Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Деревня Монте-Верди » Кондитерская «Чудеса у Алисы»


Кондитерская «Чудеса у Алисы»

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

В кондитерской лавке можно купить и попробовать изысканные десерты, торты, пирожные, печенье и кексы, пастилу, зефир, приготовленные по оригинальной рецептуре и новейшим европейским технологиям, разнообразные сорта чая и кофе. Здесь творится настоящее волшебство и придумывается новое слово в сладком кондитерском искусстве.
http://savepic.org/1981949.jpg

0

2

27 сентября 2010 г.

----------------Начало
Элис ходила по своей кондитерской и смотрела, чтобы все нужное было на прилавках и всегда было свежим и красивым, чтобы все её работники были чистыми и всегда улыбались. Тогда клиенты будут довольны и счастливы. Зайдя на кухню, Элис оглядела всех поваров и надев защитные перчатки, показала, как лучше укладывать розочку на перожные. Посмотрела, как идет изготовление тортов, которые заказывали "на заказ". Проверила наличие необходимых компонентов, вышла в зал и оглядела прилавки, все проверив и пересмотрев, обратилась к одной из официанток:
- Ольга, принеси мне, пожалуйста, кружку кофе и пирожное "Ночь в Париже". Спасибо.
Достав блокнот, Элис села за свой столик (отдельный от всех столик, на котором всегда была табличка "Занято"), за которым она думала рецепты новых тортов и пирожных. Когда Элис принесли то, что она просила, она положила блокнот и карандаш и попивая кофе думала рецепт, прикрыв глаза и наигрывая мелодию.

+1

3

Элис продолжала сидеть, закрыв глаза, и думала о новых рецептах, что-то напевая, и не заметила, как сюда вошел Танлик, хоть она и не знала, что его зовут таким странным именем. ведь он представлялся ей как Джон. Подойдя, он наклонился и поцеловал её в губы. От такой неожиданности Элис открыла глаза и подпрыгнула на месте. Но увидев, что это её парень, успокоилась и наслаждалась остатками поцелуя.
- Ну что, милая? Как у тебя день начался? - спросил парень, на что Элис ответила:
- Да все как обычно. Сижу, придумываю что-нибудь новое. Хотя и старое берут такими же темпами, но хочется, чтобы все были довольны и был богатый выбор сладостей, как для детей, так и для взрослых.
Перевела взгляд с блокнота на лицо парня, когда она заговорил снова:
- У меня утро оказалось насыщенным... даже больше, чем я предполагал. Столько новых знакомых.
Элис долго думала, что сказать и заговорила, только когда парню принесли, то, что он заказал:
- Расскажешь, что было? И успокойся, ты выглядишь немного уставшим, с тобой все хорошо? - поинтересовалась Элис у парня.

+1

4

29 сентября 2010 г., вечер

С улицы деревни Монте-Верди (начало игры)

Кора вошла, руководствуясь для начала одним только нюхом хотя бы, так волнующе и притягательно пахло из этого строения. Оценив обстановку, молодая женщина присела.
Ну вот и тихое место нашлось, где можно и подумать, и не привлекать особого внимания, - устраиваясь поудобнее, чуть  облокотясь на стол, подумала Мелькора. - Куда пойти и что сделать далее? Наверное, надо как-то наладить контакт с разумными этого вида, пусть даже такими странными и непонятными. И Приют...  да, но пока это отложим.
Задумавшись, она не заметила, как в руках оказались буклетики, в которых обозначались  достопримечательности деревеньки. Кора развернула один из них, пробежавшись взглядом, отложила, но взяла вновь в руки - за что-то там взгляд зацепился.
О-о-о, то, что мне надо, все же интуиция ведет правильно. - Она прочитала текст повнимательнее. Коттедж семьи Штейнвальд. Комнаты для гостей.
Просто как для меня.
Окинув еще раз пустой зал, женщина решительно встала, направляясь уже ориентированно к коттеджам, прихватив с собой буклетик.

Коттедж семьи Штейнвальд

Отредактировано Мелькора (27-02-2013 18:58:57)

0

5

Девушка улыбнулась, окидывая сразу хозяйским взглядом помещение.
Столы вытерты, стулья опущены, полы сияют чистотой, в окна льются лучи солнца, отражаясь от фигурных тарелочек в витрине, на которые укладывают свежайшие пирожные и торты, сама стойка и стекла витрин сияют первозданной чистотой. Вчерашняя генеральная уборка сделала свое дело, и кондитерская сияла. Хотя и провозились они с ребятами довольно долго, но это того стоило. Девушка обошла зал, осмотрела все, заглянула за стойку, проверила документацию и кассу. На кухню она с улицы не зайдет никогда, скорее ноги себе отрежет. А посему лишь скользнув взглядом в открытую дверь и убедившись. что все как надо – печи пышут, розочки крутятся а бисквит поднимается, ушла наверх переодеваться.
Скинула пальто и шарф, следом улетела и шапка, по плечам рассыпались волосы, и Элис, вскинув руки, собрала их в хвост и заплела тугую косу, потом скрутила в пучок и закрепила. Все волоски тщательно собрала и заколола; она терпеть не могла неопрятности и всегда тщательно проверяла внешний вид своих работников, вплоть до последней посудомойки, и если видела, что кто-то работал без шапочки, могла и уволить. Ну кому, скажите на милость, понравится волос в тирамису? Никому, правильно, а поэтому надо следить.
Напевая под нос, она переоделась, убрав сапожки, и обула кроссовки – бесшумные и не скользящие на плиточном полу.
Окинула себя взглядом в большое зеркало и спустилась вниз. Короткий коридор – и толкнув дверь, хозяйка оказалась в аду – так жарко было в горячем цеху, мама родная! Поздоровавшись с девочками – здесь работали исключительно женщины, Элис включила кондиционер и вскоре стало легче – и чего никто не додумался?.. Но, судя по запаре, они, видимо, просто не обратили внимания на жару – сегодня надо было сдавать несколько заказов, больших тортов, и посему девочки выбивались из сил, замешивая бисквиты, воздушные ореховые и песочные коржи. Печки пыхали жаром, выплевывая их недр отменную выпечку, которая после подготовки отправлялась в цех отделочный – в другом конце коридора – может, снаружи кондитерская и не выглядела большой, но была довольно объемной внутри. Два этажа, два цеха, зона отгрузки и большая раздевалка – Элис сделала все, чтобы работать у нее было удобно и хорошо.
Тщательно отследив горячий цех, она перешла в холодные, где, собственно, и рождались все шедевры. Поздоровавшись с ребятами  - она заметила, что в горячем цеху парни просто не выживают, а предпочитают крутить розочки и украшать изделия, на том и порешила: пусть уж. Здесь температура была комфортная, но не для человека, а для изделий, они на первом плане для Элис, всегда. Приятным сюрпризом оказалось для нее, что два заказных торта уже унесли в холодильник! Это во сколько же они все пришли, если к семи утра уже сделали два торта из пяти?..
Элис похвалила ребят и проследив, что и как, ушла в кабинетик - он располагался на рубеже - одна дверь выходила в холодный цех, а вторая - в зал. Сварив себе кофе и прихватив пироженку, девушка  села за любимый белый стол, на котором и сочинялось все то, что сделало ее кондитерскую если не лучшей, то не самой плохой в городе. И сейчас ей следовало снова хорошенько подумать…

+4

6

--- > Очередное начало.

2 октября, день

Конечно же, в выходные у отца образовалась очередная гора забот, проблем и работы, а это значило, что обещанная прогулка сорвалась, как рыбка с крючка. Да еще и Рыська так и не нашелся. Поэтому Хеймо пребывал ну в очень уж пакостном настроении. И даже предложение-разрешение отца побывать в чудесной кондитерской пока что не радовало – ведь это было без отца. Да еще мальчишку терзала мысль – а что если кто-нибудь из мальчишек-друзей-одноклассников увидит, что явился Хеймо сюда с бабушкой – засмеют же.
Прежде, чем зайти в это царство сладостей, юный Штейнвальд, приоткрыв дверь, оглядел кондитерскую – не сидит тут кто-нибудь из тех, чьи насмешки были бы особо неприятны, или никого эдакого нет? Убедившись, что в зале никого «опасного» не видать, Хеймо вошел, придержав дверь для фрау Штейнвальд.

+2

7

Фрау Хенелора с усмешкой наблюдала за «манупуляциями» внука. На секунду ей захотелось по-приятельски хлопнуть его по плечу, заговорщически шепнуть на ухо: «Стесняешься с бабушкой-то ходить, а?» И подмигнуть. Как мальчишка мальчишке. Потому что жил внутри старой учительницы до сих пор этакий сорванец. Она и девочкой была «мальчиковой». Неправильной.
Но, конечно, ничего такого сделано не было. Напротив, фрау Хенелора успела сделать вид, что что-то ищет в недрах своей женской (а, значит, бездонной по определению) сумочки. И в упор заминки не замечает.
Рассеянно кивнула мальчишке, подняв на него взгляд. И вошла в кафе, миновав придерживаемую им дверь.
«Как быстро взрослеют мальчики...»
Эта мысль была без горечи. Так... с легким привкусом осенней травы. Привычная мысль, скажем прямо. Ведь в ней же было и утешение: молодые мужчины, хоть и редко находят на бабушек время, но уже не стесняются их. Что ж, подождем. Ждать она умела.
Ну, с заказом, сударь мой, ты справишься сам?
Выбрав столик поуютней, фрау Хенелора наконец-то подмигнула внуку. Может, он и будет недоволен, но ей было куда интересней, что принесет он, чем заказывать самой. Да и неплохой это опыт для мальчишки – попытаться понять, что порадует его спутницу. Пусть это и родная бабушка.

+3

8

Словно в отместку за то, что Хеймо прежде, чем войти, оглядел кондитерскую, бабуля дала ему «ужжжасно сложное» задание. Которое, впрочем, было все же легче контрольных по математике, которые мальчишка терпеть не мог. А то, что «задала» бабушка… Было, скорее, интересно. Как в детстве – игра в «угадайку», когда фрау Хенелора прятала что-то в одном из зажатых кулаков и предлагала внуку угадать – что там, причем, двая маленькие подсказки. Благодаря им мальчуган всегда «выигрывал» и получал вкусный приз. Обычно это была конфета, или ягода, или еще какая-нибудь маленькая вкусная мелочь. Теперь же юному Штейнвальду приходилось угадывать – чего пожелает сама бабушка.
Конечно, справлюсь – не маленький же я, в конце-то концов. – Хеймо постарался, чтобы его голос звучал более уверенно, чем себя чувствовал сам мальчишка. Спрашивать же – чего бабушке захочется – Хеймо посчитал признаком неуверенности в себе и оттого слабостью. Так что, подождав, пока пожилая фрау утроится за столиком поудобней, Хеймо направился к стойке и начал разглядывать витрину прилавка, на которой за стеклом были выставлены всевозможные сладости: пирожные, торты – порезанные кусками и целиковые, засахаренные фрукты и цукаты разного вида, конфеты и много-много чего еще. Одновременно он поглядывал в ту сторону за стойкой, где, по его мнению, мог находиться кто-нибудь из продавцов.

+2

9

Краем глаза с любопытством наблюдая за мальчишкой, фрау Хенелора неторопливо листало меню, которое нашла на столике. Она не стала напоминать ему, что заказ можно продумать и тут, сидя. Тем более что подходить к стойке, скорее всего, все равно бы пришлось. Даже если тут и есть официанты, они им еще ни разу не понадобились - дети любят все увидеть своими глазами, а не на фотографии. А Хеймо возраст детства только-только собирался покинуть, вступив одной ногой в пору отрочества.
А забавно было бы привести сюда того огромного кота. При этой неожиданной мысли фрау Хенелора прикрыла ладонью нечаянный смешок. С собаками-то сюда нельзя, а вот про кошек на двери ничего не указано. Интересно, как выкрутился бы из ситуации здешний (несомненно - вышколенный) персонал? Дааа-аа-а уж, эксперимент мог выйти увлекательным. Хорошо, что внук не умеет читать ее мысли, право.
Кстати, не отказалась бы она увидеть тут и друзей Хеймо. Ну, не приятелей. А какую-нибудь девочку. Девочку ведь вполне комильфо накормить пирожным в присутствии бабушки? Да более чем! Как жаль, что никого из знакомых нет...

+2

10

Сегодня Монте-Верди просыпался совсем неохотно. Утро шло своим чередом, торты делались, и четвертый заказной торт отправился в холодильник, было около девяти утра. Элис посчитала кассу, занесла показания в журнал. Проверила и перепроверила ассортимент на витринах, их свежесть и внешний вид, чистоту щипцов и тарелочек, все, все должно сиять. Все должно быть идеально.
«Наверно, надо попробовать сделать французских макарони. Я такого еще не делала», – подумала хозяйка, оглядывая ассортимент. Колокольчик над дверью звякнул, Элис подняла голову – а вот и Мария. Как всегда – минута в минуту. Высокая брюнетка, ровесница Элис. Она единственная в заведении могла не переодеваться в форму, но упорно переодевалась, всегда надевала фартук, волосы всегда убирала под шапочку и обувь меняла: высокие каблуки за целый день работы – это смерть.
После того как девушка, переодевшись, спустилась вниз, Элис отчиталась ей, показала кассу, объяснила, что заказы почти все готовы, если придут за ними, пусть она позовет ее.
Мария кивнула, уточнила пару вопросов, и тут Элис отвлекли – что-то случилось в глубине кондитерской, и понадобилось ее срочное присутствие.  Элис ушла, а Мария, выпив чашку кофе, подготовилась к работе, сделав тысячу и одно маленькое, но такое важное дело. В первую очередь опустила стулья, протерла столы и поменяла табличку на двери на «открыто», включила кофемашину.
Но тут, похлопав себя по карманам, девушка поняла, что забыла наверху, в сумке, телефон. Оглядевшись и решив, что за пару минут ее отлучки ничего страшного не случится, убежала. Задержавшись чуть дольше -  зашла в дамскую комнату, вернувшись, она обнаружила первых клиентов. Юношу и о-очень взрослую женщину. Улыбнулась – профессионально-отстраненно, но вежливо, и встала за прилавок.
Прошу прощения за задержку, меня зовут Мария. Добро пожаловать в кондитерскую «Чудеса у Алисы». Я Вас слушаю.

+3

11

Ждать пришлось недолго – с той стороны стойки и витрины появилась высокая темноволосая девушка. Красивая. Хеймо уже вступал в ту пору, когда девочки и девушки оцениваются и с этой точки зрения тоже. Правда,  эта была очень уж взрослая – такую погулять не пригласишь: с одной стороны – она наверняка занята все время работой, а то и семьей уже, а во-во вторых – засмеет. Неудобно все же быть  такого возраста, какого был юный Штейнвальд – никто не воспринимает всерьез, считая еще маленьким, а вот спрашивают уже как со взрослого.
Хеймо вздохнул, тряхнул кудрявой головой и задумался – ведь он так и не выбрал – чем угощать бабушку. А выглядеть малолетним раздолбаем, который просто так зашел поглазеть,  и ничего не купив из-за отсутствия денег, удрал – не хотелось. Тем более – деньги-то были. Их дал отец. Торопливо собираясь утром и виновато улыбаясь (ох, как не любил Хеймо такие улыбки: они означали, что доктор Штейнвальд опять вынужден выбирать между долгом и семьей), отец подозвал «сынищу» и наследника и вручил ему  несколько довольно крупных купюр. И теперь на них Хеймо мог купить.. А и правда – что? Паренек в который раз оглядел прилавок, и решился:
- Два миндальных пирожных, два – песочно-лимонных и два шоколадных эклера, пожалуйста. И две чашки кофе-эспрессо с кленовым и мятным сиропом.

Отредактировано Хеймо Штейнвальд (28-04-2017 15:53:06)

+3

12

«Несомненный плюс быть бабушкой – не надо уже беспокоиться о своей талии», – фрау Хенелора мысленно усмехнулась, слушая заказ любимого внука. Она лукавила, хоть и совсем немного: пара лишних пирожных никогда не отражались на ее худощавом телосложении. Зато спасибо маме с папой, надо полагать. Другое дело, что сладкое она просто не очень любила – странная для женщины черта.
Но песочно-лимонные пирожные по-любому должны быть хороши. А с остальным справится растущий организм любимого внука. Хотя сердце-вещун подсказывало, что кто-то может еще и появиться, чтобы помочь парню не объесться сладкого.
«Да на худой конец с собой прихватим, Макса угостим», – решила пожилая учительница. пряча улыбку.
Фрау Хенелора решительно захлопнула меню, откладывая в сторону. И с интересом посмотрела на внука. Было крайне любопытно наблюдать за тем, как он справляется с ее заданием.

+2

13

Включив кофемашину, Мария подарила юноше очаровательную улыбку. Симпатяга, брюнет….
Налив две чашки кофе, взялась за сиропы, заправив его. Две чашечки кофе приземлились на стойку перед юношей. Улыбнулась.
- Держите, лучший кофе из имеющегося, угощайтесь.
Она взяла две сияющие чистотой тарелочки, ловко подцепив щипцами нежные пирожные, уложила их красиво и аккуратно.  Немного измененный состав этих сладостей, а именно - использование сахарозаменителей, никак не отразился на вкусе. Свежие, сладкие, вкусные.
Составив заказ на небольшой подносик, она вручила его юноше и, проводив его глазами, взялась за тряпку, протерла стойку, и помыла щипцы, собрала еще тарелочек составив их в уголочек. Добавила еще пирожных, взамен проданных, вытерла руки и снова замерла за стойкой.
Улыбнулась женщине за столиком.
- Приятного аппетита.

+1

14

Хеймо наблюдал за тем, как девушка готовит кофе. В воздухе  расплылся несказанный аромат. Паренек глубоко вдохнул этот аромат, и на секунду замер, будто смакуя. Как же вкусно пахнет! Дома, конечно, и бабушка и отец кофе готовили, и весьма неплохо, но тут… Тут это было божественно, если вкус соответствует запаху. Хеймо понаблюдал и за тем, как опадает белоснежная пенка под тонкой струйкой сиропа.
Ойй... А я же не сказал, что каждый сироп – в отдельную чашку, в одну – кленовый, в другую – мятный. – Спохватился младший Штейнвалд, но было уже поздно. – Эх, обидно. Не испортило бы это вкуса.
На белоснежные с широкой зеленоватой волнистой каемкой блюдца легли пирожные по три на каждой: желтоватое – песочное, коричневато-розоватое – миндальное, светло-коричневое с шоколадной верхушкой – эклер. Как много вкусностей. И он уже большой парень, так что отцовское : «А не слипнется?» - которое доктор Штейнвальд говорил наследнику, когда тот был еще малышом – уже давно не действовало. Эх, папа-папа… Снова работа. А как было бы здорово посидеть тут втроем.  А за насмешки над подобными «семейными посиделками» Хеймо поколотил бы любого насмешника.
- Приятного аппетита. – Девушка за стойкой улыбнулась, и Хеймо улыбнулся в ответ. Сунув руку в карман, достал купюры, отделил одну, а остальные вновь засунул в карман, не особо беспокоясь о том, что купюры помнутся. Оставшуюся же купюру протянул девушке.
- Спасибо, фройляйн.
Забрав небольшую сдачу, парнишка подхватил поднос и аккуратно перенес его на столик, за которым сидела бабушка.
- Прошу, фрау Штейнвальд, приятного Вам аппетита. – Притворно-церемонно поклонился мальчишка, стараясь не рассмеяться. Устроившись напротив, снова вдохнул аромат кофе, смешивающееся с ароматом свежей выпечки. – Ммм... Вкусно. – И, не дожидаясь, пока бабушка примется за кофе и вкусности, цапнул миндальное, как всегда оставляя самое вкусное – то есть – эклер – напоследок.

+3

15

Ленси была с утра хмурой. Ну, еще бы! Кто из детей любит визиты к доктору? Да еще к такому, который не просто горло посмотрит, а станет копаться в мозгах. Кроме того, все эти шуточки Мудрого волка, которые сам он небрежно именовал «Да что-то вроде НЛП, ничего особенного», казались ей вещью крайне ненадежной. То ли дело пистолет или яд...
Девочка вздохнула, и пнула ни в чем не повинный камушек. Она брела по улочке этот суперсовременной деревеньки, сердито сунув руки в карманы, и думала: чем бы себя утешить за предстоящие страдания? Брела-брела... и набрела. На кафешку. Именно то, что нужно! И бестия толкнула дверь плечом, входя. Успев подумать, что видок у нее слишком для такого места «охломонистый» – она была в любимом растянутом свитере и заношенных джинсиках, так как собиралась вообще-то проведать своих «мальков». Ну да ладно... не выгонят же?
Войдя, девочка сделала шаг от двери в сторону, и огляделась. Кафе было почти пустым. Но за одним из столов сидел знакомый кудлатый подросток:
Эй, Хеймо! – она вскинула руку в приветственном жесте, хотя он и был с бабушкой. Подумаешь, бабушка! Бабушек бояться – в кафе не ходить...

+2

16

«И чем эта парочка так заинтересовала верхушку Приюта? «Осторожно прощупать и попытаться завербовать»… Как будто не хватает своих сил», – задумчиво размышлял Шантар, скользя пальцами по экрану сенсорного монитора, переключаясь с камеры на камеру, которыми была буквально нашпигована деревушка… не висящими напоказ, для борьбы с преступностью – мол, Большой Брат все видит, а укромно спрятанными в самых неожиданных местах… Естественно, доступ к этой сети не имела ни полиция, ни спецслужбы государства… только ВЦ Приюта и только Отдел научных разработок ФИО.
Можно было, конечно, задать алгоритм поиска по фотографии и получить результат мгновенно, но это было слишком скучно и не требовало внимания и напряжения мозгов… которые сейчас нуждались в постоянных тренировках после перенесенного перенапряжения, едва не лишившего Шантара его главного оружия и превратившего его, хотя и временно, но в существо, приближенное к этим (тут Шантар несколько пренебрежительно скривил губы) землянам. Да и не так велик был радиус поиска, чтобы «стрелять по воробью из пушки».
Вот ты где, девочка, – довольно буркнул он, обнаружив Санчес-младшую на одной из улочек Монте-Верди, в привычной ей подростковой манере разгуливающую в гордом одиночестве, и, как видно, совершенно спонтанно решившую посетить кафе. Мельком глянув на часы на запястье, Шантар прикинул, что вполне успеет добраться до кафешки, прежде чем она покинет его… Желание увидеть объект своими глазами, а не сквозь объектив камеры было вполне обоснованным и холодно рассчитанным. Пусть способности почти на нуле… но вот это «почти» даст возможность ощутить ауру, энергетику, услышать голос объекта, отследить поведенческие шаблоны….
«В общем, надо ехать», – накинув на плечи свою любимую кожаную куртку, Шантар быстрыми шагами покинул стены Отдела и, поднявшись на лифте сразу на парковку, сел за руль своего любимого автомобиля, который тут же мягко заурчал мощным движком – определив, что за рулем хозяин, и мягко выкатился из открывшихся ворот на открытый воздух.
10 минут езды и автомобиль притормозил недалеко от уютной и известной на всю округу кондитерской. Тут Шантар еще раз сверился с показаниями своего коммуникатора.
Нет… не выходила, – он довольно кивнул головой и, выйдя из машины, направился к дверям заведения.
Открыв дверь, он тут же опытным взглядом пробежался по всему залу, четко фиксируя расположение находящихся в нем людей, их потенциальную (хотя откуда ей взяться-то… два подростка – сын босса и, собственно говоря, сам объект, леди преклонного возраста, хозяйка и обслуга) опасность, и мягкими, почти неслышными шагами направился к столику. Абсолютно ничем не выделяющемуся среди всех остальных… не угловому, не «лицом к выходу», а обычному столику, единственная особенность которого заключалась в том, что оттуда был виден объект и слышен его разговор с Хеймо. Большего пока и не требовалось…

Отредактировано Шантар Антива (22-06-2017 12:33:52)

+5

17

Неплохо, сударь мой. Весьма неплохо!
Фрау Хенелора похвалила разом и выбор внука, и то, как он справился с заданием. В целом – она бы ему поставила твердую четверку, да еще и с плюсом! Кофейная чашечка церемонно перекочевала с подноса на лежащую на столе салфетку, лимонное пирожное отправилось на отдельное блюдечко, и тоже было снято с подноса. Сухие руки в старческих веснушках и морщинках двигались легко и изящно. И неторопливо: давая мальчишке время и на то, чтобы осознать, что поднос-то на столе не оставляют. И на то, чтобы понять: все остальные вкусняшки лопать ему. Одному. Ну или вон с той девочкой, что так во-время появилась в дверях.
Фрау Хенелора чуть заметно поджала губы. С явным неодобрением. В ее время девочки 14-15 лет одевались несколько иначе. А эта... это ж мальчишка какой-то! Куда смотрят ее родители? Ребенку явно пора обновить гардероб.
О том, что девочка может ходить в таком виде по собственному желанию, старая учительница даже не подумала. И потом, при первом визите к Хеймо этот ребенок был одет приличней!
Удостоив девочку (а заодно и вошедшего мужчину – одного из сотрудников Макса) царственным кивком головы, фрау Хенелора неторопливо взялась за кофе.
Для кофейного настроения
Очень остро нужна непогода.
Эта зябкость души осенняя,
Это хмурое время года.

Строчки непрошенно толкнулись в душе, и она улыбнулась им, глядя в окно, поверх головы мужчины.

Отредактировано Хенелора Штейнвальд (22-06-2017 14:56:53)

+4

18

Лучано любил приходить в эту кондитерскую. Здесь никогда не было многолюдно и шумно, очень редко можно было увидеть незнакомцев, а с кем из жителей можно обменяться улыбкой и приветствием, а от кого держаться подальше, он за  всю жизнь выучил прекрасно. Да и персонал кондитерской – люди добрые и улыбчивые – никогда над ним не смеялись и никогда не раздражались, когда на вопрос «Что угодно?» им протягивали листок бумаги.
Сегодня отец, улыбаясь, протянул ему запечатанный конверт и сказал отнести синьорине Эсперанке. Вид у синьора Чезаре при этом был чуть ли не заговорщицкий. О том, чтобы сын не открывал конверт, предупреждать было не нужно – мальчик всегда бывал честен в подобных вещах, так что синьору Веронезе не нужно было тревожиться. К тому же Лучи предполагал, что нынешний поход в кондитерскую каким-то образом связан с его предстоящим Днем Ангела, и не хотел портить сюрприз.
Прозвонил колокольчик у двери. Войдя в помещение, Лучи оглядел зал. Ту пожилую синьору и сидящего рядом с ней курчавого мальчишку он знал. Девчонку, которая, кажется, направлялась к ним – тоже встречал несколько раз на улице: она бывала то окружена оравой ребятишек, то бродила по улице одна – наверное, погруженная в какие-то свои мысли, то Лучи видел её с мужчиной, скорее всего, её отцом. А вот синьора, который сидел неподалёку от столика пожилой синьоры и мальчика, Лучано видел впервые. Поэтому он постарался обойти незнакомца стороной, направляясь к стойке, где сегодня хозяйничала синьорина Мария. Ещё по дороге Лучи кивнул девушке и вытащил из кармана куртки блокнот, при помощи которого общался с людьми.

+5

19

Монте-Верди в выходной просыпался медленно, но если уж просыпался – то весь и сразу.
Хеймо с бабушкой мирно пили кофе и разговаривали – похоже, фрау одобрила выбор внука, хорошо, Мария красиво раскладывала по местам принесенные из хранилища новые пирожные – перед подачей им следует пропитаться. Потом приводила в порядок рабочее место. Помыли щипцы, протерла стойку и немного разлитое у кофемашины – миллион мелких, но важных дел.
Чуть слышно из задней комнаты голос Элис – та договаривается о поставках. Рабочий день обещал быть тихим и мирным.
Новым посетителем стала девочка – ее Мария видела редко, но на лица у нее память была отменная, и она эту девочку запомнила. Перехватив взгляд новоприбывшей, Мария с улыбкой кивнула и только открыла было рот, чтобы поинтересоваться у нее, что она желает заказать, как та решительно потопала к столику Хеймо. Что ж, захочет – подойдет. К разговору она не прислушивалась, не касается ее это, а оперлась о стойку и писала ответ на пришедшую минутой ранее смс-ку.
И тут в кондитерскую вошел мужчина.
Ох, какой!! – подумала Мария, окидывая взглядом брюнетистого красавца. Но, по закону подлости, он тоже прошел мимо стойки и присел за столик. Не подойдет? Праздношатающихся по магазинам личностей Мария не любила. Ну ладно, подождем. Меню на стойке лежит, надо будет – подойдет.
Отвлеклась на девочку и вежливо улыбнулась – может, она что закажет. Праздношатающихся детей Мария любила еще меньше.
И тут, почти одновременно с вошедшим в кондитерскую белокурым красавцем. в зал вернулась и рыжая хозяйка. Она принесла картонные коробочки – в них на вынос паковали пирожные. Быстро оценив обстановку, Элис взяла вожжи в свои руки. Марию отправила к мужчине-брюнету, и девушка, взяв блокнот и ручку, подошла к его столику и максимально вежливо поинтересовалась – не желает ли месье чего-нибудь? А сама Элис, убрав коробочки на место и улыбнувшись подошедшему к стойке Лучано – узнала его, как же, такой красивый мальчик, словно эльф – спросила:
Вы сегодня рано, месье Веронезе, чего желаете?

+4

20

Похвала бабушки была приятна, ведь это случалось не очень-то и часто. Конечно, гордиться этой похвалой не стоило: тоже мне, «сложность» – купить сладости и донести поднос до столика. Это не то, что когда хвалит отец, когда Хеймо удается самостоятельно решить сложную задачу. Математическую или жизненную – это неважно.
Несмотря на похвалу, снимала чашку и блюдце с пирожным бабушка медленно… Ужасно медленно. Как будто сомневалась в том – а стоит ли? И вот почему, спрашивается? Пирожное она взяла песочное лимонное, и теперь на блюдцах лежали пара эклеров и две одиночки. Хеймо задумался – стоит ли переложить их на одно блюдце, освободив другое, и едва не опрокинул поднос, случайно неловко двинув его рукой; как – и сам не понял. Так что пришлось бросать пирожное прямо на стол и подхватывать поднос за край, отодвигая одновременно от себя и от бабушки. Убирать его на какой-нибудь пустой столик мальчишка и не думал, намереваясь впоследствии использовать для того, чтобы отнести  на нем уже пустую посуду. Ведь это же не пластиковые одноразовые стаканчики-тарелки, которые можно просто выбросить, донеся до мусорной корзины в руках.
Эй, Хеймо!
Он обернулся на оклик, и  рот растянулся в радостной улыбке.
Паренек прекрасно помнил эту девчонку. Еще бы – мало того, что она привела обратно удравшего Рыску, но еще и была второй тайной любовью юного наследника Штейнвальдов. Как и известный книжный герой Том Сойер, Хеймо Штейнвалд «променял» свои чувства к Элен Ливье на влюбленность к Ленси. Только вот в отличие от американского мальчика младший Штейнвальд не намеревался заниматься «глупостями», такими, как написать «секретное» признание и подарить яблоко. Ленси оказалась классной девчонкой, и с ней можно заняться кучей более интересных дел. К примеру, потихоньку от взрослых ночью прогуляться на кладбище в очередных поисках сбежавшего крупного кошака или слазить в горы. Разумеется, тоже по секрету от взрослых. Или, в конце концов, научиться у Ленси так же здорово, как она, метать ножи.
Эй, Ленси! – он приподнялся на стуле и замахал рукой в ответ, приглашая присоединиться к ним с бабушкой…
Ой... бабушка… Она, конечно, не мальчишки, и в открытую смеяться и дразнить не будет, но все же… Хеймо посмотрел на фрау Хенелору и обнаружил несколько неприятный факт: кажется, бабушка была не слишком рада появлению Ленси. Почему это? Непонятно.
Ба, ну нехорошо же не поздороваться и пригласить за стол человека, который сам первый поздоровался, правда? – протарахтел мальчишка торопливо. – А помнишь, как она в прошлый раз Рыску привела? Может, и теперь знает, где он? Надо узнать.
Еще дважды звякнул колокольчик открывающийся двери, и Хеймо оба раза торопливо обращал внимание на то, кто вошел? Если бы это были мальчишки, то сей факт был бы весьма неприятен, так как приятели наверняка подняли бы его на смех, увидев в компании… Ладно, если уж обобщать, то двух женщин. А вот если бы произошло чудо, и в кондитерскую вошел бы отец – это было бы здорово. Но ни первый, ни второй раз, ни опасения, ни надежда юного Штейнвальда не оправдались. Один из вошедших оказался каким-то незнакомцев, а второго, всегда молчаливого взрослого парня, Хеймо иногда видел – то в магазине, то в церкви, то в библиотеке. Убедившись в том, что это не приятели и не отец, Хеймо потерял интерес к вошедшим, обращая свое внимание на куда более привлекающих внимание людей – бабушку и Ленси.

+4

21

Доброго дня.
Достигнув столика, Ленси светски склонила лохматую голову, здороваясь теперь прежде всего с бабушкой Хеймо. В общем-то, поджатые губы старой учительницы ее ничуть не смущали, да и причину она «вычислила» сразу.
Прошу прощения за мой вид, мы с отцом ходили на утреннюю рыбалку. – Девочка склонила голову, критически оглядев себя, а потом смущенно глянула на старую леди. – Но забыли взять завтрак, вот он и отпустил меня выпить чаю. А я тут в первый раз, хотела у Хеймо... – теперь Бестия улыбнулась и чуть подмигнула мальчишке, – ...спросить... что тут самое вкусное-то? А то прям глаза разбегаются! – И она закрутила головой, оглядывая витрину, хорошо видную от столика.
Хеймо, подскажешь? – это уже именно к мальчишке, чуть понизив голос и ловя его взгляд своими веселыми глазами. «Не обращай внимания, я играю «хорошую девочку» чтобы понравиться твоей бабушке!» – говорил ее взгляд.
Впрочем, есть Ленси и правда хотела. И даже очень. И потому при виде вкусняшек невольно переглотнула, подтверждая свою версию: ребенка с утра где-то таскали, и даже не покормили. Изверги эти взрослые, да.
Вошедших за ней она, конечно, заметила. Успела скользнуть взглядом по каждому. Мужчина ее внимания не привлек – много тут было таких, и среди отдыхающих, и среди персонала. Юноша заинтересовал больше – и правда, похож на эльфа (тут она разделила точку зрения Элис, даже не ведая о таком совпадении). Но и на него таращиться не стала особо – успев понять, что и с эльфами бывает что-то не так. Что-то, на что не нужно обращать внимания, если находишься в роли «хорошо воспитанной девочки четырнадцати лет».

+4

22

Фрау Хенелора дважды благосклонно кивнула. Сначала отвечая на торопливую скороговорку любимого внука (поскольку он был абсолютно прав, и его новую подружку следовало пригласить к ним за столик), а затем – на вежливое приветствие девочки. Ну что ж, рыбалка многое объясняет. Хотя ее отец, видимо, еще тот растяпа! На рыбалку таскают сыновей, а не дочек. Да и как можно забыть термос с чаем и бутерброды?
«Я с вас удивляюсь!» – вспомнилась бывшей учительнице фраза одной из давних и дальних, зарубежных подруг.
В «Чудесах» все угощения чудесны, – заверила она девочку. – Но, конечно, Хеймо тебе может. А вот чай я рекомендую взять с мятой и лимоном. Мне кажется, что именно тебе он придется по вкусу. Идите, выбирать лучше у витрины, когда все видно. А потом, Хеймо, приводи юную даму обратно, у нас тут вполне хватит места даже на четверых, не то что на троих! А за разговорами и чай слаще, и вкусняшки - вкуснее, так?
И фрау Хенелора подмигнула внуку ничуть не менее искусно, чем юная гостья. Едва удерживая улыбку, потому что маленькая игра девочки была ей понятна. И при этом забавляла. А в ее возрасте стоило ценить все, что доставляет удовольствие. И чай, и людей.

+3

23

Усевшись за столик, Шантар быстрым взглядом проскользнул по меню и потерявшись в обилии сладостей, в которых он не сильно разбирался, решил положиться на волю случая. Тем более что его присутствие тут было обусловлено совсем другой причиной. Сложив чехол своего «планшета» в подставку, он поставил его экраном к себе, и вызвал на него сайт местной газеты с новостями.
Не желает ли месье чего-нибудь? – раздался сбоку приятный женский голос.
Да. Кофе. Черный с сахаром. И что-нибудь… – тут Шантар поднял голову на подошедшую к нему девушку и одарив ее мальчишеской озорной улыбкой продолжил: – На ваш, мадемуазель, вкус.
Дождавшись, когда девушка отойдет за его заказом,снова занялся делом – его пальцы заскользили по экрану, свернув сайт с новостями, подправляя расположение планшета, пока в фокусе камеры не оказалась фигура интересующей его Лэнси. Камера отсняла девушку во всех возможных ей режимах (а было их не так уж и мало).
«Жаль, нет рентгена» – усмехнулся про себя Шантар, настраивая сверхчувствительный микрофон, отсекая остальные голоса, подстраивая запись исключительно под голос Лэнси.
Говори, девочка, говори, – пробормотал он себе под нос, глядя, как заполняется шкала внизу экрана после каждого произнесенного ею слова.
А я тут в первый раз, хотела у Хеймо... спросить... что тут самое вкусное-то? А то прям глаза разбегаются!.. Хеймо, подскажешь?
Каждое произнесенное ею слово сдвигало бегунок шкалы в зеленую зону. Когда шкала заполнится целиком, коммуникатор сможет полностью сымитировать ее голос. Достаточно ввести нужную фразу. Зачем ему это надо, сейчас Шантар не знал, но весь его опыт контрразведчика подсказывал, что иметь в рукаве такой козырь при разработке объекта – никогда не будет лишним.
Настроив технику, Шантар снова вывел поверх новостной сайт и погрузился в изучение новостей, ожидая своего заказа.

Отредактировано Шантар Антива (03-07-2017 16:50:22)

+4

24

Лучано приветливо кивнул девушке и  улыбнулся. Он очень часто  смущался при общении с девушками, а с этой рыжеволосой красавицей – тем более. Потому – как всегда при смущении, чуть покраснел. Положил блокнот на стойку, затем достал из кармана куртки конверт, отданный ему отцом и чуть пододвинул навстречу девушке. Кроме записки там, вероятно, было еще что-то, что заставляло конверт чуть «взбугриться» в середине. По ощущению же там было нечто чуть продолговатое и фигурное. Затем Лучи взял блокнот и торопливо «застрочил» мелким, чуть острым, но аккуратным почерком: «Прекрасное утро, синьорина Эсперанка. Впрочем, оно и вполовину не столь прекрасно, как Вы. Отец попросил передать Вам эту записку, только не  сказал – что там. А еще, пожалуйста, немного лимонной пастилы, если сегодня есть. Если Вы будете не против – я подожду за столиком». Лучи решил порадовать отца его любимым сладким – раз отец готовит ему сюрприз на День Ангела. Вырвав листок из блокнота, Лучи протянул его очаровательной рыжеволосой синьорине, а затем прошел чуть в зал, ища свободный столик, расположение которого было бы такое, чтобы оттуда можно было видеть стойку, а от стойки – сидящего за столом. Поймав случайный взгляд темноволосой девочки, Лучи тоже кивнул ей с улыбкой. Пожилая синьора сидела спиной, потому не могла его видеть, иначе Лучано поздоровался бы и с ней тоже – непременно.

+3

25

Снова припаркованная на стоянке машина, снова поворот около отеля «Верный спутник» - и наискосок через площадь к кондитерской «Чудеса у Алисы». Где не так давно – буквально три дня назад – состоялась знаменательная встреча с семейкой Эстер.
Хотя в тот раз разработка второго дна «Приюта» и началась, но на данный момент что-либо говорить о снятии сливок, то бишь результатах, было рано. Впрочем, несмотря на заверения в лояльности, озвученные при следующей встрече в парке, требовали подтверждения. Или, в случае «слива» информации о Санчесах руководству «Приюта», обнаружения внешнего наблюдения. Причем второй вариант явно требовал бы скорейших и жестких шагов не только по сбрасыванию «хвоста», но и подводке к помпезному отбытию «отца» и «дочери» из «чудесного» санатория.
Следовательно, стоило не снижать градус бдительности и паранойянормальности, одновременно не давая сторонним наблюдателям усомниться в чистоте помыслов и поведения семейства ганадерос из Наварры.
С таким настроением и мыслями Рауль толкнул дверь в кондитерскую, собираясь выпить чашечку кофе в размышлениях о походе к рекомендованному инженеру человеческих душ – доктору Ирвину Форестеру. Если бы Аль-Нефар знал, что буквально несколько минут назад Ленси объявила об их совместной рыбалке по утренней зорьке, он бы несказанно удивился. Поскольку единственная часть его утреннего гардероба, что позволяла думать о подобном времяпрепровождении, была куртка в милитари-стиле – добротного пошива темно-оливкового цвета Aggressor Parka от знаменитого бренда «5.11». В остальном внешний вид, на взгляд наваррского нувориша, не позволял думать о тяжелой работе его обладателя. Строгого вида «оксфорды», темно-серые кашемировые брюки из английской шерсти, воротник светло-серой, ровно на два тона светлее брюк, шелковой рубахи, выглядывающий из-под приоткрытого ворота куртки, и черный шейный платок, завязанный «аскотом» и для верности закрепленный золотой с топазами булавкой на груди владельца ранчо на юге Наварры – вот и все, что входило в утренний гардероб Санчеса.
Оглядевшись с порога, не раздумывая, Санчес направился к столику, около которого виднелись кудряшки Ленси. А также староанглийского вида леди и молодой парнишка. На двух остальных, таких же ранних посетителях кафе-кондитерской, Хирург пока решил не заострять внимания. Немного, пожалуй, напрягало присутствие делового вида брюнета за столиком поблизости, но пока тот не будет демонстрировать признаки наблюдения к семейству Санчесов, им можно было пренебречь.
Легким поклоном головы в первую очередь поприветствовав леди, Рауль бархатистым голосом обозначил свое присутствие возле столика, приобняв Ленси, как заботливый отец.
Доброе утро!

+2

26

Рабочий день шел своим чередом. В кондитерской гудели разговоры, покупались сладости, в общем, делалось все то, за что Элис убивалась каждый день до поздней ночи, то, за что она радеет, то, что она любит… Кондитерская жила, шумела, дышала. Вот и Мария с заказом вернулась, шуршит понемногу, бормоча что-то поднос насчет заказа «на ее вкус». Сейчас она ему навкусит. Но все-таки – что же ему дать…
Мария разберется сама, она отлично чувствует желания и настроения клиентов, на этой почве она с Элис и сошлась. Они обе чувствовали клиентов. А иначе построить такое процветающее заведение, с таким обширным контингентом и невозможно, это было самым главным.
За окном светило солнышко, пахло осенью, эти запахи, мешаясь с ароматами кондитерской, просто пьянили Элис. Можно, наверное, даже окна открыть, а то что-то душно. Незаметно щелкнув пультом, хозяйка включила кондиционеры и улыбнулась юноше. До чего же он славный!
Лучано всегда так мило краснел когда общался с ней, это выглядело очаровательно особенно в сочетании с ангельской внешностью. Манеру общения юноши она, конечно, тоже знала. Посему, ласково улыбнувшись, Элис взяла листочек, протянутый юношей, и, прочитав написанное, сама покраснела – как приятны комплименты, уже лет сто никто не говорил ей такого. Приняла пакет и, дождавшись, когда юноша отойдет, вскрыла и достала письмо.
Здравствуйте, синьорина Элис. У моего сына Лучано 10 октября будет День Ангела, и я, как всегда, хочу заказать для него подарок. Небольшой ягодно-бисквитный торт со взбитыми сливками, думаю, подойдет. Посередине торта хотелось бы, чтобы была пластиковая фигурка ангела с подсвечником для свечи; она вложена в конверт вместе с запиской и авансом оплаты. Остальной же декор полагаю на Ваш безупречный вкус. С большим почтением. Чезаре Веронезе.
Очаровательный ангел, она не стала особо «светить» письмом, украшением и деньгами и унесла поскорее это все в свою комнатку – дизайн она обдумает потом, после того, как в кондитерской станет тихо.
На обратном пути подхватила легкой рукой щипцы, чуть сдвинула в сторону стекло витрины, скользнула взглядом по ассортименту. Тааак… Макарони, тирамису, эклеры, шу, где же лимонная пастила, ведь была же! А вот она, в уголке притулилась. У Элис ее резали брусками, наподобие полешек – так удобнее отпускать. Девушка наскирдовала ему двенадцать брусков и сложила в красивую коробочку, закрыла ее. Внутри, конечно, была красивая, ажурная салфеточка, сверху ленточка: дерни – и коробочка откроется. Все было крайне эстетично – никак иначе любящая красоту Элис просто не могла. Ненадолго оставив прилавок, молодая женщина вышла из-за него, принесла на стол юноше заказанную пастилу, улыбнувшись, осведомилась – не желает ли месье Веронезе кофе? Раз уж он в такое чудесное утро зашел к ней, она обязана напоить его кофе.
Мария в то время тоже разобралась с заказом: сделала кофе, положила рядом два дежурных пакетика с сахаром, на блюдце салфетку, сверху чашечку – чтобы не звенела, ложку и пирожное – из новых, то, что подороже, Элис давно искала, на ком можно его опробовать. Отнесла заказ мужчине-брюнету, лучезарно ему улыбнулась и вернулась за стойку, принимаясь за уборку; все должно сиять – непреложное правило Элис.
Но, как оказалось, поток посетителей на сегодня не иссяк. Когда Мария уже заканчивала уборку, домывала щипцы и дотирала стойку, колокольчик снова звякнул - дверь открылась, впуская импозантного вида мужчину. Мария несколько раз видела его в деревне, но не знала имени. Этикет диктует быть вежливой, посему, сердечно улыбнувшись, (еще одно правило кондитерской – улыбки должны быть искренними, никаких «нацепленных» оскалов, которые при всем желании не принять за выражение приязни), Мария поприветствовала вновь пришедшего:
Доброе утро, месье. Добро пожаловать в кондитерскую «Чудеса у Алисы».
И все, и хватит, мужчина, если захочет что-то, подойдет.

Отредактировано Элис Эсперанка (07-07-2017 01:38:12)

+3

27

С тем, что не здороваться и не приглашать человека за стол, если он поздоровался сам и первый, бабушка согласилась. Конечно, а кто учил Хеймо всяким правилам поведения? Отец – это конечно, но все же бабушка больше. И получить от нее два поощрения за день – это уже достижение немалое. А ведь день еще не закончился. Конечно, по этой же причине расслабляться не стоит, кто знает, что может рассердить фрау Штейнвальд? Правильно, лишь сама фрау Штейнвальд. Ну, еще какой-нибудь телепат, да только Хеймо им не был.
Видя обращение со своей бабушкой «пай-девочки» Ленси, Хеймо не сдержался и смешливо фыркнул. Замаскировав, впрочем, смех под кашель. Но только потому, что подавился чаем или крошкой от печенья. А то, не дай боже, бабушка еще подумает, что он простыл… Но все обошлось.
Конечно, пойдем, я тебе помогу выбрать вкусное. – Мальчишка расплылся в улыбке, которая была столь же многозначительна, как и улыбка Ленси. И тут же в этой улыбке появилось некое ехидство, когда он краем глаза заметил «эльфа», который тоже улыбался подружке Хеймо: – А то, пожалуй, тебя всякие-разные поклонники угощать будут.
Он хихикнул и потянул было Ленси к витрине, но тут вмешалось новое обстоятельство в виде новопришедшего мужчины, направившегося именно к их столику. Что было весьма неприятно. Ведь Хеймо хотел уже провести девочку к стойке и небрежно так поинтересоваться у хозяйки кондитерской:«Не подскажете, что у Вас сегодня самое-самое свежее и вкусное, чтобы я угостил эту юную фроляйн?». Ведь отцовские деньги еще оставались в немалом количестве, а произвести впечатление очень хотелось. Потому на приветствие мужчины мальчишка ответил довольно хмуро. Впрочем, он тут же исправился, предположив, что впечатление стоит произвести не только на Ленси, но и на ее отца.
Позвольте представиться, меня зовут Хеймо Штейнвальд. А это – моя бабушка, фрау Хенелора Штейнвальд. Не хотите ли присоединиться к нам? Мы с Ленси как раз хотели посмотреть, что еще можно заказать из сладкого.
И незаметно, как он полагал, подмигнул девчонке, как прежде она ему, мол – и я умею играть в воспитанного мальчика. Такая игра в «вежливых конспираторов» была очень увлекательна, забавна и смешна. Именно – главное было не рассмеяться и не испортить все впечатление у взрослых.  И еще, чтобы бабушка не возмутилась на то, что количество народу за их столиком как-то уж стремительно увеличивалось. Вот если сюда сейчас придет еще отец… Хеймо еле сдержался от того, чтобы хихикнуть:  если придет отец, то это совсем уж будет похоже на негласный, но соблюдаемый во всех странах обычай знакомить родителей жениха и невесты.

+3

28

Прошу прощения у всех присутствующих  за то, что делаю ход не в свою очередь, но все же вынужден покинуть это гостеприимное заведение.

Очаровательная хозяйка кондитерской поинтересовалась – не желает ли он кофе. В другой день Лучано наверняка принял бы подобное предложение угощения – кофе тут, и правда, был чудесным: полным тончайшего аромата и вкуса, который не без причины, но не приукрашивая можно было назвать волшебным. Но сегодня ему все-таки приходилось отказаться – отец наверняка будет ждать извещения от миловидной кондитерши о своем заказе. К тому же в кондитерской становилось все больше и больше народу. А от этого Лучано становилось неуютно. Да и хозяйке от того только добавочные хлопоты. Потому юный итальянец ответил девушке улыбкой, и все же отрицательно мотнул головой.
Он забрал коробочку с лимонной пастилой и поднялся из-за столика, подойдя снова к стойке, чтобы расплатиться. Лучи положил на блюдце для денег плату за лакомство и оставил несколько мелких купюр сверх того.
Вот в кондитерскую зашел еще кто-то. Лучи уже расплатился, а поэтому разворачивался в сторону двери. Невольно улыбнулся, потому что увидел, как следом за прежде вошедшей темноволосой девочкой в кондитерской появился и ее отец, а Лучи как раз мельком думал о нем. Впрочем, задерживаться из-за этого не стоило. Юноша снова слегка поклонился с улыбкой синьорине Эсперанке и ее помощнице, прощаясь, и вышел из кондитерской, не забыв забрать коробку со сладким для отца.

Озеро

Отредактировано Лучано-Анджело Веронезе (06-10-2017 19:39:34)

+1


Вы здесь » Приют странника » Деревня Монте-Верди » Кондитерская «Чудеса у Алисы»