Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Вальс сознаний » Калейдоскоп сознания


Калейдоскоп сознания

Сообщений 91 страница 95 из 95

91

Резкое движение, затылок ударился о твердую поверхность.
Когда Хант прижал его к стене, Киркегард даже не очень испугался, он ожидал чего-то подобного, поэтому расслабился и повис, как червяк. Любое сопротивление выглядело бы глупым.

- Сможешь узнать, «что» на дне бездны прямо сейчас!!
Стало трудно дышать.
- …может угрожать моей жизни?
- …жизнь, она стоит… Она ничего не стоит, как вероятность.

Тряхнул, как пакет с мусором, без особого напряжения. Удар головой.

- Какой у Брэда интересный взгляд… словно клинок. Наверное, можно увидеть искры, когда сталь встречает сталь.

Но взгляд доктора, как вода - в нем нет ни страха, ни агрессии, он меняется - ветер облака гонит над озером. И все это в клинке отражается, и в глазах Ханта. А белый халат доктора превратился в снег.

Потому что слишком горячо.

В таком положении он мог только слушать, что говорил Брэд, по всей видимости, пытавшийся выяснить своим бедром, возбуждает ли Адольфа насилие. Нет, Насилие Адольфа не возбуждало.
Когда Хант отпустил его горло и вернул опору под ногами, но продолжил фиксировать в определенном положении. Киркегард несколько раз судорожно сглотнул, и потер шею рукой. Потом начал говорить, чуть с хрипотцой:
- Подсолнухи не могут угрожать жизни, которая ничего не стоит. Очень пафосно, правда? Вот это метафора. Наверное. Наверное, я даже отвечу тебе так, чтобы ты понял. Мое состояние - это залог успеха нашего эксперимента, в котором мы оба сможем заглянуть на дно бездны. Людей много, но бездна она такая… на всех одна. Идем! Я вижу, что ты готов.
Киркегард оттолкнул Ханта, развернулся и направился к выходу.
- А что до моего профессионального юмора, ты тоже скоро станешь его понимать. Но главное - не думать о подсолнухах, Брэд!
- А поле подсолнухов я сделаю одним из мест «встречи на выход».

+1

92

Ханту не оставалось ничего другого, как молча последовать за ним.
Дольф даже не испугался, просто повис, как мешок с дерьмом. Что это - выдержка или хроническая интоксикация? Подсолнухи какие-то… он вообще вменяем? Хотя о чем это я, он же психотерапевт, а они, видно, все «того самого».
По коридору Хант шел в полуметре позади Киркегарда. Встретив ошарашенный взгляд санитара, Хант кивнул ему с язвительной улыбкой. Тот ничего не ответил, только на профессора посмотрел.
Коридоры, коридоры, лестницы, лифты, крупные зеленые растения и ковровые покрытия в рекреациях, все, всё абсолютно похожее друг на друга, но в Брэд уверенно запомнил путь, просто так, для тренировки.

***
В непомерно большой лаборатории из персонала никого не было. За спиной беззвучно закрылась усиленная автоматическая дверь.
Первое, что он увидел - была койка.
Конечно же, с фиксаторами, ну как же теперь без этого. Я же теперь неведомый зверь, животное, с которым по-хорошему обращаться слишком опасно.
Хант вздохнул, согласившись. Уголок губ сардонически приподнялся.
Ведь в этом есть некоторая доля истины. А доктор у нас теперь храбрый укротитель, - улыбка стала шире. - Только вот это я должен положить ему голову в пасть, а не он мне, хотя… технология его эксперимента мне пока не ясна.
Снова молчаливый жест, и Брэд проследовал в недружелюбного вида камеру, отдельно стоящую внутри помещения. Койка там была только одна, но судя по всему, Дольф собирался вкатить туда инвалидное кресло - для себя, оно стояло в паре метрах от входа.

http://uploads.ru/i/f/r/n/frnN0.jpg

Хант зашел внутрь, осмотрелся. Приборы, капельницы, датчики, мониторы - ничего непривычного. Он пожал плечами, снял пиджак, расстегнул манжеты рубашки и высоко закатал рукава; сам расстегнул фиксирующие ремни, раскидав их по разные стороны, и принял горизонтальное положение, даже не подумав снять ботинки. Положил руки вдоль туловища «центрами» вверх, затем он посмотрел на профессора.
Киркегард как-то изменился, глаз его горел "нездешним пламенем", но не пугающе, скорее фанатично. Сам он словно помолодел лет на десять, перестал сутулиться и как-то подтянулся, что ли. Короче, зрелище он из себя представлял вдохновляющее.
То ли его вштырило еще плотнее, то ли он действительно уверен в том, что собирается делать, или… это какая-то очень приятная для него игра.
- Ну, давай уже, начинай, Великий Инквизитор!

+1

93

Хант лег, Адольф вкатил кресло, развернув так, чтобы сидеть лицом к нему.
- Ну, давай уже, начинай, Великий Инквизитор!
- Брэд, я не хочу сделать тебе больно. Ты сам делаешь себе больно, я хочу тебе помочь, - Адольф пытался говорить живее, чтобы это не звучало, как молитва. Молитва психопата.
- Брэд, ты даже не можешь себе представить, что я сейчас чувствую, но скоро ты и сам это почувствуешь.
Доктор извлек из шкафчика ворох электродов и начал последовательно обклеивать ими Ханта. Начал он с запястий и пальцев. Быстро и уверенно, ни одного неверного движения. Он видел, как Хант наблюдает за ним из-под полуприкрытых век. Потом он начал расстегивать пуговицы на его рубашке. Очень профессионально, без лишних эмоций. Он мог представить, что чувствует Брэд от соприкосновения его ледяных пальцев с горячей кожей груди. Гель для электродов тоже прохладный, в помещение пониженный температурный режим, градусов 17, не больше. При такой температуре получается лучше всего. Адольф видел, как на коже Ханта проступают мурашки, видимо, такие же в этот момент пробегали вдоль позвоночника доктора. В заключении приготовлений он надел на его голову электродную «корону» и перешел в тяжелой артиллерии - капельницам. По одному катетеру в каждую руку, намертво приклеенные пластырем.
- Сегодня все будет по-другому.
- Сядь. Только осторожно, - не переставая действовать.
Теперь доктор по-минимуму облачал в провода сам себя. На это ушло не более 5 минут - только самое необходимое.

+1

94

Отыграно в ICQ.

***

Брэд рефлекторно мотнул головой и фыркнул; попытался перехватить руку Дольфа за запястье, но промахнулся и его рука плетью упала обратно.
- Что ты сделал со мной, я тела своего не чувствую, - на секунду его охватил страх, но он тут же успокоился, поняв, что это просто мера предосторожности, призванная оградить доктора от него, а его от самого себя. Ведь профессор не стал его привязывать.
_____
Киркегард заметил его непроизвольный жест, поэтому тут же спросил:
- Кто так делал?
_____
- Отец, - не успев фильтрануть, сразу ответил Брэд, и взгляд едва заметно скользнул вправо вниз.
_____
- Ты верил отцу?

- И зачем я это спрашиваю...
_____
- Не знаю.

Но я хотел бы ему верить.

- Что я должен делать, Дольф? - абсолютно серьезно.
_____
Киркегард сел в кресло, поочередно воткнул катетеры в вены.
- Брэд, если что-то пойдет не так и мы разделимся, попытайся представить поле подсолнухов, сам не знаю, почему. Там ты меня найдешь. Если что-то будет не так с нашими телами, аппаратура приведет нас в сознание автоматически.
- Надо бы вернуть его к началу ситуации, но там меня могло еще и не быть, тогда мы не встретимся.
- Сейчас я "открою крантики" и наркотик начнет поступать в кровь синхронно. Вижу, ты уже расслабился, теперь расслабь свой мозг, и просто представь то место, где мы встретились впервые, я сделаю то же самое.
- Хотя постой, - Адольф достал из кармана оставшиеся 50$ и сунул Ханту в тот же карман. - Это плата за билет на сеанс, я же побываю в сознании агента ЦРУ, ведь это очень захватывающее приключение?!
Потом он дернул за какую-то веревку, свисающую вдоль стены, раздался оглушительный гудок дальнобойного трейлера.
- Поехали! - Адольф с грохотом захлопнул дверь помещения.
Нажал на кнопки и препарат начал поступать в кровь. Доктор откинулся на спинку, продолжая наблюдать за Хантом.
_____
- Знаешь, профессор, - начал Хант как-то отстраненно и совершенно не соответствующе ситуации, - я тут вспомнил кое-что...
_____
- Давай потом, а? Препарат уже пошел. - Киркегард внимательно посмотрел на Брэда.
- Ну, что еще?
_____
- Нет. - Непоколебимая решимость.
_____
И тут Дольф заметил, как у Ханта остекленели глаза.
- Позняк метаться...
_____
- Сейчас лето,- голос глухой, словно чужой, глаза открыты, но Хант уже не здесь, не в этой металлической коробке. - Я собираю раков, в пакет, их много, они шевелятся, я доволен, мне 17, я перехожу небольшую реку вброд. Потом...
Пауза.
- Я поскальзываюсь, теряю равновесие, я падаю, очень сильный удар, боль, в глазах "звездочки"; я в воде, тут неглубоко, где-то до середины бедра. Камыши вдоль берега, темно-зеленые, шевелятся, смеются - попался, отражаясь в воде. А дальше поле, поле подсолнухов.
Солнце, в глаза светит, слишком ярко...

Я не могу вздохнуть, напрягаюсь, но воздух не идет в легкие, - зрачки его расширились, он стал делать короткие мелкие вдохи, словно действительно задыхался.
- Встать не могу, я не чувствую тела, вода заливается в рот, в легкие, в желудок, я не могу дышать...
_____
Киркегард, который был все еще в полном адеквате, если это слово было в принципе к нему применимо, заволновался, дернулся было встать, сделать что-то, но потом передумал.
_____
- Кружится все, - Хант слегка стал клонится на бок, - "мухи" черные перед глазами, и темнота, но в ней голос...
Ды-ши... - шепотом.
- И удар, и снова боль, что-то пробило легкое, оно раскрылось и я снова могу дышать. Я выплевываю воду, меня тошнит,
вода горькая на вкус. Надо мной склонился мужчина, в темном, свет падает со спины, я не могу разглядеть его лица.
Спасибо...
Он спрашивает меня, он... спрашивает: Парень, как называется это место?
- Вороний брод...

_____
Хант сипло выдохнул и, кажется, отключился.
- Идиот, ты все испортил. Дьявол!!
Киркегард все прекрасно слышал, но Хант был там, а доктор все еще здесь, в это затхлой, попахивающей машинным маслом и дезинфектором реальности.
А вот тут, уже с самим Адольфом начало происходить что-то странное, его словно затягивало внутрь, глаза сами закрывались, он не сопротивлялся, просто попытался достучаться до ускользающего сознания Ханта.
- Брэд! Вашингтон! Давай, вспоминай, ну же! Давай вернемся туда, откуда начинали.
У Киркегарда резко все поплыло перед глазами и их пришлось закрыть.
Темнота.

>>> Crowford (Вороний брод)

0

95

2010 г., 1 октября.

отсюда>>>

Адольф пришел в себя раньше пациента. Сказывался большой опыт употребления психотропов, но состояние его было ужасным, он чувствовал себя на грани. На грани между сознанием и подсознаниями, именно во множественном числе, что-то чужое затаилось внутри, на грани между жизнью и смертью, реальностью и галлюцинацией. Весь его мирок, ограниченный железной ''будкой'', состоял из острых, как бритва граней. Одно неловкое движение - и...
Он немного подышал, собрал последние силы, рывком дернул дверь и вытолкнул в нее койку с пациентом, качение само собой освободило Ханта от игл и электродов. Доктор снова запер дверь и нажал кнопку экстренного вызова своего верного, хотя и недалекого помощника Карла. И снова покинул реальность.
Нет, ни на каком поле подсолнухов они так и не встретились, Брэд просто исчез, а это означало, что связь с его сознанием безнадежно утеряна. Он видел что-то иное, то, чего уже не мог видеть док.
Он не знал, сколько прошло времени, препарат уже давно закончился, но в те редкие промежутки, когда он приходил в сознание, все было, как в тумане и его хватало только на то, чтобы сделать пару глотков затхлой воды и снова отрубиться. Он не понимал, что происходит, но чувствовал, что нечто плохое. Он не позвал на помощь, хотя и мог, осталась в нем еще какая-то иррациональная гордость. Адольф был готов умереть во имя своих экспериментов, действительно был готов и, ему казалось, что час настал.
Киркегард не мог понять, сколько прошло часов или дней, но из небытия его вырвал звонок выключенного телефона, который, ко всему прочему, включился на громкую связь, больно ударив по слуховым рецепторам, отразившись от стен ''консервной банки''.
Адольф, душа моя, в изолятор не подойдёшь?
- Я видел тьму... - прохрипел Адольф пересохшим горлом. Через паузу. - Я сейчас буду, - ''сейчас'' понятие растяжимое, хорошо хоть кресло с электроприводом, вздохнул док, ибо идти на своих двоих был временно не в состоянии.
Он еще раз выключил телефон, глотнул воды, поморщившись, вколол себе стимулятор прямо в трубку катетера, затем отклеил и выдрал из себя все лишнее, отпер дверь и выкатился наружу.
Судя по интонациям директора, его ждал разнос, но ему и так было слишком плохо, чтобы реагировать на такие мелочи.
Он действительно видел тьму, ничего конкретного в ней не было, но это был самый страшный кошмар доктора Киркегарда. И он был только рад, что не мог ничего вспомнить, почти ничего: животный страх, нерушимое экзистенциальное одиночество, а еще ощущение вечности, той самой, которую при плохом раскладе он проведет в этой тьме один. Что это было? Его подсознание или нижний уровень Лимба - одномерный?

в Изолятор >>>

+1


Вы здесь » Приют странника » Вальс сознаний » Калейдоскоп сознания