Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Окрестности » Вертолётная площадка


Вертолётная площадка

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Некоторые богатые клиенты прибывают в Приют на собственных вертолетах. Таким же образом доставляют и особо ценные грузы - медикаменты, аппаратуру. Для подобного транспорта в Приюте оборудована специальная площадка. Она находится перед Домом Отдохновения.

http://sg.uploads.ru/z0Xkf.jpg

0

2

---> Коридоры.

Они с доктором Хейз вышли на улицу, но разговаривать с ней Аде уже не хотелось. Не появлялось новых вопросов в её голове, из-за того, что ответы ей казались уж слишком холодными и какими-то безучастными. Конти всё так же шла чуть позади женщины, заинтересованно рассматривая вид строений снаружи и клумбы с цветами, листья на деревьях, вглядывалась в даль горизонта, надеясь увидеть там что-нибудь интересное, но только лишь небо говорило о том, что наступал вечер.
"Интересно, сколько денег платят здесь дворникам, которые убирают такое огромное пространство?" - задумалась на секунду Ада, разглядывая вычищенный до блеска бордюр возле заасфальтированной дорожки по которой они шли.
"Думаешь, у них есть дворники? Вдруг они пациентов выгоняют на улицу вместо зарядки всё тут убирать и вычищать каждое утро?" - хмыкнул Адам начиная немного нервничать после представления себе этой картины.
"Если это так, то мы с тобой попали по самое "не хочу"!" - мысленно хохотнула Ада, тут же понимая, что все её шуточки могут восприняться мальчишкой внутри неё вполне серьёзно.
Возможно, их разговор и продолжался бы так до самых дверей кабинета доктора Хейз, если бы Ада не засмотрелась на одну довольно забавную и красивую картинку: маленькая птичка с синеватыми крылышками, жёлтым клювиком и чёрными глазками бусинками пыталась клевать растение - маленький цветочек с голубыми лепесточками на тонкой длинной ножке. Это выглядело забавно, особенно то, что от каждой попытки добраться до цветочка птичка наклоняла его и тот рикошетил прямо ей в глазик своими лепесточками. От этого птичка отскакивала назад, мотала головой из стороны в сторону, а после этого вновь пыталась "напасть" на бедное растение.
"Тычинки-пестики..." - на её лице появилась усмешка, но вот засмотреться-то она засмотрелась, а вот остановиться и посмотреть под ноги - забыла, если не говорить уж даже о том, что следовало бы ей следить за женщиной, которая вела её в определённом направлении. Дорожка поворачивала в сторону, а Ада пошла прямо, не отрывая глаз от забавной картинки и...
Шмяк-хрумс... Споткнувшись о бордюр дорожки, запутавшись в ногах, перепугавшись чуть ли не до самой смерти, Ада полетела вперёд с растопыренными руками в стороны и шлёпнулась прямо лицом во влажную траву, едва успев подставить одну руку, чтобы не впечататься ошарашенным лицом в землю.
- Аааауч! - вопль разнёсся эхом по местным окрестностям. Аде показалось, что она сломала мизинец на левой руке и теперь улыбаться ей уже не хотелось, равно как и плакать, показывая свою слабость окружающим.
"Ничего, и не такое терпели!"
Она поджала губы, тут же перевернувшись и усевшись задницей на примятую уже ей же траву, подтянув под себя колени и качаясь взад-вперёд, как ей казалось, чтобы унять боль, распространявшуюся по всему телу не только от руки, но и от поцарапанных коленок.
- Больно, - Ада жалобно посмотрела на доктора Хейз, в надежде, что та поможет ей что-нибудь с этим всем сделать.

+1

3

Светловолосый мужчина в зеленоватой, позолоченной закатным светом униформе санитара Приюта, неспешно идущий по своим делам по дорожке, что огибала вертолетную площадку по периметру, оторвал взгляд от плиток, отмытых утром едва ли не с шампунем. Из задумчивости его вывел громкий женский возглас. Возле самой обочины на травке ничком валялась девушка, барахталась, путаясь руками в этой самой короткой, шелковистой газонной травке. И героически пыталась встать на четвереньки. Что кстати, ей удалось, потому что симпатичная попка поднималась, поднималась, ползла вверх и наконец задорно оттопырилась, как раз в тот момент, как санитар, которого слегка заворожило это зрелище, бросился на помощь. К тому времени, как он добежал до споткнувшейся барышни, та уже уселась на свою милую попку, и поджала ноги, обняв колени. Вдобавок она ещё покачивалась, и на ангельском личике была написана вселенская обида, глаза сухо блестели непролившимися слезами, а пухлые губки поджались. Санитару, который был нормальным молодым мужчиной, немедленно захотелось девушку спасти или, на худой конец, всячески выручить. Вот он и присел на корточки, подбежав, протянул ей руку:
- Сильно ушиблись, фроляйн? Вам к врачу надо! Идёмте я Вас отведу. Или отнесу… идти сами можете? Попробуйте встать, Вам, наверно, к хирургу нужно. Вдруг вывих, не дай Бог, или ушиб.   
[AVA]http://s4.uploads.ru/cCoFE.jpg[/AVA]

Отредактировано НПС (09-03-2011 20:19:44)

0

4

Не успела доктор Кимберли обернуться и что-либо со всем этим сделать, как к Аде подбежал молодой человек, тут же предложив ей помощь и завалив её вопросами. Конти посмотрела на свои руки, прижатые к груди, палец покраснел, но вроде бы двигался, хоть и болезненно. Пришлось только вздохнуть, насупившись, как маленький ребёнок, и вновь поднять взгляд на пришедшего на помощь.
- Смогу, наверное, подняться...
Облокотившись о землю неповреждённой рукой, она попыталась встать, но тут же снова шлёпнулась на пятую точку обратно с негромким завыванием, из-за того, что по ноге прошёлся спазм. И тут же молодой человек подхватил её под руку, а после и вовсе поднял с земли на руки. Ада обняла его за шею, дабы не сползти вниз во время путешествия до дверей кабинета врача, благодарно улыбнувшись и уткнувшись носом в его грудь, от которой приятно пахло чем-то цветочным.
- Спасибо, - прошептала она негромко всхлипнув, и всю остальную дорогу только и думала, - "Ну что ж за день сегодня такой, а? Надо ж было быть такой остолопиной, чтобы залюбоваться всяким бредом! Палец болит... И платье теперь стирать нужно... В чём же я буду? Эх..."

---» Кабинет хирурга

0

5

Розарий -->

2 октября 2010 года, около 10 часов вечера.

Не суждено было Хорхе дойти до номера. Воздух рассёк гул и треск, и с антрацитово-чёрного неба, усеянного маленькими звёздочками, будто ангел, спустился белый вертолёт. Не дожидаясь остановки винтов, из него начали выскакивать люди, вынося кого-то на носилках – и бегом, к домам, к фигуркам в белом, что уже ждали их, ждали с необходимым оборудованием. Ждали, чтобы спасти.
  Шоггот не торопится. Этот день, похоже, не хочет его отпускать. Волнами накатывают воспоминания – и мексиканец почему-то уверен, что это не последний раз на сегодня. И тогда человек в сером опускается на лавочку неподалёку – во-первых, чтобы не мешать фигурам спасать жизни, а во-вторых, чтобы закрыть глаза, и погрузиться во полумрак небольшого зала в древних катакомбах...

Тут, в небольшом зале, в свете двух прожекторов, стоят люди. Двое каменнолицых гвардейцев, охраняющих вход. Отец и сын, с набором ножей, разложенных на деревянном столе. И четверо пленных, подвешенных за кисти к цепям, что столетиями свисают с потолка, над кровостоками, десятки лет назад созданными вместе с этим полом. Все эти люди прилетели раньше, другим транспортом, с другой стороны – но сейчас это не кажется Хорхе таким уж и важным.
  Его не смущает происходящее – не первый раз он видит пытки и расстрелы. Их отец старался привить им если не жажду крови, то хотя бы не бояться её вида... и вида смерти. Но сейчас Фернандо Альварес показывал тому, кого позже будут называть Диего, как причинять максимум боли с помощью режущих инструментов и тесаков.
  У пленников – кляпы во рту. Двое висят поодаль, словно бы приготовленные для чего-то ещё. Двое же – образец и тренажёр – висят рядом со столом.
  Вот Фернандо делает надрез – легкий, непринуждённый, скользя по плоти пленника десантным ножом так же, как скользит фигурист по замёрзшей глади озера. И брат Хорхе старается повторить – но нож слишком глубоко входит, и пленник мычит. Так проходит ещё час.
  Там, снаружи, уже стемнело – здесь, в ярком свете прожекторов, двое мужчин режут два тела, что уже не могут кричать от боли. Щеки, грудь испещрены различной глубины порезами. Их сделали кастратами – и они почувствовали за эти часы утрату не только этого органа. Весь арсенал орудий пыток, что находится на деревянном столе – в крови, а небольшая пила из легированной стали – сломана. У одного из пленников болтается на лоскуте кожи нога – молодой Шакал не рассчитал силу, когда разрезал сухожилия мачете. Это оружие, судя по всему, больше всего ему нравится.
  Кажется, это обучение может продолжаться вечно – им обоим, отцу и сыну, нравится занятие, и кровь, что стекает с тел врагов по каналам в полу в неведомые глубины катакомб.
  Но спутник Хорхе произносит лишь одну фразу, обращаясь к своему старому другу:
Фернандо, полночь близко, – и тот прекращает урок, кивая своему сыну и ученику. Шакал с улыбкой на запятнанном кровью лице размахивается и легко отсекает голову человеку, висящему напротив него. Сеньор Альварес просто отходит в сторону, предлагая своему консильери оборвать жизнь второго пленника.
  Говард Фейн отказывается от протянутого клинка. Он достаёт пистолет из своей кобуры. Воронёная сталь Парабеллума хищно отсвечивает в электрическом свете. Зорко глядит отчеканенный на пистолете немецкий орёл верхом на свастике. Звонко щёлкает пружина, выбрасывая гильзу вбок. Пуля, что запрещена Женевской конвенцией, летит вперёд - чтобы распуститься внутри головы чьего-то солдата смертоносным цветком.
  Позади Хорхе в ужасе мычат оставшиеся пленники. Но они не знают, что их судьба будет много хуже.

  Глава мексиканских бандитов мирового масштаба оглядывает пространство вокруг себя. Ночь – тихая, неслышная ночь – стала полновластной хозяйкой этого мира. Вертолёт улетел, но сеньор Альварес был уверен – судьба того, кто прилетел на ангеле-вертолёте, была прекрасна, а его жизнь – спасена. А также он теперь был уверен, что не пойдёт в номер. Ему суждена более важная встреча - там, под густыми кронами сада.

Затерянная тропа

Отредактировано Хорхе Альварес Хавьер (31-01-2017 02:15:37)

+1


Вы здесь » Приют странника » Окрестности » Вертолётная площадка