Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » На покое » Элисон О'Брайан


Элисон О'Брайан

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1.  Имя\Псевдоним:    
Элисон О’Брайан

2.  Пол:
Женский

3.  Возраст:   
32 года (9.07.1978)

4.  Раса:   
Человек

5.  Внешность:   
Светлые с детства волосы годам к двадцати значительно потемнели, оставляя лишь намек на то, что владелица когда-то была блондинкой. Серые раньше, а теперь также довольно темные, широко посаженные глаза. Лицо – треугольной формы, с высокими острыми скулами. Тонкие губы. Небольшая родинка на скуле под левым глазом – пожалуй единственное, что придаёт лицу некоторую нетипажность. В насмешку над собственным мужем последний год носит исключительно чeрный строгий смокинг, белую рубашку со стоячим воротником и чуть расклешенные брюки. Фетровая шляпа и чeрная трость в руке. В набалдашник еe вставлен бриллиант: кремированный муж, не без помощи специалистов ставший интересным дополнением к аксессуару.
Чeрные чулки и лакированные туфли на двенадцатисантиметровой шпильке. При немаленьком росте (187 см) выделяется из толпы такая дамочка.

6.  Характер, темперамент, тип мышления:   
Элисон – типичная бизнес-вумен. Ну, или женщина, привыкшая всего добиваться сама.
Уверена в себе и во всем, что создано ей же, целеустремленна. Весьма и весьма болезненно воспринимает собственные ошибки, будь то неверное определение человека-как-рыбки или просто собственная осечка. Наплевательски относится к мнению других, работает на созданный стиль. Мстительна. Презирает мужчин. Терпеть не может вмешательство в личное пространство, как-то дом или же жизнь, душа. Наверное поэтому и носит шляпу-цилиндр так, чтобы не было видно глаз. Также ненавидит слабых людей и людей с синдромом матери Терезы, ибо считает, что все это пустая корысть

7.  Место жительства:     
Деревня Монте-Верди, отель

8.  Особенности персонажа:
Феминизм. Привычка мысленного обращения к набалдашнику собственной трости.
Дальтонизм

9.  Профессия, род деятельности и пр:    
Конферансье

10. Биография:   
У некоторых чаша терпения - десяток ярдов в глубину. У кого-то - сотня-другая футов.
Единичны случаи, когда - чейны.
Вот только когда твоя бадина глубиной в милю переполняется... Слив почему-то перестает работать. И – о, ужас - тебя теперь так легко раздражить... Подействовать на нервы. Вывести из себя.
И с каждым таким вот "выплескиванием" мутноватой водички все труднее сдерживаться.
А однажды, в далеко не прекрасный день, в этот момент ты просто даешь своему мужу умереть. Своему глупому слащавому раздавшемуся за последние годы мужу, с которым прожила двенадцать лет.
И чувствуешь безграничную радость, счастье, сравнимое только с бутылкой холодной негазированной воды в июльский полдень. Или с ярко-красным помидором - для твоих глаз всегда темно-серым - в холодный дождливый вечер осени, проведенный тобой дома. Вот только длится такая радость раз в десять дольше.

Родители – богатые наследнички в третьем поколении. Это когда первое усиленно работает, наживая капитал, второе старательно его приумножает, а третье всю жизнь занимается тем, что все это растрачивает.
Наверное, надо сказать спасибо папуле – он работал. Не то чтобы усердно и не то чтобы трудолюбиво… Но работал. Поддерживал активность фирмы, доставшейся от его отца.
Мамуля самозабвенно бегала по докторам. На губе обнаружилась простуда – метеором в клинику на собственном «Мерседесе». Насморк у доченьки – тут же сигнал тревоги и няньки-гувернантки носятся по дому, обзванивая частные клиники.
Это было… в какой-то степени ее хобби. Кто-то балуется наркотиками, кто-то увлекается экстремальными видами спорта, а мамуля навещала врачей. Чтобы не заскучать. Не сбеситься с жиру.
Элисон же… Что ж, ее жизнь на первые два десятилетия была расписана еще до рождения. Странное чувство: уже будучи далеко не девочкой, знать, что мамочка с папочкой и с другой небедной парой-друзьями-семьи, у которых уже родился мальчик, обсуждали, когда детишкам лучше пожениться: когда невесте будет восемнадцать или все же когда исполнится девятнадцать. Пожениться. Неродившейся Элисон и хнычущему у няньки на руках малышу Юджину.
До семнадцати – учеба, после – университет. Затем – свадьба, все же решили в восемнадцать, затем снова университет. Потомки родителей волновали мало. Будут – и будут, а когда – не важно. Хоть в сорок. Хоть усыновляйте.
И на том спасибо.
И никакого тебе «эффекта бабочки».

У мамули была аллергия на шерсть, и Элисон купили рыбок. А к ним – огромный аквариум. В полстены ее спальни.
Рыбки. Много рыбок.
Читать она не любила никогда. Скептически относилась к достижениям техники вроде компьютера-телевизора. Да и вообще СМИ не жаловала, не желая загружать мозг ненужной информацией.
И часами могла сидеть на кровати, сложив ноги по-турецки, и смотреть на аквариум.
Полгода спустя она уже знала об этих рыбка все. Могла предугадать, куда поплывет та или иная в следующую секунду. Что вот эта, в черно-белых полосах и с разведенным под тупым углом раздвоенным хвостом, плавает недостаточно быстро и частенько остается без корма. Что вон та юркая желто-красная, наоборот, излишне резва и по ее вине многие рыбы опять же не успевают прихватить еду. Но… пересадить черно-белую в другой аквариум? Только из-за того, что она слаба и не виновата в этом? В море бы ей пришлось нелегко.
Рыбки умирали, им на смену покупались другие. Еще через пару лет Элисон приобрела свою первую энциклопедию о рыбах. Первую книгу по первой и единственной теме, которая ее интересовала, когда бы то ни было. Просто захотелось узнать, как ученые обозвали всех этих «в черно-белых полосах» и «маленьких желто-красных».
А еще доставляла какое-то странное удовольствие мысль о том, что вольна в любой момент просто перекрыть доступ кислорода, не кормить несколько дней… Это приторное, но никогда не надоедающее ощущение власти над чьей-то жизнью.
Так и жили. Мамуля любила докторов, папуля любил свою секретаршу, Элисон любила рыбок. Клуб поклонников экзотики.
Когда поступила в институт, пришлось общаться с людьми. С большим количеством людей. И тут выяснилось, что люди – они те же рыбки, но в гораздо большем аквариуме. Вон та – султанка. Яркая с виду, но пустая внутри. Суетлива, не способна постоять за себя. Обвести такую вокруг пальца – раз плюнуть.
Или вон тот молодой парень в очках. Вылитый кулия. Слишком важный и чересчур медлительный, во время брачного периода ему, однако, довольно сложно привлечь самку. Любознателен.
И так далее до бесконечности. В конце концов рыбки перестали казаться такими уж глупыми…

Потом – замужество. За два часа до бракосочетания оба условились о собственной полной свободе и лишь видимости счастливой супружеской жизни. И впоследствии оба не раз поблагодарили небеса.
А через девять лет совместной жизни у милого муженька началась астма.
В этот день Элисон перекрыла кислород всем рыбкам, что беспечно шныряли в закоулках аквариума. А на следующий день купила новых.
Вообще-то астма мужа стала для нее чем-то вроде… ну, если не последней каплей, то чем-то близким к тому. Его двух-трехдневные отсутствия дома. Вечно звонящий и говорящий кокетливо-девчачьим голосом телефон. Грязные носки, валяющиеся по вечерам в ванной, до того, как приходила домработница, и по углам его спальни – благо что они давно уже жили в разных комнатах. И вроде бы не должно все это волновать – и у самой свободного времени критически мало, и в минуты отдыха скучать не приходится – рыбки не дают, но…
Но, но, но.
Давно уже почувствовала, что семейный капитал с каждым годом становится все меньше, пришла на собеседование в первом же показавшимся удачным объявлением в газете.
Шоу-биз. Ведущая одного из сотен ежемесячных частных концертов для толстокошельковых, таких же, как она – «должность» была получена без особого труда.
Четыре года не такой уж и сложной работы – и вот уже есть приличный заработок, и вот мамуля с папулей просят денег в долг, чтобы оплатить долги собственные, и вот рыбки с каждым месяцем покупаются все дороже. И вот муженек уже умоляет заручиться за него в ближайшем к дому казино, дабы мог играть в долг…
Кстати, один из таких моментов Элисон всегда будет вспоминать с особенным удовольствием. Один из немногих дней, когда они дома – одновременно. Щеки Юджина трясутся, когда он качает головой и корчит умоляющую гримасу, его обвисший подбородок ходит ходуном. И Элисон думает: «О боже, ему всего тридцать два».
Он выглядит как старик.
Вместе они смотрятся как брат-наркоман и удачливая сестрица, у которой он клянчит деньги на наркотики.
Да и в жизни не очень-то отличаются от такого вот сравнения.
Светские рауты и приемы, на которые все еще НУЖНО было ходить, она давно уже посещала одна.
И вот Юджин стоит перед ней на коленях, преданно глядя снизу вверх, и на ум приходит сравнение с чехонью – жалкая рыба, еще и старая. Непонятной темной расцветки и ведущая стайный образ жизни, неспособная постоять за себя в одиночестве.
Черт возьми, эта рыба на его фоне смотрится весьма выигрышно!
« - П-п-пожалуйста, Элисон, п-п-последний раз…» Пальцы-сосиски тянутся к ней, заставляя брезгливо поморщиться.
«П-п-пожалуйста…» - и он начинает кашлять. Сильно. Обычно его кашель – он сначала сухой, потом нарастает по силе. В этот раз – иначе.
«Элисон… Ингалятор н-на тумбочке…»
А ты просто стоишь и смотришь. На то, как твой муж складывается от кашля пополам, как он хватается за горло. На то, как он ползет к тебе, ползет и кашляет, и как тянет к тебе свои разжиревшие пальцы с ногтями, под которыми – грязь.
В этот момент ты отступаешь назад и переводишь взгляд на рыбок – вон та, серебристая арована – кажется, что она прилипла к плотному стеклу с той стороны и пристально смотрит.
Ее муж был кремирован и превращен в бриллиант в три карата. Оправлен в платину. Прикреплен к черному камню – вроде оникса, или гагата, или сардонита, она не помнит точно – из тех, что полностью поглощают свет. Не отражают вообще ничего.
Трость с собственным мужем в наконечнике… Кто бы мог подумать. Зато это так интересно – говорить с кем-то, с кем-то, кто и после смерти облечен в нечто материальное – безотходное производство, - кто наверняка тебя слышит, но просто не может ответить…
Слив в ее бадье-чаше снова сработал.

Ах да, после этого она перестала различать цвета. Почти полностью. Видны лишь особо яркие, вроде кроваво-красного или небесно-голубого.
Но, боже, да кого это волнует?
Уж точно не людей-глупее-чем-рыбки.
И точно не мужчин, которые – она-то знает – внутри состоят из однородного вещества. Идентичного у всех. О, она успела изучить эту гадость ПОЛНОСТЬЮ – ведь то же самое составляло и Юджина, ее милого-идеального-мужа, царствие ему небесное. Слышишь, любимый?

В Швейцарию ее послали по долгу службы. Вся эта ерунда, без которой богачи, элита - вроде ее обнищавших родителей – не может представить жизни. Обустройство. Все для торжества. Обслуживающий персонал на один вечер.
Шеф, этот замечательный-добродушный-человек-который-никогда-не-брызжет-слюной, облек командировку в «отпуск». Принудительный. Делу – время.
А ей было все равно.

11. Сексуальные предпочтения персонажа:   
Рыбок любит. А так - отсутствует

12. Связь:   
ЛС. Администрация знает

13. Планируемая интенсивность посещения форума:
3-4 раза в неделю

Отредактировано Элисон О'Брайан (25-01-2012 18:02:20)

+5

2

Милости просим, Элисон О'Брайан. Приятного отдыха, мы Вам рады.

0


Вы здесь » Приют странника » На покое » Элисон О'Брайан