Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » «Зачарованный лес» » Сезон 4. Серия 7. Приход-расход калорий – для нас как «Отче наш»!


Сезон 4. Серия 7. Приход-расход калорий – для нас как «Отче наш»!

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Время действия: 2446 г., 14 февраля-δ, 20:00-22-00.
Место действия: «Страж», звездолёт класса «Бесстрашный» (USS Guardian NCC-74741), астрометрическая рубка, медотсек №2.
Действующие лица: Неро Дини (Эдвин МакБэйн), Сардус Турсей (Майкл Морган), Леонард МакКей (Питер Гудчайльд), Тарк (Таркос Ри`Дольк).

http://sd.uploads.ru/YzIPi.jpg

0

2

Кто там шагает правой?
Левой!
Левой!
Левой!

Пусть из компьютерного чрева
Придет заветная стезя,
Где то, что «можно» – это слева,
А справа – что «ваще низзя».

http://s9.uploads.ru/jX6PD.png

Этого следовало ожидать. Собственно, удивительно, что этого не случалось так долго; крепкие же нервы у офицеров Звездного флота, однако. Но и они сдают, когда достигается некий предел. Фабио перестает метаться по астрометрической рубке, как запертый в клетке лев, порывисто садится за пульт и начинает молотить по кнопкам.
Что ты делаешь? – спрашивает штурман.
Вдруг проход опять откроется. Давай, не сиди, как Будда, работай. Ищи коридор, тоннель, что угодно. Нормальный навигационный компьютер отслеживает обратный сигнал от луча. Даже в искривленном пространстве.
Если оно вообще есть – отслеживает, – соглашается Дини, разворачивая коляску от картографической проекции ближайшей звездной сферы и выкатываясь из-за пультов справа и слева, – Если компьютер нормален. А наш... я не знаю, что с ним.
Надо вернуться обратно, к тому месту, – упрямо, с яростью, заявляет младший Барони.
Протянув руку, уже притормозивший рядом Неро почти ласково придерживает запястье Фабио.
Там ничего нет, – произносит он печально и мягко, – Там уже ничего нет, понимаешь? Это не стационарный проход был, а блуждающий. Он закрылся и сразу переместился неизвестно куда. Мы можем ждать его в этом месте тысячу лет, а он больше не появится. Нет там никакого межпространственного тоннеля, Фабио.
Тот в отчаянии откидывается на спинку кресла.
А делать-то что? – раздражённо вскрикивает он.
Неро молчит. Сам он, наоборот, вдруг странно успокаивается, не испытывая ни гнева, ни страха, ни отчаяния. Мозг работает четко, пожалуй, как никогда чётко. Возможно, именно потому, что эту идеально упорядоченную, кристальную ясность мыслей, памятную по кушетке на берегу озера Иннэлейт, по смирительной ванне «Приюта Странника», как и тогда, не мутят больше ни ярость, ни боязнь, ни напрасная надежда.
Это не тупая апатия безысходности, а нечто полностью противоположное – холодное спокойствие, пополам со столь же ледяным азартом. В состоянии почти нечеловеческой сосредоточенности Дини прекрасно понимает, что произошло, видит правду во всей её беспощадности. Теперь вызов брошен не ему одному, а всему кораблю. Прятаться от случившегося некуда. Бежать некуда. Можно только принять этот вызов и идти навстречу тому, что ждет впереди. С открытыми глазами.
Штурман видит, как коллега смотрит на него с легким испугом, и соображает, что последние фразы произносил вслух…
Полчаса прошли в молчании и тишине – до первой басистой реплики белокурого верзилы-техника насчет непринципиальности присутствия здесь старшего офицера, которому можно уйти с вахты пораньше.
Барони-старшему, Рикардо, природа засветила меж карих глаз не только правом первородства, но и редчайшими среди корианцев экстрасенсорными способностями – иногда он видел вокруг людей и инопланетников свечение их эмоций и физического самочувствия.   
Олаф, оставь меня в покое, – по слогам сказал Дини, и Рикардо с великим удивлением услышал, как штурман второй раз за полет повысил голос, – Я не ребенок, я сам знаю, что мне нужно. Позволь мне самому решать, что мне делать и чего не делать. Пожалуйста, выйди вообще из рубки. Кругом марш!
На лице развернувшегося по команде Скригестада было написано детское недоумение – он, кажется, решил, что ослышался или спятил. Штурман сжал зубы и нахмурился. Минут через пять вставший со своего стула Рикардо наклонился к Неро якобы по делу, и негромко спросил, как о чем-то неважном:
У тебя опять боли?
А ты опять видишь ауру?
Нет. Я догадался, потому что ты сорвался и наорал на Олафа.
Дини нахмурился еще сильнее, на виду поддергивая наручный генератор. «Бирюзы» в оправе оставалось меньше четверти.
Тебе нужен новый браслет, – заметил лейтенант.
Мне нужен новый позвоночник.
Слухи носились по бесконечным коридорам этого корабля на субсветовых скоростях, уж точно. Неро клятвенно пообещал себе обойти оба медотсека и со всей нежностью рассказать и Адамсу, и Боунсу, что он думает по поводу их приверженности соблюдению тайны пациентской исповеди. Он бы сделал это прямо сейчас – по громкой связи, если бы не земляки-близнецы. Еще полчаса они не молчали, потом не молчали уже втроем. Рикардо Барони, неустанно остривший, отлично видел, что на четвертой «пуговке» штурману полегчало.
А ты уверен, что действительно хочешь вывести меня из терпения? – ласково так спросил Неро у старшего близнеца после очередного словесного туше. – Подумай еще. Ты ведь можешь об этом очень пожалеть…
Хочу заглянуть за край горизонта, – пакостно-пафосно продекламировал лейтенант.
Ангельское терпение, нордический темперамент… – разглядывая отражение навигаторского пульта в блестящем потолке, тихо и быстро забубнил Дини на манер мантры, – «В ответ воин смеется и смеется…».
Увидев, что циферки 5 и 9 на табло хронометра сменились четырьмя аккуратными ноликами, повеселевший Неро с наслаждением рявкнул:
Уйди, макаронник! Чаша моего терпения переполнилась!! Ты меня достал!!!
Исчезать эти паразиты умели мгновенно – всего через минуту выехав во вновь раздвинувшуюся дверь, навигатор не застал ни одного из братьев, зато наткнулся на собственную, пока отложенную неприятную мысль о вскоре предстоящей неприятной процедуре, породившую у него в мозгу новую теорию: коридоры «Стража» – это пути циркуляции общего информационного потока. Завидев за проеханным поворотом доктора Турсея, Дини в ней еще и уверился – неприятности неслись к нему на всех парах.

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]Хрустальный штурман[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

«Хрустальный штурман»

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (11-02-2018 22:41:18)

+3

3

Пост написан совместно

Через пару тихих фраз зашагавшего рядом по коридору медика штурман досадливо воскликнул:
Док... неужели ничего лучше катетера при нарушении тазовых функций не придумали? Космические корабли вовсю бороздят просторы Вселенной, а тут…
Хм... если не смогли вылечить само нарушение, то… – собеседник Дини развел руками, перехватив старомодную папку, которую держал под мышкой. – Можно что-то придумать типа водителей ритма в сердце, то есть все процессы по расписанию. Но очень сомнительно, насколько этот процесс будет по ощущениям комфортен. И это технически сложно. Катетер – куда проще и безопаснее. Хотя свои осложнения у этого метода тоже есть. В принципе, можно в ту степь подумать, – заявил он, будто бы начиная форсировать мыслительный процесс в этом направлении прямо сейчас.
Неро, поворачивая на коридорной развилке, молча посматривал на этого энтузиаста, прикидывая – стоит ли признаваться, что сам он примерно по тем же путям шел, и техническая мысля у них в одну сторону работает. Он тоже в размышлениях тихо сам с собою думал о процессах по расписанию или подаче сигнала как-то... в обход, что ли, минуя поврежденный участок спинного мозга. И о минимизации осложнений от проклятых трубок тоже думал, правда, не особо успешно.
Мой дорогой, а знаете, можно же ведь пойти по другому пути! – заявил «добрый доктор» таким тоном, будто эта идея только что пришла ему в голову.
Это по-какому? – с опасливым интересом спросил штурман, нутром чуя, что «другие пути» грозят завести его примерно туда же, куда обычно и заводят «благие намерения».
И ведь не обмануло предчувствие! Доктор Турсей тоже оживился, настолько, что на ходу прочел прямо-таки мини-лекцию:   
Когда начинают работать тазовые органы? Когда нужно выделять отходы жизнедеятельности. Но что, если их попросту нет? Есть подобные феномены у махровых йогов в Индии, есть близкий феномен у здоровых младенцев, рожденных от здоровых матерей. Можно навешать на человека трикодер для мониторинга всего и вся (счетчик калорий, измеритель АД, потоотделения и тыпы). И эта хрень будет рассчитывать спец-диету, четко под полную усвояемость. И есть придется какую-то таблетированную «еду», и пить воду строго дозированно. То есть та еще пытка в плане нормальной жизни, но это возможно.
Вот именно что пытка, потому что... – навигатор осекся, чтобы не сказать совсем уж лишнего.
…это настолько сосредоточенность на телесных «нельзя», что... ни о чем больше думать не сможешь..
Ох... черт, – Неро мотнул головой, отгоняя этот рапидный кошмар наяву. – Нет, уж лучше катетер, потому что это не жизнь вообще.
И физические нагрузки будут еще нужны регулярные, чтобы с потом выводить тот минимум шлаков, который все-таки будет образовываться, – добавил доктор.
А если болевой синдром есть? – глаза Дини потемнели до черноты, в них мелькнула злая насмешливость. – Гораздо рациональнее и проще повеситься. А если еще с почками проблемы – вообще ужас.
Как раз если с почками проблемы, то это более выигрышный вариант, потому что рассчитывается щадящий режим для них, – уточнил Сардус дотошно. – Но в целом, да, это путь для мазохистов.
На фиг-на фиг, – отмахнулся Неро, считая, что неприятный разговор подошел к концу. – Лучше уж с трубками, по старинке.
По старинке не получится, – вкрадчиво произнес доктор Турсей, наконец раскрывая свою папку. – Это идея Боунса, он ко мне обратился за помощью в составлении вашего нового рациона, я все перепроверил, утвердил, и вот теперь вручаю вам, – он протянул взятый сверху лист, и еще яснее стала такая сочу-у-у-увственная мина на его лице.
Ах, с какой радостью я бы вас послал на... хутор бабочек ловить... обоих... – невозможно было не прочесть этого во взгляде старшего навигатора, ей-богу.   
Я так вам сочувствую, – самым соболезнующим тоном пролепетал Сардус вслух. 
У вас язык не повернется, – но эту мысль спрятали опущенные ресницы.
Послушайте, мой дорогой… – захлопывая папку, доктор эдак по-шпионски оглянулся. – Но, между нами, да? – можно иногда забегать ко мне на обед. У меня андроид готовит, она все рассчитывает по калориям и элементному составу, а еще я чутка могу подшаманить с вашим метаболизмом, и... Боунс ничего не заметит, а вы хоть поедите как человек.

http://s3.uploads.ru/nkjDl.png

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]Хрустальный штурман[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

«Хрустальный штурман»

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.

[/SGN]

+1

4

Добрый доктор выждал МХАТовскую паузу, снова оглянулся по сторонам. И продолжил:
А вообще, я подумываю сделать из вашего «лечения», – и интонациями он явно дал понять, что лечением эти пытки не считает, – вначале хоть сколько-то нормальное функционирование, с ограничениями, конечно. А потом, может быть, сделаем все, как прежде. Не знаю, правда, как...
В лице читалась забота и какая-то смутная увлеченность. Заинтригованность.
...как конкретно. – закончил он, будто бы внутри что-то подзуживало его раскрыть что-то, замысел, правду... секрет?
Да, Турсею было интересно одинаково, что проколоть Неро, что вылечить, не травмируя. Сделав одно, он успеет сделать и другое. Но вначале человек пусть помучается. Они же все ему, Сардусу, говорили, что Боунс – врач, доктор, специалист.
«Вот и наслаждайтесь вашим гением», – мстительно подумал он.
Но, месть – мстёй, а дела надо делать.
Просто это сложно. – снова продолжил он, якобы помявшись. – Я вызвал перегрев ядра компьютера, где считал процедуру, чтобы сделать вас прямоходящим. Потребуется время, терпите.
И, вновь сунув папку под мышку, сделал несколько шагов в сторону, будто гуляя или размышляя. Взял задумчиво в кулак свой небритый подбородок. Хмыкнул.
Но это будет опасно. Действительно, текущие пыточные методы Боунса – все-таки наименее опасны. Вы очень рискнете, если согласитесь на мои.
И Сардус застыл, будто бы опомнившись.
Извините. Зря я сказал об этом. Еще и расчёты не закончил, даже не зная, насколько это безопасно. Забудьте, даже если получится, все равно это слишком опасный способ. Я себе не прощу, если вы пострадаете...
Ах, это милое лицо, которое он изобразил из себя. Опомнившегося ученого, который ляпнул не подумав, а потом, осознав, насколько сильно может повлиять... ужас! Сардус будто бы (лицом и мимикой – точно) испытывал трудности морального аспекта от своего предложения. Он, не поверите, будто бы переживал, что ляпнул лишнего и обнадежил Неро.
[NIC]Сардус Турсей[/NIC]
[STA]УберДобро[/STA]
[SGN]

Доктор Уберзло

Он творит генные организмы, целые расы и механизмы генетического контроля над ними.
Хотите себе идеальную живую игрушку с набором заказных параметров? Пожалуйста!
Хотите идеального солдата? Да не вопрос!
Царская чета хочет себе отпрыска потолковее/покрасивше/невосприимчивого к похмелью? Тащите ДНК мамы и папы!
Галатической корпорации нужна новая раса гуманоидов, работящих, устойчивых к трудным климатическим условиям и легких в управлении, чтобы разрабатывать ископаемые на новой планете? А потом нужен вирус, который в одночасье их всех уничтожит? Легко!
Создать клона вице-канцлера межзведной федерации с новой прошивкой мозга? Обращайтесь!
А еще он творит для души! И вот эти «зверюшки» самые забавные у него, иногда он специально «вбрасывает» их в обычный мир. А кое-кто сам сбегает и так весело искать беглецов по всему космосу…

[/SGN]

+2

5

Лист с росписью диеты дрогнул в штурманских пальцах раз, потом ещё раз. Оперев локоть о колясочный поручень, Дини медленно вдохнул через нос, надеясь, что и этого настырный собеседник не заметит. По мере того, как руководитель медико-генетических программ, в действительности обусловивших миссию этого корабля, поминутно оглядываясь, будто завзятый шпион, подступал к изложению своих скро-о-омных и альтруи-и-истичных намерений, старший навигатор космокрейсера «Страж» мрачнел. То есть и до того его лицо радостью отнюдь не сияло, а уж от роняемых доктором заманчивых и интригующих полуфраз оно совсем каменело, становясь отрешённой маской, будто в контраст с теплеющим взглядом Турсея и заботой, проступающей на его обычно надменной физиономии с холодными глазами.
Обычно владеющий собой Неро не справлялся – кажется, врожденное умение «держать лицо» ему изменило. Он стыдился этого и стыдился того, что чувствует к этому человеку, желающему добра, острейшую неприязнь – просто до ненависти. Это было чёрной неблагодарностью, это было крайне нелогично и непорядочно, но чувство никак не желало укрощаться, выедая изнутри кислотой. Спасаясь то ли от него, то ли от себя, то ли от Сардуса, Дини на автомате, все так же держа в руке проклятый лист, зарулил в неглубокую нишу у лифта, чтобы не мешать проходящим по коридору людям, и развернул коляску – навигаторские навыки давно превратились в чистейшей воды рефлекс, он бы и при смерти\в полуобмороке такое сделал.
Старомодный бумажный лист всё-таки выпал из дрогувших пальцев, красиво планируя, приземлился на бархатистое покрытие коридорного пола шагах в пяти – видимо, отнесло сквозняком из вентиляции. Миниатюрная брюнетка-энсин из научной службы изумлённо покосилась на него, обходя с явной опаской. От одного из слов в череде рассыпанных доктором штурман вообще вздрогнул и резко побледнел чуть не до зелени, и нет, это было вовсе не повторённое на все лады «опасно», как можно было подумать.
Пожалуйста! – Неро вскинул потемневшие глаза, в них застыл страх… или тоска. – Нет, доктор, нет, меня уже делали прямоходящим. Я больше не хочу.
Нет, ну не до такой же степени влипать в корабельную ноосферу… и часа не прошло с того разговора с Фабио.

– Это робот? – Дини заглянул в падд земляка, в свободные минуты рассеянно изучавшего какое-то странное бронированное существо, явно не природой созданное. – Полуробот?
– Нет. – Барони, понявший что к чему, отвечал спокойно, – Он живое существо. Вернее, не он, а в нём. Это просто костюм. Биомеханический. Какая-то старая разработка.
– Знаю, носил. Целых четыре дня. Не совсем такой, поменьше, конечно. Но похожий.
Фабио посмотрел на напарника в недоумении:
– Ты?! Зачем он тебе?
– Он должен был дублировать часть моей нервной системы. Подключиться к ней снаружи, заставить тело работать, – Неро извиняющимся тоном добавил: – Меня тогда «ставили на ноги».
– Почему же не поставили?
– Побоялись – сдвинусь. Все четыре дня я выл от боли.
Лейтенант поёжился. Если терпеливый Дини сознался, что боли не вынес – жутко представить, чего с ним в это время было. Штурман виновато улыбнулся, опуская взгляд.

[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]Хрустальный штурман[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

«Хрустальный штурман»

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (14-09-2018 02:52:31)

+1

6

Сардус забылся делами и кое-что забыл. Да, Неро теперь просто так не полезет опять под процедуры. Его придется осторожно приманивать. Пора было быстро менять стратегию.
Сардус серьезно посмотрел на Неро, облегченно улыбнулся, выдыхая:
Ну, хорошо! – он даже просиял. – А то я бывает слишком увлекаюсь идеей, забывая о желаниях человека. Хорошо что вы полны здравомыслия и решимости. Соблюдать диету, – закончил он с явным облегчением.
Или просто наноботов прямщас? И пусть что хочет говорит, я с компьютера в любой момент инициирую любой этап трансформаций? – он прикинул мысль очень быстро. Оставил на случай если уж совсем лишился дара управленца.
Сардус уткнулся в переносной планшет с данными, увлеченно рассчитывая какую-то формулу. Он еще слушал, но уже явно что-то считал дальше.
В общем, внешний вид консультанта явно показывал, что тому полегчало совсем, он расслабился. Заулыбался.
Короче, с меня ужин и андроид, с вас – идти на поправку. А то знаем мы этих докторов из медотсеков.
Он опять поглядел в планшет, там что-то опять пикнуло, щелкнуло, треснуло...
Но это приглашение, а не требование, – бросил он, на секунду отрываясь от устройства. В нем издались целые серии новых звуков. Можно сказать, что на них доктор Сардус перешел к более интересной для себя ситуации, закончив предыдущую – диалог с Неро. Хотя он и не то чтобы уходил... Можно было бы сказать, что он так чего-то ждет, но Неро был вполне достаточно знаком с Турсеем, чтобы понять, что тот просто задумался, и ему пофигу, где он стоит, пока там не стреляют или не угрожает что-либо прочее непосредственно Сардусу или его имуществу.
[NIC]Сардус Турсей[/NIC]
[STA]УберДобро[/STA]
[SGN]

Доктор Уберзло

Он творит генные организмы, целые расы и механизмы генетического контроля над ними.
Хотите себе идеальную живую игрушку с набором заказных параметров? Пожалуйста!
Хотите идеального солдата? Да не вопрос!
Царская чета хочет себе отпрыска потолковее/покрасивше/невосприимчивого к похмелью? Тащите ДНК мамы и папы!
Галатической корпорации нужна новая раса гуманоидов, работящих, устойчивых к трудным климатическим условиям и легких в управлении, чтобы разрабатывать ископаемые на новой планете? А потом нужен вирус, который в одночасье их всех уничтожит? Легко!
Создать клона вице-канцлера межзведной федерации с новой прошивкой мозга? Обращайтесь!
А еще он творит для души! И вот эти «зверюшки» самые забавные у него, иногда он специально «вбрасывает» их в обычный мир. А кое-кто сам сбегает и так весело искать беглецов по всему космосу…

[/SGN]

+2

7

В ответ на облегчённое бормотание доктора Турсея (перетак его и так!), который рассиялся на манер красна солнышка, помрачневший навигатор почти оскорблённо вскинул глаза. Поглощая синюю, особенно густого оттенка здесь, в коридорной нише, радужку, зрачки расширились – из глаз будто плеснуло застоявшейся там тьмой и гневом – «здравомыслие и решимость»? Это штатская сволочь издевается так? Или он действительно не понимает, что Неро сейчас попросту струсил? Испугался до дурноты, до ледяного кома в животе, до вставших торчком волосков на загривке. Нет, не того, что именем «Опасно» крестил раз за разом сам доктор, неизвестного, непроверенного, о нет, ровно наоборот: проверенного, пережитого минуту за минутой, того, что штурман испытал на себе, что помнил не умом, а всем истерзанным телом, как будто ту боль не отнесло временем вдаль на несколько лет, как будто она стихла только что… или даже не стихла ещё.
Аж потом прошибло от макушки до копчика. Дини медленно вдохнул, словно подавляя зевок, и с отвращением выплюнул два слова: 
Буду соблюдать.
И вдруг стало нестерпимо стыдно – ему же добра желают, люди ему помочь хотят. Стыдно, стыдно!.. – до онемевших скул. Кровь бросилась в лицо, и Неро отвёл глаза, благо был повод: чернявенькая энсин Морено всё-таки грациозно присела, чтобы поднять успокоенно распластавшийся на полу белый лист, не удержавшись, всё же заглянула в него, пробежавшись глазами по строчкам, и теперь не скрывала смущения, молча передавая распечатку старшему навигатору. Ну правильно, глупо было бы спрашивать «Это ваше?» – имя же в заголовке крупно проставлено.
Спасибо, Регина.
Беря бумагу из ее тонких пальцев с выкрашенными в трогательный молочно-розовый ноготками, Дини даже не хмурился уже, и на чёрные зернышки букв, и на девушку, чтобы кивнуть – можешь, мол, идти, взглянул с усталым равнодушием, хотя внутри еще пузырилось едкое.   
Этот надменный хмырь… – ненависть неумолимо становилась злобой, злоба – остывающим раздражением. Вот оно и пропитало следующую, в принципе, необязательную реплику:
Примите совет, доктор: не говорите о том, в чём не разбираетесь. Даже чтобы завоевать симпатию. – Неро коснулся сенсора, вновь выезжая в коридор, аккуратно сгибая вдвое, а потом ещё вдвое лист, сказал ещё холодно: – Пытки – это пытки. Их трудно принять за лечение.
А вот наоборот – очень даже можно, – это старший навигатор тоже знал, к сожалению; объективность иногда – вещь совсем ненужная, но поди от неё избавься. – Да та же физиотерапия – это адский ад...
Однако воспоминания отступали медленной волной жидкой лавы, жаркий румянец бледнел, дыхание выравнивалось, смягчался лихорадочный блеск глаз.
Я приду к Вам на ужин, обещаю, доктор Турсей.
Опять, видимо, предстоит бессонная ночь, – понял навигатор, нажимая на пряжку браслета. Тело было тесной клеткой, а боль – запертым в ней зверем. Диким зверем, который грыз, царапал, бил яростно место своей неволи…
Коляска объезжала застывшего с паддом штатного консультанта, Дини размышлял. Врачи так давно не обещали ему ничего хорошего, не обнадеживали. Никто, собственно, ничем, с того момента, как советник Линдеман вывез с Иинглы его и Валдиса. В конце концов, этот ...Индюк не зря же получил такую материальную базу для своих исследований, не зря же именно он поставлен заниматься истинной целью миссии «Стража». Он же чёртов гений, и он что-то придумал. Вдруг это реальный шанс, вдруг возможно, что частичный хотя бы контроль над телом вернется? Мадонна, да бог с ней, с ходьбой, но то, что даже в туалет не сходить нормально, самому, без унизительных процедур... это до сих пор невыносимо.   
И не только на ужин, – он сказал это так тихо, что занятый своими расчётами генетик наверняка не услышал. 
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]Хрустальный штурман[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

«Хрустальный штурман»

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (18-09-2018 20:51:22)

0

8

[nic]Сардус Турсей[/nic]
Эта эмоционально-противоречивая бомба на колесиках устраивала концерт по заявкам от рандомайзера, со скоростью, приближающуюся к пульсару. Во всяком случае, эти его эмоциональные перепады казались для Турсея скорее последствием изменений в теле. Пусть незаметное влияние, но от модификаций его не могло не быть.
Или он был настолько лабильным всегда? Надо посмотреть отчеты советников и рекрутеров. Навигаторами обычно становится черт знает кто, но должен же быть предел для мальчиков-пилотов же? – с недоверием подумал доктор. Не хотелось верить, что в Звездный флот вообще отбирают по принципу «чем неустойчивее личность – тем лучше».
Сардус стал проверять отчеты советников о Неро. Он хотел найти самый старый, чтобы было ясно, отчего он такой лабильный.
Я приду к Вам на ужин, обещаю, доктор Турсей.
Турсей кивнул, отвлекаясь от пада. Потом посмотрел на штурмана и, слегка смягчаясь, сказал:
Буду рад, но вы совершенно не обязаны. Я все понимаю, – почти добро сказал консультант, возвращаясь к падду.
«Да куда ж ты, дорогой, с подводной лодки-то корабля-то денешься?»
Он направился к своему медотсеку, чтобы уже в тишине и покое выполнить перекрестный анализ. Посмотрел вслед уезжающему Дини. Нажал кнопку на падде – и корабль едва тряхнуло через семь секунд.
Сардус шел спокойно и уверенно, иногда поглядывая в падд, где показывались типичные медицинские данные с трикодера. Корабль тряхнуло точно по расписанию. Гравитационные колебания позволяли вызывать самую разнообразную и безопасную, в целом, тряску. Кстати, об этом: да устрой Турсей сильную тряску на корабле – Дини бы был в порезах весь. Важно просто снова поместить его туда, где будет много острых предметов... проверенный вариант на случай экстренных ситуаций номер два был готов. Турсей не любил иметь лишь один запасной план.
Становилось яснее, отчего Терри привязался к этому человеку. Его мутация была бы ожидаемой, но... может быть, даже наилучшей мерой. Понимание чувств капеллана никак не помогало Турсею разделить такую же привязанность, как у брата. Это был объект и только.
Компьютер. Спрогнозируй изменения в характере, объекта Т4.1.7.2, – назвал он номер Неро Дини в его личной базе. – На основе первичных отчетов по состоянию психики и оценке личности. Учти динамику за время службы и проанализируй влияние модификаций аллелей генов...
Выполняю.
В медотсеке стало тихо. Компьютер считал, мерцали данные. С монитора рядом шел общий мониторинг характерных динамик для экипажа в целом.
До масштабного эксперимента оставалось не так много времени. Нужно было их собрать группами, чтобы пронаблюдать максимально эффект, и как-то исключить Терри из этого вертепа. Может, его в стазисную камеру засунуть? – в голове сразу нарисовался предлог, но Боунс тогда превращался в страшную проблему. Хоть убивай. Но это бы означало, что придется выслушивать и таскать всю ту рутину, что тащит на себе врач корабля.
Анализ завершён, – компьютер выдал результаты. С интересом Сардус вчитывался, порой даже хихикая. Все шло как надо, хоть и немного неожиданно.

+2

9

«Бомба на колёсиках», безусловно, отдавала себе отчёт, что именно бомбой с некоторых пор и является – а поди тут не отдай, тупым навигатор не был, таких в его специальность попросту не берут. Однако эмоционально нестабильным он себя не считал ни разу, да и с чего бы? Не лаял, не кусался, на прохожих не бросался, своё дурное настроение, буде оно случалось пару раз в году, на окружающих практически не вымещал… если только эти неумные окружающие не тыкали в болевые точки, из которых самой чувствительной всегда была уязвлённая гордость. Тут, да, тут провоцировавший и сомневавшийся в его рассудке и храбрости рисковал огрести – в непротивленцы Неро не записывался. Однако, это закипал он медленно, а остывал или обуздывал себя мгновенно, вновь возвращаясь к тому, что называется душевным равновесием и рабочим режимом. Для человека, не просто утратившего здоровье, но рискующего умереть в муках едва ли не в каждый момент времени, пережившего плен, пытки, (о которых так и тянуло запросто потрепаться здешних медиков почему-то), долгое возвращение из полного отчаяния к самому себе, да ещё и измученного постоянной болью, он вёл себя поразительно адекватно. С этим и психиатры соглашались до сих пор, и психологи Звёздного флота.
Вот и сейчас гнев утих, за считанные секунды миновав стадии раздражения, потом досады и лёгкой досады, невысокий зубец внезапной надежды так же быстро сгладился – и к моменту толчка, опять тряхнувшего корабль, мистер Дини вернулся к так ценимому им самим эмоциональному фону – ровному, как линия пульса у покойника. Толчок, кстати, заставил вспомнить о проблеме – штурман машинально попытался затормозить, но таки въехал в коридорную стенку подножкой.
Надо к Мультитулу… хорош уже откладывать, – вздохнул про себя мистер Дини. – А то сенсор тормоза вообще откажет, что делать буду?
Мысль о том, что долгожданное свидание с кроватью придётся отложить ещё на полчасика, прилива восторга точно не вызвала, однако и досадовать было бесполезно – дело есть дело. Причём личное – не корабельное же оборудование сломалось, чтоб Нэда вызывать. По своей нужде самому и на поклон к умельцу придётся идти. – Неро сдал назад и покатил к лифту.

http://s8.uploads.ru/BiMGV.jpg

На инженерных палубах – и вообще-то, прежде, а на «Страже» тем более – он бывал нечасто, и сейчас, выезжая в очередной коридор, но уже на двенадцатой палубе – нижней из инженерных, едва ли не пожалел об этом. Здесь было… спокойно. Не безлюдно, о нет, но деловито-спокойно. Успокаивающая надежность отлаженного механизма, когда он работает, как часы, витала в воздухе столь же ощутимо, как запах нагретого металла. Правда, в одиночестве штурман по этому коридору ехал недолго – обернуться на лёгкие шаги за колясочной спинкой он не успел, раньше раздался голос: 
Как отдыхается, отпускник? Развлекаемся? Веселимся? Едим досыта? Спим без просыпа? Спорим, ты меня не ждал? – спросил насмешливо старший из близнецов Барони.
Не-а! – признался Неро, поднимая взгляд с приземлившейся на его плече руки на лицо зашагавшего рядом Рикардо. – Думал, тут от тебя скроюсь. Но сегодня, видимо, массовое паломничество навигаторов сюда. Ты тоже к Мультитулу?
Рики и ухом не повёл. Была у него такая мода – когда вопрос казался ему неуместным или глупым, он просто делал вид, что не слышал его.
Это из разряда «Не будешь задавать лишних вопросов – не услышишь лжи»? – понял штурман. – Ладно, но я первый в очереди на починку. И искать его по всей палубе будешь ты.
На ходу Барони нагнулся к земляку, приобнял и сказал на ухо очень нежно:
Правда, я не бью женщин, детей, стариков и инвалидов, но для тебя с удовольствием сделаю исключение!
О, а Морригану тоже есть чего опасаться? – живо заинтересовался Дини, шутливо отпихивая приятеля.
[NIC]Неро Дини[/NIC] [STA]Хрустальный штурман[/STA]
[AVA]http://s3.uploads.ru/SWz2s.jpg[/AVA]
[SGN]

«Хрустальный штурман»

Космонавигатор. Да, в коляске, а что такого? Голова у него работает, руки на месте, а остальное… по космосу, в конце концов, не пешком путешествуют, и пути в нём прокладывают не пешие. Почему он в допотопной коляске, а не в экзоскелете? Почему вообще не вылечен, при высочайшем-то развитии медицины? Ну… есть нюансы. В результате «какой-то невнятной локальной космической войны» и плена у него вместо обычной последовательности генов в ДНК некая каша, в его генетическую цепочку вмонтированы фрагменты десяти различных видов ксенобиологических существ, и это отнюдь не безобидные зверушки. При малейшем повреждении, влекущим за собой усиленное деление клеток, наступит неконтролируемая мутация организма. Он человек лишь в пропорции один к десяти. Он человек лишь до первой царапины или серьёзного ушиба.

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (18-09-2018 23:50:09)

+1

10

Система разрисовала этого навигатора похлеще, чем тривиального монстра из голоромана-ужастика. Казалось, что компьютер пессимистично настроен по отношению к эксперименту. Впрочем, это было нереально, все же господин ИИ не может так себя вести – его никто так не программировал.
Вот мы и приблизились к прогнозам и вероятностям. – По расчетам Сардуса, половина экипажа будет различным образом разодрана и порвана на запчасти в ближайшее время. Затем 25% – уже локальными катастрофами. В итоге, оставшиеся, по возможности, будут выкошены какой-нибудь нейтральной фигней.
Турсей не хотел задействовать открыто себя или андроида до окончания всех петель. Уже на последнем круге можно будет раскинуть ветвистую машину для убийств по всему кораблю. Или просто закачать по вентилляции гидрозин….а может быть, даже чего-то повеселее.
Экипаж этот вообще был странноват. Анализ показывал, что они неэффективны, насколько это вообще возможно для офицеров, хоть как-то прошедших в миссию корабля Звёздного флота. Бесшабашные, малоконтролируемые.
Сардус разозлился. Его брата расценили как расходный материал по внешним параметрам – ну да, не очень-то он походил на образцового офицера. Но то, что он так цеплялся за эту шваль...
Да, ирония судьбы. Самые «сливки» общества скинуты в одну корзину, и Терри, герой-спаситель, который ничего больше в жизни не любит, чем такие вот «сливки» снимать. Это не корабль, а эротическая мечта этого моралиста.
Проще всего было просто вывести Терри из строя, а пока тот будет в стазисе – перебить оставшийся экипаж...
Но тогда он поймет что это моих рук дело.
Впрочем...
– мысль пришла вполне очевидно. – Ведь они так или иначе должны были войти в конфликт друг с другом.
Сардус понимал, что ему достаточно едва-едва пнуть всех на корабле и это запустит цепную реакцию: экипаж начнет убивать друг друга, Терри, при всей его любви ко всем-всем людям, будет вынужден выбирать.
А Сардус его телепортирует, если тому будет угрожать опасность.
Он осекся. Слишком опасным казался план.
Хотя... я же могу попробовать. Петля пока устойчива.
Но он не знал, хватит ли ему духу еще раз пережить смерть брата. Даже в петле. Сможет ли начать последовательность, приводящую к временной и не совсем настоящей смерти Терри? Даже во имя его спасения?

+1


Вы здесь » Приют странника » «Зачарованный лес» » Сезон 4. Серия 7. Приход-расход калорий – для нас как «Отче наш»!