Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Стихи и проза » Глазами?...


Глазами?...

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Она любила представлять себе города. Не те, которые вы можете найти на картах, а совсем другие, сказочные, полные чего-то такого... Неземного. Она создавала в своей голове новые лица, характеры, что-то такое, что не свойственно ее реальному миру. Ей хотелось чего-то большего, чем просто звезды над головой. Ей хотелось прикоснуться к этим звездам.

Мир, где у людей нет глаз. Но они им и не нужны. Они видят сердцем. Не различая очертаний чувствуют все. По странному стечению обстоятельств их окружал очень яркий и красочный мир. Абсурд, дарить слепым то, что они никогда не оценят.

А еще был мир где не было цвета. Совсем не было. И люди были счастливы, скрываясь в переходах светотени и растворяясь в темных углах. Им тоже было комфортно, хотя они все своим присутствием рвали монохромный мир на части. Потому что у них была слишком красная для черно-белого мира кровь.

Каждый день она создавала что-то новое. Почти утопию, почти... Она раскрашивала миры, дарила им звуки, легенды. Какие-то города погибали сразу, поглощенные более старшими творениями, какие-то будучи совсем новыми, все же умудрялись поглотить старейшие из миров.

Это было так смешно. В ее голове росла своя цивилизация. Мирная, и потому не правильная для тех, кто мог бы о ней узнать.

Стремясь скрыться от земного, она в своей голове порождала новую землю. И никто не мог быть уверенным, что она не заменит нынешнюю. Ведь человек, который рисует новую цивилизацию способен на это?

Ее боялись. За ее улыбку, за ее странные слова и текучие жесты. Ее боялись и хотели изменить, пытаясь воссоздать из ее личности что-то новое и быть может земное. Жестче, реальней, правильней, а главное безопасней. Только Она этого не хотела. И ту, что породили они, она оставила в одном из миров. Управлять, хранить, развивать уже самостоятельно.

Ее любили. И потому хотели законсервировать ее доброту, чтобы она могла помогать другим. Выманивали, вытаскивали, надеялись, но... Бесполезно. Закрывшись в новом мире, доброта унесла за собой и последний чертог- реальное тело. Скрывшись за завесой непостижимого для окружающих, она ушла. Девочка, породившая мир ушла. Оставив не только свое детище, но и тех, кто так ее любил и ненавидел.

Ей было плевать, а где-то в этой фантасмагории миров и лиц появился он. И создал свой первый городок. Маленький и тихий, чем-то похожий на исторический центр Варшавы. Там не было людей, но было много голубей.

Странная игра воображений и звуков. Ни на что не похожих и от того еще более пугающих. Они зажигали на небе звезды, порождая не то давно забытое счастье, не то никому не нужную любовь.

А быть может ей это приснилось. И мальчик с его Варшавой и голубями. И люди, которые пытались порвать ее душу на части. И миры, которые грозились свести всех с ума своей почти реалистичностью.

Быть может.

Она не знает. Она просто снова садится на траву и смотрит в небо. Потом темнеет и зажигаются звезды. А она с удивлением понимает что на одну звезду стало больше. Мимо пройдет наверное безумно красивая девушка, у которой нет глаз. А ее за руку будет держать монохромный парень, с невероятно красной кровью.

А может она откроет глаза и увидит кружку молока перед собой и записку написанную кривоватым почерком. "Завтрак на плите. Не опоздай". Она, а может и он улыбнутся, выпьют молоко и закроют глаза.

И никто не заметит как на небе появится новая звезда, а в углу комнаты появится пятнышко краски, цвета, который никогда не встретить в этой жизни.

0

2

Она никогда не ходит спокойно, ее походка всегда чуть торопливая, почти бег, почти спешка. Люди никогда не понимают этой ее привычки, смеются, глядя на то, как она спотыкаются и никогда не пытаются понять, почему, она так спешит.  Да им, в общем-то, это не интересно, какой может быть интерес к кому-то кроме себя? А она лишь усмехается, и снова почти бежит куда-то. Никто не знает, что она просто спешит жить. Для нее каждый день может стать последним, а каждая секунда может не успеть закончиться. Она боится, но не смерти, а просто не успеть сделать что-то в последний, а зачастую и первый раз.
А люди продолжают смеяться, они участливо смотрят вслед и крутят пальцем у виска, глядя на ее вечно растрепанную шевелюру и чуть рассеянный взгляд. С ее одеждой всегда что-то не так, она может просто не заметить того, что у нее например оторвалась пуговица, или то, что на ее пальто шерсть. Ей не до того. Она болеет, сильно, страшно, но об этом практически никто не знает. Из-за ее чудаковатости у нее не бывает друзей, но всегда много знакомых. Она часто знакомится, и надеется, что люди запомнят ее, и продолжат общение, но это случается так безнадежно редко, что об этом не стоит задумываться.
Она  часто смотрит в небо, и еще чаще по сторонам, разглядывая, запоминая лица, жесты, ища новые идеи для того, чтобы жить и бороться с болезнью. Она плохо видит, и за стеклами очков ее глаза кажутся еще больше, чем они есть. Когда она заболела, она сильно похудела, у нее испортились волосы, ногти. Когда-то ее можно было назвать красивой, теперь, ее былую красоту увидит не каждый, точнее никто. Ее бояться, наверное. Рассматривая себя в отражениях витрин, это осознание становится особенно четким, но оно ее не пугает, а просто заставляет мириться с фактом.
А дома ее ждет кот, такой же одинокий, как и она. Она так и не смогла с ним подружиться, но их отношения стали почти человеческими. Они слишком привязались к друг другу, хотя так и остались никем. Привычные переругивания с этим пушистым созданием стали уже привычкой, маленьким ритуалом, наравне с повязыванием  платка на голову. Болезнь заставила ее полюбить их, сделать их своей маленькой изюминкой, которую так и не смог оценить.
Она редко представлялась своим настоящим именем, потому что всем было на него плевать. Она просто говорила Птица. И люди снова улыбались, а потом, посмотрев вслед забывали об этой девушке, которая так искренне улыбалась и рассказывала о том, как хороша жизнь, о том, что небо даже за грозовыми тучами, исключительно чистое и сияющее, и за ними всегда светит солнце.
Она всегда говорила о себе коротко- Птица. Потому что всегда мечтала полететь, но из-за болезни врачи запрещали ей реализовать свою последнюю и самую главную мечту. В дневнике она как-то написала: «Стоит вылечиться хотя бы ради того, чтобы хоть раз прыгнуть с парашютом». Но только она знала, что не вылечится никогда, потому что она одна, потому что у нее нет средств на это лечение. Ей оставалось только верить, и ждать, то ли смерти, то ли чуда.
Хотя в общем-то для нее каждый день был как чудо, ведь она никогда не знала наверняка сможет ли она проснуться утром и встать с кровати. Боль, это то, что она ненавидела больше всего, потому что когда больно в глазах темнеет, потому что когда больно, нет сил, даже на то, чтобы шевелиться. Это значит потерять драгоценные минуты жизни.

0


Вы здесь » Приют странника » Стихи и проза » Глазами?...