Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Дом Гостеприимства » Ресепшен


Ресепшен

Сообщений 301 страница 320 из 320

1

Большое светлое помещение с высокой стойкой, как в холлах гостиниц. Здесь приезжих записывают и определяют по номерам или палатам. Ничто в помещении даже и не напоминает о том, что это - клиника.

http://s1.uploads.ru/LgHnx.jpg

+1

301

Путь от Красно-Харьинска до Монте-Верди получился длинный и запутанный. Братья ухитрились дойти на рыбацком траулере до Японии, оттуда махнуть самолетом до Гонконга, прибиться к команде сухогруза, шедшего в Эмираты, а оттуда снова самолетом в Цюрих. Но самым сложным оказалось доехать автостопом от Цюриха до Монте-Верди, так как мало кто рисковал подбирать трех крепких парней, голосующих на обочине. Однако, все трудности позади и вот оно, место, ставшее им если не домом, то как минимум опорной точкой для похождений...

Троица ввалилась в двери плечом к плечу, как всегда вяло переругиваясь. И без того сильно похожие друг на друга, братья даже одеты были одинаково - поношенные камуфляжные штаны, заправленные в стоптанные запыленные берцы, светло-серые толстовки с капюшонами и потертые джинсовые куртки. К тому же, Змей лишился своей шикарной блондинистой шевелюры и сверкал бритым черепом, отличаясь теперь от Шакала только цветом глаз. Паук, правда, соблюдая маскировку, натянул капюшон поглубже и нацепил на лицо медицинскую маску. За спиной у каждого висело по объемистой спортивной сумке.

- Привет! - Шакал махнул рукой администратору за стойкой, остальные молча кивнули - Мы вернулись. Позвони потом шефу, сообщи, а мы пока в каптерку...

И все трое ушли через служебную дверь.

0

302

Начало игры.

Вокруг так много людей. Взрослых. Страшно. Взрослые иногда делают больно. Особенно те, кто в белом. В халатах. Колют иголками, мажут какими-то вонючими мазями или еще что. А тут тех, кто в халатах, мало. Но все равно – страшно. Вон – трое каких-то дядек – стрррррашшшные... Один даже лысый. Удрать бы и спрятаться. Да только крепко держат за руку. Дядя Павел. Он не злой в общем, но  сердить его все же не стоит. А он не любит, когда приходится бегать и догонять. И приходится сидеть рядом, пока строгая тетка, приехавшая с ними, общается с другой тетей за столом, которая что-то записывает в большую книгу. Тетя записывает, а не стол, конечно… А вообще – тут интересно. Все так блестит и сверкает. Светло. Хорошо светло – не страшно.  И деревья в бочках стоят – вон какие у деревьев листья – широкие. И диван удобный – мягкий.

Павел Грибов чувствовал себя крайне неуютно. Во-первых, из-за общей обстановки этой богатой клиники для элитных психов, как про нее говорили. Все вокруг слишком… чистое, аккуратное… богатое – привыкшему к русским поликлиникам и больницам Грибову было даже не по себе; да и вообще – если не знать, что это именно клиника – можно и с дорогой гостиницей перепутать. Беда только, что Грибов знает… К тому же – побывавший за последнее время в немалом количестве дурдомов, опер невольно напрягался: кто знает – кто из проходящих мимо окажется пациентом этой клиники, находящихся сейчас в спокойном состоянии, а в следующий момент уже решивших кинуться на него или на его подопечного… Подопечный… Именно это было второй по упоминанию, но первой по степени важности причиной того, что Павел чувствовал себя не в своей тарелке. Бывший сотрудник, бывший хороший друг и просто отличный парень – Мишка Крылов был сейчас…
Ээээх, хорошо, хоть Галинка не видит, – пронеслось в голове. И тут же: – Если бы Галинка и ребята были бы живы – не пришлось бы сейчас торчать тут и присматривать за взрослым мужиком, как за сопливым малолетком. 
А сейчас приходится ждать, пока суровая дама из опеки договаривается с администраторшей у стойки. Судя по всему – у них вышла какая-то заминка: довольно долго что-то обсуждают. Вот администраторша набрала какой-то номер, и до острого слуха опера донеслись обрывки фраз:
Herr Direktor… das Problem… neue Patienten… Michail Krylow… Fünfunddreißig Jahre… Grad der Entwicklung… Kind… – Из всего сказанного в трубку Грибов уловил лишь знакомое: – Michail Krylow. 
Ну и Herr Direktor было более-менее понятно.
Ничего себе – начальство задействовали, – чуть не присвистнул Павел.

За окном пролетела птица. Куда пролетела? Надо посмотреть. Вот только…
Дядя Паша, я туда, можно? – И указать в сторону окна. – Чуть-чуть, на минуточку.

Ну вот, как говорится, помяни черта – он и… Бывший друг-нынешний подопечный завозился… Приспичило ему что ли? Придется сейчас узнавать – где тут «места не столь отдаленные» в смысле «туалЭт типа сортир». А, нет…  К окну ему хочется. Ладно, пусть идет.
Можно, Миша, только недолго. Мы уже скоро пойдем. – И пронаблюдать, как Мишка – совсем по-детски спрыгнул с дивана и побежал к окну, прижался к стеклу носом.
__________________________________________________________________________________________

* Господин директор…
* Проблема…
* Новый пациент…
* Тридцать пять лет…
* Уровень развития…
* Ребенок…

+1

303

[AVA]http://sa.uploads.ru/94lyz.png[/AVA]
[NIC]Тина Агостино[/NIC]

Тина прекрасно знала, что она девушка прехорошенькая. Собственно, чтобы этого не знать, надо было бы уродиться слепой и не видеть, какими взглядами ее провожают мужчины – восхищенными, иногда даже что-то восклицая в меру темперамента и на разных языках, иногда просто улыбаясь в ответ на ее легкие и искренние улыбки, на которые она не скупилась. Женские взгляды выражали эмоции менее приятные, но тоже перепадали едва ли не на каждом шагу. Особенно здесь, в Доме Гостеприимства, где у персонала только дресс-код, она выделялась своей сестринской формой, что делала ее еще более стройной и привлекательной – от удобных туфелек на беззвучной подошве до кокетливого чепчика. Его Тина ненужно, но изящно поправила, заходя на ресепшен с внутренней стороны – ей нужно было пошептаться с зеленоглазой Лекси – одноклассницей, вот ведь везение. Уж подружка-то быстрее, конечно, а главное, понятнее расскажет, за кем, собственно, Тину из Дома Забвения сюда прислали-то так спешно.
Лекси, лапка, что за пожар? На меня старшая сестра еще и наорала почти – мол, сам доктор Штейнвальд велел. Где этот загадочный русский с не менее загадочной, но больной душой? – медсестричка озорно хихикнула, сунув красивые руки в кармашки прилично, но соблазнительно короткого халатика, и на минуту перестала улыбаться, когда подруга показала глазами на крупного мужчину со страшно обезображенным ожогами лицом и наивным взглядом ребенка.
Он ведет себя, как пятилетний пугливый малыш, –  мягко пояснила девушка за стойкой, не фиксируя больше взгляд на пациенте, чтобы не настораживать его, и будто бы целиком уйдя в оформление электронной документации по заселению двух приехавших, очень разных женщин – к одной из которых так и напрашивалась приставка «вамп», а другая казалась бедной студенткой… ну, а что? И такие в Приюте лечились – квота-то на бесплатных больных на что. Впрочем… нет, эта девушка из другой категории… но думать «странно» Лекси не стала – это понятие вообще тут не котировалось, слишком быстро затираясь от частого использования и теряя смысл. – Ты поаккуратнее с ним, Тин. – И она дежурно, но любезно улыбнулась, совершенно синхронно возвращая обеим гостьям удостоверения личности через стойку. – Приятного отдыха, фрау Нойман, мисс Лоуренс. Надеюсь, Вам понравятся Ваши комнаты и наше обслуживание.
Тина не стала дожидаться конца процедуры принятия в виде благодарностей разной степени любезности, она уже вышла из-за стойки и подпорхнула к солидному, но без особого вкуса одетому и явно растерянному здесь мужчине, который обеспокоенным взглядом следил за бедолагой с ожогами.
Простите, Вы сопровождающий господина …Крылова? Скажите, как мне к нему правильно обратиться, чтобы ему понравилось? Как его звали дома… ну, родные? Вы не могли бы сказать ему, что его ждут новые друзья и интересные игры?

+2

304

Птичка сидела на ветке долго, попискивая и чирикая. Вертела головой, смотрела по сторонам. Смешная. А потом улетела. И даже ветер не гонял листья по двору, и собак не было, и дети не гуляли. Так что наконец смотреть в окно стало скучно. Зато в большом коридоре появились две тети.  Не в халатах, значит, не опасные. А потом – еще одна тетя. В халате. Но не очень страшная. Улыбается. И подошла к дяде Паше. Пока раздумывал – подойти или нет? почувствовал, что сейчас произойдет что-то очень нехорошее. Так что к дяде Паше и тете в халате пришлось бежать быстро. А потом подергать дядю Пашу за рукав, чтобы привлечь к себе внимание.
Дядя Паша, я в туалет хочу. Очень-очень.

Вот на что можно так долго смотреть в окно? Мишка словно прилип к стеклу. В кармане запищал мобильник. Грибов вытащил аппаратик из кармана, мельком глянул на экран. Степанов. Вот неймется мужику. Знает же, что тут роуминг нехилый. Чтобы не беспокоить занудным звонком окружающих, Павел скинул вызов и торопливо набрал смс: «Еще оформляю. Жду здешнее начальство. Как все закончу, вылетаю обратно». И буквально в следующую минуту, когда сообщение было отправлено, а сотовый вернулся в карман, перед Павлом предстала... фея. Нимфа. Богиня грез. В общем, та, при взгляде на которую Грибову резко захотелось снять с пальца обручальное кольцо и оказаться в той категории счастливцев, которую называют «холостяки». Фея обратилась к оперу с вопросом, но Грибов уловил суть его не с первой минуты. Павлу потребовалось какое-то время, чтобы осознать смысл спрошенного.
Да, я сопровождаю Крылова… мисс? – как обращаться к нимфе правильно – Грибов был не в курсе; да, к тому же, его английский все же желал быть лучше. – Его можно называть Михаилом. Или Мишей. Но у него нет родных. Точнее – он о них не помнит.
Грибову хотелось хоть немного продлить беседу с нимфой-богиней-феей, но, увы, ее интересовал только Крылов. Который – снова, как черт из табакерки – подбежал вот совсем не вовремя. Да еще с таким заявлением, что впору от стыда провалиться. Хотя, конечно, хорошо, что подошел, а не напрудил в штаны. Вот тогда был бы совсем позор.
Простите, мисс, а куда тут его можно в туалет отвести? – обратился Грибов к фее-нимфе, с трудом подавив досаду на бывшего сотрудника, а ныне – подопечного. Выполнить просьбу девушки о том, чтобы сказать Мишке про новых друзей Павел явно не успевал, если судить по нетерпеливо переминающемуся с ноги на ногу Крылову.

Отредактировано Михаил Крылов (25-04-2017 02:53:34)

+1

305

[AVA]http://sa.uploads.ru/94lyz.png[/AVA]
[NIC]Тина Агостино[/NIC]

О, не помнит?.. – медсестричка очаровательно улыбнулась. – Это, конечно, ужасно, но, думаю, свое имя в детстве он не забыл. Миша, Ми-ша. – Она старательно выговорила уменьшительное имя, угадав его по звучанию и недлинности. – Правильно я сказала?    
Да, Тина видела, что произвела впечатление и на этого основательного, даже брутального, но сегодня растерянного (совершенно закономерно в этой ситуации, отнюдь не обыденной), мужчину, а еще, пожалуй, несколько неряшливого, как бывает с верными мужьями-трудоголиками – не щеголями и не озабоченными всякими глупостями ловеласами, обычно окруженными заботой жен, но в командировке иногда производящих впечатление неухоженных – то воротник рубашки завернулся, то клок волос торчит, не приглаженный расческой. Явно ему было некогда заглянуть в зеркало перед уходом из гостиничного номера, впрочем, и понятно, если то, что сказала Лекси, правда – забота о ребенке заставляет забывать о таких мелочах, а уж тем более – о взрослом, который стал беспомощным ребенком. Тина все понимала, (и неважный английский с жутким акцентом тоже – русские такие русские!), она была девушкой не только неглупой, но и доброй, и потому её подмывало этот торчащий вихор привести в порядок, чтоб не торчало – чисто по-женски. В конце концов, швейцарка же она, а швейцарцы любят порядок во всём.
Однако такие пустяки немедля забылись, потому что ей, к сожалению, пришлось удостовериться в том, что одноклассница, по-прежнему занятая за стойкой ресепшена, ничуть не преувеличила – несчастный мужчина с ожогами, тот самый Крылов, подбежал действительно с резвостью и непосредственностью маленького мальчика, и точно так же подергал за рукав своего опекуна. Чтобы понимать, что робко басит бедный господин Крылов, не требовалось знать русский, достаточно было видеть, как ведут себя ребятишки, когда хотят по-маленькому. Тина мягко улыбнулась и приготовилась сказать, что это не страшно, и сейчас они с Ми-шей всё поправят и сделают, как нужно, но сопровождающий решил все пояснить – иногда эти мужчины такие смешные! 
О, конечно! – еще одна приветливая улыбка сразу обоим, сделала приглашающий жест. – Пойдемте, это недалеко, это нужно пройти в коридор.
Она не стала предлагать сопровождающему остаться и закончить оформление, чтобы Ми-ша пошел один с ней, резонно предполагая, что такой пугливый мальчик не пошел бы никуда с незнакомым человеком, и ни к чему лишний раз нервировать. Документы, безусловно, важны, но человек-то важнее. Тина с улыбкой развернулась на низких каблучках и пошла первой, указывая дорогу.

Отредактировано НПЦ (26-04-2017 19:36:14)

+2

306

Тетя в халате что-то сказала дяде Паше – что-то очень непонятное. Но сказала. Дядя Паша вообще разговаривал с тетей странно. Как будто он был или больной или пьяный – очень медленно и непонятно. Тетя отвечала быстро, но так же непонятно. А потом дядя Паша взял за руку и повел вслед тете в халате. Только откуда-то сзади что-то закричали. Дядя Паша остановился.
- Миш, давай ты пойдешь с этой тетей, а я потом подойду к вам, ладно? Она тебя в туалет отведет, не бойся.
Идти только с тетей в халате? Но в туалет хотелось очень-очень, так что пришлось кивнуть.

Большое спасибо, мисс. – Павел попытался улыбнуться фее как можно обаятельней, надеясь, что не выглядит совсем уж дураком перед этой красавицей. Взял за руку Крылова, подавив тяжкий вздох. Он до сих пор не мог привыкнуть к тому, что с бывшим сослуживцем надо обращаться как с малолеткой. Несмотря даже на то, что у самого Грибова были двое мелких «спиногрызиков», причем один из них – двух лет и, следовательно, по развитию ума еще младше Мишки.
От стойки ресепшена окликнули Павла, когда  они втроем уже почти вышли из фойе лечебницы.
Господин Грибов? Простите, не могли бы Вы задержаться для завершения регистрации и разговора с лечащим врачом?
Вот же черт. И как теперь быть? Мишка, конечно, в общем и целом… пацан не особо пугливый, но все же – чужой человек. Да к тому же – провожать мужика в мужской туалет девушке как-то… Не особо радостно, наверное. Хотя, это ведь вроде их работа – разных санитарок, сиделок и прочего медперсонала – за такие-то деньги. Значит – главное уговорить Крылова.
Миш, давай ты пойдешь с этой тетей, а я потом подойду к вам, ладно? Она тебя в туалет отведет, не бойся.
Слава богу, тот согласился – молча, но явно спокойно. Теперь нужно договориться с феей в розовом. Та наверняка все слышала и поняла.
Мисс, простите... Не мог бы я попросить Вас… Раз такая ситуация. Вы не беспокойтесь – он со всем справится сам, его только довести надо, чтоб не заблудился.

+1

307

[AVA]http://sa.uploads.ru/94lyz.png[/AVA]
[NIC]Тина Агостино[/NIC]

Нет, все же эти мужчины смешные, ужасно смешные – этот вот, то-ва-рищ, не только пытался быть обаятельным, (что у него получалось, скорее, вопреки стараниям, просто потому что… любой девушке приятно, когда ее пытаются пленить,  и не важно, насколько успешно), но еще и объяснять что-то собрался, Иисусе! Ей – и объяснять, что нужно делать, чтобы больному было комфортно и безопасно! Ну разве не забавно? – вернувшаяся с уже взятого старта Тина лучезарно и донельзя сердечно улыбнулась еще раз: тому мужчине, который выглядел (но только выглядел!) более взрослым – не без кокетства, вновь поправив пальчиками розовый чепчик на затылке, а обожженному «мальчику» – просто и ласково, молча, чтобы не спугнуть незнакомым языком, протягивая руку ладонью вверх, как сделала бы, приглашая куда-то своего маленького племянника Паолетто.
Она бы так и увела его, спокойно, заговорив тихо и уже наедине, но тут сопровождающего окликнула Ленси – порядок же оформления приезжающих никто не отменял. Мужчина дернулся, «мальчик» вздрогнул… да боже ты мой! – девушка (она же фея и богиня грез в розовой униформе) только вдохнула про себя: ах, как неловко вышло. И очень постаралась, чтобы ее пальцы не напряглись больше необходимого, не сжались на сильных мужских, которым, вообще-то правильнее бы было ощущаться хрупкими пальчиками ребенка, чтобы это ни в коей мере не напоминало захват и не наводило на ощущение, что она уводит его куда-то насильно.
Ей хотелось если не всплеснуть руками, то закатить глаза, когда опекун (ох, уж эти недоверчивые русские!) все же попытался попросить ее – ну разве не уморительно? – о том, что она не только должна, но уже и делает. Разумеется, вместо всех этих нормальных для урожденной итальянки, но чересчур экспрессивных для медсестры жестов, проявляющих ненужные пациентам и гостям эмоции недовольства, хоть и с приставкой «якобы», она только улыбнулась опять – очень мягко и успокаивающе:
Не волнуйтесь, мистер …Грибов, – кажется, она правильно произнесла только что услышанную фамилию?.. – мы все спокойно сделаем, я отведу его в уборную, потом приведу обратно… и мы все вместе пойдем к новым мишиным друзьям.
Она улыбнулась еще раз, не проявляя ни малейшего нетерпения, обожженному мужчине, как собственному сынишке улыбнулась бы, будь у нее ребенок. И, погладив ладонь подушечкой, легонько потянула его за руку в сторону коридора, сама делая первый шаг.

0

308

Тетя в розовом халате улыбалась, разговаривая с дядей Пашей. Улыбалась хорошо, весело. Не так, как бывало улыбались дяди и тети, которые сначала улыбаются, а потом колют болючие уколы. Значит, эта тетя хорошая. И рука у нее теплая. Приятно. Дядя Паша снова сказал ей что-то – он был чем-то обеспокоен, а потом ушел обратно разговаривать с той тетей, которая его позвала. Ну, наверное, позвала, если он вернулся туда. А сейчас надо идти за этой тетей. А то можно и штаны намочить, а за это дядя Паша очень ругается. И говорит, что взрослые мальчики так не делают, что так делать плохо. Если бы знал – куда, то побежал бы сам побыстрее. Поэтому от тети не отставал, крепко держа ее за руку.
Тетя, ты красивая. И добрая. Только халат у тебя плохой. Ты его сними, а то я бояться буду.
Когда подошли к двери, где был нарисован мальчик, остановился.
Тетя, а тебе туда нельзя. Там только мальчикам и дядям можно. – И, убрав руку из руки тети в розовом халате, чуть уперся ей ладошкой в грудь – чтобы поняла так, если не поймет слов – они же другие, чем те, которые говорили они с дядей Пашей.

Молодой человек, что Вы себе позволяете? Уберите руку. – Дверь отворилась, и в коридор вышел высокий худой мужчина в белом халате, с холодным взглядом. Взгляд этот сейчас был устремлен на обожженного человека.

Фея в розовом заверила, что ему нечего волноваться, и Павел понял, что может ей вполне довериться. Это, наверное, было лучшим за эту поездку – весьма обременительную и ничуть невеселую. И теперь опера, невольно ставшего нянькой при «головою скорбном» бывшем сотруднике волновало лишь одна вещь, о которой стоило предупредить  богиню-нимфу.
Большое спасибо за помощь, мисс. Я постараюсь закончить с бумагами поскорее. Хочу только сказать – это важно: Михаила ни в коем случае нельзя пугать. Ничем. Это может нехорошо кончиться для окружающих.  – И Павел поторопился отойти, так как заметил, что девушка на ресепшене смотрит на него с легким осуждающим нетерпением.

+1

309

[AVA]http://sa.uploads.ru/94lyz.png[/AVA]
[NIC]Тина Агостино[/NIC]

Ми-ша, вопреки заверениям Лекси и предостережениям сопровождающего, мистера… Грибова? (странная фамилия, короткая, но ужасно труднопроизносимая), испуганным вовсе не казался, он не вырвал руки, спокойно пошел рядом с Тиной, о чем-то вдумчиво бася по-русски, пусть и короткими предложениями, но очень, очень серьезно. Конечно, медсестра не понимала ни слова, но это было неважно, главное было слышать интонацию, и самой ее правильно подбирать. Он вообще походил на одного из тех малышей, очаровательно солидных, похожих на крепких боровичков, которые умиляют взрослых именно тем, что степенно рассуждают, «как большие». Только тут взрослый вел себя так, будто играл такого ребенка. Впрочем, не играл, уж это-то синьорина Агостино, которая, несмотря на невинно-юный вид, уже не первый год работала в Доме Забвения, прекрасно понимала. И понятливо закивала – совсем как маленькая девочка, с пациентами надо придерживаться доступной им манеры общения – когда мистер Крылов остановил ее у дверей мужского туалета, жестом, потому что своим детским сейчас умом сообразил все-таки совершенно верно: слов она не поймет. Ну умница же!
Но шаловливая девчоночка мгновенно превратилась во взрослую строгую даму, нет, в орлицу, защищающую орленка, стоило незнакомому и очень непрофессионально ведущему себя врачу сделать резкое замечание ее подопечному, которого она первым делом с нежной улыбкой успокаивающе погладила по руке, той самой, что совершенно невинно упиралась в ее высокую грудь.
Доктор, я прошу Вас, не пугайте больного, – отчеканила она с такой сталью в голосе, какую ну никак нельзя было заподозрить в этой улыбчивой милашке. – Если мне нужна будет помощь, я о ней попрошу, – она смерила невежду, судя по всему, ни грамма не чувствующего профиля клиники и состояния пациента, строгим… нет, уничтожающим взглядом с ног до головы. – Такими неосмотрительными методами Вы можете вызвать агрессию, как в свой адрес, так и в мой. Я уж не говорю о том, что Вы тем самым добавите работы своим коллегам.
Новенький, что ли? – На лице Тины было написано неуважение. – Или просто тупой?
Она отвернулась от него, снова все внимание обратив на пациента, очень надеясь, что ничего непоправимого не произошло и «мальчик» не слишком испугался окрика.

0

310

Большой дядя в белом халате был страшным – и глаза у него были нехорошие, и говорил он непонятно и резко, наверное, ругался. Хотя было непонятно – за что. В голове вдруг зазвенело – так бывало всегда, когда становилось страшно...

Перемена – брат Микаэль

Черты лица изменились, во взгляде вспыхнула негодующий ярость.
Этот человек смеет поднимать голос на Пса Господня?! К тому же – еврей, судя по одежде!

Но тётя погладила по руке, улыбнулась, и все прошло. Немножко страшно осталось, но звенеть в голове перестало. И хорошо ещё – не намочил штаны, а то дядя Паша стал бы ругаться, а веселая тетя засмеялась бы: такой большой мальчик, а в штаны писает. Поэтому надо поспешить.

Когда за обожженным закрылась дверь туалета, врач с холодными глазами бросил на медсестру, в столь легкомысленном подобии форменной одежды, гневный, не предвещающий ничего хорошего взгляд, пробормотал что-то о том, что «начальство узнает о разврате на рабочем месте» и ушел.

В туалете было чисто и красиво, и даже музыка играла – тихая и спокойная. Даже заслушался. Только вспомнил, что веселая тётя в розовом халате ждёт...
А вдруг устанет ждать и уйдёт? А она хорошая. Даже снять страшный халат согласилась... Наверное. Раз кивала...
Так что пришлось поспешить вымыть руки после туалета и выйти. Тётя, к счастью, была тут.
Тетя, я пописал. И руки вымыл. Сам. Вот. – И протянуть чистые и еще влажные от воды руки вперёд, показывая. Дядя Паша всегда за это хвалит. Только почему-то при этом вздыхает. Интересно – а тётя тоже будет вздыхать?
А где тот, страшный дядя-врач? Ушел? А дядя Паша? Он сказал, что придет скоро.

+1

311

Начало игры

Мартин отбросил выбившуюся из хвоста прядь волос и осмотрелся.
Вот и приехали.
Обвел помещение взглядом, зацепившись на стойке на рецепшне и изучая белоснежный пол. Что-то не похоже на больницу. Скорее на элитный отель. Поправил шлейку сваливающегося с плеча рюкзака и решил пока не махать перед носом у всех журналистским удостоверением. Лучше поначалу прикинуться постояльцем обычным, может, он сюда вообще погулять приехал? Сельского отдыха захотелось? Конечно, сельский отдых и горы с озерами можно было найти и значительно поближе, но чем черт не шутит.
Убрал солнцезащитные очки в карман толстовки и тщательно откашливается. Все же не шибко теплая погода дает себя знать, и, кажется, у него есть все шансы свалиться таки лечиться. Только не нервы, а банальную простуду. Даже скучно как-то выходит. Но с другой стороны, очутиться пациентом психбольницы во всей ее красе он явно не стремится. Ну, максимум - успокоительные попить, но это он и сам может, когда надо. Опять прилизивывает волосы руками и, как-то по подростковому неловко прячет ладони в карманы, подходя к собственно к стойке на рецепшне:
Здравствуйте. Я бы хотел у вас остановиться... – он по-кошачьи растягивает слова, изучая лаковую поверхность стойки и отражения в ней. Старается максимально все запомнить, но одновременно чтобы никто не догадался, что он запоминает.

Отредактировано Мартин Цисарж (12-05-2017 01:08:10)

+1

312

[AVA]http://sa.uploads.ru/94lyz.png[/AVA]
[NIC]Тина Агостино[/NIC]
Право, не стоит злить добрых фей, совершенно не стоит, не дай Господь, они покинут свое привычное амплуа, и тогда… будет, как в байке: «Я пришла к вам из доброй сказки. Выгнали меня сволочи». К тому шло, и примерно вот это обещание отомстить кое-кому из сволочей, пусть и в белом халате, остро блеснуло в серых глазах Тины, когда она разобрала, что именно бормочет оный сухощавый синьор. Впрочем, тут же и погасло, потому что умная девушка сообразила – докторская униформа еще ни о чем не говорит, а вот то, что синьору неизвестна форма медсестер Приюта, совершенно стандартная для всех Домов, одного фасона, и то, что ему всюду мерещится постыдное – вот это уже показатель. Тоже, видать, скорбный умом постоялец… куда более и опаснее скорбный, нежели несчастный русский, которому гораздо проще сочувствовать. Девушка снова мягко и тепло, с настоящим умилением улыбнулась, и как всамделишному ребенку, пощекотала кончиками пальцев доверчиво протянутые ладони – это было лучше слов «хороший мальчик? ты умница, и все сделал правильно», потому что Ми-ша все равно бы их не понял. А потом она осторожно – так же кончиками пальцев – взяла отнюдь не детское тоненькое, а более чем мужское запястье и легонько потянула: пойдём обратно, снова улыбаясь и кивая на коридор, по которому они только что пришли.       
Верувшись, Тина тоже заметила, что, как ни удивительно, но в субботний вечер приезжающих оказалось не больше, чем всегда, в любой будний день. Не меньше, пожалуй, но и не больше. У Лекси даже появилась минутка после оформления документов этих странных русских, на то, чтобы выдохнуть и прихорошиться, несколько раз взмахнув вынутой из сумочки щеткой для волос и завязав заново бант-воротник блузки.
Господин Грибов, теперь Вы можете сказать Вашему подопечному, что его ждут новые друзья и игрушки? – мягко спросила-попросила медсестра.
И тут подоспел ещё один гость. Услышав его акцент, девушка за стойкой невольно удивленно вздернула бровь: снова русский?
Да, конечно, мы рады видеть Вас в Приюте. Вы к нам отдохнуть или подлечиться?

Отредактировано НПЦ (12-05-2017 21:44:56)

0

313

С документами задержались – проверяли, перепроверяли…
Европа Европой, а бардак такой же – Грибов не усмехнулся только потому, что отвечал на очередной вопрос девицы на ресепшене. Да ещё и очередной посетитель явился.
Ох ты ж. Тоже русский? Из олигархов, что ли? Или сыночек какого-нибудь нового русского? – Павел прислушался к говору новоприбывшего. И тут же отвлекся на вернувшихся Мишку и розовую нимфу. Бывший приятель снова направился к окну, а фея-богиня подошла к стойке ресепшена.
–  Господин Грибов, теперь Вы можете сказать Вашему подопечному, что его ждут новые друзья и игрушки?
Эх, так и не получится поближе пообщаться. Уезжать же скоро – обратный билет уже в кармане, не задержишься.
Конечно, мисс. Спасибо Вам за помощь, – сказал «мистер Грибов», постаравшись, чтобы в голосе не прозвучало огорчение. Оттого, наверное, и на вопрос подошедшего Крылова ответил чуть более резко, чем стоило бы.
Нет, Миш. Гулять мы не пойдем. Лучше пойдем к... другим ребятам, поиграешь с ними.
Увидев, что Мишка обиженно насупился, Павел едва удержался от того, чтобы выругаться. Вот только капризов великовозрастного «мальчишки» тут не хватало.
Ты что же это, маленький совсем, что ли? А ну, не реветь. – добавил строго.

Отредактировано Михаил Крылов (13-05-2017 13:53:46)

+1

314

Все-таки ужасно неудобно, когда не понимаешь, о чем говорит пациент. Пусть даже у него на лице – неважно, что изуродованном ожогами – все эмоции читаются, как открытая книга, во всей детской непосредственности, все же было бы куда надежнее не догадываться, а в точности знать, чем они вызваны. Вот, например, что этот бедный «малыш» сказал мистеру Грибову, и что тот ему ответил, кроме того, о чем попросила сама Тина. Ну, просто для того, чтобы понять, что именно беспокоит пациента сильнее всего на данный момент, и каким образом это беспокойство купировать наиболее эффективно, а то пришлось пока девушке всего-то наблюдать за выражением лиц, доброжелательно улыбаться, стоя рядом, и тщательно, но тщетно прислушиваться. Да еще  гадать, почему пациент закуксился совершенно по-малышовому, и как такую реакцию мог одернуть опекун. Как взрослые обычно прекращают детские капризы? Обычно весьма стандартными методами, независимо от страны, и фразы используют примерно одинаковые: «Веди себя прилично», «Мне за тебя стыдно (неловко)», «Стыдно плакать такому большому» и «Ты что, совсем маленький»? Во всяком случае, именно это сама Тина недавно говорила Паолетто, который разревелся в приемной детского стоматолога. И что она тогда сделала еще? Обняла за худенькие плечики, утерла перекошенную мордашку (но здесь и сейчас это явно не сработает, да и слез покуда нет, только плаксивое выражение) ласково, но твердо взяла ручонку мальчика, и повела в страшный-ужасный кабинет – а вот это можно и повторить, не забыв улыбнуться сопровождающему:
Пойдемте, господа, это недалеко, через парк. Мистер Грибов, я просила бы Вас еще немного проводить мистера Крылова, так ему будет спокойнее. Мы пройдем боковой аллеей. – спохватившись, она  обратилась к однокласснице: – Лекси, вы ведь закончили с мистером Грибовым? Номер комнаты мистера Крылова уже известен? 
[AVA]http://sa.uploads.ru/94lyz.png[/AVA]
[NIC]Тина Агостино[/NIC]

Отредактировано НПЦ (15-05-2017 19:46:36)

0

315

Окружающие люди, однако, сразу же вернули Мартина в обычную больничную реальность. Он оглядывается на медсестру, хоть и в розовой, но униформе, и явно пациента, с которым она возится. Как-то болезненно передергивает плечами – от представившейся ему картины веет неуютом. Все же Мартин всегда как-то болезненно сторонился людей с явными психическими проблемами, может, и потому, что подсознательно боялся оказаться на их месте. А учитывая довольно буйный характер юноши и активную деятельность во всем, такие шансы были весьма приличными. Главное только до того времени действительно выжить из ума, а не просто кому-то так насолить, чтоб его спихали даже в здравом или почти здравом уме в психлечебницу... А лучше бы просто не доводить дело до такого. Тем более, у Мартина довольно смутные и стереотипные представления о подобных местах и методах лечения там.
Все же сообразив, что девушка на ресепшене обращается к нему, он вежливо улыбается, стараясь отвечать как можно учтивее:
Я отдохнуть на недельку-вторую для начала, а там как сложится... – Он достает паспорт и бумажник из кармана рюкзака и неловко вертит их в руках, ожидая, пока рецепционистка попросит их для оформления.

+1

316

[NIC]Лекси[/NIC]
[AVA]http://sf.uploads.ru/XWr2h.jpg[/AVA]
[STA]Дежурный администратор[/STA]

Смена Лекси была в самом разгаре, она еще не устала и даже не утратила интереса к приезжающим. Хотя, кажется, за несколько лет работы на этом месте можно вообще перестать интересоваться людьми, ведь они каждый день идут и идут чередой, их лица кружатся мимо бесконечной каруселью – женские, мужские, детские… сливаются во что-то усредненное и трудноразличимое. Но нет… иногда случались уж совсем необычные люди – вот как недавно приехавшие сиамские близнецы, или вот этот обожженный мужчина, ведущий себя, как малыш. Кого только не увидишь… и все нервничают…
Комната двести сорок пять в Доме Забвения, – поправив воротничок строгой блузки, торопливо ответила Лекси своей одетой в розовую униформу однокласснице, и за мистера Грибова, который промедлил, распихивая документы по карманам, тоже: – Да-да, мы закончили, Тина.
Она, искренне и легко улыбнувшись на прощание, кивнула немного неуклюжему, медвежеватому русскому – скорей всего, они никогда больше не увидятся, всего на пять суетливых и нервных минут их жизненные пути пересеклись – и снова вернула свое внимание астеничному молодому человеку с длинными черными волосами, удивляясь про себя, что он гость, а не пациент, в которые она его сходу записала:
О. вот и прекрасно! – ее сдержанное воодушевление не было фальшивым ни на грамм, она говорила правду и только правду, ненавязчивым жестом протягивая руку, чтобы взять у парня удостоверение личности. – У нас замечательно отдыхается, вот увидите, прекрасная природа, тихо, мирно, пасторально даже, горы, парки… и персонал очень внимательный.
Ну а как же, сама себя не похвалишь – никто же не похвалит, – усмехнулась девушка, бегло улыбнувшись уже в спину Тине, опять поправлявшей чепчик. Эдак кокетливо это у нее получалось…
У нас прекрасные специалисты – тренеры по фитнесу, массажисты, инструкторы по конному спорту, я уж не говорю о психологах, – теперь улыбнувшись уже чеху, Лекси принялась заполнять формуляр, клавиши приятно закликали под ее аккуратно-незаметно наманикюренными пальчиками.

Отредактировано НПЦ (23-05-2017 03:20:04)

0

317

Дядя Паша рассердился. Он никогда не кричал и не шлепал – как иногда шлепали других ребят, но все равно было обидно и нехорошо. Не так, как когда в голове становится горячо и звенит в ушах, но тоже нехорошо. Плакать захотелось еще больше – глаза защипало, как и в носу. Но тут тетя в розовом халате взяла за руку и улыбнулась, что-то сказав.
- Миша, плакать не нужно, – немного добрее сказал дядя Паша. – Мы в парк пойдем, а потом уже к ребятам играть и в твою нынешнюю комнату.
В парк – это хорошо. В парке и птицы, и разные деревья, и камушки. А может, будут и белые красивые игрушки из камня, которые называются статуи. Это странные игрушки, в которые не играют, а просто для красоты. И тетя улыбается. А это уже хорошо. И парк – это интереснее даже, чем другой – черный дядя, который только пришел. Или тетя? Вон какие длинные волосы. Но парк – это парк. И поэтому с удовольствием пойти за тетей в розовом – не таким уж, оказывается, и страшном, халате. Только помахал рукой дяде – или тете? – с длинными волосами.

«Мистер Грибов» не успел ответить на вопросы второй «феи» на ресепшне: утихомиривать начавшего было хныкать Мишку – еще забота. Зато ответила фея-богиня в розовом: назвала номер комнаты, предназначенной для Крылова, а потом снова взяла управление в свои красивые ухоженные ручки. А если быть точным – взяла за руку Крылова и повела в парк. Ее же просьба проводить бывшего сослуживца, а теперь подопечного – обрадовала. Это ведь означает, что до комнаты они пойдут вместе. И тогда можно поговорить. Поэтому Грибов успокоив  Крылова и обрадовав его известием, что они идут в парк, взял за другую руку и направился в боковую аллею.
Прямо-таки умилительная семейная картинка, – мысленная ирония Павла была мрачной.

Отредактировано Михаил Крылов (23-05-2017 21:07:45)

+1

318

Мартин поправил спадающий с плеча рюкзак, осматриваясь и косясь на странного человека, который был явно пациентом. Ввиду работы родителей он был привычен к подобным представителям человеческого рода, но каждый раз, встречая таких людей, был в некотором замешательстве, чувствовал себя неудобно и неловко. Вплоть до того, что, если бы ему пришлось долго находиться в одном помещении с таким человеком, он, скорее всего, постыдно сбежал бы, но это задание, наверное, позволит ему закалить нервы и избавиться от этой пагубной привычки. Хотя привычки ли? Он не уверен, что это желание можно было назвать привычкой. Скорее, наоборот, непривычностью. А может, это просто обычная подсознательная боязнь неизвестного, особенно если человек не знает, чего от него ожидать.
Собственно, поэтому Мартин постарался побыстрее переключиться на миловидную девушку в строгой форме у рецепшна. Судя по всему, она тут как раз администратор, отвечающая за распределение кто и куда. Вот девушка никаких неприятных ассоциаций и опасений не вызывала, даже наоборот. Само олицетворение строгости и порядка. Что ж, это дает надежду что, строгость и порядок тут царят во всем, а значит, ему проще будет сориентироваться хотя бы поначалу...
Парень тряхнул шевелюрой, отдавая девушке паспорт:
Вот и отлично, рад буду приятно провести время.
Мартин немного кокетливо улыбается девушке, мысленно прикидывая, сколько ей лет.

0

319

[NIC]Лекси[/NIC]
[AVA]http://sf.uploads.ru/XWr2h.jpg[/AVA]
[STA]Дежурный администратор[/STA]

А парень-то ничего, симпатичный. – Лекси за несколько лет работы за стойкой ресепшена научилась не только влет классифицировать людей с той ее стороны по цели приезда, но и осматривать их незаметно, не вызывая неловкости, или, не приведи господи, агрессии. Со здешним людом и такое бывало, ага, пришлось учиться держать ухо востро и спинным мозгом предчувствовать неприятности – иногда внешне респектабельные господа и дамы истерили только так, начинали вести себя хуже того же обожженного «малыша», право слово – с того и взять нечего, умом скорбен, а эти-то вроде взрослые и разумные… хотя совсем разумные ездят ли сюда? – рецепционистка украдкой усмехнулась, скользнув тонким розовым пальчиком сразу по двум клавишам – спасибо курсам скоростного набора, типовое окончание слова возникло на экране одним этим касанием. 
Однако от этого длинноволосого худого симпатяжки, который, скорее, был из разряда растерянно-недоумевающих-опасающихся в духе сакраментального – «Кто эти люди, и где мои вещи?..», никаких вроде угроз не ожидалось, ни в плане нахамить-наехать на персонал или соседей по ожиданию, ни в неистовство прийти и руками начать махать в чужие лица. Руки, у него, кстати, заняты, рюкзаком, – эту улыбку Ленси не прятала уже, но она была и к месту, просто нужно было окрасить ее приветливостью, отдавая постояльцу его документы, вложенные в рекламный буклет Приюта и ключ-карту от номера:
Приятного отдыха, пан Цисарж. Ваши апартаменты ожидают Вас в Доме Отдохновения. Если хотите, Вас проводят. – Лекси кокетливо стрельнула кошачье-зелеными глазами и улыбнулась с девчоночим очарованием, обнаружив чудесные ямочки на щеках. – От души желаю Вам хорошо отдохнуть и набраться сил. – Она оглядела мельком холл, но никого из медбратьев не увидела. Может, и к лучшему... он так не будет себя чувствовать подконвойным и пациентом. – Если пойдете сами, идите через лужайку, так короче.

Отредактировано НПЦ (30-05-2017 01:53:38)

0

320

Мартин искренне обрадовался тому, что все обошлось быстро и без лишних вопросов. Он берет документы и буклет и оглядывается в предстоящем направлении. Да, пожалуй, и сам-то он не заблудится, чай, не ребенок же. Ухмыляется своей же мысли – «И не клиент пациент тоже». Отправляет в карман толстовки полученные документы и ключ-карту, предварительно запомнив номер. Вот и отлично, совместит отдых с работой. Такому варианту было нельзя не порадоваться, тем более, девушка на рецепшне выглядит вполне мило, и есть основания надеяться, что остальной персонал такого же плана. А от того, что поездку полностью ему оплачивала газета, Мартину стало тепло и приятно на душе, ведь это значит, что можно спокойно расслабиться и не считать деньги, а подобные случаи вне командировок с ним не случались еще.
Спасибо большое, думаю, я и сам разберусь, куда мне идти. – Мартин улыбается девушке во все зубы и направляется в указанном направлении, закинув рюкзак за плечи, нещадно ловя ворон, образно выражаясь. Он отлично понимал, что еще успеет рассмотреть все и осмотреться кучу раз, и сначала стоило бы поселиться в номер, а потом отправляться на прогулку и поиски пищи. А скорее, даже какого-то кафе или ресторана, хотя на территории вроде бы есть столовая...
Поглощенный собственными мыслями, Мартин направляется в указанном направлении, задумываясь, чем бы заняться в первую очередь, и с чего, собственно, начать. Рассеяно бредя по территории «Приюта», он и не заметил, как оказался в столовой.

0


Вы здесь » Приют странника » Дом Гостеприимства » Ресепшен