Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Стихи и проза » Тропа красоты


Тропа красоты

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Т. М.
****

Если в жизни потерялся,
Заночуй в Пещере Вздохов,
Там душа твоя поплачет,
Как обиженный ребёнок,
А потом в священном месте
Успокоится, заснёт.

Там растают все тревоги
И тебя проводят духи,
Что в луче Луны танцуют
Под неслышные напевы,
По Тропинке Красоты.

А под утро ты вернёшься
Из далёкого похода,
Полный жизни,
Полный силы,
От макушки и до пяток
Полный радостных надежд.

****

Вдохновение заразно,
Разве ты ещё не знаешь?
Над чужим вздохнёшь – "Прекрасно!"
И свои стишки кропаешь…

****

Бабочка сна,
Слети на меня,
Боль отгони,
Страх отпугни.
Образы снов
Мне приготовь –
Белых снегов,
Птиц и цветов.
Чистых небес
Голубизну
И величавых гор
Крутизну.
Сядь на подушку,
Бабочка сна,
И успокой,
Убаюкай меня.
Радужных крылышек
Нежную дрожь
Только увидишь –
Сразу уснёшь.

****

Не думай о том,
Что будет потом,
Лови миг-снежинку
Обугленным ртом.

Отмечен судом –
Не чуешь беды,
Хватаешь минуты,
Как капли воды.

Законы тверды,
И короток век.
Ты жажду не смог
Утолить, человек?

****

Пишешь стихи? Пиши!
Лей из кувшина души
Слов молодое вино,
Пусть согревает оно,
Свет и надежду даёт,
Радует всех, кто пьёт.

Если хорош виноград,
Если ухоженный сад
В сердце твоём растёт,
Труд твой не пропадёт –
И через много лет
Оценят вкус и букет.

****

Человеку мало надо
Чтобы стать совсем счастливым –
Только капельку свободы,
Только пару нежных слов.
Только звуков тихой песни,
Только взгляда на звезду…

+1

2

****

Я – рекордсмен по заплывам в легенды и были
И чемпион по нырянию в яркие сны.
Тёплые грёзы ночные еще не остыли,
Под голубым, кружевным покрывалом волны.

Звёзды сияют над шёлком сияющей глади –
Месяц играет на радужной арфе дождя –
Тут порезвимся – и с бедами как-нибудь сладим,
Вновь с благодарностью я оглянусь, уходя,

Скоро Залив Серебра перестанет мне сниться –
Утро прогонит из личного рая взашей.
Смолк затихающий щебет лазоревой птицы,
Буду, как воду, вытряхивать сны из ушей…

****

Пыль накалив на дороге, солнце устало зашло,
Тайна пугает немного – время похода пришло.
Снасти проверены лично перед началом пути,
Это знакомо, привычно, риск не осознан почти,

Завоеваний, открытий в море с названием Ночь,
И регулярных отплытий с пристани Вечера прочь.
Месяца вздувшийся парус ветер наполнил ночной,
Звёздный отборный стеклярус тихо кружит надо мной.

Полночь проносится мимо, распространяется тьма,
Грозно, неумолимо, как наступает зима,
После беспечного лета. Надо пускаться вдогон,
Мысли кольчуга надета, чувства клинок заострён…

Утром с обильной добычей, я, изменившись, вернусь
В свой повседневный обычай. Может быть. Если проснусь.

****

В час, когда тумана космы выпрядаются в болотце,
Подмигнёт тебе звезда в ярком свете полных лун,
Завершая вечер росный, в заколдованном колодце
Вдруг покроется вода завитками снежных рун,
Не пугаясь, не зевая, зачерпни звенящих капель.
Руки ковшиком сложи, отхлебни, отпей глоток.
Душу в свежести купая, ты увидишь белых цапель,
Заклинание скажи, обратившись на восток.

Плавно, будто на салазках, по виткам небесных лестниц,
Из страны, где вечно лёд, как чудесный крупный снег,
Устремится, словно в сказках, сядет стая белых вестниц,
Песнь их, сладкую, как мёд, редко слышал человек.
Охлаждая воздух синий, хоровод начнёт круженье,
Сто огромных странных птиц соберутся в ровный круг,
Лепестками белых лилий тихо сбросят оперенье,
Превратившихся в девиц обними за плечи, друг,

И поддайся добрым чарам, жадно пей мгновенья счастья,
Феи снега краше всех, у тебя захватит дух.
Ты сюда пришел не даром, пусть их ветер, шквал, ненастье,
Понесёт под нежный смех, как пушистый лёгкий пух.
То, что видел, не отнять – холм в волшебном ожерелье…
Не отыщется следа затерявшихся в ночи.
Будешь долго вспоминать их печальное веселье.
Сей секрет храни всегда, помни чудо, но молчи…

****

Уходят волки, улетают птицы, во тьму, среди кромешной тишины,
Вот саги задубевшие страницы, вот репортаж с теперешней войны…
Что из того, что вместо шлемов – каски? Не хлещет у бойцов из ран вода,
Не изменила кровь своей окраски, а боль и смерть – всё те же, что всегда.
Что из того, что не мечом убиты? Что из того, что танки – не щиты?
Ты слышишь говор, шум туманной свиты? Вглядись как следует, и сам увидишь ты –
Валькирии неистово смеются, где сходится в сраженьи рать на рать,
Они над каждым бранным полем вьются и не устали мертвых выбирать.
Стол Одина не скоро оскудеет, в Асгарде продолжают вечный пир,
Вальхалла никогда не опустеет – гостей всё шлёт и шлёт жестокий мир…

****

Мягким пёрышком совиным на меня спустился сон,
Перевитой пуповиной с силой предков свяжет он,
Неразрывной прочной цепью, что змеится в темноту –
Я за частой звёздной сетью стойкость духа обрету.
Под бодрящие рулады грозной песни боевой,
Свитком рыцарской баллады, сжатым верною рукой,
Что когда-то меч сжимала, лук и долгое копьё,
Ночь из древности примчала вдохновение моё,
Из старинного напева перелитым ручейком,
Что давно певала дева, сидя с прялкой вечерком…

****

Устало сяду у проклятой двери,
Меня почти не радует рассвет.
Там, позади, чудовищные звери,
Мой старший друг погиб, а я пока что нет…

Царевич и воспитанник кентавра,
Нас выручил, навек оставшись там.
Хотел забрать должок у Минотавра,
Корабль сопровождать он напросился сам.

Сражаться шел в ужасном подземелье,
Искать давно пропавшую сестру.
Что ждет его кровавое веселье
Он знал, когда полез в смертельную дыру.

Царь Минос даже изменил обычай,
Пять юношей, семь девушек прогнал.
Решил побаловать сынка добычей –
Смеясь, он в Лабиринт всего двоих послал.

Клубок тайком дала нам Ариадна,
Коптящий факел запалили нам.
Чудовища рычали, скалясь жадно,
Навстречу злу мы шли по путаным ходам.

Нас обожгло дыханье жаркой пасти,
Я не успел почувствовать испуг,
Меня он смял бы, разорвал на части,
Но Минотавру грудь свою подставил друг.

Я помню, я до смерти не забуду,
Как с треском входит в тело бычий рог…
Зверюги нападали отовсюду,
В пылу сраженья кто-то выронил клубок.

Как яростно он с Минотавром бился!
Убил? Убил! Он думал, что убил…
А человекобык в Аиде не прижился –
С рожденья на две жизни заколдован был…

Куда же эта пряжа укатилась?
На каменном полу моток нашли.
Мой друг был жив, но мысль его мутилась –
Он отказался выходить из-под земли.

А вдруг отродье всех еще не съело,
Кого-то сохранило про запас?
Он не уйдет, он не закончил дело,
Нельзя вернуться, если он сестру не спас.

Он гнал меня, но тщетны уговоры.
Разматывавших Ариадны нить,
Вели пути, как путы, в коридоры,
Чтобы витки срастить, с клубком соединить.

На стенах сажей делая отметки,
Мы шли. Упрямцы или храбрецы?
Он ослабел, а остановки редки,
То врозь расходятся, то сходятся концы.

Казалось, цель близка, и мнилось даже –
Они ведут, сплетаются в ковер.
Заветный узелок сейчас развяжем –
Прочтется долгожданной истины узор.

И топали мы правильной дорогой,
Он – впереди, я – за его плечом.
До выхода осталось так немного,
Он в коридорах путь освобождал мечом.

Вдали увидел девичью одежду
И, незажившей раной изнурен,
В отчаяньи, похожем на надежду,
Устал рассчитывать и сторожиться он.

На голос в нетерпении метнулся,
Он не продумал свой последний шаг,
В отчаянной надежде улыбнулся…
За поворотом встал быкоголовый враг.

Оружие и острия рогов сверкали,
Взревел грозой, пожаром вспыхнул бой
Я видел – в страшной битве оба пали.
Бежал, бежал и дверь захлопнул за собой.

На родине мне не найти покоя,
Я черный парус скорби подниму,
Чтоб знали все о гибели героя.
Вот только отдышусь – пойду, вернусь к нему.

И в поисках его поставлю точку,
Пусть верят все, что победить он смог.
Придется это сделать в одиночку,
Достались метки мне, и память. Значит – долг.

Меня сжигает стыд из-за его потери –
Ему ничем помочь я не успел!
Привязываю нить за ручку двери,
Мой старший друг убит, а я пока что цел…

****

Мы плыли на север в большом корабле,
Оставили близких на милой земле.

Внезапно и вкрадчиво белая мгла
Вокруг, между морем и небом, легла.

Клубок нашей жизни, спрядённый Судьбой,
Что каждый незримо тянул за собой

Оборван?.. Никак мы понять не могли –
Под днищем уже облака пролегли?

Замедленно в плотном тумане скользя,
Увидели то, что увидеть нельзя?

Неужто приплыли с земных берегов
К хрустальным чертогам великих богов?

Но где же тогда в этих дальних краях
Валькирии-девы на белых конях?

Нам было тепло в ледяной тишине –
Когда-то погибшие в давней войне,

Родители, други, в Вальхаллу зовут,
Где храбрые воины вечно живут.

Мы поняли – всё, возвращения нет,
Окликнули – "Один!" – и ждали ответ.

Нас кто-то услышал за белой стеной! –
Мелькнул огонёк!.. Мы вернёмся домой!

И есть ещё время для яростных битв,
Для буйного пира и жарких молитв.

****

Закат отпылал, не оставив золы,
Слегли, успокоились в море валы.

С небес опускается сумрак ночной,
Явилось видение передо мной –

Вверху отделился от облачных гряд
Таинственный полупрозрачный отряд,

Молочный табун, белый призрачный рой,
Беззвучно-метельной ночной мошкарой.

О, тот не забыт, кто сражался как лев!
Летучие орды воинственных дев

Уносят погибших в кровавом бою
В мерцающий замок, в обитель свою.

Их строго-прекрасные лица бледны,
Туманных накидок знамёна видны.

Вниз инея иглы и шарики рос,
Звеня, опадают с распущенных кос.

Сплетаются с ними, длинны и легки,
Пушистой седой бороды завитки,

Струятся снега с головы старика,
Но прям его стан и надёжна рука.

Он радужной лентой широкой обвит,
На льдистой скале величаво стоит.

И рунами звёздно блестит вдалеке
Морозный узор на алмазном клинке…

****

Я тихо скользну под хрустальным мостом,
Ундина со смехом плеснула хвостом.

Над брёвнами, где моё тело лежит,
Настойчиво ворон зловещий кружит,

А чуть впереди белый лебедь плывёт
И ласково к вечному свету зовёт.

Солёной морской закачало волной –
Мой плот поджигают горящей стрелой,

Пылающей жаром любимых сердец.
Заслуженный воин, суровый отец,

Меня к боевому щиту привязав,
Прощальные горькие речи сказав,

Свою одинокую старость простил, –
Настил по течению в море пустил.

Что ж, мне не впервой от родных отплывать,
Чтоб новые земли для всех открывать.

Уже навсегда остаются вдали
И люди, и хижины, и корабли,

От всех отдаляется пламенный плот
И я отплываю в последний поход.

Искать свой среди островов-облаков,
Где много уплывших навек моряков,

Где конь ледяной, без седла, налегке,
Копыта купает в небесной реке…

****

Это северное небо
В белых башнях облаков,
Этот вкус медов и хлеба,
Полустёршихся веков,
Эти ели, эти скалы,
Этот вкрадчивый туман,
То, про что напели скальды,
Это – память – не обман?
Эти дали, эти волны,
Тяжких вёсел нудный скрип,
Нескончаемые войны
И по другу тихий всхлип,
Эти хижины из камня,
Эти шкуры на плечах, –
Оказалась вдруг близка мне
Ярость битвы на мечах,
Эти бороды и косы,
Эти светлые глаза,
Эти штормы и утёсы, –
Вспомнить и забыть нельзя…

****

До краёв земли домчаться -
Игры Северного ветра –
В наши окна постучаться,
Покачаться в пышных ветках,
Начинающих цвести,
И пыльцой припудрить нос,
Коням гривы заплести
И концы девичьих кос,
Разогнаться, всех догнать,
Разнести дождливый звон
И прохладою обнять,
Подразнить, раздуть огонь,
Друга не найдя себе –
Ветру пёрышки не тронь! –
Вечерком попеть в трубе.

Отредактировано Рэймонд Скиннер (19-03-2011 21:51:22)

+2

3

Надежда и самообман – два сходных недуга.
                                                         П-Б Шелли

****

А может, осени не будет?
И не наступят холода?
Теплу обрадуются люди –
И будет лето навсегда?

А может, старости не будет?
И не осудят нас года?
И время сердца не остудит,
И будем молоды всегда?

А может, смерть про нас забудет?
И мы забудем про неё?
И небо только ясным будет,
И будет вечное житьё?

****

Телепортировалось лето,
Переместилось в дальний край.
Успели мы заметить это,
Но не успели спеть – "Прощай!"

Исчезло, словно не бывало,
И наши песни не нужны.
И даже песен стало мало –
Мы снова осенью больны.

****

Голубые пески занесли городок…
У Зелёной реки собирался песок.
Строчки дюн записали на несколько дней
Все легенды, все сказки, все мысли людей.

Кто рискнул поселиться в этом древнем краю?
Я знакомые лица на песке узнаю.
Старый замок разрушен на Орлиной скале –
Одинокие души на пустынной земле.

Только клочья тумана, только вереск и дрок,
Помнят всё, без обмана – здесь шумел городок.
Строки ветер читает тихим шелестом дюн,
И страницы листает миллионами лун…

****

Человека душа – воздушный шар –
         Округла и легка.
Просится вольная наша душа
         Обратно в облака.

Хочется ей лететь в вышину,
         В простор, в свободу, в даль,
Но любого ниточкой тянет ко дну
         Забота и печаль.

Захочет хозяин, надувший нас,
         Булавкой уколоть –
И лопнет, в ему лишь ведомый час,
         Резиновая плоть.

А воздух, что эту форму держал?
         Слившись с небесами,
Чтобы снова нами Господь дышал,
         Небом станем сами…

****

Ты прижмись ко мне покрепче,
Улыбнись мне затаённо,
И вдвоём нам будет легче
Не пропасть в тоске зелёной.

Неба можно не бояться,
Я дарю тебе, как перья –
Вдруг на что-нибудь сгодятся –
Мысли, сказки и поверья.

Под домашней мягкой пылью
О свободе помечтаем…
У меня большие крылья,
Хочешь, вместе полетаем?..

****

На стремительном корабле
Под красными парусами
Я поплыву к своей земле –
Что не увидишь глазами.

Море тревог лежит вокруг,
Но за туманами гордо
Остров-оплот средь бурь и вьюг
Встал незыблемо-твёрдо.

Там я найду покой и кров
Почти в любую минуту,
Просто с помощью красок и слов,
Нужных мне и кому-то.

****

Ждёшь, расставив сети
Зрения и слуха –
Что уловит сердце?
Что коснётся уха?

Скоро клюнет рыбка –
Попадёт в глаза
Может быть, улыбка,
Может быть, слеза…

****

Я – ночная черепаха,
         А постель – моя броня.
Камни острые – как плаха,
         День-орёл убьёт меня!

Он меня роняет, Боже!
         Грохнусь я с ночных вершин!..
Ну на что это похоже?! –
         Словно глиняный кувшин…

Нет, пока ещё отсрочка –
         Он меня поднимет ввысь.
А туда пешком по кочкам,
         Сам – попробуй, заберись!

****

Тусклый день к концу подходит
По земле вороны бродят –
Серо-чёрные они,
Настроению сродни.

РАКУШКИ

Не доверяя беспечной лазури,
Из проплывающих мимо пылинок,
Чтоб защититься от шторма и бури,
Строим свой мир вереницей картинок.

Из-за царапины малозаметной,
Нам нанесённой с раннего утра,
Красим жемчужину краской заветной –
Боль прикрывают слои перламутра.

И, возведя многоцветные своды –
Вы полюбуетесь их красотой,
Мы покидаем здешние воды,
Чтоб обрести долгожданный покой.

****

Из огня да в полымя, из волны – под ливень,
А из-под слоновьего – под моржовый бивень.
Между кухней суетной и спокойной спальней
Всё-то мне рисуется молот с наковальней.

Отступает кто-то и вперёд суётся,
Вылепится что-то или откуётся?
Встали незаметные, видные присели –
Сумерки рассветные вечной карусели.

Враки вспоминаются истиной забытой
И в грязи валяется только что умытый,
Ложь под правдой прячется, а лицо под маской,
Впору озадачиться – быль прикрыта сказкой,

Сладкое горюет, горькое смеётся,
Через дверь стальную тонким дымом вьётся.
Ось прямая крутится в оборотах мерных,
Мир опять научится на ошибках верных.

БЛЮЗ

Насыщенное смыслом ожиданье текло, как звёздная река –
На час случайное свиданье светило лампой маяка,
Звала надежда на свиданье далёким светом маяка.

И сквозь меня просачивалось колко, маня вперед, ползло?.. неслось?
Густое время, полным толка. Пылинками в луче толклось,
Секундами приятно-колко в прожекторном луче толклось.

Потоком жаркой радости бежало, и каждый миг пронзал насквозь.
Рай втихомолку приближало, чтоб сердце битое срослось,
Своим теченьем приближало, несло, чтоб битое срослось.

А стало тихим опустевшим домом, когда желанное сбылось.
В душе мороженого комом заледенело, напряглось,
Мороженого сладким комом застыло, сжалось, напряглось.

Чем холоднее там, смурнее дали, тем веселее я шучу,
Сосредоточенной печали показывать я не хочу,
Глубокой собранной печали я обнаружить не хочу.

Мне тайное сокровище отдали, храню его, легко молчу,
Чтоб грусть слова не разметали, я даже их не прошепчу,
Чтобы печаль не разметали, сглотну их, вслух не прошепчу.

Пусть подождёт натужное веселье, отложенный на завтра страх –
Орёл, спустившийся в ущелье, витает всё-таки в горах,
Спустившись в тёмное ущелье, парит по-прежнему в горах.

****

В моем саду пичуга затихает –
Она глубокой ночью не поёт.
Тьма долгие часы в клубок мотает
И тишину прозрачной нитью вьёт.

Фигура белая мгновенно тает,
Взгляд отведёшь – опять в траве встаёт.
Назад печальный воин отступает,
Смотри, пропал, лишь дерево цветёт.

Верёвку он раскрутит, раскачает –
Стихотворение лежит в его праще –
Запустит им – и девушка узнает,
Спасибо, рыцарь в облачном плаще,

Докуда ветер крылья простирает,
Чем влагу лунную черемуха запьёт,
Что говорит звезда, которая мигает,
И где её любимый нынче ждёт…

****

Из мира боли не уйти,
Но можно стену возвести,
Потом ещё одну – кругом –
И это будет крепость-дом.
Там можно печку затопить
И можно свечку засветить.

****

Сполохи играют в темноте ночной.
Море прикрывается коркой ледяной.

Я на льдине почву бережно коплю,
Из всего, что помню, знаю и люблю.

И на скользкой корочке строю бедный дом,
Лишь бы не заглядывать в страшное "потом".

Пусть по жалкой комнате ходят сквозняки –
Под щелястой крышей бормотать стихи,

Слушая испуганно урагана стон,
И мечтать, до времени, позволяет он –

Тот, кто сделал истину страшной и простой.
Поднимает – вскакивай, на морозе стой!

Он, шутя, сдирает плодородный слой,
Одеялом стёганым в сторону, долой.

Рушит он безжалостно мой угретый мир,
Равнодушно-яростный вышний командир,

Потешаясь злобно над моим трудом,
Чтобы мне напомнить - бездна подо льдом.

Я боюсь – не хватит сил когда-нибудь,
Потеряв терпение, наглядевшись в жуть,

Брошу я в отчаяньи труд напрасный свой
И однажды кану в прорубь головой.

****

Крупинка счастья, капелька ума –
И прыгай, как кузнечик, без заботы,
Не жди, когда заявится зима,
И холода начнут сезон охоты!

Счастливчик ты, или не повезло,
Коль капнута ума двойная доза,
Коль знаешь – гаснет летнее тепло,
А палый лист не скроет от мороза?

Но если ты, задумавшись, решишь –
Да, доживёшь до осени, не дольше,
И летом наскакаться поспешишь –
Крупинка счастья станет вдвое больше…

Отредактировано Рэймонд Скиннер (03-04-2011 12:59:58)

+2

4

****

Сполохи играют в темноте ночной.
Море прикрывается коркой ледяной.

Я на льдине почву бережно коплю,
Из всего, что помню, знаю и люблю.

И на скользкой корочке строю бедный дом,
Лишь бы не заглядывать в страшное "потом".

Пусть по жалкой комнате ходят сквозняки –
Под щелястой крышею бормотать стихи,

Слушая испуганно урагана стон,
И мечтать, до времени, позволяет он –

Тот, кто сделал истину страшной и простой.
Поднимает – вскакивай, на морозе стой!

Он, шутя, сдирает плодородный слой,
Одеялом стёганым в сторону, долой.

Рушит он безжалостно мой угретый мир,
Равнодушно-яростный вышний командир,

Потешаясь злобно над моим трудом,
Чтобы мне напомнить – бездна подо льдом.

Я боюсь – не хватит сил когда-нибудь,
Потеряв терпение, наглядевшись в жуть,

Брошу я в отчаяньи труд напрасный свой
И однажды кану в прорубь головой.

ПРОЩАНИЕ

Наши имена подряд читают
На судьбой сплетённых поясах,
Времени в любви не наблюдают,
Но несчастья – вечно на часах.
За чертой светящегося круга
Ты не слышишь оклика извне.
Стены прогибаются упруго –
Замкнут ты в нездешней тишине.

На границах памяти витают
И бесстрашие, и боль в твоих глазах…
Чтобы жить, беду не вспоминают –
Жизнь и смерть на разных полюсах.
Горем переполнена округа –
Ты шагнул к манящей западне.
Если нет любимого и друга,
Для чего здесь оставаться мне?

Жизни косолапая услуга –
Жить, но лишь с собой наедине…
Выкрутит мне душу скорбь-подруга –
Двое были счастливы вдвойне.
Всё инстинкт и разум просчитают,
Взвесят на докучливых весах
И воспоминания растают,
Как снежинки в тёмных волосах.

Дни однообразием пытают,
Рябью в чёрно-белых полосах.
Наши души вечность проплутают
Тенью в заколдованных лесах.
Наконец-то отыскав друг друга,
Биться им на потайной войне…
Пояса судьбы сплетались туго,
Развязать их не под силу мне.

****

Кто-то ждал тепла и лета,
Кто-то - снега и зимы,
Кто-то утреннего света,
Страстно ждал лучей рассвета,
Кто-то ждал вечерней тьмы.

Убаюканные ливнем,
Вечер с утром в ночь влились,
Лето спит в чертоге зимнем,
Спит на снежном ложе зимнем –
Все желания свились.

Всё наступит – то и это,
Все дождутся – я и ты,
Ведь весной проснётся лето,
Просветлев, проснётся лето,
После зимней темноты.

****

Счастье с начальной минуты меня подхватило,
Ветром весенним звеня, завертело с утра,
Вверх унесло, на вершину восторга и силы,
Целую вечность назад или только вчера?..

Вниз я спускаюсь с сиявшего радостно пика,
Ночь покрывает страницу вчерашнего дня.
Тут пустовато, темно, но спокойно и тихо.
Для передышки и отдыха примет меня

Место – долина печали моей – глубока и тениста,
В тёмно-зелёных ветвях одиноко свистит
Птаха ночная, как флейта, прохладно и чисто,
Может, зовёт меня дальше, а может – грустит.

Здесь, затаясь, не разносится эхо от вздоха,
Даже когда ненароком и вырвется он –
После подъёма побыть в одиночку неплохо,
Вспомнить минувшее, как ослепительный сон.

****

Под струями дождя промокнув, смотришь мимо…
Всё, что хочу сказать, тебе без слов скажу.
Я рядом, здесь, в лесу, давно стою незримо! …
Я до дверей тебя неслышно провожу,

Опасно заполночь в селенье возвращаться –
Вновь ненавистный дождь скрыл полную луну.
Открыто у меня не хватит сил прощаться,
Прости, – издалека последний раз взгляну.

Мне огненно Тропа Войны легла под ноги,
Я дальше ухожу, не жди коротких встреч.
Сегодня навсегда сойду с твоей дороги,
От самого себя стараясь уберечь.

Не жду покоя – для меня он не наступит –
Раскраски боевой с лица не смыть дождём –
Она сквозь кожу из души опять проступит,
Стал давний гнев моим безжалостным вождём.

Я знаю – не страшась и ни во что не веря,
За край, до края по Тропе Войны пройду,
Жизнь – это лёгкая последняя потеря.
Беги же от меня! – я приношу беду.

Не жить мне мирно в тёплом доме настоящем
И въяве не обнять утраченных родных –
Они остались в прошлом, там, в жилье горящем,
По милым именам мне не дозваться их.

Как я, не отомстив, топор войны зарою?
Тем, кто заставил в Пляске Смерти закружить –
Всех вижу в пламени, едва глаза закрою,
И боги прокляли меня, оставив жить.

Я вижу, как тела напрасно дождик мочит –
Не может крови смыть небесная вода…
И рана детская всё так же кровоточит,
Не затянуться ей под шрамом никогда.

За годы эта боль вросла в меня надёжно,
Как острый шип, что не забыть, не затупить,
Её из сердца только с сердцем вырвать можно,
Отречься от неё – себя в себе убить.

От времени игла ещё сильней калится,
И днём, и ночью изнутри меня палит.
Мне тот огонь не даст остановиться,
Пока дотла не выжжет, не испепелит,

Огонь, который всех любимых пожирает,
Тебя он тоже не замедлит погубить –
Кто станет близок мне, тот вскоре умирает,
Беги, беги скорей – нельзя меня любить!

Не плачь…. Я вовсе не хотел тебя обидеть,
И горем затемнить твоих беспечных дней!
Скорее прочь беги! Я не хочу увидеть,
Как даром ты умрёшь от прихоти моей!

Тебя с собой связать я не имею права.
Дождь смыл мои следы. Не вспоминай, забудь.
Как ни горька мне одиночества отрава,
Я не возьму тебя на этот гиблый путь.

Закрылся за спиной твоей узорный полог –
Лишь о твоей любви я буду сожалеть.
Прощай. Мой Танец Крови вряд ли будет долог,
Остынет пепел – будет нечему болеть.

ЗАКЛИНАНИЕ

Светясь, к тебе из сумрака веков
Упорно пробивается, сияя,
Тепло мигая, вереница огоньков,
Чтобы в тебе зажечь светильник духа.
Звеня, из невообразимой дали лет,
От предков тянется к тебе, не прерываясь,
Цепочка рода, золотая цепь любви,
Надежды и горячей жажды жизни,
Чтобы скрепить и сделать краше мир,
Прекраснее, богаче, крепче, лучше.
Ты лишь звено в цепи, но только ты решишь,
Напрасно ли она к тебе тянулась,
Или не зря любили, бились, жили,
Все пращуры твои, возделывая мир.
Они себя доверили тебе
И ты их полноправный представитель –
Не забывай о них, не предавай,
Их чаяний, надежд и устремлений
Вперёд и ввысь – они тебе отдали
Возможность жить, свой свет, свою любовь,
А ты всё это передай потомкам.
Неужто ты погасишь огонёк,
Что так доверчиво, тепло в тебе трепещет?
Не будь же расточительным скупцом,
Что золото копил всю жизнь напрасно –
Чужие люди втопчут в грязь и кровь,
Коль рода цепь наследник не подхватит.
Гася огонь, ты служишь тьме и злу,
И обрывая цепь, за это ты в ответе –
Не жалуйся, что мир темнее стал,
Что стало больше холода и злобы,
Что он грозит распасться на куски,
Что появилась сеть зловещих трещин
На лике мира – выбор за тобой…

****

Я засыпаю последним в доме,
Сколько бы в нём ни роилось жильцов.
Ночь всех покоем обнимет, кроме
Нас, доморощенных мудрецов.

Полночь моя щедра на подарки,
Думай и жди, да желай горячо –
Яблоки грёз и познаний ярких
Бережно скрыты ночной парчой.

Варятся ночью волшебные зелья,
Блесткой над ними мигает звезда.
Вызрев в тепле ночного ущелья,
Вылетят мысли в день из гнезда.

НАГВАЛЬ

Чтобы жизнь без следа и без скрипа прошла,
По бороздкам миров, как игла.
Отвечая за всё, в одиночку стою.
На мгновенную вспышку мою
Усмехнётся, свободно-нагой,
И окутанный ветром "другой".
Ни стены, ни защиты, ни крыльев за мной,
Только хищная смерть за спиной,

Чтобы помнить, как тяжкая ноша смешна,
Что она даже мне не нужна,
Чтоб внезапно, безжалостно, горько понять –
Лишь немногим желанно принять
Дар свободы, немыслимой щедрости дар –
Уносящий из мира пожар.
Слишком многие, в лени и робости, тут
Виноватить судьбу предпочтут.

Если Сила Орла нагнала тебя вдруг –
Птица духа не делает круг.
Выбирай, – хочешь стать безупречным бойцом,
Выйти в битву с открытым лицом?
Нас намеренье только однажды зовёт,
Совершая над каждым полёт.
Если светишься – осознавай и смотри,
Как приходит огонь изнутри.

+4

5

****

Подарком силы нынче радует природа –
Гроза приблизилась – любуйся из окна,
Как путается тьма в растрёпанных деревьях,
Ворочается гром в постели мятых туч,
Свет распирает жилы острых молний,
Чтоб рушиться с вершины мига вниз,
Всё видимое беспощадно обнажая.
И в лужах танец дождевых колец,
Сливающихся в плясках и в объятьях,
Танцуй и ты под ливнем, громко пой!

****

Пожалуйста, долго живите,
На мир разноцветный смотрите,
Он стоит того!

Не зная печали и скуки,
Волшебные слушайте звуки
И песни его!

На вкус он – и горький, и сладкий,
На ощупь – шершавый и гладкий,
Так много всего!

В нём запахи голову кружат,
И чувства – воюют и дружат,
Во имя кого?

Пусть век – как движение века,
Не требует жизнь с человека
Взамен ничего –

Позволено миром напиться,
Пускай не раскрыв, восхититься
Загадкой его…

****

Мне лекарство запить,
Нет, я не закричу!
И уже можно жить –
Я стерплю, я смолчу.

Ясных звёзд порошок,
Полтаблетки луны
И уже хорошо –
Нет печали, есть сны.

Доктор-Ночь исцелит
Раны воина-Дня,
И уже не болит
Память-тень у меня.

Мне всего полглотка –
Выгнать горечь и страх,
И уже облака –
Молоком на губах.

Пенкой на молоке –
На деревьях цветы,
И уже вдалеке
Появляешься ты.

Воспалится рассвет –
Есть озноб, нет тепла.
И уже тебя нет.
Но была же… была!..

Ларри

Я знаю, что скоро исчезну,
Нет «завтра», есть только «сейчас». 
Лишь миг до падения в бездну,
Но можно сверкнуть, как алмаз.
Пусть мир моментально забудет,
Упрямо по краю скользя,
Я знаю: победы не будет,   
Нет смысла, но сдаться нельзя.

Умами изящно фехтуем –
То взлёт, то стремительно вниз,
Нагрудник долой! – и бинтуем
Опасный душевный стриптиз.       
Ты сильный, и ты не заплачешь,
А боль только кажется злом.
За холодом тщательно прячешь
Свой давний и свежий излом.   

Несломленный мальчик мужает,
И в сталь отольётся руда –
Тебя и меня окружает
Броня из зеркального льда. 
Мы встретились и разминулись,
Совпали везде и нигде –
В полёте до искры столкнулись
Две градины в летнем дожде.   

НОКТЮРН

Толстым одеялом тьма легла
Бархатно на землю безмятежную.
Я скучаю, но тоска светла, 
Пухом льнёт на грусть-подушку свежую.

Приучил меня воспринимать
Жизнь твою как спальню рядом, смежную.
В час любой могу тебя позвать,
Оттянуть развязку неизбежную.       

Ты всегда поблизости, готов
В комнату впустить прохладу вешнюю,
Чай ромашковый простых и мудрых слов
Успокоит боль и смуту прежнюю.

Дни трудны, но позволяешь ты
Без тревог уютным поздним вечером
На простынке нашей чистоты
Разметаться в тёплом сне доверчивом. 

Пусть поёт тебе ночная мгла
Песенку печальную и нежную…   
Прошивает самолётная игла
Облаков перину белоснежную.

+2

6

Эду

БАЛЛАДА ВЛЮБЛЁННОГО СКОРПИОНА

Я изнемог до дрожи в невидимой борьбе,
Касаясь нежной кожи, шепчу в слепой мольбе:
Приятно ли тебе?..

Как хочешь, вей верёвки, как нравится, зови.
Смешной я и неловкий. И глупый – от любви.
Ты только связь не рви…

Судьба её отыщет, бездумно теребя,
Зависимый трусище, я ослабел, любя.
Боюсь терять тебя…

От очага не хочет продрогший старый пёс
Брести в пространства ночи, во тьму и на мороз.
Ты не увидишь слёз…
   
Под панцирем не видно, как я промёрз дотла,
Ни капельки не стыдно, и совесть утекла.
Ищу в тебе тепла…

Я выстрадал и выстыл в гробу чернёных лат,
Не подпускал на выстрел, но дрогнул, виноват!
А ты мне – младший брат…

****

Я неразгаданным таился уйму лет
Как чёрный куб.
Я неоткрытый тёплый континент,
Ты – мой Колумб.

Созвучие соединяет нас двоих
Всегда, сейчас.
Даль распахнётся только для твоих
Блестящих глаз.

Благодарю, что ты отважился приплыть,
Я буду щедр.
Не бойся, я готов тебе явить
Богатства недр.

Бери, я отдаю все залежи тепла,
Не буду груб.
Пусть будет неуклонна и смела
Разведка губ…     

****

Мы, сумасброды-насмешники, как стихи, несминаемы. 
В нас от детской открытости вряд ли что-то останется, 
Эти доспехи каменные, вроде бы неснимаемы, 
Сами же и напялили, чтобы о мир не раниться.

Души повыше строили, часто непонимаемы, 
Как в паутине шёлковой, бились в собственной сложности.   
С горечью накопили мы, честью лишь охраняемы,
Одиночества мужество, мужество безнадёжности.   

Но даже в смертном холоде греют, незабываемы.
Сердца воспоминания. Не тускнеют, не старятся.
Сроду мы заворожены сходством непредаваемым,
Нежности и понимания нить между нами тянется…     

Латы и маски сбросили, от любви невменяемы,
В жаре страсти оттаяли, прочь притворства и хитрости!   
Очень трудное мужество наедине проявляем мы –
Обнажённости мужество, мужество беззащитности. 

****

Ты – нежный ветер, ты моё ласкаешь сердце,
Волшебно-лёгкий, как дыхание стиха.
В мир снов и грёз ты открываешь дверцу,
И чистый, и порочный… без греха.

Капризный ветер, ты желанием наполнил
Того, кто отучил себя мечтать.
Мой милый, о свободе ты напомнил,
Тому, кто не способен сам летать.

Пьянящий ветер, мой братишка легкокрылый!
Уносишь ты, целуя на бегу,
В миры, что для меня судьба закрыла,
Где можно всё, и сам я всё могу.

Игривый ветер, ты порхаешь своевольно,
Изменчив ты, да это – не вина.
Но задыхаться без тебя так больно,
Что целый мир – кладовка без окна…       

Пернатый ветер, я тебя не напрягаю?
Тобой сейчас живу, тобой горжусь.
Груз, может быть, и невелик, но знаю:                         
Я в небе на твоих крылах держусь.

К***

Коль сам не желал, то не был живым,
Но цепь однажды замкнёт:
Так сердце моё он сделал жилым,   
Тот, кого я люблю. 

И к тёмной ночи, и к ясному дню
Надежда теперь примкнёт,
Подарит весну замшелому пню,   
Тот, кого я люблю. 

Он душу мою – забытый ларец
Своим ключом отомкнёт,
Провидец, поэт и нежный храбрец,     
Тот, кого я люблю. 

Пусть нас не ужалит ревность-змея,
А нежность ресниц не сомкнёт,
Ты – радость моя, награда моя,   
Тот, кого я люблю. 

Я грудью своей прикрою от бед,
Пусть смерть кольцо разомкнёт, 
Но пусть будет счастлив тысячу лет
Тот, кого я люблю.

Отредактировано Рэймонд Скиннер (20-04-2012 14:22:25)

+2


Вы здесь » Приют странника » Стихи и проза » Тропа красоты