Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Дом Возрождения » Палата номер 4


Палата номер 4

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://sh.uploads.ru/ucO8S.jpg

0

2

Первое, что он увидел, открыв глаза, была капельница. Вернее, ее смутные, но легко узнаваемые, в общем-то, очертания. Затем взгляд сквозь немного слипшиеся ресницы сфокусировался на каплях, срывающихся с фильтра на поверхность жидкости, что вливали ему в организм.
Кап... как... как... кап...
Две секунды перерыва и снова капля сливается с общим объемом. Он даже слышит эти моменты слияния. А еще слышит чужое дыхание совсем рядом, ощущает тяжесть на одеяле, будто кто-то придавил собой ткань, натянул ее своим весом, не давая поднять руку уже Ичи. Взгляд вниз и в сторону прояснил картину – Мамору, видимо, заснул, сидя возле кровати друга. Сколько они уже тут? И где – тут?
Мозги заработали вторыми. Он начал отмечать детали, анализировать и синтезировать из них выводы один за другим.
Он свежевыбрит. Вопрос лишь - в который раз за период нахождения без сознания?
Дата… какая… сейчас дата? – едва слышно просипел он сквозь жажду. Мозг требовал информации наперед первостатейных потребностей организма – воды и еды. Что-то смутно знакомое вспоминалось по поводу ушедших в небытие дней, но он никак не мог вспомнить, что. именно. Что-то важное. Но, пожалуй, пальцы, сжимающие его запястье, были важнее – они придавали реальности едущей картине мира.
Пульсометр пусть так же ровно, зато чаще запиликал над головой, возвещая о том, что пациент таки проснулся, а Шер на это лишь досадливо поморщился – к гулу в голове добавился этот участившийся писк.
Что же… что он не может вспомнить? Что-то, что внушает страх почти первобытный, совершенно ему не свойственный.
Хэй… – выдох, даже не зов, а сиплый выдох воздуха, зовущий Мамору. Пришлось коснуться его носа слабыми и дрожащими пальцами. Вдруг поможет разбудить?

+1

3

Бледно-зеленое –
Выпьешь
И станешь прозрачным,
Словно вода...
Если б такое найти лекарство.

Исикава Такубоку

Лекарство, которое прилежно капали сейчас «мистеру Рену», было всего лишь совершенно прозрачным, но уж точно не от него бледно-зеленым с некоторым правом мог считаться сам мистер Рен. Это, несомненно, стало его собственной заслугой, достигнутой… ну уж точно не медикаментами. Вот только не надо знахарских баек о лечебных свойствах мухоморов, да? Любого, кто о них вздумал бы сейчас заикнуться, тихий и миловидный японский юноша покалечил бы безо всяких угрызений совести.     
Может, даже хорошо, что он без сознания, – эта мысль возвращалась с ритмичностью нижнего витка спирали, когда Мамору уставал изводить себя беспокойством, в изнеможении, нахохлившись, хмурясь, присаживался где-нибудь – в приемном ли покое, в коридоре ли отделения, и замирал в какой-нибудь из защитных поз – обняв себя за плечи зябко, или скрестив вытянутые ноги, а руки на груди, опустив голову. Здесь, уже в палате, она приходила чаще, при каждом взгляде, вскинутом на пусть и зеленоватое, осунувшееся, но вроде бы спокойное лицо Шерлока. Самому Мамору тут, как обычно, как далеко не впервые в роли добровольной сиделки, стало гораздо спокойнее, потому что Ичи – вот он, можно увидеть, можно слегка коснуться, поправляя одеяло или подушку, можно, наклонившись, услышать и ощутить дыхание, неглубокое, но ровное. Это было глупо, однако своим чувствам Тейджо, почти уже врач, в такие часы каждый раз доверял больше, чем аппаратуре. Так же глупо было думать, что его собственный присмотр надежнее, чем контроль состояния пациента со стороны персонала клиники; он понимал, что любая медсестра, в случае чего, будет эффективнее и поможет лучше, чем он, пока еще никто в медицине, что Ичимару от его присутствия рядом ни горячо, ни холодно, но... продолжал думать, что не зря тут находится. И продолжал высиживать возле койки третий час, пятый, седьмой...
Когда его сморило, он, конечно, не заметил, а кто когда замечает момент засыпания? Вот только что, кажется, взял Шера за руку, потрогал его влажноватую ладонь подушечками пальцев, а сейчас уже ступает резиновым сапогом на ворсисто обросшую бело-зеленым мхом кочку, которая уходит из-под ноги. Жадная глубина хватает за лодыжку, с чавканьем и всхлипами засасывает – голень, колено, бедро. Проваливается вторая нога, вроде бы стоявшая на надежной, каменистой даже земле, и парень ухает в жидкую топь cразу по грудь, а от попытки дотянутся до корявой, в пятнах белой плесени еловой лапы с порыжело-ржавыми иголками зеленая, вонючая вода доходит до подбородка. Заполошно, через короткие равные промежутки пищит какая-то мелкая птица с дерева, которое аж в целых трех ярдах. Не достать, ни за что уже не достать… намокшая одежда пудово тянет вниз. Кроваво-золотой осенний листок, сорванный ветром, касается породистой самурайской горбинки на носу Тейджо, за секунду до того, как в ноздри заливается вода.
Мамору вздрагивает с глубоким вздохом-стоном, вздергивается, во сне еще, наверное, и… просыпается. Боже, какое счастье! – сердце колотится так, что еще трудно дышать, но Ватсон уже проводит рукой по лицу, стирая с него кошмар, как липкую паутину.
Ичи? – он ведь звал, точно звал?.. – Ресницы дрожат… – Ты проснулся? – старший парень снова касается ладонью прохладной ладони Ичимару, а, вот и веки поднялись. – Привет. Хочешь чего-нибудь?

Отредактировано Мамору "Ватсон" Тейджо (27-04-2018 02:45:51)

+1

4

Он аж хмыкнул едва слышно – его «защитник» никогда не мог с первого раза ответить на вопрос. Хоть какая-то стабильность радовала, хоть в чем-то. Улыбка чуть увяла, говорить было сложно, но приятно осознавать, что он вообще мог говорить.
Пить. Хочу пить.
Наверное, это более насущная проблема, хотя зудящее в затылке незнание даты почему-то свербило и не давало покоя. Он заерзал – все мышцы разом отозвались воем от тянущей липкой боли, льнувшей к каждому волокну внутри него.
Ох, ты же... – нахмурившись, он даже голову без помощи Мамору от подушки оторвать не был способен, не говоря уж о более активных действиях. Однако после нескольких глотков воды, подотпустило, он даже смог понять, что синеватое марево вокруг – не туман странный, а стены палаты. Проведя холодной ладонью по лицу, он все же попытался приподняться на локтях, пытаясь осмотреться, но в итоге вновь оказался на подушках, глядя из-под полуприкрытых отяжелевших век на лучшего дуга. Ну, он все еще надеялся, что друга. Единственного, если уж на то пошло. И все равно лучшего. Что вчера произошло, что он стал так бычить на него? А то, что он больше обычного огрызался на Тейджо, он помнил прекрасно. Причина? Мозг лихорадочно пытался сопоставить рваные куски этой мозаики, но никак не выходило. Вновь сглотнув, он плюнул заниматься  ерундой.
Так... какое сегодня... число? И время. У меня... была ломка?
Он помнил лишь синеву лица напротив, странно сияющее перед полным провалом и черной дырой в памяти. И то, что Мамору сейчас был здесь убеждало его в простом факте: ему это не приснилось. Тот высоченный синюшный дылда был настоящим. А еще Шер вспомнил, как тот посмотрел на него – словно на интересный экземпляр подопытного кролика, но не более того. Аж до дрожи пугало такое... что это вообще было? Может, и правда глюк на фоне ломки? Но, нет, глюки он обычно не помнил... а тут.

+2

5

Я знаю слишком хорошо себя:
Тебя я не обижу и намеком,
Но вот рукав мой,
Вымокший от слез,
Немым упреком будет для тебя.

Сайгё

Пить? – нет, все же Мамору еще не совсем проснулся, ни ментально, ни физически, иначе он не только не переспрашивал бы, но и вскочил бы со стула мгновенно, как пружиной подброшенный. Он, естественно, и так вскочил, но чуть промешкав, спросонья тело, пробывшее несколько часов в неудобной позе, слушалось далеко не как у мастера боевых искусств. – Да, пить, конечно! Сейчас.
Его задержку и несообразительность искупило то, что бежать-то было шаг – к приготовленным заранее кувшину и стакану. Вода и налита уже была – Ватсон подумал об этом заранее, пока ждал, побеспокоился, чтобы ни единой лишней секунды Шерлоку не пришлось терпеть жажду. Что она будет, сомневаться не приходилось – не впервой же такая мизансцена. Прихватывая с тумбочки у кровати прозрачную посудину, почти полную, юный мистер Тейджо вздохнул – не этому бы повторяться. Всей и радости, что пару недель назад этот мелкий паразит валялся в отключке дольше. И выходил из беспамятства куда как сложнее и туже.
Давай-ка, – Мамору нагнулся, подсунул ладонь свободной руки под тяжелый лохматый затылок Ичи, приподнял слегка слишком умную и бедовую голову, поднес к его губам край стакана, проследил, чтобы первая порция воды не пролилась мимо рта, а первый глоток не был слишком большим… да и второй тоже. – Вот так, молодец, – будущий врач улыбнулся – еще не профессионально, еще искренне и лично-тепло… впрочем, мистеру Рену он, вероятнее всего, всегда будет улыбаться именно так.
Пустой стакан стукнул донцем о крышку тумбочки, Мамору снова плюхнулся на стул, зевнул в кулак украдкой, пальцами убрал падающую на глаза челку.
Третье октября, – ответил он, зябко со сна поежившись, и глянул на Шера внимательнее. – Примерно час пополудни.
Парень хотел достать из кармана мобильный, и посмотреть поточнее, даже начал движение, но остановил себя – вряд ли на самом деле Ичимару требовалась точность до минут, что он там собрался хронометрировать? Просто же пытался понять, сколько времени провалялся без сознания на это раз. И все равно важнее всего последний вопрос, для обоих важнее: что-то такое было то ли в тоне юного детектива, то ли в длинноватой для просто вдоха паузе между словами, и именно это «что-то» заставило Ватсона смягчить тон до совсем будничного, нехотя признавая:
Да, был ломка, была. Ты просто уникум, ей-богу. Умудриться настлько закинуться, чтобы начать видеть синелицых чертей после полной детоксикации… Ну ты и загадка природы с суперглюками. – Тейждо сам себя осек и поспешно заткнулся – уж слишком походило на изумленное восхищение то, что прозвучало в его голосе. – И я тебя умоляю: если приспичит – уж лучше пусть будет кокаин, а не это… шаманское варево с непредсказуемыми последстиями, – от души попросил Мамору, сунув в колени сложенные ладони и ссутулившись немного.

+1


Вы здесь » Приют странника » Дом Возрождения » Палата номер 4