Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » «Зачарованный лес» » Сезон 1. Серия 1. В хрустальный шар заключены мы были


Сезон 1. Серия 1. В хрустальный шар заключены мы были

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Время действия: 2011 г., май.
Место действия: Великобритания, Йоркшир, бывший особняк леди Ингилби.
Действующие лица: Деннис Макги (Эдвин МакБэйн), Хэйл Д'Эвиль (Мэран Тэйг Флеминг).

http://s7.uploads.ru/XB2SD.jpg

0

2

Удачи, джентльмены, – таксист шутливо отсалютовал обоим, приложив два пальца к воображаемой фуражке, перед тем как влезть на водительское место и захлопнуть за собой дверцу. Наверное, он уже не очень-то и расслышал ответное «и вам».
Минивэн довольно уркнул, и почти неслышно покатил прочь, только запахло бензиновым выхлопом в утренней свежести. Ну а чего с него ещё-то требовать, с этого сухощавого, похожего на палочника, усмешливого мужика? Он всё сделал, что должен был – помог загрузиться в микроавтобус, довёз до места, помог выехать из салона, да ещё и в дороге не пытался выпотрошить пассажиров беседами – святой человек! А то ведь это обычный грешок таксистов, независимо от того, руль чего они держат – обычного чернолакового кэба, или спецтранспорта для людей с физическими ограничениями. Разговаривать вообще не хотелось, они и с попутчиком-то едва ли парой вежливых слов перекинулись за все время путешествия, зато Макги досыта налюбовался на его огнисто-рыжую шевелюру – в свете майского утра она аж сияла золотистыми искрами – нимб, ей-богу, да и только. Холмами, долами и полями Дэн тоже был сыт по горло – больше двух часов пялился на них в окно, и теперь некоторая …закрытость местности от просторов необъятных даже оказалась приятна. 
Да, расположенный на краю леска, который тоже попадал в территории имения в северном Йоркшире, на границе Англии и Шотландии, особняк, несомненно, внушал. Что именно внушал, Деннис сходу бы не определил даже мысленно – и ему, обычно бойкому не только пером, но и на язык, понададобилось бы поразмыслить, поподбирать правильные слова для чувств, что называется, смешанных. С одной стороны, то, что он уже увидел из окна такси и с подъездной аллеи – тот самый лесной массив порядочной густоты, парк, в него переходящий, дом, по всей видимости, недавно отреставрированный, обеспечивали истинно английскую атмосферу столетней давности, что непрошенно пленяла сердце любого британца. Рай, истинный сельский рай, патриархальный, долженствующий наполнять душу  желанным покоем размеренной, простой и правильной жизни в слиянии с природой. Она, душа то есть, и наполнялась всей этой благодатью, но в то же время… что-то ее и тревожило, неприятным таким холодком, нерадостным совсем томлением. Может быть – вполне даже может! – оно возникало от осознания того, что придётся провести долгое время в изоляции, в уединении, ведь в него, в самый момент въезда на земли леди Ингилби, уже окунулись на несколько месяцев добровольцы – участники проекта под названием «Дом с привидениями». А легко ли современному человеку жить в отрыве от городского сообщества, вдали от всего, к чему горожане привыкли так, что даже перестали замечать эти блага и не-блага цивилизации?
Напрягало. Дэна это, определенно, напрягало, хотя он не был урожденным лондонцем-белоручкой, который не в состоянии забить гвоздя самостоятельно, все-таки рождение и детство в Хайленде – это автоматически некоторый набор умений и навыков, причем нехилый такой набор, хоть и нехитрый… когда он знаком и освоен. Но всё равно. замкнутые мирки он с некоторых пор недолюбливал, даже когда и если они уютны донельзя, словно те залитые глицерином прозрачные шары на подставке, с заключенными в них милыми сказочными-пряничными домиками в вихре мелко натертого пенопласта, вихрящегося рождественской метелью. Любой мирок, даже менее пасторальный, конечно, можно обжить и сделать… выносимым, однако... – почти сердито Макги куснул нижнюю губу и качнул головой: да что за ерунда, бывало и хуже. не тюрьма же и не больница, чай, что нашло!.. Дурные предчувствия? Ведь нет, не назовёшь ими эту… настороженность.
Да… вырастающий по мере приближения дом казался внушительным – в эдвардианскую эпоху умели строить. Журналист слегка наклонился вперёд, одновременно отталкиваясь от подлокотников, вдвинул корпус назад, как можно глубже, чтобы спина влипла в колясочную спинку. Будто искал дополнительную опору, – Деннис ухмыльнулся про себя – это же на самом деле было причиной? Жесты и движения порой говорят о человеке больше мыслей.
Ладно… прорвёмся, где наша не пропадала! – коляска прибавила ходу, повинуясь движению пальцев на джойстике. Кое-что с первого взгляда и радовало: их в особняке действительно ждали, к их приезду готовились: в конце подъездной дорожки к аккуратному крыльцу с боков были пристроены удобные пологие пандусы.
Дом, милый дом, – не удержавшись от насмешки, пробормотал шотландец.       
[NIC]Деннис Макги[/NIC] [STA]Никто не знает, будет ли у него завтрашний день[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/kOvVu.jpg[/AVA]
[SGN]

«Я вам даю возможность не согласиться со мной категорически»

Внешний вид: клетчатая рубашка с футболкой под ней. Джинсы, кроссовки.
С собой: коляска инвалидная 
http://s3.uploads.ru/t/t9eb0.jpg

«Журналистские расследования»

Перспективный многообещающий журналист, специализировавшийся на журналистских расследованиях, репортажах с внедрением и т.д. После его публикаций некоторые и за решеткой оказывались. Естественно, отдельные поклонники его таланта в переносном смысле не раз и не два грозились ноги переломать. Однажды переломали. Только не ноги, а спину. Но, увы, редакции он нужен лишь как поставщик жареного материала и ни в какой другой ипостаси. Желая сохранить за собой рабочее место, акула пера самостоятельно находит себе интересное задание.
Сезон 1. Серия 1. В хрустальный шар заключены мы были
Сезон 1. Серия 2. Кошелек, кошелек! Какой кошелек?!
Сезон 1. Серия 3. И к неземному рубежу плыву, и тих, и нем

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (10-08-2018 15:45:37)

+3

3

Минивэн привез его и еще одного мужчину – Хэйл знал его как некоего мистера Макги, журналиста, одного из участников проекта «Дом с приведениями» – почти к самому особняку, в котором должны были проходить исследования. В машине были лишь они двое, исключая водителя, конечно же, что обуславливалось особенностью, свойственной как самому Д’Эвилю, так и его сегодняшнему спутнику.
Они оба были колясочниками.
Сам Хэйл давно привык к своему состоянию и не считал его чем-то дурным или неправильным. Да, безусловно, временами ограничивающим, но все же куда более полезным, чем можно было бы предположить.
Таких, как он, часто недооценивали, и Хэйл не стеснялся этим пользоваться. В разумных пределах. Речь не шла о жалости или сочувствии, опеке над ним или прочих бесполезных способах для окружающих продемонстрировать собственную социальную профпригодность, а о куда более интересных вещах. 
Хэйл ухмыльнулся, предчувствуя, что неплохо развлечется в этом месте. Он закрыл глаза и глубоко вдохнул свежий прохладный воздух, чистый от привычных ядов урбанистических пространств. Затем распахнул веки и взглянул на особняк, возвышавшийся неподалеку.
Да, примерно таким он его себе и представлял.
Ничего зловещего на вид. Тишь да благодать классического прованса, с привкусом детективов Агаты Кристи или романов Скотта Фицджеральда. Тайна, скрытая за вполне, казалось бы, обыденным бытом представителей Старого Света.
Он вскинул голову и попытался было вообразить хоть какое-нибудь приведение в условиях эдакого антуража. Вон в том окне, на втором этаже, в самом углу, светлый блик, пожалуй, мог бы напомнить бледное лицо гувернантки, задушенной…
Дом, милый дом, – с некоторой насмешливостью произнес Макги, вторгаясь в его мысли и разрушая уже почти сформировавшийся образ.
Хэйл недовольно нахмурился, пользуясь тем, что его спутник сейчас не видит его лица, а затем улыбнулся, широко и открыто, изображая искреннее дружелюбие.
Даже подумать не мог, что журналистам нашего времени привычно жить в подобных… домах, – пошутил он. – Я, признаться было, полагал, что вашу братию, как и волка, ноги кормят…
Сделав паузу и изобразив приличествующее моменту выражение искреннего соболезнования, смешанного с удивлением и недовольством на самого себя, Хэйл, после короткой паузы, добавил.
Ох, простите, как-то не подумал.
И взгляд его красноречиво остановился на коляске Макги.
[NIC]Хэйл Д’Эвиль[/NIC] [STA]Могущественный предсказюль[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/vnKAr.jpg[/AVA]
[SGN]

«Гадунчик»

Внешний вид: клетчатая рубашка с футболкой под ней. Джинсы, кроссовки.
С собой: коляска инвалидная 
http://s3.uploads.ru/t/toRIA.jpg

«Он слишком много знал!»

Господин потомственный предсказатель. Исследует ноосферу с помощью гадальных карт …и не только. В эксперимент приглашен самим устроителем – как интереснейший объект исследований.
Сезон 1. Серия 1. В хрустальный шар заключены мы были

[/SGN]

+4

4

Птички щебетали беззаботно, сочная, новенькая еще, ярко-зеленая, майская листва шелестела, ветерок веял… в общем, на земле в эти минуты был мир, а человеках – благоволение. Во всяком случае, на отдельно взятой припарковой лужайке отдельно стоящего поместья. Вон, даже нелюдимый попутчик на вольном воздухе разговорился вдруг, ну надо же.
За всех журналистов не скажу, – откликнулся Дэн, величаво поворачивая голову, – но я в «подобных домах» прежде не жил. И именно поэтому сейчас намерен попробовать.
Ах ты, зараза рыжая, – хмыкнул дальше Макги, вслух, однако, оценочные суждения о собеседнике не выражая. Действительно ведь, черт возьми, он, журналист, здесь потому, что банально хочет кормиться… пусть и не ногами. Замечание пока незнакомца оказалось не в бровь, а в глаз, и, озвучь его кто-то прямо- стоячий или ходячий, попало бы и в нерв, показалось бы обидным. Но от своего-такого же это услышать – дело совсем иное, и, пожалуй, Деннису это даже понравилось.
Верно полагали, – без тени смущения внешне отозвался он, притормаживая и тем самым вынуждая рыжего типа с собой поравняться, так же насмешливо покосившись вбок, на него. – Волка кормят ноги, но акул-то – плавники и зубы. «Акулы пера» это, знаете ли, тоже о журналистской братии. В нашем деле ведь что главное?.. – хватай информации больше, тащи дальше, остальное несущественно. – Череда покаянно-пристыженных мин язвы в коляске Денниса совершенно не убедила, бог знает почему. Может потому, что тот, кто знал о его профессии, ну никак не мог действительно не заметить …особенностей передвижения, причем, что характерно, общих для них обоих. – И в какой же сфере Вас колеса кормят? – осведомился шотландец с вежливой иронией.
Что вообще они кормят, было очевидно – живущие только на пособие так не выглядят: первым делом Дэн оценил коляску (очень качественную и дорогую, это вообще первый показатель статуса и социальной успешности инвалида, и «своими» классифицируется влёт), одежду он тоже явно не от благотворительных обществ получал и даже не на дешевой распродаже покупал. Этот беглый, но оценивающий от макушки до подножки визуальный осмотр тоже был весьма красноречив – на грани фола, еще бы чуть – и стало невежливо.
Той же монетой, – Макги одарил насмешника не менее располагающей улыбкой и, тряхнув головой, чтобы отросшие пряди не лезли в глаза, спросил со всей шотландской (до чего удобно на нее ссылаться!) прямотой:
А Вы в этот дом к привидениям по жребию, или добровольно?
[NIC]Деннис Макги[/NIC] [STA]Никто не знает, будет ли у него завтрашний день[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/kOvVu.jpg[/AVA]
[SGN]

«Я вам даю возможность не согласиться со мной категорически»

Внешний вид: клетчатая рубашка с футболкой под ней. Джинсы, кроссовки.
С собой: коляска инвалидная 
http://s3.uploads.ru/t/t9eb0.jpg

«Журналистские расследования»

Перспективный многообещающий журналист, специализировавшийся на журналистских расследованиях, репортажах с внедрением и т.д. После его публикаций некоторые и за решеткой оказывались. Естественно, отдельные поклонники его таланта в переносном смысле не раз и не два грозились ноги переломать. Однажды переломали. Только не ноги, а спину. Но, увы, редакции он нужен лишь как поставщик жареного материала и ни в какой другой ипостаси. Желая сохранить за собой рабочее место, акула пера самостоятельно находит себе интересное задание.
Сезон 1. Серия 1. В хрустальный шар заключены мы были
Сезон 1. Серия 2. Кошелек, кошелек! Какой кошелек?!
Сезон 1. Серия 3. И к неземному рубежу плыву, и тих, и нем

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (12-08-2018 19:07:51)

+1

5

К привидениям, – отозвался Хэйл, из двух вариантов выбирая классическое «или». С едва заметной усмешкой отреагировал на внимательный взгляд собеседника своим, понимающим, мол, «да, вот он каков, Я». - Может быть, слышали о том, что у рыжих нет души? Вот, захотелось взглянуть хотя бы на чужую...
Он хмыкнул, вскидывая вверх правую бровь.
…чтобы убедиться, что не потерял ровным счетом ничего ценного.
Даже ему самому сложно было судить, насколько он сейчас серьезен, а насколько – привычно циничен. В привидений-то Хэйл верил, но в ценность души, скажем, какой-нибудь безынтересной серой и пресной служанки – очень вряд ли. А вот на душу господина Макги он, пожалуй, взглянул бы. Своего рода изощренный подвид френологии, если можно так это назвать, способ по выпуклостям и уплотнениям одной части живого существа узнать о ее истиной сущности и вселенском предназначении... Если, конечно, предназначение Денниса – не умереть в этих стенах, чтобы составить радость для туристов, фанатов сверхъестественного и мистических сериалов. Тогда не интересно.
Журналист в доме с привидениями... Хм. Тянет на нечто желтое. Осталось лишь выяснить, будет ли это пектораль, желтые страницы или золотой дождь.
Снисходительно кинув последнюю реплику, Хэйль сдвинул рычажок на ручке коляски, и беззвучный мотор мягко двинул его вперед, в сторону специально оборудованного входа в имение.
Забавный все же тип, этот Деннис Макги. Надо будет с ним еще пообщаться. Как-нибудь...
[NIC]Хэйл Д’Эвиль[/NIC] [STA]Могущественный предсказюль[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/vnKAr.jpg[/AVA]
[SGN]

«Гадунчик»

Внешний вид: клетчатая рубашка с футболкой под ней. Джинсы, кроссовки.
С собой: коляска инвалидная 
http://s3.uploads.ru/t/toRIA.jpg

«Он слишком много знал!»

Господин потомственный предсказатель. Исследует ноосферу с помощью гадальных карт …и не только. В эксперимент приглашен самим устроителем – как интереснейший объект исследований.
Сезон 1. Серия 1. В хрустальный шар заключены мы были

[/SGN]

+2

6

Не, не слышал, – беспечно отозвался Дэн, не препятствуя чужому разглядыванию себя и смущением; а чего, собсна, смущаться-то ему? Он такой, как есть, и другим не станет, хоть до дыр засмотри, но новый знакомый порассматривать всласть имеет полное право, как и он сам. – Чушь, по-моему, полная, простите. У нас, вон, в Шотландии, рыжих чуть ли не половина, да и ирландцы не отстают, они, что, все неодушевленные? Да и вы на тумбочку на колесиках вроде не похожи, так что ценное, не ценное, но не откреститесь от души.
И, между прочим, отсветы утреннего солнца на меди темно-рыжих кудрей-колец смотрелись шикарно, богато так смотрелись, эпично даже. Но вот загорать этому мистеру точно не стоило, с такой-то светлой и тонкой кожей… Сейчас, правда, солнце еще нежное, не припекает, но все равно же в дом заезжать надо, обустраиваться как-то... с привидениями, опять же, местными снюхиваться, раз они тут как бы есть, а главное – соседями еще посюсторонними.
Вы забыли желтую прессу, для полного комплекта, а ведь именно она особенно коррелирует с понятием «журналист», не так ли? – насмешливо заметил хмыкнувший Макги, опять бесстрашно расставляя точки над «i», вытаскивая и разворачивая намёк в нечто, уже явно стремившееся обидеть. Игры с такими вещами он и вообще-то не особенно любил, а уж при знакомстве им тем более в беседе не место. – Последнего, кстати, из Вами перечисленного, я особенно не обещаю: на Юпитера я, как видите. точно не тяну, даже несмотря на бороду, да и с Данаями, я полагаю, здесь напряженка. Что же касается второго значения выражения… с подобного рода излива… излияниями у таких, как мы с Вами, дело совсем швах, – и снова эта ненаигранная беспечность и достоинство – знание и признание своих проблем и легкое к ним отношение – ну что, типа, поделать, у каждого свои недостатки. – Однако, вот и мы пригодились, видите, – Деннис красноречиво кивну на крыльцо с пандусами и привычным до неосознанности движением пальца тоже прибавил ходу своему транспортному средству.
А он занятный, этот рыжий. Насчет души все мутно не только у него, но вредность согласно масти точно имеет место быть. – Журналист тронул рычажок на джойстике снова, чтоб повернуть на площадке перед домом, объехать крыльцом и вкатиться на правый пандус.
[NIC]Деннис Макги[/NIC] [STA]Никто не знает, будет ли у него завтрашний день[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/kOvVu.jpg[/AVA]
[SGN]

«Я вам даю возможность не согласиться со мной категорически»

Внешний вид: клетчатая рубашка с футболкой под ней. Джинсы, кроссовки.
С собой: коляска инвалидная 
http://s3.uploads.ru/t/t9eb0.jpg

«Журналистские расследования»

Перспективный многообещающий журналист, специализировавшийся на журналистских расследованиях, репортажах с внедрением и т.д. После его публикаций некоторые и за решеткой оказывались. Естественно, отдельные поклонники его таланта в переносном смысле не раз и не два грозились ноги переломать. Однажды переломали. Только не ноги, а спину. Но, увы, редакции он нужен лишь как поставщик жареного материала и ни в какой другой ипостаси. Желая сохранить за собой рабочее место, акула пера самостоятельно находит себе интересное задание.
Сезон 1. Серия 1. В хрустальный шар заключены мы были
Сезон 1. Серия 2. Кошелек, кошелек! Какой кошелек?!
Сезон 1. Серия 3. И к неземному рубежу плыву, и тих, и нем

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (16-08-2018 19:30:32)

+1

7

Лаверн гнал свой мотоцикл по проселочным дорогам, особенно не задумываясь куда едет. Координаты были забиты в навигаторе, поэтому забота оставалась только в том, чтобы не стать донором органов раньше запланированного срока. В шлеме играла какая-то музыка, но Кэссиди думал о стороннем, поэтому сказать, что именно  слушал, он бы вряд ли смог. Сзади, к пассажирскому сидению был пристегнут ремнями дорожный саквояж.
Когда впервые Кэсс увидел приглашение на этот проект, категорично ответил «да вы издеваетесь». Потом, конечно, пришлось смириться, все же у него были свои мотивы участвовать в этом балагане, но сама идея постепенно перестала казаться столь абсурдной. Стало даже любопытно. Все же ограниченным мышлением он не страдал. Альтруизм и романтизм Кэсс старался прививать и своим подопечным, с которыми раньше работал, занимая должность преподавателя литературы. Такие черты и ему самому были свойственны, поэтому заразить подрастающие умы такими настроениями и мыслями было не трудно. Сложнее скрыть это от закостенелых консерваторов, непонимающих и не помнящих юности. Свобода воли карается и по ныне, а свобода слова и мысли вообще считается чем-то зазорным, не присущим людям высшего общества. И чем это отличается от геноцида? Лаверн вновь начинал злиться и старательно отогнал вновь нахлынувшие мысли. Все равно уже нельзя ничего изменить, но вот восстановить справедливость очень даже можно.
Въехав на территорию этого «Дома с привидениями», Кэсс сбросил скорость. Шины приятно шуршали по насыпи (музыку он вырубил сразу же, как подъехал к месту назначения), где-то вдалеке слышалось пение птиц и шелест листвы. Природа, призванная умиротворять и успокаивать. Правда, как-то все равно было не по себе.
Лаверн остановился у крыльца, заглушая мотор и выпрямляясь, принявшись за стягивание перчаток. Двоих он застал на пороге: вот уж не подумал, что в такую авантюру могли бы ввязаться люди, прикованные к коляскам. Впрочем, дело вкуса. Перчатки Кэсс кинул в шлем, стянутый секундой ранее.
Доброго дня, господа. Если, конечно, его можно считать таковым.
Аккуратная бородка и усы накидывали молодому человеку несколько лет, что было ему даже на руку. Слишком часто ему ставили его возраст в упрек, сейчас же относительно данного аспекта помалкивали. Повесив шлем на руль, Кэсс отстегнул свою сумку и присоединился к «отдыхающим», быстро взлетев по ступенькам крыльца.
Кэссиди Лаверн, – представился он, склонив голову так, что несколько прядей упали на его лоб. – Будем знакомы. Похоже, нам придется встречаться чаще, чем можем рассчитывать.
[NIC]Кэссиди Лаверн[/NIC] [STA]Блаженны изгнанные за правду[/STA]
[AVA]https://pp.userapi.com/c847016/v847016164/c7d5a/9s2RwBmQo0I.jpg[/AVA]
[SGN]

Твори. Выдумывай. Пробуй

Блестяще преподававший литературу в старинной, престижной частной школе молодой учитель попытался спасти испорченных богатством послушных мальчиков от узкого понимания успеха, навязываемого обществом. «Медицина, юриспруденция, инженерное дело – все это благородные устремления, необходимые, чтобы жизнь продолжалась, – говорил он. – Но поэзия, красота, романтика, любовь – для этого всего мы и живем». Мистер Лаверн открыл ученикам новый мир искусства, и не удивительно, что любовь к актёрству и поэзии одного из учеников наталкивается на непоколебимую уверенность отца, что все это блажь и «нонсенс». Он решает пойти по актёрской стезе (то, что он любил и в чём он преуспевал) вместо занятия медициной (карьерой, которую избрал для него отец).
Авторитет учителя, поддержавшего мальчика в его увлечении театром, оказался выше мнения преуспевающего родителя, который не смог простить сыну непослушания, и вознамерился отправить его в военную школу, где бы ему «привили привычку к дисциплине». Не в состоянии справиться со своими чувствами и противостоять отцу, подросток совершил самоубийство. Отец не признал ответственности за трагическую смерть сына. Вместо этого он обвинил в произошедшем учителя – Кэссиди. Учеников заставляют подписать показания, что Лаверн внушил ученикам идею неповиновения и заставил несчастного парнишку не слушаться отца. Разумеется, после этого преподавателя уволили, принуждая покинуть школу… и «волчий билет» ему тоже заботливо обеспечили.

[/SGN]

+4

8

Хэйл прищурился, окидывая новое действующее лицо внимательным взглядом. Лаверн, бывший учитель литературы, мечтатель и безбожный романтик. Так о нем было сказано в заметках, с которыми он, признаться честно, ознакомился пока лишь поверхностно.
Почему-то Д’Эвилю он представлялся иным. Или худосочным непропорциональным задохликом в крупных квадратных очках, с зарождающейся уже, несмотря на ранний возраст, залысиной. Или эдаким образцом дамских мечтаний, вообразившим себя чуть ли не капитаном Фракассом современного мира. Спасителем юных красавиц и романтических идеалов. Однако представший перед ним молодой человек выглядел хоть и сладковато, но вполне нормально.
Придется, – подхватил Хэйл использованное бывшим учителем слово, добавляя в него несколько циничный оттенок недовольства фактом вынужденных встреч, якобы содержащегося во фразе Лаверна. – Хотя, пожалуй, интересно было бы знать, на что именно вы рассчитывали. А то вдруг получится избавить вас от нашего назойливого присутствия. Ну или, как минимум, конкретно моего.
Он хмыкнул.
А вас, если не секрет, чей призрак привел в этот замечательный дом, в этот возможно добрый день?
Представляться он умышленно не стал. Да и зачем? В начале программы всех участников в любом случае представят друг другу, а говорить свое имя каждому гостю в отдельности уже сейчас кажется весьма утомительным и неблагодарным занятием.
Вместо этого Хэйл нарочито явно окинул Лаверна долгим, тяжелым, оценивающим взглядом, с головы до пят.
Романтиков и идеалистов он любил.
Правда.
Они его забавляли почти до колик.
[NIC]Хэйл Д’Эвиль[/NIC] [STA]Могущественный предсказюль[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/vnKAr.jpg[/AVA]
[SGN]

«Гадунчик»

Внешний вид: клетчатая рубашка с футболкой под ней. Джинсы, кроссовки.
С собой: коляска инвалидная 
http://s3.uploads.ru/t/toRIA.jpg

«Он слишком много знал!»

Господин потомственный предсказатель. Исследует ноосферу с помощью гадальных карт …и не только. В эксперимент приглашен самим устроителем – как интереснейший объект исследований.
Сезон 1. Серия 1. В хрустальный шар заключены мы были

[/SGN]

+3

9

Бог его знает почему, однако при всех здравых доводах внутреннего голоса, типа, «Надо уже заехать в дом и начать в нем обустраиваться» (почти парафраз застрявшего с юности в памяти речевого клише «Как перестать беспокоиться и начать жить»), шотландец закатываться внутрь не спешил, наоборот, нечаянно, неосознанно подтормаживал; словно бы для того, чтобы ловчее пристроиться к пандусу, он взял для объезда слишком большую дугу вокруг крыльца, а на раздавшийся слева от ворот приятный рокот мотора и вовсе не только повернул голову, но и коляску остановил, с интересом наблюдая чье-то прибытие. Бравый мотоциклист, судя по фигуре, был далеко не стар, ловок, с седла слез с лихой уверенностью ковбоя. Правда, кибер-ковбоя, с шаровидной башкой робота. Эти шлемы... они всех делают похожими на героев киберпанковского боевика. Приятно, что под ним, под шлемом то есть, таилась голова молодого мужчины, удивительно к себе располагающего с первого взгляда. Во всяком случае, Деннису он показался симпатичным – лобастый, глазастый и немного бородатый. Не настолько, конечно, как сам Макги, заросший эдак совсем уж либертиански, хипповато, по-лешачьему – у новоприбывшего (кого, интересно, ученого или объекта исследований?) бородка была интеллигентная, ухоженная и не скрывала ямочек на щеках. Они, наверное, делают этого байкера еще симпатичнее при улыбке, на которую сейчас незнакомец, однако, поскупился. Почему, кстати?..
Его выражающий удивление лишь продолжительностью взгляд на них, таких красивых и тоже на колесиках, понятен: инвалидные кресла – транспорт менее распространенный, чем байк, а встретить аж двух на нем беспечных ездоков здесь, у дома, где, черт возьми, грядет будто бы нечто научное, но не из разряда испытаний самоновейшей технологии с назначением «встань и ходи» – действительно странно. Сам журналист в прошлом тоже удивился бы, оказавшись на месте парня, так легко взбежавшего на крыльцо.
А завидовать нехорошо… даже этому.
Всякий день можно считать добрым, – дружелюбно-легковесно откликнулся Дэн, будто соглашаясь с рыжим и чуть разворачивая его мысль, понятную, главным образом, из интонации. – Или таковым сделать… – неугомонный оптимизм и воля к жизни, мать их, перли во все щели, когда не надо, и Деннис их старательно упихивал обратно вовнутрь, долой с глаз людских, поочередно, чтоб не казаться назидательным идиотом. – ...ну хотя бы постараться.
Под даже не стук, а грохот рам, будто в ответ на эти похвальные старания Макги, порыв ветра изнутри распахнул окно второго этажа, служанка взвизгнула, чем привлекла внимание всех внизу, штора на ветру заполыхала шелком в распахнутых створках, и, сбитый ею, упал большой вазон, разлетевшись на белые фаянсовые черепки. В тот самый момент, когда журналист собрался было тоже заверить мистера Лаверна в том, что не станет без надобности мозолить ему глаза, и комнат для соблюдения прайвеси, по идее, в доме должно хватить на всех.
Антуражно одетая в кружевную наколку и темное платье с белоснежным оборчатым передником конца 19-го века служанка высунулась, торопливо затягивая штору внутрь, закрыла окно.
Однако, – отводя от него взгляд – некрасивая бледная девица пропала из поля зрения – сказал шотландец совсем не то, что собирался полминуты назад: – Нас, видимо, еще и полное погружение в атмосферу времени постройки особняка ожидает.

[NIC]Деннис Макги[/NIC] [STA]Никто не знает, будет ли у него завтрашний день[/STA]
[AVA]http://sd.uploads.ru/kOvVu.jpg[/AVA]
[SGN]

«Я вам даю возможность не согласиться со мной категорически»

Внешний вид: клетчатая рубашка с футболкой под ней. Джинсы, кроссовки.
С собой: коляска инвалидная 
http://s3.uploads.ru/t/t9eb0.jpg

«Журналистские расследования»

Перспективный многообещающий журналист, специализировавшийся на журналистских расследованиях, репортажах с внедрением и т.д. После его публикаций некоторые и за решеткой оказывались. Естественно, отдельные поклонники его таланта в переносном смысле не раз и не два грозились ноги переломать. Однажды переломали. Только не ноги, а спину. Но, увы, редакции он нужен лишь как поставщик жареного материала и ни в какой другой ипостаси. Желая сохранить за собой рабочее место, акула пера самостоятельно находит себе интересное задание.
Сезон 1. Серия 1. В хрустальный шар заключены мы были
Сезон 1. Серия 2. Кошелек, кошелек! Какой кошелек?!
Сезон 1. Серия 3. И к неземному рубежу плыву, и тих, и нем

[/SGN]

Отредактировано Эдвин МакБэйн (22-08-2018 19:35:20)

+1

10

Я назвал Вам свое имя. В остальном Гугл в помощь.
С разбега и в карьер? Первый же вопрос – о призраке, который его преследует. Кэсс явно не настроен был кому-либо рассказывать о прошлом, о тех, кто в нем остался – подавно. Его и так одолевали мысли относительно этого всю дорогу сюда, чтобы теперь первый же встречный лез ворошить старые раны. Второй же мужчина казался более лояльным и положительно настроенным$ два противоположных мнения за две минуты знакомства, наверное, это рекорд. Впрочем, Лаверн никогда не судил книгу по обложке и человека по первому впечатлению, велик риск ошибиться. И, может быть, это правило подтвердило бы себя, но упавший горшок с верхнего этажа заставил молодого человека отшатнуться. Только приехал – и уже чуть череп ни проломили, действительно, будет интересно.
Относительно «назойливого присутствия» хочу отметить, что каждый понимает в меру своей испорченности, – Кэсс зачесал пятерней упавшие на лоб пряди назад. – Я же только имел в виду, что будучи запертыми на одной территории, нам не мешало бы наладить контакт. Не хотел бы оказаться запертым в банку с пауками, если учесть предстоящие эксперименты эскулапов.
Хотя Лаверн производил довольно приятное впечатление, но огрызаться и язвить он умел. Необходимые качества для выживания в современном мире, если имеешь живое сердце и недобитую за время обучения себя и других душу. Конечно, он никогда с такого не начинал, отвечал только на провокации, воспитание в нем все же присутствовало, хотя нравов он придерживался довольно вольных.
Вам помочь? – обратившись к оптимисту, Кэсс слегка улыбнулся. – А то, подозреваю, чем дольше мы здесь торчим, тем выше риск стать одним из здешних привидений.
Молодой человек поддел носком ботинка черепок, некогда бывший горшком. Цветок было жаль, но это все же не его забота, правда ведь? А вот получить этим по голове – точно удовольствия никакого. Если не убьет, то все эксперименты, шансы и свои цели проведешь в постели, отходя от черепно-мозговой травмы. Такая перспектива не была в его приоритетах, случись подобное, стало бы крайне обидно.
Я лично не горю желанием пополнять их коллекцию неприкаянных душ. А вы?

[NIC]Кэссиди Лаверн[/NIC] [STA]Блаженны изгнанные за правду[/STA]
[AVA]https://pp.userapi.com/c847016/v847016164/c7d5a/9s2RwBmQo0I.jpg[/AVA]
[SGN]

Твори. Выдумывай. Пробуй

Блестяще преподававший литературу в старинной, престижной частной школе молодой учитель попытался спасти испорченных богатством послушных мальчиков от узкого понимания успеха, навязываемого обществом. «Медицина, юриспруденция, инженерное дело – все это благородные устремления, необходимые, чтобы жизнь продолжалась, – говорил он. – Но поэзия, красота, романтика, любовь – для этого всего мы и живем». Мистер Лаверн открыл ученикам новый мир искусства, и не удивительно, что любовь к актёрству и поэзии одного из учеников наталкивается на непоколебимую уверенность отца, что все это блажь и «нонсенс». Он решает пойти по актёрской стезе (то, что он любил и в чём он преуспевал) вместо занятия медициной (карьерой, которую избрал для него отец).
Авторитет учителя, поддержавшего мальчика в его увлечении театром, оказался выше мнения преуспевающего родителя, который не смог простить сыну непослушания, и вознамерился отправить его в военную школу, где бы ему «привили привычку к дисциплине». Не в состоянии справиться со своими чувствами и противостоять отцу, подросток совершил самоубийство. Отец не признал ответственности за трагическую смерть сына. Вместо этого он обвинил в произошедшем учителя – Кэссиди. Учеников заставляют подписать показания, что Лаверн внушил ученикам идею неповиновения и заставил несчастного парнишку не слушаться отца. Разумеется, после этого преподавателя уволили, принуждая покинуть школу… и «волчий билет» ему тоже заботливо обеспечили.

[/SGN]

+3

11

Очаровательно рухнувший горшок привлек внимание Хэйла всего на пару коротких мгновений, уронившая его барышня - чуть больше. Но к ней у него еще будет возможность вернуться. Сейчас же его больше занимали собеседники, различающиеся как печенье и глянцевый журнал.
Хэйл хмыкнул. "Гугл в помощь". И пафос, да. Вот они, лучшие показатели смеси взрослеющего мужчины и обладателя юношеского инфантилизма в одном гремучем флаконе. Вот теперь артистичная бородка и смазливая внешность казались вполне в тему.
- Хотели, не хотели, но согласились быть запертым, вслепую, - спокойно пожал плечами он. - У нас тут, как можете убедиться, погружательная атмосфера намечается. Без пауков, интриг и злопыхателей антураж может оказаться недостаточно правдоподобным. Как, впрочем, и без летающих предметов обихода.
Он снова хмыкнул и покосился на собрата-колясочника. И медленно двинул коляску вперед, словно бы намекая, что вполне в состоянии справиться без чьей-либо помощи
- Ну что ж, давай-те как приступим к утомительной части знакомства с остальными и введения в курс дела...

0


Вы здесь » Приют странника » «Зачарованный лес» » Сезон 1. Серия 1. В хрустальный шар заключены мы были