!» и активное размахивание поднятой над головой рукой, призванное выразить радость от лицезрения доктора, не заставили себя ждать. И, похоже, в который раз привлекли внимание всех присутствующих, кроме того, кому предназначались. Ну и ладненько, не страшно. Всё равно эта неприступная крепость рано или поздно сдастся под натиском очарования одной шельмы и та всё таки наладит контакт с хмурым учёным, надо лишь не отступаться.
   Вниманием к своему драгоценному принцу Тринн вернулся как раз тогда, когда тот закончил перекидываться вежливыми фразами с соседом по столу и определился с меню для них обоих, вновь прибывших, удостоившись умилительного воркования:
   – Ты ж мой заботливый, – и короткого поцелуя в висок. То, что заказал юноша, его полностью устраивало.
   – А вы, мистер Сонак, национальную кухню других народностей пробовали? – ксенопсихолог снова сосредоточился на помощнике капитана, впрочем, не обделяя вниманием и своё сокровище, которое принялся отрешённо поглаживать по спине тем самым рассеянным движением, которое вроде как само собой разумеется. Он углубился в сравнение типичных блюд для своей родины и родины вулканца, пытаясь выискать и там, и там нечто схожее, благо, множество вегетарианских блюд на Деваэре так же уважали. Пока воспитатель наследного принца в красках расписывал то, что ему довелось попробовать, казалось, чуть слюной не захлебнулся, хотя кухонный андроид был на самом деле весьма шустрым.
   – Ну, приятного тебе аппетита, Эли, – муркнул Тринн, когда перед его носом наконец появились тарелки с горячим ужином, и, одной рукой придерживая прекрасное создание на своих коленях, принялся уминать мясо с гарниром. На какое-то время над столом повисла тишина по причине того, что ксенопсихолог-болтун наконец занял чем-то другим свой рот, правда, в его исполнении длилось это буквально несколько минут.
   – Хм, никак не пойму, что не так с этим бифштексом, – наконец возвестил телохранитель королевской особы под прикрытием. Посмаковал вкус на языке, ещё немного задумчиво пожевал. – Как будто что-то не так, как обычно в этой столовой, – задумчиво свёл он брови к переносице, а потом повернул лицо к Эльму: – А с твоей рыбой всё в порядке? Или мне только кажется, будто добавили что-то, чего раньше не было?
   Ощущение на языке оказалось столь неуловимым, что Тринн даже не мог сказать точно, ему ли оно принадлежит. Вроде бы, что-то ощущалось не так, как обычно, но опасности вроде бы не предчувствовалось.
   – Прошивка, что ли, у местного андроида обновилась вместе с новшествами в рецептах? – продолжил он между тем терзать прожаренное мясо, не торопясь от него отказываться.
[NIC]Тринн[/NIC]
[AVA]http://sh.uploads.ru/t/WH1oK.jpg[/AVA]

+2

20

[NIC]Сардус Турсей[/NIC]
Он тихо, едва шевеля губами, иногда что-то говорил себе под нос, увлекшись настолько, что даже забыл, где вообще находиться. Еще мгновение – и он потянется рукой к привычной доске компьютера рядом. Рядом – это в его родном кабинете на его станции.
Давал больше вопросов, чем ответов, новый массив отчетов, разглядывая который, буквально можно было утонуть с головой. В ней как раз пронеслась отличная мысль, рука двинулась к несуществующему падду. Сардус слева от себя пытался что-то нажать в воздухе, а не справившись, повернул голову в пустоту. Поглядел на нее с секунду... и чертыхнулся на каком-то, одному ему понятном, языке.  Встал, ворча еле слышно, и сделал себе какой-то напиток в аппарате. Разумеется, напиток был тоже ядовитых цветов.
С некоторым зависанием Турсей вновь вернулся на столик и погрузился обратно, моментами что-то нажимая в воздухе, будто там что-то находилось. Тут, на середине своего напитка, он резко встал, стал озираться.
Меня кто-то звал? – удивленно и немного рассеянно оглядывал всех Сардус. Лицо выражало такое удивление, будто его сюда телепортировали из далекой-далекой галактики. Сориентировавшись, доктор Турсей нашел продолжение реплики: – Извините, всем приятного поглощения пищи! Рад всех видеть! Слишком увлекся, – пояснил он.
И сел обратно, украдкой глянув до этого на Терри. Хихикнул, размышляя, как приклеить к братцу датчики, чтобы тот их не снимал. Нельзя сказать, что грозный ученый был особо общительным, и общая зажатость чувствовалась. Просто людям было не ясно, почему – Сардус не очень любил и умел общаться с людьми или другими существами, если они не привязаны.

+2

21

«Мюсли, йогурт, и что-нибудь пожрать»? – сидящий на коленях у штатного балагура научного отдела «Стража» молоденький ксенобиолог украдкой закусил губу и спрятал под опущенными ресницами смешинки. – Это определенно наш случай. Эх, надо было попросить у Базена мюсли и йогурт, чтоб уж совсем канонично-анекдотично было, по калорийости и легкости усвоения такая пища как раз равна предстоящему ужину наследника инкогнито.
Относительно выбора блюд не для себя он не сомневался ни секунды: мясо, ну конечно, мясо, не кашку же, сохраните боги, Тринну заказывать? – Эльм сперва внутренне поулыбался, в цвете и объеме представив своего гувернера с нарочито простодушной физиономией, перемазанной жидким варевом для младенцев и в слюнявчике с крупной розовой ягодой поляники, потом решил, что прятать улыбку не обязательно; хорошее настроение у людей в хорошей компании – нормально улыбаться, ненормально сидеть скорбной букой, особенно когда тебя так обнимают и… красуются, на самом деле, тоже отчасти для тебя. Так что кто тут на самом деле заботливый – даже вопроса не возникает, мистер Леальд всего лишь более-менее добросовестно и удачно зеркалит бойфренда, именно то и выражала его следующая смущенная улыбка, очень личная, не напоказ. Рыба и овощи, как принцу какому – это тоже не выбор для Трини, при таком-то зверском метаболизме. Да он, теперь уже богам славу воздать надо за это, запросто подметку кожаную переварит при небходимости, его защитник ненаглядный, так что бифштекс стал выбором самым естественным – час, по крайней мере, сытости телохранителю и другу будет обеспечен. А уж если еще с чем-нибудь… – брови Эли озабоченно сошлись на миг – он не догадался заказать гарнир, а теперь поздно, пожалуй? Или можно все-таки сгонять андроида за добавкой?.. – вот он, гамлетовский вопрос в теперешних реалиях: «послать или не послать?».
Принц отвел задумчивый взгляд от тарелки Сонака, куда тоже заглянул за компанию с… компаньоном, да, но без тринова энтузиазма – отменным аппетитом в паре отличался только старший. Верно, и за это стоило бы вознести хвалу высшим силам, а то бы их двоих настолько прожорливых, не прокормить было, объели бы Звёздный флот подчистую. – Эльм вновь улыбнулся, подцепляя вилкой ломтик… перца, что ли, тушеного, нашинкованного в рагу в комплекте с другими овощами. Лакированная ярко-красная кожица выглядела даже соблазнительно… а мякоть на вкус очень даже ничего, – особенно в сочетании с пресноватым тунцом, – решил поглаженный и довольный жизнью Эли, кивком поблагодарив за благопожелание, чтобы не перебивать сочного рассказа, и краем уха слушая журчание наставника, добровольно устроившего соседу по столу экскурс по далям и простанствам межгалактической кулинарии в ее вегетарианском разделе. Вот, что значит талант убеждения и склонность просвещать (их точно не пропьешь!): принц на минуту целую даже засомневался на предмет – не стоило ли и ему нынче вечером покушать травки? К счастью, Тринн умолк, и жевание рыбного филе перестало казаться кощунством сродни каннибализму.
Не знаю, – озадачился Эльм на фоне прерванного молчания, замерев с наколотым на вилку «перчиком» у рта, – я не заметил… – он снова рассмотрел кусочек овоща, снял его губами, пожевал задумчиво. – Пряно и душисто… вкус, действительно, необычный, но мне нравится.
Он вдруг поймал себя на том, что застрял взглядом на губах наставника, блестевших от масла. Эти оранжевые зернышки, прилипшие к ним, так вдруг захотелось собрать подушечкой пальца, а еще лучше – сцеловать...
Румянец вспыхнул н высоких скулах принца, он неловко качнулся на коленях наставника, и, найдя равновесие снова, преувеличенно осторожно положил вилку, перед тем как отреагировать на вопросительный возглас доктора Турсея:
Приятного аппетита, доктор. Не извиняйтесь, всё замечательно.   
Не слишком ли по-королевски милостиво это прозвучало? – Лэлис встревоженно взглянул в глаза наставнику.
[AVA]http://sh.uploads.ru/VaOgA.jpg[/AVA] [NIC]Эльм Леальд[/NIC]
[STA]На корабле мы сегодня уходим за Море…[/STA]

Отредактировано Лайонел МакЭлвин (14-11-2018 21:17:31)

+2


Вы здесь » Приют странника » «Зачарованный лес» » Сезон 4, Серия 15. Гастрономическое порно