Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » ФИО, планета Cетх » Сетх, орбита, военная станция клана Тигров (законсервирована ФИО).


Сетх, орбита, военная станция клана Тигров (законсервирована ФИО).

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s5.uploads.ru/eGmpM.jpg

Отредактировано Шангхар Джеро (03-11-2018 17:59:07)

0

2

События держали такой темп, что Фарэй не мог позволить себе никаких эмоций.
Он не жил – он функционировал по разработанному плану, существовал на износ. Сон заменила медитация, еда была насыщена полным комплектом веществ, необходимых для оптимального жизнеобеспечения. Брикет синтетика всегда был у Люция с собой на случай, если его занесет в голубые дали.
Встречу с молодым офицером Тигров подготовили переговоры младших порученцев неделей раньше, теперь настало время поговорить с ним лично.
Что за дуэнде сумел объединить бойцов разных кланов в один отряд? Молодой, почти ребенок, судя по данным разведки. Харизматик? Прирожденный лидер?
Возможно ли, чтобы он стал знаменем того единства, о каком ...мечтал?.. какого добивался Фарэй, беспощадный к себе и, едва лишь требовалось, – деликатнейший к возможным партнёрам и единомышленникам. Но с дуэнде, объединившим представителей разных кланов, навряд ли придется деликатно рассыпать перлы дипломатии, призывая к межклановой терпимости.
Фарэй открыл глаза, выходя из стазиса, когда стыковка была завершена. Машинально он взглянул на свою голограмму и позволил адъютанту поправить складки гербовой пелерины на плече. Из всего эскорта с Фарэем был только этот мальчик, Рутендо, один из недавних воспитанников. Тен заменил ему Беленького после злополучного боя, когда тот пропал без вести.
И этой мысли сейчас было не место. И мыслям о Зэне, и памяти о дочери, Шани, чьи дороги накрыл туман войны.
Да, именно Зэн упомянул при встрече с отцом имя «Дхаран». Мальчик, на пару сотен лет его младше, запомнился сыну лэри. Обученный разбираться в характерах и оценивать возможную пользу или опасность своих контактов, Зэн отозвался о юном Тигре смешанно. Истинного приверженца традиций, Зэна смешило, а значит – смущало своенравие Тигрёнка в совместной с их кланом операции, но и не признать таланта мальчишки принц не мог.
Пройдя стыковочным коридором, Фарэй ответил жестом на почетный салют встречавших и последовал за своим сопровождающим. Он отметил, что встречавшие носили знаки четырех различных кланов. Леопардов среди них не было, хотя Фарэй знал, что у Дхарана в отряде есть члены его клана. Тактичность или осторожность?
Это ещё предстояло понять.
Лорд Дхаран. – Этикет требовал приветствия голосом, и Фарэй неукоснительно следовал этикету. К мысленной речи они придут на иной ступени доверия. – Приветствую от Клана, Лэри и себя лично.
Он рассматривал юношу перед собой, не только глазами, оценивая его ауру и ауры окружавших его подчиненных, чьё отношение, при всей дисциплине, считывалось достаточно ясно. Этого лидера уважали. А кое-кто из присутствовавших в помещении испытывал и более яркое чувство к молодому командиру. Фарэй отметил для себя эти нюансы, никак не классифицируя их пока. Возможности возможностей, вот чем были первые наблюдения.
Я благодарю вас за возможность лично поговорить с вами. Позвольте рассчитывать на разговор один на один прежде, чем мы придем ко взаимно устраивающему нас решению.
Шпионов никто не отменял, и никакие сентиментальные рассуждения о верности – ба, дуэнде? – не могли поколебать Фарэя в намерении говорить с Тигренком с глазу на глаз.
При этом его адъютант, немало искушенный в обеспечении безопасности, уже делал первичное сканирование помещения, прижав к плечу руку со встроенным в ткани нейроплантом. Он не оставит Фарэя прежде, чем убедится, что имеет право его оставить – Рутендо отличался упрямством даже среди котят Леопардов – и будет стоять у дверей на страже, как ритуальный камень.

+2

3

Рейды шли один за другим. Без роздыху и продыху. Они дрались, как будто все Предки разом прокляли их и возжелали их смерти. Вот только подыхать они не торопились. Зато дохли враги. Дохли пачками. Разорванные, сожженные заживо, взорванные, сошедшие с ума, сами выбрасывались в открытый космос, в панике спасаясь от невидимого, но казавшегося таким реальным врага.
Команда Дхарана с каждым днем сплачивалась все сильней, все лучше притиралась друг к другу. С каждым рейдом они находили все новые решения, все новые возможности для сотрудничества, для совместной работы. И хохотали, яростно скаля зубы, глядя, как сгорает очередная база врага, выплевывая в космос обломки и трупы. С каждым разом они совершенствовались, приносили новые идеи, обдумывали их, шлифовали и воплощали в жизнь. Каждый из них приносил свои таланты, вплетая их в общую цель, все больше расширяя не только возможности своей группы, но и области их применения. С каждым рейдом они становились коварней, искусней, опасней. И с каждым рейдом росла их аутсайдерская слава, тем не менее приводившая к ним все новых и новых бойцов. Каждый клан давал свое, неповторимое, эксклюзивное, лучшее.
Они вместе сидели над планами, вместе разрабатывали, обдумывали, решали. И у Дхарана хватало ума и энергии, чтобы направить разрозненный энтузиазм в одно общее русло. А потом они шли в рейд. И возвращались почти без потерь, оставив после себя руины и трупы. И праздновали так, как только дуэнде могут праздновать смерть врага.
Когда Шангхару сообщили, что с ним хочет встретиться Люций Фарей, Джеро только молча уставился на своего помощника и по совместительству любовника. Говорить что-то словами через рот не имело смысла. Фраза «Какого лысого Предка ты мне сейчас втираешь» читалась в ментальной составляющей Тигра так ясно, как звезды за бортом станции.
Это не сказочки, – Ниет протянул ему планшет. – Смотри сам.
Джеро уставился в планшет, проштудировал все, что было.
Глазам не верю, – он тоже перешел на вербальное общение. – И мозгам тоже.
И куда уж верить?
Люций Фарей, Лэрд клана Леопардов, дуэнде старше его самого на... – сколько?.. четыреста лет? – решил с ним встретиться? С чего бы вдруг?
Шангхар не особо обманывался относительно своей значимости в глазах других дуэнде. Сопляк, котенок, едва успевший выплюнуть мамкину сиську, он пытался доказать Сетху, что чего-то стоит, что-то значит в этом мире. Он возражал, требовал, доказывал свои теории, пытался продвигать свою стратегию. Не желал мириться с приказами командора флота, требовал, чтобы его услышали. Будь он чем-то меньшим, ему бы уже свернули башку. Но Шангхар был племянником лэри, и ему прощали, пока не достал окончательно всех. И тогда ему попросту выделили одну из баз и оставили в покое.
Сначала Шангхар был потрясен, оставшись практически один. Никто из Тигров не желал идти за ним, жалким сопляком. А потом появился один единомышленник. Потом другой. Потом третий. И вот теперь у них на станции было не протолкнуться от бойцов и персонала. Глаза Дхарана горели азартом, от него растекались волны энергии и энтузиазма, заражавшие других. Его рейды доказали свою эффективность, и с каждым днем все больше таких же вот отщепенцев из разных кланов стекались под его знамя, разделяя его взгляды, желая сражаться с ним во имя свободы Сетха.
И все же Дхаран отдавал себе отчет, что большая часть дуэнде не принимает всерьез их банду аутсайдеров. Даже не смотря на то, что они давно превратились в мощную военную единицу. Имя Фарей было знакомо Дхарану по не столь давнему рейду, когда их команду внезапно привлек к общей операции клан Леопардов.
Зэн Фарей.
Имя молодого военачальника Леопардов Джеро хорошо запомнил. Хотя бы потому, что Фарей не знал, как вести себя с ним. Зэн изо всех сил соблюдал этикет, но Дхаран все равно видел то снисхождение, с которым молодой принц относился к нему. Правда потом снисхождение сменилось смущением, когда Леопард понял, на что способна его бригада.

На организацию встречи ушло не так много времени. У них не было лишнего времени, учитывая, что вокруг война. На переговоры потребовалась всего лишь неделя. Джеро очень хотел знать, о чем желает говорить с ним лэрд клана Леопардов.
Лэрд Фарей, – Дхаран склонил голову. – Приветствую вас от себя лично и от моей команды. Для нас честь принимать вас на нашей станции.
Тигр сделал рукой приглашающий жест. Все его люди отступили в сторону, а потом и вовсе разошлись, как бы давая понять, что лэрд может ничего не опасаться.
Дхаран проводил Леопарда в маленькую кают-компанию, прилегавшую к его собственной капитанской каюте.
Прошу, мой лэрд, располагайтесь, – Джеро указал ему на стул у стола, а сам отошел к бару, откуда извлек бутылку бренди и пару бокалов, поставил все это на стол. – Уж простите, у нас тут плохо с этикетом. Мы всего лишь грубые вояки, и думаю, вы понимаете, что оказались в компании изгоев. Ну, или почти изгоев. Так что не церемоньтесь, у нас тут все по-простому.
Сорвав пробку с бутылки, Джеро разлил по бокалам темно-коричневый напиток, сел на против Фарея. Устремил на него прищуренный взгляд.
Чем я смог заинтересовать вас? Этот вопрос не дает мне покоя. Лэрд, пожелавший увидеться с котенком Тигров... – Шангхар усмехнулся. – Я ведь в самом деле котенок. Хоть и опасный. Можете говорить смело, все, сказанное здесь, не покинет этого помещения.
Сам Джеро прятался за щитами, не спеша пускать под них постороннего, хоть и без фанатизма, но и сам не пытался лезть под щиты другого, зато давал читать эмпатическую составляющую, тем самым являя миру и воспитание, и тактичность, и готовность к общению.

Отредактировано Шангхар Джеро (11-11-2018 14:02:48)

+1

4

Адъютант Фарэя вышел последним, дождавшись мысленного сигнала уйти. Рутендо оставался верен себе и не видел причин доверять никому, когда сопровождал своего наставника.
Не спеша, Люций устроился в предложенном флит-кресле, тут же приноровившемся к его не слишком большому весу. Тигрёнок выглядел куда массивнее и гораздо более рослым, чем старший Леопард, а вот глаза оставались славными, детскими. Зэн в его возрасте уже успел измениться, под стать окружению, он сызмала привык к недоверию, интригам, подковерным дракам и ударам в спину.
Племянника лэри Тигров тоже должны были растить по-королевски, отучать от излишней доверчивости, не человечий отброс, как-никак, а вот же сохранил ауру милой котячьей наивности. Одна из составляющих его личности, что позволила преодолеть межклановую вражду?
Интересно, насколько сильна его харизма?
Вы показали себя незаурядным тактиком, лорд Дхаран, – да, таких талантливых щенков и котят штабы выискивают и готовят наилучшим образом для службы клану. Но сейчас этого было мало. Время ставило свои жесткие рамки. – Что планируете в перспективе? Налёты – неплохо, но противник у нас… крупноват. Самую малость.
Он усмехнулся, по-кошачьи сужая глаза. Сейчас он говорил очевидное и наблюдал за реакцией Дхарана. Думал ли тот дальше, за пределы того, что было по силам небольшому отряду? Или усталость рутины поглотила молодого лидера?
В каком наибольшем масштабе вы уже думали? Союзная операция? Два клана, три?
Люций спрашивал себя, планируя эту встречу, кого он увидит? Амбициозного капитана? А если – юного гения, полководца, какие появляются в тяжелые эпохи?
Мечты, но всё же… Котёнок.
Объединению кланов, в первую очередь, мешало даже не недоверие. Амбиции. Кто станет во главе? Чей лидер, чей лэрд?
Даже Люцию не приходил на ум образ котёнка.
«Почему бы и не котёнок?»
Почему бы и не юнец, вчерашний выученик, ведь обычно к ребенку относятся как к ребенку, даже будь тот гением. Привычка, мешавшая увидеть во враге союзника, точно так же помешает увидеть в юноше опасного соперника…
Мысли, промелькнувшие у Фарэя в потоках маскировочных коаксиалей, означали переоценку. До недавнего времени Люций мучительно стягивал, точно края раны, представлеия и реальность, стараясь уравновесить предубеждения своих оппонентов с их здравым смыслом. Молоденький Тигрёнок внезапно завершил кристаллизацию сумбурных идей.
Противникам будет казаться, что можно побороться за «знамя». За возможность манипулировать юнцом. Кем-то из них самих при этом управлять станет легче. А насколько умелым должен быть кукловод, который захочет стоять за Тигрёнком – это Люций прочитал во взгляде Дхарана.
Но оставалось неясным, насколько изощрён сам Тигренок в искусстве управления, или то, что увидел Фарэй в лицах его подчиненных – это лишь энтузиазм аколитов? Аколитов, которых питает сила молодого Тигра, но не его искусность…
Сила молодости иссякает. Ей на смену обязаны прийти знания и опыт. Если же их не будет, век чемпиона краток.

+2

5

Шангхар только бровью повел в эдаком нейтральном жесте, вроде бы ничего не выражающем, но для тех, кто его знал, - а таких были единицы, - это движение означало удивление. Не просто реакция на слова, а реакция мощная, зацепившая до печенок. Внешне Тигренок никак больше не выдал своего изумления.
Хрена себе, начало разговора. Леопард был более, чем прямолинеен. Вот так вот сразу. Вы знатный тактик, что планируете в дальнейшем? Планов было громадье. Не все они поддавались осуществлению. А если уж быть точным, то лишь мизерная их часть. И тем не менее, лэрд задел за живое. Не просто за живое, но еще и за раненное.
Наибольшие масштабы, лэрд Фарей? Помилосердствуйте, какие масштабы при моих-то скудных ресурсах? Диверсии, не более, – ответ был изречен иронично-огорченным тоном, но взгляд Джеро на миг утратил свою котеночью наивность, став темным и тяжелым. На очень краткий миг, но вполне достаточный, чтобы Фарей это уловил.
Тигр встал, прихватив свой бокал, отошел к огромному иллюминатору, устремив взгляд на звезды. Другую руку он независимым жестом зацепил большим пальцем за военный пояс, на котором болталось до черта нужных вещей.
Дхаран прекрасно понял, о чем говорил лорд Леопардов. Все, что осталось недосказанным, было столь же явно для него, как и произнесенные вслух намерения. 
Думал ли Джеро о будущем? О, много раз. И прекрасно понимал, куда забрасывал удочки Люций Фарей. Он был прав, чтобы одолеть Империю Ориона, нужны совместные усилия всего Сетха. И причины, по которым такое объединение пока что представлялось мало вероятным, были тоже прозрачны. Кто встанет во главе объединенного сетхианского флота? А потом и во главе всего Сетха? Подобный союз кланов стал бы беспрецедентным событием. Одним из тех, что меняют будущее. Захочет ли командующий флотом лишиться подобной власти, когда закончится война? Захочет ли вернуть самостоятельность кланам? Или возжелает воцариться на Сетхе в качестве первого монарха, основав первую в истории королевскую династию Сетха? Дхаран с уверенностью мог сказать, что ни один дуэнде в здравом уме не откажется от подобной власти. Как только речь заходила о каких-либо союзах, сразу вставал этот извечный вопрос – кто?
Видел ли Дхаран себя во главе объединенного флота? Конечно. Иначе он просто не был бы дуэнде. Видел ли его кто-то другой в этой роли?..
Тигр дернул губами, то ли в нервном жесте, то ли в усмешке. Зачем Фарей здесь и задает эти вопросы? А если он тут для того, чтобы прикончить зарвавшегося Тигра? Бунтарские наклонности Джеро были хорошо известны. Что, если Фарей прибыл сюда, чтобы оценить размах тигриных амбиций, и оценив их, как критичные, ликвидировать смутьяна, замахнувшегося на такой кусок, в какой еще никогда не впивались дуэндийские клыки?
Тигренок отпил глоток бренди из своего бокала, покачал напиток, наблюдая, как янтарная жидкость омывает стекло. Поза его оставалась такой же расслабленной и вальяжной, но целых пять секунд он размышлял о том, чтобы убить Фарея прямо сейчас. Однако потом мысли потекли в другую сторону. Никто Тигренка во власть не пустит. Можно сыграть именно на том, что его молодость и неопытность – прекрасная возможность для манипуляций. Люций Фарей в роли Серого кардинала? А почему бы и нет? У Фарея было то, чего не было у самого Дхарана – связи, влияние, и, чего греха таить? – огромный опыт. Почему бы не сделать его своим союзником?
На все эти размышления ушло едва ли полминуты, после чего Джеро повернулся к Фарею.
Наш противник, как вы справедливо заметили, лэрд Фарей, несколько крупноват, – с ноткой иронии изрек Джеро, растягивая слова в той своей вальяжной манере, которая делала его так похожим на огромного кота. – Самую малость.
Он чуть усмехнулся, щурясь, снова поболтал бренди в бокале и сделал глоток, прежде чем заговорить:
Проблема в том, что и для двух-трех кланов он тоже будет крупноват. И тоже самую малость. Совсем чуть-чуть, – он поднял руку, жестом изобразив, насколько мало. – Но к сожалению, этого чуть-чуть вполне достаточно, чтобы перевес был не в нашу пользу.
Дхаран вернулся к своему креслу, неторопливо опустившись в него.
Вы понимаете не хуже меня, Люций, – можно просто Люций? – что мы проигрываем войну, – Джеро снова прищурился. - И в связи с этим позвольте вас спросить. А в каком наибольшем масштабе думали вы?
«Кого вы видите на троне объединенного, единого Сетха?» – этот недосказанный вопрос, облеченный даже не в слова, а всего лишь в некое ощущение вероятности, тем не менее повис в воздухе, ощутимый, как водяная взвесь.

+2

6

Было что-то очень располагающее в серьезности юного Тигра, когда он пытался расчленить услышанное и свои догадки рассудительно и по-взрослому. Леопард смотрел на него, внутренне удивляясь теплым обертонам, коснувшимся в эти минуты его эмоций.
Ошеломить собеседника, сломать ожидаемый им ритм, вынудить думать и действовать в удобном тебе спектре – Фарэй находил этот путь удобным и логичным. Он лишь не мог сейчас понять, какую струну в нём самом зацепили реакции Тигрика.
И разбираться в себе оставил на более удобное время. Когда-нибудь никогда.
Талантливый, полный энтузиазма котёнок, от кого время требовало, пожалуй, больше, чем он мог пока дать.
Насколько больше?
Что способен выдержать вчерашний недоросток, когда на него свалят право и долг, во всей их полноте? Сейчас-то, что ни говори, Дхаран лишь развлекался и действовал в рамках «моя левая задняя лапа хочет».
Фарэй окинул мощную стройную фигуру юноши долгим, ощутимо долгим взглядом, изучая и… лаская его. Температура воздуха в комнате чуть повысилась, самую малость, совсем незначительно.
В тех, – Фарэй произнес это негромко, послав звук голоса прямо к ушам Тигра, – какие способны наше поражение вывернуть наизнанку… Да, Дхаран, нет смысла в титулах, какие могут скоро потерять этот смысл. Быть может, очень скоро, если мы с вами сейчас не найдём общее решение.
Он послал импульс, без слов предлагая Тигру обернуться. Над пальцами руки, поднятой вверх и сложенной в бутон, горела и плясала иллюзия: Сетх и имперская корона, обхватившая его в солнечном золотом сиянии. Затем корона потеряла свой блеск, распалась на лучи и сформировала темный красно-фиолетовый орнамент из клановых гербов, постепенно сложившихся в знакомую любому дуэнде противостоящую пару – Светлой и Тёмной Лун.
Расширяясь – или то уменьшался Сетх – динамичный орнамент и Луны охватывали всё бо́льшую часть пронизанного звездами пространства, пока в их власти не оказалась яркая золотая точка светила с гербом Императора.
Нет, командир! – голос ворвался в безмолвный разговор с такой яростью и силой, что мог истребить любую иллюзию. Подтянутый и сдержанный, офицер, что встречал Фарэя вместе с Тигром, оказался в комнате, решительно встав между ним и своим командиром. Он выглядел возбужденным, растрепанным, соколиные яркие глаза горели огнем на грани безумия. Жаркие, страстные волны, пульсируя, хлестали от него, заливая всё помещение.
Даже не слушай его, командир! Дхаран… этот тип хочет тебя одурачить! Ты разве не видишь, зачем он здесь? Он здесь, чтобы забрать тебя у нас… у меня! Чтобы разрушить все, чего мы достигли… и нашу любовь. Этот прощелыга, он хочет забрать тебя себе!
Фарэй погасил иллюзию над рукой, мельком глянул на дверь, сейчас закрытую, потом на Тигра.
Не спорю, Дхаран, вы вполне привлекательны, – заметил он прохладно, – но ваш друг немного… гхм… сместил акценты.
Если это было «немного», то еще чуть больше – и можно было бы устраивать оргию Двух Лун. Воздух стал настолько вязким и плотным, что перехватывал дыхание; вихри раскаленного, чисто по-дуэндийски безудержного желания взвивались вокруг всех троих, приводя в хаос мысли и сбивая все попытки рассуждать без эмоций.
Фарэй встал с креслица. Он направился к кофеварке, но при этом следовало пройти мимо Дхарана. Его помощник-Сокол решительно заступил дорогу и поднял ладонь в жесте, предупреждающем атаку.
Через его плечо Фарэй пристально посмотрел на Тигра.

+2


Вы здесь » Приют странника » ФИО, планета Cетх » Сетх, орбита, военная станция клана Тигров (законсервирована ФИО).