Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Хоровод историй » Спокойной ночи, Ночь.


Спокойной ночи, Ночь.

Сообщений 1 страница 30 из 40

1

Время действия: 2010 г, 30 сентября, ночь.
Место действия: Дом отдохновения, комнаты Эркюля Ростана, комната-симулятор ТАРДИС.
Действующие лица: Эркюль Ростан, Джой Френсис Ли. 

Первый приютный сон Эркюля.

Свернутый текст

http://s56.radikal.ru/i153/1109/40/daefda0f2416.jpg

Отредактировано Эркюль Ростан (18-09-2011 21:45:08)

0

2

Первая ночь в приюте пошла как-то особенно тяжело. Лишь стемнело, Ростан заперся в своей комнате и, бросив на пол пиджак и свитер, словно это старые грязные тряпки, которые уже давно пора выбросить, подошел к окну. Закат еще чуть теплился, выбиваясь пурпурными лучами из-за горизонта и покрывая редкие и милые облака, похожие на альпийских овечек, зловещими ядовитыми пятнами и дырами. Сумерки накатывались тяжело, и душа избалованного мальчика провалилась глубоко в живот, застряв где-то в районе пупка. Больно проглотив свой страх перед этим тихим ночным одиночеством, он ухватился цепкими пальцами за подоконник, вглядываясь в темнеющую даль. Ростан сомневался в том, что поступил правильно и никак не мог привыкнуть к мысли, что теперь он тут один со своими страхами и печалями. Ну и правда.. не делить же их с совершенно незнакомыми людьми, да еще добрая половина которых специализируется на психологии и психиатрии.
– Ладно… - тихо вздохнул он, прижавшись горячим лбом к холодному стеклу.  - Ночь как ночь… не лучше и не хуже... не первая и не последняя... к сожалению, не последняя... чего-о??
Он стукнулся лбом о стекольную раму, и прижал к стеклу обе раскрытые ладони, чувствуя морозящую и приводящую в себя звонкую прохладу стекла. Он делал так в детстве, когда руки сводило судорогами от многочасовой игры на рояле. Забравшись на подоконник с ногами, он закрыл глаза. …По пятам за мной стремится! Пляска страшных привидений, Предо мной, за мной, во мне! Ужас с жадностью вампира, Кровь сосет из жил горячих, Мозг из бедной головы! Вот зачем сюда пришел я? Думал - ангела обитель, - Силу ада встретил здесь! - Но куда, куда пришел я, Тайным ужасом влекомый? Иль не здесь покой высокий, Где приют обрел пришлец?... Филолог-неудачник сморщился и закусил губу до крови. Он ненавидел в себе эту.. литературность и бесился, какого Платона в его голове сейчас оказался этот драматург с невыговариваемой фамилией Грильпарцер. Ростан засмеялся, и запустив руку в карман, вытащил записку Этьена. Эх… друг мой… как же это с нами случилось? Проглотив ком, застрявший в горле, Эркюль развернул бумажку и прочитал признание в любви, написанное ему другом детства. Передернув плечами он только сейчас понял, что Этьен написал эти стихи сам, как мог. Его затрясло от стилистического шока, варварских и вульгарных строк.
– Черт… Этьен… - Он стукнулся затылком об откос и посидел с закрытыми глазами пару минут. После… были 7 секунд прописанного черного поля, затем генератор цветных полос, обратный отсчет от десяти.. и.. когда он открыл глаза, почему-то выпускал в форточку дым от дорогущей сигары, зажатой между пальцами. Рядом летал стойкий запах духов Этьена. – Эти? Ростан повернул голову и увидел его...  – Слушай, ты в своем уме, chéri? - Весело рассмеявшись, Тике чисто по-французски хлопнул друга по щеке и потряс у него запиской перед носом. – Ты хочешь, чтобы у меня и на литературу слуха не осталось, такое merde писать? Ну ты вообще!
…Утонув в припадке истерического хохота, Эркюль ударился виском об откос и отвернулся от Этьена на пару секунд, придерживая его за плечо.

+2

3

Единственное, что осталось бывшему космическому скитальцу, запертому на пыльном булыжнике - изучать местных аборигенов. А проще всего заниматься сим полезным и интересным делом в комфортных условиях "родного"Приюта". Куратор по медицине, Библиотекарь, представитель высшей расы (себя не похвалишь - никто не похвалит), прикрывающийся должностью простого физиотерапевта, знал обо всех обитателях этой элитной пятизвездочной психушки. Недавно с ресепшна доложили о появлении  нового "клиента", что не могло не заинтересовать скучающего в своеобразном плену пришельца.
Используя отраженный Луной свет Солнца как некий телепортационный коридор, скользя по серебристому сиянию, прикрываясь им и купаясь в рассеянных лучах, добрался до палаты новенького. Проникнуть в запертое помещение? Да легко и просто! Тут даже вся охрана Форт Нокса может сразу идти нервно курить в уголок, против технологий Лира не попрешь... Комната не представляла собой ничего интересного, а вот ее обитатель, напротив, вел себя довольно странно для нормального человека в психиатрическом понимании этого слова. Закрывшись неярким сиянием спутника Земли как щитом, позволяющим полностью скрыть свое присутствие, тихонько и очень аккуратно, чтобы не потревожить, заглянул в мысли к объекту своего научного интереса. А там действительно было на что посмотреть... Воспоминания... грезы, чувства и ощущения кружились в странном хороводе образов, перемешиваясь и заслоняя действительность фантомом ложных видений. Пациент был довольно подвижным и разум слабо контролировал сейчас тело, видимо, сказывалось нервное напряжение. Чтобы Эркюль не причинил себе случайно вреда, что было бы крайне неуместно и нежелательно для клиники, легонько коснулся его макушки кончиками пальцев и одними губами прошептал:
- Спи...
Внушению Древнего может сопротивляться только Древний, так что дальнейшая деятельность человека была прекращена.

+3

4

- Этии... - простонал Ростан, поворачиваясь к другу. Его взгляд был совершенно серьезен сейчас. – Прости меня, Эти... Я – был неправ и виноват перед тобой.
Душа судорожно содрогнулась при виде лица друга и свернулась в маленький жалкий клубочек. Эркюль опустил глаза. ...Я поражу тебя без злобы, Как Моисей твердыню скал, Чтоб ты могла рыдать и чтобы, Опять страданий ток сверкал, Чтоб он поил пески Сахары, Соленой влагой горьких слез, Чтоб все мечты, желанья, чары, Их бурный ток с собой унес...
Я ненавижу тебя… мсье Шарль… и тебя, Этьен – тоже.. - Слабый человек ударил кулаком в плечо друга со всей силы. – Прости.. Простонал он, и обнял одноклассника, разделившего с ним столько горестей и радостей, за долгие десять лет. – Прости... я не должен был сбегать как последняя баба от тебя. Мы же, мужчины, и должны решать такие вопросы... словами.
Эркюль упал на колени перед своим другом и закрыл лицо руками.
- Мы с тобой… можем решить это… можем! Можем!
Перед глазами несчастной теле-звезды все поплыло. Он вспомнил детство, как сбегал из музыкалки, вылезая через дырку в заборе и часами валялсь на траве. Он подумал, что не стоит так убиваться, и пока все живы – все хорошо. Все – хорошо. Тике улыбнулся, приложил ладонь ко лбу, смущенно улыбаясь. Он чувствовал, что что-то с ним сейчас не так, и был недоволен ослабленным контролем над своими чувствами. – - Ох-ох… Прошептал он, глядя на чьи-то большие кроссовки на своем полу. – Тут? Тут, кто-то есть?
Он огляделся как в бреду, не увидев никого вокруг. Этьена, тоже рядом не было. Он – закрыл лицо руками и замолчал, сгибаясь низко к полу. Ему было холодно, он дрожал голым торсом и все жалел и жалел что разделся ...В простор безбрежный океана, Чтоб скорбь на сердце улеглась, Чтоб в нем, как грохот барабана, Твоя печаль отозвалась. Я был фальшивою струной, С небес симфонией неслитной, Насмешкой злобы ненасытной… Истерзан дух погибший мой...
- Простите, если тут кто-то есть! - сказал Ростан как-то особенно четко, ругая себя за слабость. – Завтра я проснусь и все будет хорошо. А сейчас, я не владею собой… пардон.
Француз взял себя в руки и несколько раз глубоко вздохнул.

+2

5

Спящий человек не спал в должной мере, мозг лихорадочно продолжал работать, не позволяя себе ни минуты покоя, поддерживая галлюцинацию утомленного сознания. Однако оставлять почти обездвиженную тушку на подоконнике тоже довольно непрактично - замерзнет, заболеет, а кто лечить будет? Правильно, сам Д.Ф. Ли и будет. Таковая радость лирианцу ни каким местом не сдалась, поэтому безвольная тушка была перемещена на кровать и укрыта одеялом - во избежание. Теперь можно было и к мыслям присмотреться. Усевшись в кресло в углу комнаты, Библиотекарь продолжил наблюдать "кинофильм" образов, роящихся в голове "пациента".
Зрелище представляло собой лирическую трагикомедию. Люди просто обожают делать из мухи слона и носится с маленькой... просто мизерной проблемкой, словно с катастрофой вселенского масштаба. Банально. Бывший Связной тихо фыркнул и покосился на пошевелившегося Ростана - вдруг тому решилось проснуться не вовремя. Нет, всего лишь рефлекторное подрагивание пальцев руки, напрягшихся от мнимых действий. Бред, казалось, прошел и человек расслабился... но, оказалось, что только казалось. То ли Библиотекарь позволил щиту приподняться, то ли это обостренная интуиция играла с Эркюлем, однако он заметил чужое присутствие. Губы объекта исследования шевельнулись, беззвучно произнося слова извинений.
"Черт, либо я теряю квалификацию, либо..." Что "либо", лирианец решил оставить без ответа, вместо этого, прикрыв глаза, вызвал в мыслях образ комнаты. Просто белой пустой комнаты. Совершенно белой без окон и дверей... Решив поиграть с сознанием Ростана, поместил его в эту комнату. Для испытуемого теперь все, что бы не случилось, будет реальным, насколько можно. И только коварный пришелец будет знать, что это лишь жестокая иллюзия.
"Что ты теперь будешь делать, смертный?"

Отредактировано Джой Френсис Ли (19-09-2011 03:09:17)

+2

6

Эркюль Ростан
*Это был странный сон...
Запредельно странный... Почти невозможно странный...
Вокруг было прохладно, пахло исущенным и совершенно безжизненным воздухом, какой бывает только в гробницах, тусклый свет пробивался сквозь открывающиеся веки...
Эркюль стоял "втроём" посреди пустыни. "Втроём", потому что его было три. Долгое время он осматривал себя, чтобы понять, как так вышло, что он одновременно смотрит сам на себя и барханы из трёх точек, но в то же время совершенно ясно - разум един, это я, Эркюль и никто другой...
Осмотревшись мужчина обнаружил себя "втроём" стоящим по щиколотку в песке под светом неведомого тёмно-синего солнца, замотанным в какие то ободранные лохмотья и совершенно озадаченным, поскольку только сейчас обнаружил, что не один посреди этого сумрачного мира.
Вокруг него, на сколько хватало глаз от горизонта до горизонта, мерно и уверенно, степенно и величественно, обходя его за несколько сотен метров вышагивали огромные существа. Отдалённо они напоминали мамонтов, но были значительно больше, с роговыми наростами на лбах, длинной стелющейся по пескам шерстью, и глаза... Они светились... Это было почти незаметно, но даже в этом полумраке было отчётливо видно, как они тускло горят зеленоватым отсветом...
В почти бесшумном движении движении этих существ было нечто завораживающее, красивое, вечное, но в то же время пугающее своей монотонностью и неотвратимостью...
Внезапно тихо заиграла музыка. Мелодичная, наполненная игрой арф, трагичностью виолончелей, уверенностью органа, ранимостью скрипок, мягкостью флейт... Музыка лилась отовсюду... Она проникала в каждую клеточку и эхом отдавалась в каждой песчинке. Создавалось ощущение, что её исполняет сама пустыня...
Это была симфония... Симфония, которую Эркюль никогда не слышал, но знал о ней с детства... Быть может, именно такой её слышал отец?
Внезапно Звезда померкла и мир погрузился в полнейшую тьму, вокруг Эркюля вспыхнули студийные прожектора, освещая его самого и небольшой пятачок, на котором он стоял, а во мраке повсюду вокруг, насколько можно было видеть, пылали глаза этих странных существ. Они внимательно, не моргая, смотрели на него, вглубь него, они изучали, они чувствовали, всё до капли, каждое чувство, каждую мысль, всё до последней клеточки... Во взгляде не было ни осуждения, ни оценок, ни желаний, ни сочувствия, ни жалости, но абсолютное понимание... Тысячи глаз, внимательно наблюдали, застыв, как будто не решив какую то дилемму...
Из темноты в круг света вышел человек. Его было трудно не узнать, это был отец. На его плече сидела галка, сжимающая в клюве кусок сочащегося кровью мяса. Глаза отца были заполнены той же темнотой из которой он выступил, он протягивал вперёд руку, то ли как слепой, пытаясь нащупать путь, то ли протягивал для рукопожатия, то ли просто пытаясь ухватиться за невидимую опору. На его лице чётко читались смущение, надежда и лёгкая улыбка, как будто он чувствовал за что-то вину...
Он смотрел на Эркюля "втроём", открыл было рот, как будто хотел что- то спросить, но так и замер, словно забыл как произносить слова, незаданный вопрос остался не заданным, но он чувствовался, он ощущался как что-то материальное.
Спустя несколько мгновений всё исчезло... Наутро в комнате останется лишь лёгкий аромат обожжёного песка и воспоминания о сне...*

(Но этих мгновений было достаточно, чтобы дать ответ, ведь именно в эти мгновения сознание Эркюля могло что-то сделать в своём сне, в то время как, во все предыдущие моменты это было лишь видением, фильмом для зрителя...)

Джой Френсис Ли
Это было похоже на ледяной душ. Трудно сказать какое именно произвело на лирианца-телепата наблюдаемое явление...
Но это было определённо НЕЧТО...
Созданная им иллюзия никуда не исчезла, но стала вторым планом, фоном для других образов, менее осознанных, но более глубоких для сознания человека. Было совершенно очевидно, что это видение легко смять, скомкать и выкинуть в небытие как в корзину для мусора, но тут было что-то, что настораживало... Быть может то, что не ощущалось присутствия чьего либо разума, кроме человека? Также оставалось не ясным полное отсутствие каких либо установок и привычных форм мысли и воли, которые присутствуют при телепатическом контакте...
Несомненно чувствовалось чьё-то присутствие, кого-то... И этих кого-то было много... Запредельно много, чтобы сосчитать... Тысячи? Сотни тысяч? Миллионы? Миллиарды??? Быть может...
Но лирианец видел весь сон, от начала и до конца (если, конечно, не прервал, ведь для библиотекаря-телепата это было бы не трудно), одновременно удивляла сила, с которой было послано видение, но в то же время какая-то животная простота исполнения...

[от себя: возможно позволил себе то, что должен утвердить мастер, поправьте в ЛС, если не прав]

Отредактировано Пастух (19-09-2011 04:54:35)

+2

7

Надежда провалиться в сон без сновидений не оправдала себя, и Эркюль с сожалением констатировал, что его воли на обуздание своего распсихованного эго, снова не хватило. На этот раз через "белое поле" чего-то непонятного, с ним случилось видение про пустыню. Эта галлюцинация про «тройное я», пески, отца и музыку, тряхнули незаконченного еще пока психа с такой силой, что руки свело судорогами. Он дернулся и как-то.. отпустило.. И проснулся мозг и сознание.
Спокойно, друг мой, ты для этого и изолировал себя тут в Приюте – чтобы привести в порядок и поставить на ноги. И еще для того чтобы попрощаться с прежним Ростаном и родить себя нового. Для себя и для всего мира. Так что, ты уже молодец. Расслабься. Нельзя так строго к себе относиться – ты замучил сам себя уже и довел до ручки. 
Ход более-менее разумных мыслей Тике, на этот раз без всякого перехода прервал сильный щелчок и ослепительно-белая вспышка. Он обнаружил себя полностью одетым и приведенным в порядок, просто таки при своем гламурном клубном «параде», словно собирался на презентацию какой-нибудь рок группы в качестве вип-гостя, и даже чувствовал запах своего одеколона, мощно отдающего в голову кедром. Но обнаружил он себя в таком виде – прямо посередине запечатанной белой «комнаты-коробки» без окон и дверей. Три.. два.. один.. Секунда, две, три… и Ростан рассмеялся в голос, раскидывая руки в стороны.
– Ну, наконец-то.. Я знал! - молодой человек веселился от души сейчас, - я Нео, The One – меня нашли «свои» и отцепили от Матрицы. Я прав? Эркюль сделал красноречивый жест руками, сверху вниз, вывернув ладони и указывая на себя. – Вот так я привык себя видеть! И тут, в этом белом «симуляторе», я выгляжу именно так. А на самом деле… - Тике снова весело засмеялся. – Я лысый и жалкий, и полумертвый, лежу сейчас на вашем лабораторном столе, и настоящие живые люди отмывают меня от матричной слизи и втыкают катетеры, для восстановления моих атрофированных мышц. А до своих двадцати трех, я просто работал батарейкой для системы.
Он вдруг пришел в совершенно нормальное душевное состояние и успокоился. По непонятной ему пока причине, белая коробка очень хорошо действовала на его нервы и психику. Хотя если бы его спросили, он бы скорее ожидал от себя паники и поиска выхода. Он подумал пару секунд, почему же ему сейчас..  просто хорошо. Белая коробка без единой детали вызывала массу приятных ассоциаций. Замкнутость пространства – являла Ростану его привычное состояние «отсутствия выбора», того, что за него уже все кто-то решил, и ему надо просто плыть по течению. Но на этот раз, отсутствие выхода означало для него еще и начало чего-то нового почему-то. А насчет белизны, ему даже четко вспомнился Сорбонский факультатив по «Психологии цвета», вернее прямо один конкретный отрывок из лекции: Белый цвет символизирует чистоту, незапятнанность, невинность, добродетель, радость. Он ассоциируется с дневным светом, а также с производящей силой, которая воплощена в молоке и яйце. С белизной связано представление о явном, общепринятом, законном и истинном. Еще с античности белый цвет имел значение отрешенности от мирской суеты и устремления к духовной простоте. В христианской традиции белое обозначает родство с божественным светом. В белом изображаются ангелы, святые и праведники. По своей природе Белый как бы поглощает, нейтрализует все остальные цвета и соотносится с пустотой, бестелесностью, ледяным молчанием и в конечном итоге — со смертью. Что, в принципе, тоже хорошо, так как это есть спокойный переход из одного естественного состояния в другое, и так же однозначно означает общий прогресс и развитие.
Да... и смерть есть прогресс – так что бояться, вообще нечего. Молодой человек сел на пол, поджав под себя ноги, спокойно улыбаясь.
– Морфиус? Или кто у нас там за него? Ты тут? У меня много вопросов... - Почувствовав прилив полного душевного комфорта и даже тепла, Тике снова рассмеялся.

+2

8

Созданная мысленная иллюзия  вдруг затерялась в вихре каких-то иных незнакомых образов - неожиданных, но... в чем-то очень близких... Еще заинтересовало то, что новый фантом не мог быть охарактеризован как производное разума, поскольку наличествовало лишь сознание человека и самого Библиотекаря. Джой ничего кроме комнаты не создавал, человек вообще на такое эмоционально-глубокое видение не способен, значит имеется кто-то третий, неразумный... чувствительный... очень чувствительный, или... просто их много.
Догадки одна за другой посещали рыжую голову, пока Френсис наблюдал порождение чужой воли... или безволия... Картина, нарисованная неизвестным художником, явно не телепатом, словно громом поразила доктора Ли. "Лехмы" Именно так их описывал Наставник: большие странные светящиеся существа, способные погрузить Библиотекаря в Хаос сильнейших эмоций просто потому, что их, Лехмы, очень много. И даже столь сильный разум не сможет обуздать собственную душу сразу, если попадет под их влияние, поэтому Френсис решил просто понаблюдать, чем дело кончится.
Когда все исчезло и бывший Связной перестал ощущать наплыв чужих чувств, он окончательно смел, как пыль со стола, остатки памяти  древнего события, переплетенного с миражом, вызванном откликом души Эркюля на сигнал Лехмы. Белая комната вернулась на свое место, заключая внутри утомленное сознание. Вышеупомянутое довольно забавно себя повело, вызвав легкую улыбку на губах наблюдающего. Пришедшее на место веселью спокойствие являлось более показательным и интересным.
- Морфеус? Или кто у нас там за него? Ты тут? У меня много вопросов...
- Что есть Морфеус? - поинтересовался тихий детский голос. В углу комнаты, практически за спиной Ростана сидел мальчик лет четырех от роду в белой, под цвет комнаты, пижамке. Обычный такой, ничем не примечательный ребенок.
"Теперь моя очередь играть..."

+2

9

- Что есть Морфеус?...
Эркюль вздрогнул, услышав детский голос за спиной. Он боялся детей, если честно. Не было у него никогда ни племянников, ни у друзей детей. Тике не знал, как с ними общаться. Ложки нет... ее - не существует... надо понять - что ложки нет.. - подумал француз, и смело повернулся к ребенку, с удивлением обнаружив ложку у себя в левой руке.
– Мм? - добродушно засмеялся Ростан, наклоняя голову вбок и увлекая за своим движением этот незатейливый предмет кухонной утвари. Она гнулась и гнулась – влево, вправо. – Морфеус – не что есть, малыш. Он – кто есть? Это такой великий человек, который знает все о жизни. Веришь? - Поняв, что ложки действительно «нет», и тут все зависит только от него, Тике раскрыл свободную ладонь и на ней появился поднос с  французским шоколадом. – Любишь шоколад, детка? - Он поднес поднос ближе к ребенку. – Смотри.. тут белый, пористый, молочный, с орехами.. черный.. угощайся! - Ростан приветливо улыбнулся мальчишке. – А хочешь, я расскажу тебе одну французскую притчу? Мм?
Не дожидаясь ответа, Эркюль стал рассказывать, опустив поднос к ногам малыша, и театрально размахивая руками. 
- Французский драматург Викториен Сарду, сидя однажды за ужином, опрокинул на столик бокал с вином. Леди, сидящая рядом, чтобы вино не попало на платье, высыпала на вино соль. Для некоторых просыпать соль — плохой знак. Чтобы ничего не случилось, Сарду взял щепотку соли и бросил себе через левое плечо. Соль попала в глаз официанта, который пытался обслужить его, и цыплёнок, которого он подавал, упал на пол. Его тут же схватила собака и начала с жадностью грызть. - Эркюль наращивал уровень и эмоциональность тона, придавая истории жанр ужастика. Он хрипел и тянул гласные, снижая тембр голоса. – Ко-о-ость застряла у неё в горле, и она начала ка-аашлять. Сын хозяйки попытался.. вытащить кость из горла живоотного, и пес укусил его за палец так сильно, что его пришлось… отрееезать... Так и остался мальчишка… без пальцааа…
Ростан захохотал, открывая глаза и ожидая увидеть впечатление, которое страшилка произвела на его нового знакомца.
– К чему это я тебе рассказываю, а, мальчик мой?
Может, к тому чтобы.. прогнать тебя отсюда прочь..

+2

10

Человек вздрогнул и продолжил играть в придуманную фантастами игру под названием "почувствуй себя Нео и спаси мир".
– Морфеус – не что есть, малыш. Он – кто есть? Это такой великий человек, который знает все о жизни. Веришь?
С неподдельным интересом теплые карие глазки уставились на француза как на Гендальфа, сошедшего со страницы книг и решившего выкурить трубочку прямо на кухне хрущовки. В ответ мальчик кивнул головой, встряхивая русыми вихрами.
- Любишь шоколад, детка? К чему это я тебе рассказываю, а, мальчик мой?
Наивно-радостно таращась на нежданное угощение, ребенок взял ломтик черного шоколада и с удовольствием отправил его в ротик, благодарно улыбаясь развлекающему его странному парню.
- А что случилось с собакой?- серьезно поинтересовался малыш, словно это был вопрос вселенской значимости.
"Прогнать? Даже и не думай, я только начал развлекаться..."

Отредактировано Джой Френсис Ли (20-09-2011 12:43:39)

+2

11

Эркюль вздохнул и по-доброму засмеялся, признавая, что мальчишка выиграл этот раунд у него сейчас всухую.
Не сиди на полу, замерзнешь... - Тике снял со своих плеч непонятно откуда взявшийся плед, взял ребенка на руки, завернул его в эту косматую шерстяную тряпку и усадил обратно. Сам сел напротив и улыбнулся. – С собакой.. все хорошо с ней. Ее простили. Она живет в своем домике, как и раньше.
Ростан на секунду отвел глаза в сторону, чтобы мальчишка не заметил в них грусти. Затем снова повернулся и открыто улыбнулся, почему-то прекрасно понимая, что этот псевдо-ребенок сейчас вьет из него веревки и нагло давит на жалость. Но Тике знал, что с ним всегда оставалась, остается и останется одна главная человеческая черта. Он... любит живых, какими бы они ни были и чего бы не хотели от его уже изрядно истерзанной кислотой желчи, подлости, предательств души. Он сунул ребенку еще кусок шоколадки в руку, и на несколько секунд сжал его маленькие ладошки. 
- Малыш, ты сильно не грусти! Садись напротив, помолчи, Я, расскажу тебе «секрет», С ним будешь счастлив много лет, «Секрет» на сказку не похож, В нем, что посеешь, то пожнешь, Но сеять тоже нужно с толком, Не вызвало бы это кривотолков. Посеешь в жизни красоту, Потом конечно доброту. Любовь и радость рассади, Поступком этим докажи, Что в светлом мире мы живем, А зло и подлость не поймем, Они стучатся в каждый дом, Их нужно гнать большим кнутом!.. - Эркюль снова засмеялся, отметив про себя, что дети не такие уж и страшные. Он снова отвел взгляд, а потом и вовсе закрыл лицо руками.
Вы не отпустите меня, правда? И не пожалеете? Я ведь... так устал и хотел просто немного отдохнуть. А вы заставляете меня и сейчас чувствовать себя... сильным.  Зачем?
– Зачем? - Он убрал руки от лица и посмотрел в пустой потолок.

+2

12

- Не сиди на полу, замерзнешь...
Парень подсознательным желанием помочь, вызвал мыслеобраз пледа, в который заботливо завернул ребенка, возвращая на место и усаживаясь напротив. 
- С собакой.. все хорошо с ней. Ее простили. Она живет в своем домике, как и раньше.
"Ее-то простили, а вот ты себя простишь ли и пустишь в "домик"?"
Объект исследования оказался достаточно сообразительным, чтобы понять, что ребенок - это лишь иллюзия чьего-то присутствия, благо не осознал, что это не его собственное подсознание вышло "поиграться в индейцев". Взяв шоколад и позволив человеку держать свои руки, мальчишка внимательно выслушал стихи.
Душевное равновесие, навеянное белой комнатой, видимо, решило оставить Эркюля на произвол судьбы.. вернее, Библиотекаря, мирно сидящего в углу комнаты. Почти мирно.
- Зачем?
Русый мальчишка поднялся с пола и, сделав пару шажков, оказался близко к Ростану. Погладил того по голове, как обычно гладят детей, или же эти самые ребятишки гладят тех, к кому хорошо относятся.
- Ты хороший человек, Тике, - карие глаза смотрели серьезно и спокойно, - только слабый. Это плохо, потому что ты должен быть счастлив, а счастье - это награда. За любую награду нужно бороться... иначе ты будешь несчастен и погибнешь. Знаешь, что самое страшное в смерти? Нет, не боль, а то, что ты больше никогда не увидишь этот мир. Ты должен быть сильным, иначе зачем тебе быть?...Подумай, Тике... я помогу тебе... если захочешь... - ребенок стал отступать к самой стене, практически растворяясь в ней и исчезая, словно никогда его здесь и не было.
"Отдыхай" - мысленно велел лирианец, погружая сознание подопытного в теплую и безопасную темноту. Поднявшись, высокий рыжий доктор сладко потянулся и вернулся к себе тем же способом, каким и покидал свою комнату. "Подумай, Тике... а я помогу, это будет весьма интересно..."
Улыбнувшись, Библиотекарь заснул сам, ведь завтра у него целых четыре сеанса.

Отредактировано Джой Френсис Ли (20-09-2011 05:03:08)

+2

13

Эркюль жестко смотрел на подошедшего к нему мальчишку.
- Ты хороший человек, Тике, только слабый. Это плохо...
Детский сад штаны на лямках, вот уж воистину... - чуть усмехнулся Ростан. - Одним всегда будет казаться что они «берут свое», а другим – что они «теряют чужое», мальчик. - Прошептал он одними губами, радуясь найденной только что короткой и очень точной формулировке.
И первые, якобы «злые и наглые» не смогут существовать без вторых – «якобы добрых и слабых». И наоборот. Мы - Инь-Ян, и так проходит слава мира, ведь эти два полюса создает Великое Единое. Инь и Ян зависят друг от друга, создают постоянное движение, поднимаясь и опускаясь, как волны, и поддерживают взаимную гармонию. Как мужчина и женщина являются партнерами в танце, в любви и жизни, Инь и Ян не только противоположны, но и гармонично дополняют друг друга. И эти две противоположные энергии, видоизменяясь, взаимодействуя и представляют собой динамику мира. А значит – общий прогресс. И все, что нам доступно - это просто любить друг друга.
Тике так устал, что решил уже, наконец, применить свой единственный щит и меч для борьбы с ночными кошмарами. Что это был именно «ночной кошмар», он уже не сомневался, ведь мальчишка смилостивился и фактически открыто сказал ему об этом. Еще со времен интерната, когда измученное сознание Эркюля все же подсказывало ему, что это сейчас есть «страшный сон», он вспоминал самое «сухое» определение Ночи. И сейчас он снова пустил его в ход, медленно... и четко... пытаясь контролировать свое ощущение от каждого слова: Ночь – лишь промежуток времени.. в течение которого, для определенной точки на поверхности небесного тела... центральное светило... находится ниже линии горизонта..

То ли наукообразная «мантра» помогла, то ли исчезнувший маленький мерзавец его все же пожалел и отпустил, но сознание Ростана мгновенно засосало в «черную дыру», огромной коллапсирующей звездой спокойного сна, и свернуло его сущность до единой несуществующей точки во вселенной.
- Ааааахх... - шумно вдохнув, Тике резко сел на кровати, широко распахивая глаза и облизывая пересохшие губы. В незашторенное окно светило яркое солнце и день обещал быть прекрасным. Он почувствовал вкус песка и шоколада, будто даже физически жевал сейчас горький ломтик, и тот скрипел у него на зубах золотом пустыни. А в голове была только одна мысль: Хороший шахматист видит на пять ходов вперед.. но великий шахматист – лишь на ход дальше... и это всегда верный ход. Он точно знал, что доживет и переживет и следующую Ночь. И что это не конец, а лишь самое начало пути.

Отредактировано Эркюль Ростан (21-09-2011 02:13:37)

+2

14

Второй приютный сон Эркюля.

странный

http://www.zastavki.com/pictures/1280x800/2008/Drawn_wallpapers_Story_night_008135_.jpg

- Одним всегда будет казаться что они «берут свое», а другим – что они «теряют чужое», мальчик.
"И обе категории ошибаются" - усмехнулся Джой, меланхолично затягиваясь никотиновым дымом у себя в комнате. На весь день мысли о новеньком были отправлены на второй план, поскольку важнее пациенты здесь и сейчас, чем игры в метафизику, но когда Луна вежливо попросила Солнце откланяться и покинуть свой трон, прощаясь с горизонтом красными лучами, Френсис "вспомнил" об объекте своего интереса. Раздумывая о том, хватило ли времени человеку принять решение, или же он воспринял все это как глупую шутку своего подсознания, доктор Ли задумчиво листал страницы свежей газеты, не воспринимая информацию, поскольку она была ложной. Утопив окурок в пепельнице, лирианец отправился спать... На этом, вроде бы, можно и закончить словесную миниатюру, но, не все так просто в Датском королевстве. Бывшему Связному снилась какая-то жутко скучная ересь, по-другому данное "коленце" куда-то отправившейся на прогулку фантазии не назовешь, поэтому в поисках сна поинтереснее, Джой мысленно пошел блуждать по Приюту... нет, не так, нахально вперся в сон Тике, но сначала не выдал своего присутствия, лишь наблюдая мизансцену.

+2

15

Его что-то беспокоило. Его эмоции были в хаотичном состоянии...
Это было нехорошо для контакта. Любое беспокойство может передаться в сеть и после определённого уровня это было бы трудно контролировать. Нужно быть осторожнее...
Я ещё слишком далеко, чтобы наладить стабильную связь. Он даже не слышит меня...
Хотя странно, моё послание вроде достигло его, но почему же он не ответил?... Даже реакции не было. Скорее всего, этот гуманоид просто не понял, что произошло... А быть может, кто-то помешал ему ответить?..
Слишком много вопросов, слишком мало знаний. Это огорчает...
Что ж, так или иначе пока не стоит пытаться возобновлять подобный контакт сейчас. Наверно, нужно приблизится ешё и только тогда попытаться вновь, к тому же, возможно, ему нужен отдых после первого контакта со мной. А пока попробую просто прикоснутся, незаметно, мягко, еле слышно, чуть дыша, чтобы не спугнуть и успокоить...

На этот раз не было видений, голосов и новых снов. Только ощущение спокойствия, защищённости, неспешности и отдыха. Эти ощущения пропитывали сон Эркюля, каким бы он ни был...

Отредактировано Пастух (21-09-2011 22:58:01)

+2

16

В эту ночь Эркюль смело лег спать. Прям вот так, побрился, принял душ, надел пижаму и решительно шагнул в кровать. Накрылся одеялом – лежит, смотрит в потолок. Прогрееесс… - от души засмеялся сам над собой. - Даже не сижу на подоконнике часа три, не пялюсь в окно, не упиваюсь в дупелину, не вспоминаю всю свою жизнь и не задаюсь вопросом: Мы все умрем?? Вот оно как, один день в Приюте – и уже терапевтический эффект. Не зря я плачу такие деньги!
Продолжил веселиться и вдруг.. почувствовал мягкое и легкое прикосновение, будто перышка к лицу, и с наслаждением закрыл глаза. Словно легкий летний ветерок и теплое солнце усыпили его сейчас. Ростан оказался на какой-то кривой, даже неестественно изогнутой европейской мостовой. Было похоже на какую-то довольно отсталую страну Европы, в коих Эркюль всегда чувствовал себя несколько неуютно. Он привык к шикарным «старушкам», типа Франции или Италии... или той же Швейцарии... в которых все на своих местах, по порядку, по пунктам, где можно заснуть на улице, и не опасаться за свой кошелек в кармане, не закрывать машину, дверь, болтать в баре с незнакомыми людьми. А тут – все было не так. Но почему-то Тике совершенно не волновался. Он разглядывал скрюченный месяц, ломаные фонари, горящие окна и красиво выстланную старым неровным камнем дорогу. В его кармане откуда-то обнаружилась пачка прекрасных сигарет, и дорогая золотая зажигался. Француз резким очень характерным щелчком вытащил одну сигарету, и закурил, медленно шагая по улице.  Людей не было. Никого. Ммм.. интересно, - он улыбнулся сам себе и полному отсутствию хаоса мыслей в голове.
- В глухую ночь, неясною толпой,
Сбираются души моей созданья,
Тяжелою медлительной стопой
Проходят предо мной воспоминанья.
Я слышу песни, смех, и восклицанья,
Я вижу, как неровною тропой,
Под ласкою вечернего сиянья,
Пред сном идут стада на водопой.
Едва-едва передвигая ноги,
Вздымают пыль клубами у дороги
Толпы овец пушистых и быков.
Пастух устал, об ужине мечтает,
И надо всей картиною витает
Веселый рой беспечных сельских снов.

- Хм... Пастух... слово-то какое смешное, - усмехнулся вслух Тике и пожал плечами своей глупой и детской мысли.

+3

17

Пробравшись в сон Эркюля и замерев в самом темном уголке, тихонько прощупал сознание на постороннее вмешательство. Спокойствие и защищенность просто пронизывали каждое волокно ночного миража. "Как мило, Лехмы решили о тебе позаботиться... похоже, ты заинтересовал не только меня" - усмехнулся рыжий мысленно, наблюдая за разворачивающейся перед глазами картиной. Пейзаж сна явно импонировал человеку, он неспешно шагал по мостовой, читая самому себе стихи и просто радовался. Вдруг откуда-то раздался ехидный смех, через секунду тот же смех прозвенел с противоположной стороны, с третьей, с четвертой, словно кто-то прыгал вокруг здоровенными шагами на пол-квартала. Наконец, кто-то прекратил издевательски ухахатываться и на пару минут восстановилась первоначальная тишина..Всего на пару минут, потому как откуда-то сверху, а точнее - с верхушки скрюченного фонаря, раздался противненько-ехидный голос:
- Угостишь сигареткой?
На вершине фонаря восседал

шут

http://th00.deviantart.net/fs12/PRE/f/2006/338/1/a/_Jester__by_Orenji_kun.jpg

Отредактировано Джой Френсис Ли (22-09-2011 03:48:04)

+4

18

Эта Ночь была прекрасна. Эркюль ждал, что же сейчас произойдет. Что-то ведь обязательно произойдет? - с мягкой улыбкой подумал Тике и с надеждой посмотрел в небо. И тут он услышал смех, и удары, словно кто-то забивал огромные сваи сразу со всех от него сторон. Он огляделся, и спокойно, немного загадочно улыбнулся, внутренне объявляя благодарность Небесам за посланное приключение. На него дохнуло столетней историей итальянского кино, с его образами внутренних страхов, выражаемых обычно чем-то очень... «внешним» и огромным... пугающим, но теплым, одновременно. И... «Воображариумом доктора Парнаса». Он вспомнил, как горько рыдал, узнав о смерти Хитклиффа Леджера, раскидывая руки в стороны и будто купаясь в этом смехе и грохоте сейчас. В холодном январе 2008-го... Ростан сидел на ступеньках Сорбонна, прямо перед центральным входом и плакал, закрыв лицо руками и уткнувшись себе в колени. Он тогда еще замерз и сильно заболел, долго лечил потом воспаление легких.
Они встречались один раз, когда Тике учился еще на первом курсе и Этьен буквально силой затащил его на одну очень крутую и закрытую вечеринку кинематографического. Ростан тогда сразу увидел любимого актера в уголке за столом, в окружении нетрезвой и даже какой-то похабной компании. Юный филолог-неврастеник, тогда стоял часа два в противоположном углу и кусал губы, опрокидывая коктейль за коктейлем, и набираясь решимости подойти и познакомиться. Вскоре, тупая пьянь начала расползаться, и Хит остался один, он сидел – пьяный и грустный... растерянный... словно не знал, куда ему податься и где можно приклонить голову, хотя бы сейчас. Тогда, выдохнув, Тике подошел и сел напротив, открыто улыбаясь «звезде»... Они тогда поговорили... как-то очень мягко улыбаясь друг другу, Леджер разрешил Тике называть его Хит, а не Хитклифф, и студенту даже удалось заставить этого великого и гениального философа и Странника поесть, как ребенку расхваливая ему, сколь прекрасно сегодня мясо по-французски. После, Эркюль отвез уже совершенно «никакого» Хита в его гостиницу и уложил в кровать, с трудом сняв с тяжелого мужика грузные ботинки и верхнюю одежду, накрыл одеялом и даже посидел около него еще некоторое время, дожидаясь пока тот прекратит бредить, требовать «дозу», размахивать руками, и заснет... Он чувствовал какое-то странное родство с этим человеком, хотя даже сам Сократ не смог бы подвести философскую базу под то, чтобы хоть чем-то объединить этих двух представителей одной расы. И вот... когда Хит умер, Эркюль рыдал и плакал, чувствуя, что потерял родного человека.
Но сейчас, даже эти воспоминания не вызвали боли в сердце Тике. Он улыбнулся, и услышал голос, откуда-то сверху...
- Угостишь сигареткой?
Продолжая улыбаться, Ростан поднял голову и увидел шута, сидящего на фонаре.
Конечно! - не задумываясь, сказал француз и подкинул пачку сигарет... сначала невысоко, и засмеялся. – Поймаешь? Конечно, поймаешь. Привет, Хит! Я знал, что мы с тобой еще обязательно встретимся! Надеюсь... ты помнишь меня?.. - немного смущенно скосил глаза вниз. – Я – Эркюль Ростан. Мы встречались в Сорбонна, очень и очень уже давно. Ну... раз пришел ко мне – думаю, помнишь. - Эркюль просиял и высоко подкинул пачку сигарет. – Лови! - Покрутил в другой руке золотую зажигалку и хитро прищурился, как бы раздумывая, отдавать такую ценную вещь этому известному проходимцу... или нет?

Отредактировано Эркюль Ростан (22-09-2011 22:42:06)

+2

19

- Конечно! - отозвался парень, невысоко подкидывая пачку, в ответ на что шут лишь лукаво улыбнулся и склонил голову набок.
– Поймаешь? Лови!
Восседающее на фонаре создание откинулось спиной и свесилось вниз, держась за старательно погнутое железо столба согнутыми в коленях ногами, на лету хватая подброшенную пачку. Достав сигарету, протянул две руки в сторону Эркюля, в одной была пачка, а пустая открытая ладонь другой намекала, что жадничать нехорошо. Потом, так и не отдав упаковку, спрыгнул со своей "жердочки", легко приземляясь на подошвы и, пританцовывая, закружился вокруг француза, на очередном пируэте ловко вытаскивая из его пальцев золотую зажигалку. Отступив подальше, чтобы не отняли, прикурил и вновь пустился в пляс, позвякивая бубенцами. Быстро спрятал в карман Тике и пачку, и золотую зажигалку, оказавшись совсем близко и, повиснув на плече парня, дорисовал ему улыбку на щеке указательным пальцем.
- Я не монстр, - хихикнул шут, - а тебе не стоит быть таким серьезным.
Плавно оттолкнувшись от плеча Тике, перемежая обычный шаг, танцевальную полуприпрыжку, колесо и сальто с трехшаговым разбегом, преодолел часть улицы до поворота. Остановившись на этой словно мультяшной возвышенности, обернулся и махнул рукой Ростану, словно приглашая следовать за собой.

Отредактировано Джой Френсис Ли (23-09-2011 02:01:22)

+2

20

Trotter... - почему-то подумал Тике, наблюдая за вертлявым существом, вымогающим зажигалку и, в конце концов, нахально ее стырившим прямо из его рук. Это определение не особенно подходило, так как означает «быстрохождение» в целом.
Хотя... почему нет? Подходит... - Ассоциативный ряд привел филолога сейчас к одной забавной английской штучке старика-сентименталиста Голдсмита... он вспомнил строки, улыбнувшись на прикосновение к своему лицу шута по его требованию «не быть серьезным». …Два пэра спросили у Тротта: "Ответь, Ослам обязательно ль уши иметь?" И Джон им ответил: "Я книг не читаю, И мудрых затмить я умом не мечтаю, Но, глядя отныне на вас, господа, Я буду ослов вспоминать без труда".   
- Я не монстр, а тебе не стоит быть таким серьезным...
-Ты не монстр – ты Хит... Хит Леджер... - Ростан улыбнулся еще шире, а потом смущенно опустил глаза. – Прости! Ты же великий актер, а я пытаюсь так бесцеремонно сорвать с тебя маску. - Он тихо рассмеялся. – Да не удастся мне, я знаю. Я просто, скучал по тебе. - Смеясь, он махнул рукой, желая сказать, что теперь вообще все хорошо.
Конечно, я не буду серьезным. Как скажешь! Для тебя все что угодно... - Тике смело и даже с радостью пошел за мельтешащим перед глазами шутом, ожидая сюрприза, и подумал о том, как все же сладостно... предвкушение. ….Пора предвкушений много слаще той, что увенчана исполнением наших желаний. В первом случае мы готовим себе блюдо сами, по собственному вкусу, во втором - его готовит для нас жизнь… Да... ты прав, Оливер... я согласен с тобой. Хотя... и жизнь тоже может приятно удивить и приготовить блюдо еще и повкуснее. - Ростан усмехнулся, и выкинул окурок в так удачно появившуюся на обочине урну, продолжая неспешно идти.

+2

21

А шут, тем временем, то отдаляясь, то возвращаясь к Эркюлю, нарезая вокруг круги колесом, вдруг остановился, снова повиснув у того на плече и приложил палец к его губам, словно велел молчать, хотя Ростан и так вроде не пытался завязать беседу. После сего жеста, вытянул руку и ткнул указательным пальцем в ответвляющийся переулок. Отлипнув от парня, на пальчиках прокрался к стенке дома в переулке и прижался к ней спиной. Обернувшись к сновидцу, поманил того пальцем, периодически поглядывая куда-то вглубь улицы. Жестом руки велев также прильнуть к зданию, по стеночке на цыпочках, крадучись, преодолел несколько домов, добираясь до следующего резкого поворота. Осторожно заглянув за угол, повернулся к Тике:
- Смотри туда.
Вы когда-нибудь видели, как лошадь пьет из фонтана воду? Ну... собственно, в этом нету ничего особенного, а вот если воду пьет единорог, отсвечивая лунное сияние серебряной гривой - это уже нечто из разряда "интересное рядом".

+2

22

Шут-троттер радовался заготовленному сюрпризу, и «колесился» вокруг Тике с удвоенной силой. Эркюль улыбнулся, завидев свет из переулка, и немного ускорил шаг. Послушавшись чудо в бубенцах, прокрался за ним по стенке.
- Смотри туда.
Ростан выглянул за угол, стараясь даже не дышать, но все же тихонько охнул от представившейся взгляду картины.

чудное видение

http://s60.radikal.ru/i169/1109/62/42395ff707d0.jpg

О... да-а.. да!.. - он сделал короткий победный жест рукой, мол, так он и знал, это блюдо будет повкуснее, чем он сам мог себе приготовить. .. Я же тебе говорил, Оливер, все не так уж и печально... И вовсе необязательно жить в мире своих грез и идей, ожидая от жизни лишь плохого, или какого-то... не такого... вот – полюбуйся! А единорог тем временем усиленно серебрился лазурно-голубым и нежно-белым, заставляя чувствовать, как душа вновь становится девственно целомудренной и чистой, разум просветляется, а тело расслабляется в приятной неге, и становится почти невесомым. Эркюлю показалось, что он сам сейчас, будто Цилинь, стал легким как пушинка и сможет ступить на воду и пройти по ней. Он сделал несколько шагов, улыбаясь и твердо намереваясь погулять по прозрачной глади фонтана вокруг прекрасного животного. Но тут... пейзаж вокруг него... словно сломался, ссыхаясь коркой и покрываясь небольшими трещинами... будто все вокруг, мгновенно теряло жизнетворную влагу. Во рту Тике пересохло, и он попытался проглотить слюну, но не смог даже этого. Приоткрыв губы, и широко распахнув глаза, синева которых, казалось, впитала в себя всю ночь и они потемнели, он наблюдал, как рогатый стал цвета черного шоколада и горделиво поднялся на дыбы.

Песчаное видение

http://s008.radikal.ru/i303/1109/ae/bd525b8161dc.jpg

Ты недоволен моим появлением? Мм? - улыбнувшись, подумал Ростан, чувствуя, как ноги чуть потонули в вязкой, сыпучей и совершенно сухой, полностью обновленной, поверхности земли – вокруг была пустыня. Ночное небо стало светлым, словно отражая землю. А на губах оказался стойкий вкус песка. …Страна Чудес без тормозов и Конец Света…
Эркюль закрыл глаза и протянул к единорогу обе руки, раскрытыми ладонями вверх.

Отредактировано Эркюль Ростан (26-09-2011 17:26:03)

+2

23

Несмотря на предупреждение шута, чтобы Эркюль был осторожным, глупый человек решил прогуляться по фонтану к единорогу! У сознания даже во сне действуют защитные функции, например, падая в пропасть, обязательно проснешься до момента расплющивания о дно, видимо, это предусмотрительный внутренний "голос", предохраняет от перехода через черту невозврата. Сейчас же, сдуру, Тике полез за эту самую черту, кажись, присутствие "Хита" его слишком взбодрило.
Пейзаж из мирного стал недружелюбным.
"Разумеется, он недоволен, а ты был бы доволен, если бы тебя выдернули из душа?"
Похоже, у мифического существа было подобное настроение, потому как Кирин предпочел бы затребовать расплату с человека за наглость, причем правым передним копытом. Тут уж делать нечего, придется вмешиваться. Шут принялся прыгать вокруг разозленного мифического существа, громко позвякивая бубенцами и смеясь, как при встрече с Тике. Благородное животное решило выместить недовольство на мельтешащем создании, поэтому попыталось его поймать. Что уже смешно, поскольку бесполезно. Уведя потемневшую зверюгу из виду, возник за спиной парня и опять повис у него на плече.
- Тебе надо быть осторожнее... Рассвет близко, - противненько хихикнул шут и отступил, закрутившись волчком, собирая вокруг себя песок, словно маленький, но стремительно растущий смерч. И не только пустыню, все полотно сна, закручивая его воронкой вокруг себя, оставляя мягкую темноту, позволяющую усталому сознанию провалиться в несколько спокойных часов отдыха.

Отредактировано Джой Френсис Ли (27-09-2011 04:44:42)

+2

24

Ростан открыл глаза и, улыбаясь, пронаблюдал, как шут спасает его от шоколадной коняги с пикой на лбу. Ему было приятно, что кто-то защищает его. Хотя он сам спровоцировал ситуацию, и полез в интимное пространство волшебного существа. Нет, не так. Ему было приятно получить защиту, особенно... потому, что он сам виноват сейчас. На той встрече с Леджером, Тике все время не покидала одна мысль... почему? почему Хиту все.. ВСЕ прощается? Почему он ведет себя просто непотребно, но все не просто прощают его, а продолжают любить... и любят даже еще больше... как малое дитятко-переростка, который... шалит... Сам Эркюль никогда не мог позволить себе «распуститься». Он привык держать себя в руках, чтобы не случилось, обеспечивая покой и комфорт окружающим его людям. Не то чтобы он завидовал актеру, конечно... Тике не был настолько глуп, чтобы опуститься до примитивной зависти. Но на заметку эту мысль взял и присматривал за своим поведением на этот счет с тех пор. И сейчас, этот его шаг... к единорогу... был чем-то вроде освобождения и позволения себе маленькой слабости. И вот результат... он получил помощь, да и сам «помогающий», кажется, только развлекся и совершенно не пострадал. Не все зависит от тебя, друг мой... не стоит решать все за всех окружающих тебя, и необходимо допускать мысль, что они могут быть сильнее тебя и уж конечно... не нуждаться в твоей непрошенной «помощи». 
- Тебе надо быть осторожнее...
Эркюль улыбнулся шуту и тихо сказал:
Спасибо... я постараюсь... - Существо устроило маленький веселый смерч, и Тике тихо добавил, махнув рукой на прощание, и понимая, что его новый знакомец, скорее всего уже не слышит... –И тебе... удачи...   
Шумно вдохнув, он снова сел на кровати. За окном было светлое утро, но шел дождь. Ростан улыбнулся, облизывая губы и снова чувствуя вкус шоколада и песка.
Доброе... утро... - тихо прошептал он сам себе.

Отредактировано Эркюль Ростан (28-09-2011 20:35:17)

+2

25

Третий приютный сон Эркюля

мистический

http://artritex-opt.narod.ru/photo12.gif

Этой ночью Джой уже целенаправленно обратился ко сну Эркюля, потому как игра затягивает, а играть с этим человеком - одно удовольствие. Однако Френсис решил поправить изначальные условия грезы, придав ей иной оттенок.
Что будет, если вы вдруг проснетесь  в гробу? Паника, страх, недоумение овладеет вами. Посыпятся  вопросы "за что?", "кто?", "почему?", "я же жив!" , ну и другие возгласы мечущегося сознания. А когда вам все-таки удастся открыть крышку, благо не приколоченную гвоздями, взору представиться оч-чень позитивный

вид

http://www.gamershell.com/static/screenshots/11702/274991_full.jpg

. Поздравляю, вас похоронили в старинном склепе, и если вдруг попробуете открыть дверь - ничего не выйдет, кто-то явно хотел, чтобы мертвецов никто не тревожил... или не в меру разгулявшиеся мертвецы никого не побеспокоили.

Отредактировано Джой Френсис Ли (29-09-2011 17:13:19)

+2

26

Весь следующий день после ночи проведенной с шутом, единорогом, Леджером, шоколадом, песком и прочими приятными вещами, прошел для Тике на редкость хорошо. Он гулял под легким теплым дождиком, дышал свежайшим альпийским воздухом и все время улыбался. Он обедал на веранде маленького семейного ресторанчика, заказав себе фондю с картошкой, чесночный хлеб и запивая всю эту прелесть целым литром белого слабогазированного La Fontaine. Он уже и не помнил, когда последний раз нормально ел. А сейчас ему было хорошо, он улыбался. И даже поболтал с по-свойски подсевшим к нему сухопарым хозяином заведения, проведя с ним двухчасовую светскую беседу о достоинствах фондю, овечках и красотах окружающей их природы, о том, как прекрасно хозяйка этого заведения печет хлеб и о несуществующей в природе (но, тем не менее, конечно же.. великолепнейшей.. глубоко-философской.. charme! le meilleur! Magnifique! Splendide! Superbe!..) швейцарской литературе..
Вернувшись в свою комнату под вечер, тихо почитал какую-то газету, сидя на подоконнике и не парясь ни о чем вообще. Не раздеваясь, он прилег на кровать, прямо поверх покрывала.. просто.. Немного полежать..
Было тепло и сухо и очень.. приятно.. Прикрыв глаза он заснул легким, но глубоким сном, как лишь когда-то давным-давно в далеком детстве.
Он открыл глаза, чувствуя тесноту пространства, и не увидел ничего, кроме кромешной черноты. Он напряг зрение, но снова ничего не увидел. Поворочавшись, понял, что почти не имеет возможности двигаться – пространство было.. замкнутым и жестким. С трудом просунув руку в карман, достал коробок спичек, машинально прихваченных в ресторанчике за обедом. Чиркнув спичкой прямо перед своим лицом он огляделся, приподнимая голову и стукнувшись лбом о что-то жесткое. Пространство, открывшееся Тике сейчас.. удивительным образом напоминало.. гроб.. Это не «открывшееся» пространство... Оно... «закрывшееся», усмехнулся Эркюль, не впадая пока в панику, благо клаустрофобией не страдал, и даже мрачно подшутил над собой в слух.
- Интересно.. сколько метров земли сейчас надо мной?.. оо.. всю жизнь мечтал стать диггером.   
Первое, что он сделал, это повторил свою «наукообразную мантру», дабы проверить – ночной кошмар это или реальность. …Ночь — промежуток времени, в течение которого для определённой точки на поверхности небесного тела… и бла-бла-бла.. Ничего не произошло и тогда он сделал следующее, что представлялось ему возможным и разумным. Он с усилием  толкнул крышку своего каменного (ну или деревянного) «мешка». Она поддалась, и немного жалобно поскрипнув.. поехала вверх.
Ростан вылез, и присев на край самого что ни наесть настоящего гроба, хорошего дерева ценной породы шоколадного цвета, и протер глаза. Его «почивальня» стояла в старинной каменной гробнице или склепе, явно предназначенной для богатеньких. Было сыро и пахло мхом. Тике смешно, по-кошачьи, чихнул себе в ладошку и спрыгнул на пол. Совершенно без всякой надежды толкнув плечом каменную дверь и убедившись, что она.. ни-ни.. снял свой пиджак и, бросив его на крышку чьей-то усыпальницы, сел, прислонившись спиной к стеночке. Тут и до простуды недалеко.. Ростан порадовался самоироничному настрою, но в этот момент его отвлек тонкий запах знакомых духов. Немного повернув голову, Эркюль увидел Этьена, сидящего рядом и мягко улыбающегося ему. Тике положил руку на тонкие пальцы друга.
Привет...

+2

27

– Привет...
Вернее попытался положить, поскольку рука прошла сквозь пальцы, даже не почувствовав сопротивления. Напрашивался вывод, что один из них - привидение, вот только кто? Хотя... если учесть, что призраки не имеют привычки чихать... Этьен так же молча и улыбаясь поднялся, отодвинул крышку соседнего гроба и с изяществом матерого носферату в него упаковался, захлопывая крышку. И снова Эркюль остался один в склепе... Но недолго, потому как позволить ему скучать никто не собирался. Из третьего, самого дальнего гроба раздалось сердитое шуршание, потом крышка отлетела, словно ее выпнули ногой, и громко стукнула об стену. В саркофаге сидел и потягивался

человек

http://images.fanpop.com/images/image_uploads/Eric-Mabius-the-crow-761465_500_375.jpg

.
- Привет, - зевнул незнакомец, повернувшись к французу, после чего энергично выбрался, подергал дверь, убедившись что она закрыта, принялся искать чего-то по всему помещению, поднимая подсвечники. Не обнаружив искомого, отодвинул крышку "квартиры" Этьена, в которой... друга Тике не обнаружилось, либо он скоропостижно разложился, потому как взору предстал скелет, в сложенных на груди руках которого тускло поблескивал крупный старинный ключ.
- Ну что смотришь, - снова обратился к парню, - бери ключ и валим отсюда.

Отредактировано Джой Френсис Ли (02-10-2011 05:15:46)

+1

28

В склепе действительно было зябко, и Тике очень надеялся почувствовать сейчас живое тепло руки Этьена. Но его собственная рука проскользнула через призрачную проекцию друга, и Ростан стиснул зубы, закрывая глаза, проглатывая чудовищную боль одиночества.   
Проводив Этьена взглядом в очередной... гроб... Эркюль тихо вздохнул, сжимая пальцы на своих висках, оглядывая рассеянным взглядом помещение еще раз. Нет! Нет! Эти... oh que non! pas du tout!* 
- Эти... смерть это то, что бывает с другими... Не с тобой... Не с тобой... Эти... - шепотом сказал Ростан.
Он вспомнил, как шляясь по ночному Парижу они с Этьеном увидели на двери одного андеграундного клуба афишу, что сейчас начнется концерт рок-групы Spleen и весело рассмеялись одновременно, хлопая друг друга по ладони.
Какая к чертовой матери тоска! - Кричал Этьен, счастливо заглядывая в глаза Тике, обнимая его за плечи. - il n'est chance qui ne retourne!  ** Хахах!
Они зашли в клуб, выпили полбутылки коньяка – там было много русских. Буржуазные французские студенты Сорбонна забавлялись над смешными платьям в блестках, которыми так гордились высокие и красивые русские девушки, и толстенными пачками денег, которыми брутальные русские мужчины совали в нос официантам и барменам, доказывая нечленораздельную крутость себя любимых. Они весело смеялись хором, провожая взглядом спины с огромными блестящими лейбаками D&G, обнимались, ухохатываясь друг другу в плечо.
Они заметили высокую блондинку, в красивой меховой жилетке и простых синих джинсах. Она сидела около стойки в углу, опираясь плечом на стеночку, медленно потягивала сверкающий розовый коктейль с лаймом на краешке стакана и скромно улыбалась. Не сговариваясь, они подошли к ней и принялись весело болтать, отвешивая стопудов французских комплиментов, обнимая девушку, и заказывая всякие вкусности.
Она была прекрасна... русская Helene... она отлично говорила по-французски, и без умолку рассказывала молодым людям о том, что уже десять лет живет в Париже, имеет свой салон дизайнерского сибирского меха на Madeleine, квартиру-пентхаус на авеню Foch. Про своего первого мужа-бандита, который держал ее за руки, свесив с балкона на десятом этаже, пятнадцать минут, требуя вечной верности... как она бежала в Париж на перекладных... как открывала свою первую мастерскую... Потом они танцевали и веселились под музыку русской группы, и Эркюль попросил блондинку перевести одну особенно понравившуюся песню на французский. Helene перевела, и, услышав строчку: «Думают люди в Ленинграде и в Риме, что смерть это то, что бывает с другими»... филолог радостно вскрикнул:
- Joseph Brodsky! - И добавил, весело поклонившись: - Ад – это другие! 
В принципе.. он был готов к тому, что друг уйдет от него раз и навсегда... Я – заслуживаю этого... я кинул его... будто он – виноват... а он, просто живой человек, который чувствует любовь ко мне. И я... последняя скотина, что так резко срубил его с хвоста. Он же, не знает, что со мной вообще. Волнуется. Сходит с ума, буквально. Трус ты... Тике... трус...   
Ростан встал, и уже было собрался подойти к «гробу друга» и попытаться открыть его. Но... услышал шум и рефлекторно подпер собой стенку. Незнакомец появился из дальнего гроба весьма эффектно... Эркюль улыбнулся, ему было забавно, как человек потягивался. Ростан – не узнавал его.
Ммм? ты кто такой? 
- Привет!.. 
Вежливость, никогда не подводила Тике. Это – страшное оружие, если так подумать.
Незнакомец принялся что-то искать, Ростан подскочил, когда тот направился к «гробу Этьена»... и, увидев...  скелет... зажал губы ладонями, чтобы не закричать. 
-...Ну что смотришь?.. Бери ключ и валим отсюда...   
Тике, не отрываясь, смотрел на ключ в руках некой погибшей сущности и не мог пошевелиться. Он почувствовал, как горячая слеза потекла по его щеке.
_____________
*О нет! Только не это! [фр.]
** Счастье с бессчастьем - ведро с ненастьем. [фр.]

Отредактировано Эркюль Ростан (04-10-2011 00:44:31)

+2

29

- Ну что смотришь?.. бери ключ и валим отсюда… - однако парень не пошевелился, стоя аки вкопанный и с каким-то непередаваемым выражением ужаса и тоски на лице смотрел на то, что по его разумению было Этьеном. Резко побелевшая, чуть ли не посиневшая кожа, как будто он сам сейчас умер и остыл. Хотя… живые не имеют привычки спать в гробах, так что все может быть….
Алекс, назовем так для простоты третье действующее лицо, по факту являющееся проекцией Библиотекаря во сне француза, оперся о каменный саркофаг безвременно усопшего Этьена, вперяясь внимательным и …ожидающим взглядом в Ростана, изображающего соляной столб.
«Хватит, Тике, ты должен простить себя…Ты можешь помолчать, ты можешь петь, стоять или бежать, но все равно гореть… Прошлое потому и называется прошлым, что оно прошло. Нельзя жить в страхе, нельзя так тушить самого себя, друг мой, ты тлеешь… как жалкие остатки большого и сильного костра, как угли… в которых разве что картошку можно пожарить. Зачем убиваешь свою душу? Ведь это бесполезно… она бессмертна и воспрянет из праха как мифический Феникс…»
Алекс и сам мог взять ключ, чтобы открыть тяжелую дверь, выбраться из этого сырого холодного каземата для покойников… но это не его битва, иначе весь спектакль теряет свою морально-эстетическую ценность. Что может быть хуже бессмысленно потраченного времени и сил? К тому же сдаваться - не в правилах бывшего Связного.
Давая время Тике, дабы тот оклеймался, отошел от гроба, переключая внимание на одну из свечей. Ласково касаясь подушечками пальцев пламени, погладил острые дрожащие крылышки этой рыжей бабочки – капли хаоса и безудержности, так же как и они двое, плененной в грубом каменном мешке, где нет ничего, кроме тоски зеленой… буквально, ведь по углам их коллективной усыпальницы активно разрасталась плесень, что логично, зеленого цвета.
«Сдаваться или нет, но все равно гореть. Мы можем помолчать, мы можем петь, стоять или бежать, но все равно гореть. Гори но не сжигай, иначе скучно жить, гори но не сжигай, гори... чтобы... светить… Не сдавайся, Тике, вперед, только вперед, а прошлое – оставь прошлому и истории»
Вытащив свечу из тяжелого подсвечника, вернулся к саркофагу Этьена и бросил восковое изделие внутрь. Останки человека вспыхнули сильным пламенем, но не красным, угрожающим, а каким-то голубоватым, не вызывающим чувства опасения, наоборот, от своеобразного костра веяло мягким теплом и …прощением… Огонь полностью скрывал человеческий скелет, видимо, повинуясь поговорке «с глаз долой – из сердца вон». Сквозь танцующие языки различим был лишь старинный ключ. «Ты можешь, я знаю…»

Отредактировано Джой Френсис Ли (05-10-2011 01:16:10)

+2

30

Тике не отрывая глаз смотрел на гроб охваченный пламенем цвета зажженной газовой конфорки.. таким мерным, домашним и даже уютным, вызывающим в сознании ассоциацию с истекающей ароматом свежесваренного кофе, туркой. А сознание накладывало на эту картинку виденный им минутой раньше стоп-кадр руки этого мужчины над красно-оранжевым пламенем свечи. Наслоение изображений было раздражающим мозг и разрубающим сердце пополам.
-Ну что смотришь?.. бери ключ и валим отсюда…, стучало в голове у Ростана сейчас. Снова и снова.. будто заело старый растерзанный до трещин винил.
Свело сильной судорогой ногу. Потом руку. Это.. сон.. наверное.., подумал Эркюль, получив сигналы от своего физического тела сейчас.
- Ночь — лишь промежуток времени, в течение которого для определённой точки на поверхности небесного тела центральное светило просто.. просто.. находится ниже линии горизонта.., прошептал он одними губами и тут же почувствовал, как просыпается скрюченный, одетый.. заснувший в жутко неудобной позе..
Он тут же понял, что все это: Этьен, гробы, незнакомец – были лишь виртуальной проекцией его ментального я. Это.. все было ненастоящее? Нереальное? Тике стало холодно и ужасно одиноко тут, в «настоящей жизни». Он не открывал глаз, боясь увидеть пустую казенную комнату вокруг себя. Добро пожаловать в пустыню.. реальности.. По его щеке потекла настоящая слеза, она была горячей. В пустыне должно быть тепло и даже.. жарко.. Почему же мне так холодно? 
Хочу.. смотреть свой сон дальше. Уверенно подумал Тике, и усилием воли вогнал себя обратно в нирвану Морфея. Он почувствовал себя Алисой, падающей в кроличью нору. Сейчас ты снова все увидишь, Элли.. пристегни ремень и скажи Канзасу.. прости-прощай! 
Ростан снова стоял перед незнакомцем и пылающим гробом Этьена. Огонь угасал и угас. Через последние язычки пламени сверкал ключ.
Есть такие вещи, на которые просто нельзя пойти. Невозможно.. как бы не хотелось. Невозможно, к примеру, поверить в собственную ненужность, смириться с тем, что твое сердце остыло, что уход близкого человека из твоей жизни – реальность. Вот так и сейчас для Эркюля было невероятным взять этот ключ. ЭТО. МОЙ. СОН.   
Hallelujah.. 
Тике развел руки в стороны, закрыл глаза и откинул голову. Стены склепа пошли мелкими трещинами, затем крупными.. И раздался гулкий стук. Затем взрыв. И стены разлетались огромными кусками и мельчайшими камешками. Все вокруг них сейчас горело красным огнем. Вспыхивало, гасло, и снова вспыхивало.
Через мгновение Ростан понял, что висит в воздухе в дюйме от поверхности земли, раскинув крестом руки и сильно закинув голову назад. Тело обжигал – жар. Он открыл глаза и, улыбнувшись, опустился на землю, уверенно посмотрел на незнакомца, который по-прежнему был тут, перед ним, живой и невредимый. Они стояли посередине бескрайней пустыни, поземка тащила за собой клочья песка, заворачивающегося в мелкие барашки.
За спиной у незнакомца красовался рояль, целиком сделанный из молочного французского шоколада ручной работы, инкрустированный вафельными завитушками и клубничными загагулинами. Белые клавиши были из белого шоколада, черные – из горького черного. Под поднятой крышкой рояля, стояла бутылка розового шампанского и два высоких бокала. Тике покачал головой, и чуть пожал плечами, продолжая улыбаться и уверенно направился к инструменту. Стоя, прижал ногой педаль и заиграл. Бог знает, откуда, зазвучал..

голос

Умираю, умоляя..
чтобы ты не уходила, жизнь моя..
…Любить тебя
с каждым днем все больше.
Как долго ждать?...
… Я забудусь в твоем запахе,
Я потеряюсь в твоих губах,
Которые приближаются, шепча слова,
Что проникают в это бедное сердце,
Я чувствую огонь внутри себя….
…Стремлюсь узнать тебя,
Знать, что ты думаешь,
Открыть все твои тайны,
И победить эти невзгоды….
 

Лица Эркюля коснулся теплый легкий морской ветерок.

Отредактировано Эркюль Ростан (07-10-2011 16:34:12)

+1


Вы здесь » Приют странника » Хоровод историй » Спокойной ночи, Ночь.