Приют странника

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Приют странника » Окрестности » Велосипедная стоянка


Велосипедная стоянка

Сообщений 31 страница 60 из 77

1

На стоянке, в пронумерованных с немецкой педантичностью "стойлах" в основном оставляют свои велосипеды служители Приюта. Но здесь же можно получить двухколесную машину и если вы захотите покататься по окрестностям.

http://salexy.com.ua/images/img_ua/700/cb/c8/cbc80dd422188d05dcca9d930d260be9.jpg

0

31

Ресепшен

Доктор Николетта Ломбардо, которой Рэймонд с рук на руки буквально сдал родного (и уже совсем не напуганного и безутешно одинокого) племянника, оказалось необычайно красивой итальянкой лет сорока – смугловатой, пышно-темноволосой, худенькой, с огромными чёрными глазами лани, тонкими запястьями и щиколотками. Как раз такого типа женщины Восьмому всегда нравились, а синьора Ломбардо ещё покорила его каким-то удивительным, напряжённо-ласковым и слегка печальным взглядом, как у Богородицы на иконах. И морщинки вокруг глаз – тоже ласковые… в общем, дитя ей Рэй доверил без малейших сомнений, тем более, Сашке она тоже явно понравилась, мальчишка и сам будто потянулся к ней сразу, а ребёнки – они такое чувствуют, их не обманешь. Но Скиннер всё-таки сделал всё, что требовали сердце и совесть, то есть проводил Санечку не только до отделения, но и до уютной комнаты, где мальца устроили. Доктор Николетта не только тому не препятствовала, но и радостно заулыбалась, когда бывший штурман в коридоре корпуса приостановил племянника за плечо и, показав глазами сперва на хрупкого золотоволосго мальчика в коляске, потом на головастого даунёнка, а потом на очаровательную девчушку с круглым личиком, что-то по-русски бормотавшей роскошному цветку в вазоне, негромко сказал:
− Смотри, Сашуня, им же надо помогать. Думаю, ты сюда для этого приехал, на самом-то деле. 
По всей видимости, наклонности спасателя и помогателя передавались у них в роду по мужской линии ещё вернее, чем тёмные волосы, потому как маленький Лазарев немедленно весь подобрался, посерьёзнел и кивнул – мол, не подведу, конечно, пост принял! – немедленно улыбнулся светловолосому мальчишке, присел на колени перед девчушкой, подергал её за платьице и начал рассказывать ей и малышу-даунёнку какую-то сказку про этот самый цветок. Так что Рэй уехал из отделения со спокойным сердцем, но по рассеянности, думая о племяннике, свернул не на ту тропинку в парке, с удивлением очутившись около велосипедной стоянки, где оказалось неожиданно людно.

Отредактировано Рэймонд Скиннер (24-02-2013 18:43:14)

+1

32

29 сентября, около 20 часов

Благодаря красивой докторше, Рамон доехал до велосипедной площадки. Сие место было важно скорее как ориентир - чтобы добраться до деревни, велосипед дону Трилья не был нужен. Ну, может, когда-то... Но те времена лишний раз вспоминать не хотелось, хотя и давало эти воспоминания не только боль по прошлому, но и силу противостоять боли - как душевной, так и физической.
Не зря же он в этом Приюте, считающимся чудодейственным.

Что, праздник у них тут, что ли? Или в деревне пиво бесплатно раздают? - родилась в профессорской голове догадка.
Уж слишком многолюдно было на велосипедной стоянке - кто-то подходил, кто-то уже был там, а один парень даже лихачил на железном пони.
Рамон усмехнулся - когда-то давно он бы составил конкуренцию мужчине во владении байком, но сейчас прыжки по парапету на коляске выглядели бы довольно громоздко. Уж лучше по коридорам кататься, целее будешь! Да и девушек подбираешь...

- Спасибо, Джейн, что помогли найти это место! А сейчас праздник в деревне, что все туда собрались? Может, сходим туда, посмотрим? Наверное, это будет очень увлекательно!
И археолог подмигнул своей спутнице.

+4

33

Главный холл----->

Быстро перебирая ножками, девушка за короткий срок пересекла требуемую местность, устроив себе небольшой забег по пересеченной местности и, от неожиданности не успев остановится, врезалась прямо в подругу, одновременно хлопая ту по плечу и заглядывая ей в глаза:
- Ты обещала меня подождать а сама куда-то сбежала, ну как так делают? - надула губки Кэт, придав своим словам обиженный тон: - Подруга называется! - впрочем, обижаться долго Ли не умела, тем более, что ее переполняли эмоции:
- А ты знаешь... знаешь! Знаешь кого я видела? - схватив подругу за руку, девушка чуть потрясла ее, почти подпрыгивая на месте от волнения: - Его самого, дедушку-уфолога! Представляешь? Он тоже тут, с нами.... Правда, ты все равно сбежала, - растроенно фыркнув, девушка оглянулась и приметила еще одного участника их разговора. Участник этот ей сразу не понравился, а потому блондинка неовольно фыркнула и обратилась к мужчине:
- О простите, я вас не заметила... Вы что-то потеряли?

Отредактировано Кэтрин Ли (27-02-2013 18:48:27)

+1

34

- Жан, - представился мужчина, как бы не посчитав необходимым озвучивать фамилию. Да и кому нужны эти условности? Особенно, если общение ваше с новым знакомцем не должно продолжиться дольше пары минут. На следующий день вы и не вспомните, Жаном он был, Френсисом ли, или вовсе Сигизмундом.
- Вы работаете здесь?
Начать Салли решил издалека, тем более, что девушка, кажется, не намеревалась в ближайшие десять секунд от него избавиться. Скорее наоборот, уж не заигрывала ли она с ним? Впрочем, какая же в том беда? На случайные связи Брукс на «работе» предпочитал не отвлекаться, но осознавать, что ты способен заинтересовать кого-то даже после дурацкой детской выходки, и не только как объект для насмешек, приятно всегда.
Немного опешив от напора внезапно возникшего на их сцене нового действующего лица, разговор девушек (вернее, монолог одной из них) он созерцал и слушал молча. Да и нехорошо лезть в чужие дела. Сам Брукс не считал себя человеком неэмоциональным, но такие вот экспрессивные субъекты способны были утомить за пару минут. Шума много, толку нет. Если имелась возможность, людей подобного рода Брукс старался избегать. Во что-либо потустороннее он не верил, но энергетические вампиры существовали совершенно точно.
- Ничего страшного, - любезно отозвался Салли.
Не заметила она его… Он что, на дюймовочку смахивает, что его можно было не заметить в метре от себя? Прежняя компания, определенно, мужчине нравилась больше.
- Мы разговаривали, - не теряя улыбки и любезного тона, уточнил Брукс. Стоило обратить внимание на то, что прервали их весьма невежливо. Мелькнула и мысль, что первая из девушек тоже могла быть не особо рада обществу своей подруги.

+2

35

Девушка и сама не без интереса и удивления оглянулась по сторонам, да и когда они только подходили к велосипедной стоянке, от ее внимания не ускользнул тот факт, что здесь слишком многолюдно для обычного дня. Вероятно, и правда какое-нибудь событие, Джейн гуляла здесь почти каждый день и прежде такого скопления людей не замечала. На вопрос своего спутника она только развела руками, потому как ответа у нее не находилось, и улыбка у нее вышла несколько виноватой.
- Честно сказать, ничего о каких-либо праздниках я даже не слышала, но вероятно люди собрались здесь не просто так, - она снова огляделась вокруг, пытаясь все-таки понять отчего сегодня такая активность, но быстро бросила это дело, ведь от ее спутника последовало весьма заманчивое предложение. Джейн поймала его взгляд и несколько помедлила с ответом. Отказываться ей в общем-то даже и в голову не пришло, ведь день сегодня обещал стать гораздо более интересным, чем она предполагала, она только мягко усмехнулась, чуть склонив голову на бок, отвечая лучезарным взглядом.
- На свидание меня приглашаете и вот так сразу? - шутливо-мягкие нотки проскользнула в ее голосе и девушка легко пожала плечами. - Впрочем, что бы это ни было, мне Ваше предложение нравится и я его с радостью принимаю. Давайте сходим и узнаем, что там планируется, во всяком случае скучно нам определенно не будет.
Иногда полезно побыть в одиночестве, чтобы привести мысли в порядок и подумать о чем-то своем, только в последнее время Джейн все чаще ловила себя на мысли, что этого одиночества становится вокруг нее слишком много и из него надо выбираться. Что она сейчас с успехом и начала делать.

Отредактировано Джейн Эмбер (04-03-2013 15:47:22)

+2

36

Кэтрин Ли, Салли Брукс,
- Очень приятно. Патриция, - вежливо кивнув головой новому знакомому, девушка тут же поправила съехавшие на нос очки - не хотелось бы, чтоб мужчина заметил украшение, которое появилось на симпатичном личике прошлой ночью. Шрамы, быть может, и украшают, но только мужчин, а уж никак не девушек.
- Вы работаете здесь?
Энтузиазм блондинки чуть поугас. Если Жан задал такой вопрос, значит сам он не являлся кем-либо из персонала. Впрочем, причин для грусти не было, возможно, что француз был постояльцем, который что-то видел. Может, какие-нибудь странные огни на фоне ночного неба... Или обратил внимание на странное поведение животных... или... да бог с ним, что он мог видеть, главное, чтоб это было чем-нибудь необычным. Патри согласится даже на карликового носорога, только дайте ей тайну, загадку!
- Нет. Я здесь провожу исследования, - блондинка резко дёрнулась и глянула через плечо. Воздух качнулся, оборачиваясь вокруг головы одеялом, и начал давить своей мягкостью. Взгляд серо-голубых глаз зацепился за чистенькие велосипеды, и в голове тут же родилась новая идея:
- А, может... - правда, договорить Купер не дали - со стороны налетел блондинистый ураган, чуть ли не снося маленькую фигурку Патриции с ног. "Я? Обещала?" - мысли зароились в голове, и девушка попыталась вспомнить о чём же сейчас ей растолковывала подруга. Впрочем, даже подумать как следует ей не дали, занимая разговором более интересным.
- Дедушку-уфолога? Курт? Ты видела Курта Ланцерта? - девичий голос внезапно перешёл на благоговейный шёпот, - я, конечно, думала, что он тоже здесь появится, но не верила в это до конца. - На секунду Патри замолкла: кому тут интересны её надежды, кроме неё самой?
- О, Кэт, знакомься, это Жан. Он ищет кого-нибудь из персонала. А я как раз хотела полюбопытствовать, месье Жан, где можно раздобыть себе такой прекрасный велосипед? Я видела, что Вы приехали на двухколёсном друге и подумала, что это хорошая идея - исследовать местные окрестности не маленькой байке. - Чуть улыбнувшись, блондинка завертела головой, будто бы что-то или кого-то ища, - мне нужно обратиться на стойку администрации? Или их можно брать просто так?

+1

37

- Его, его, - уверенно кивнула блондинка, улыбаясь во все тридцать два: во-о-от оно, то самое, что интересно подруге. Впрочем, Кэт и так прекрасно знала о почти благовейном фанатизме девушки касательно тех, кто известен в определенных кругах. Впрочем, Патри не дала подруге насладиться своими эмоциями до конца и быстро перевела тему:
- Очень приятно, - сдержанно кивнула головой блондинка, и тут же откинула с лица выпавшую светлую прядь, - кто-нибудь из персонала встретится Вам вот там, - махнув рукой куда-то в неопределенном направлении, там, где виднелось здание Приюта и мило улыбнулась, мол, больше мы вам ничем помочь не сможем, даже если захотим.
Вслед за словами подруги, оглянувшись вокруг в поисках велосипеда, Ли увлеченно кивнула:
- Да, я думаю, это прекрасная идея... А то местная территория такая большая, что на своих двоих мы не управимся и за день, - чуть разведя руками, блондинка засмеялась и легонько похлопала подругу по плечу:
- Прекрасная мысль, Патри!

+2

38

Салли вроде бы и вслушивался внимательно во все, что говорили девушки, но почему-то (хотя, не так это и удивительно) несколько потерял концентрацию, и поймал себя уже на том, что собирается предложить дамам взять еще пару велосипедов и прокатиться по окрестностям. Как-то очень уж быстро вжился в роль богатенького мсье Жана, приехавшего на отдых.
- Не знаю, если честно, я его купил, - отозвался мужчина, оставляя свое предложение неозвученным.
Собственно, время было кричать «Бинго!», ибо перед ним стояла девушка-уфолог. Две девушки. И что дальше? О вкусах своего заказчика относительно женщин Брукс ничего не знал, и потому сложно было определить, какая по мнению того была красивее (сам бы Брукс выбрал первую, но о вкусах, как известно, не спорят). И знает ли она о его инструкциях?
Можно было преподнести краба в качестве сувенира и отчалить прямо сейчас, но дело полагалось доводить до конца, а полной уверенности пока ни в чем не было. Подарок от незнакомца могут и не принять: мало ли, какая там сибирская язва.
- А можно и мне посмотреть на знаменитого Курта Ланцерта?
Он несколько секунд колебался, прежде чем выбрать между благоговением и праздным любопытством. В итоге остановился на втором, ибо изображать осведомленность в том, в чем твой собеседник разбирается намного лучше, слишком опасно. А так, быть может, кого-нибудь из новых знакомых ему удастся обаять и тем самым добыть себе пропуск на какой-то их инопланетный шабаш. На случай, конечно, если тот проводился в виде закрытого мероприятия.
Вообще, заказчика следовало бы за такие инструкции прибить: ищи теперь неизвестно кого, неизвестно где. Сколько тут еще этих барышень, гоняющихся за зелеными человечками, спускающимися с небес в блюдцах?

+3

39

Джейн Эмбер
Рамону всё равно надо было ехать в деревню - там его ждало очень важное и большое дело. А то зря он переводил деньги на счёт вору? Какая-то часть сознания говорила, что вор, возможно, тоже тут - но это были лишь догадки.
Но и девушка не мешала - разве что...
Она не знает, кто ты. Для неё ты - лишь простой профессор, как это записано в бланке регистрации.
Дону Трилья не давал покоя внутренний голос. Тот самый голос, который появлялся всё время, когда он общался с женщинами - теми, которые начинали нравиться ему. Теми, что появлялись за эти три года. Единственный вопрос, вопрос-червь, несущий за собой пустоту и вечное душевное одиночество.
Вопрос "А не из-за денег ли она рядом? Не из-за моей власти? Не станут ли она причиной моей смерти?". И от него никуда не деться.
И Сяошена рядом нет. Он разбирается, он может понять... А я - не всегда.

Кажется, в это время солнечная улыбка затмилась, отразив внутреннее страдание. Она - персонал, да и ты здесь лишь первый день! Ты - профессор, археолог. Нет никаких плантаций, нет никакой армии. Нет крови на твоих руках  - по крайней мере, для неё.
Вдох. Выдох. Расслабление. Улыбка - снова на устах Рамона.

- Свидание? Ещё не вечер! Но всё же не советую Вам идти пешком - тут далековато. Возьмите лучше велосипед, а я уж своим ходом, - и молодой археолог похлопал по своему креслу. Затем поглядел в серо-карие, озорно сверкающие глаза Джейн, и продолжил, - И, может, перейдем на ты?

+3

40

Пожалуй, сейчас был один из тех случаев, который лишний раз подтверждал: хорошо, что люди не умеют читать мысли. Ведь стоило мужчине лишь слегка перемениться в лице, лишь какой-то неясной тени лечь на его светлую улыбку, как Джейн мгновенно уловила это изменение, только в какой-то момент задалась вопросом, не является ли она тому причиной. Впрочем, пожалуй. такое свойственно многим женщинам и в этом не было ничего удивительного, да и мысль эту девушка быстро выкинула из головы, на смену ей пришли совсем иные, более светлые и приятные. Слишком много в последнее время в ее жизни было мрачных мыслей и от них хотелось избавляться, не допускать их более в свое сознание, не давать затмить сознание, только-только начавшее оправляться после сильнейшего удара. И жить Джейн предпочла днем сегодняшним, не размышляя о том, что может случиться или не случиться завтра, ловила каждый приятный момент и потому она весело улыбнулась на слова мужчины, пожимая плечами и мгновенно подхватив:
- Но и до вечера не так далеко, как может показаться, - озорная улыбка и взгляд скользнули по ее лицу, будто бы лучик солнца пробежал и брызнул ярким светом в глаза. - Я не против перейти на «ты». Мысли просто читаешь! Можно сказать, что ты прямо с языка снял и опередил меня на пару секунд, - девушка бегло улыбнулась и огляделась в раздумьях, куда бы пристроить книгу, которая сейчас оказалась ей совсем не нужна, а просто мешалась в руках. - Я схожу за велосипедом, подержи. пожалуйста, - тонкие руки вручили Рамону книгу, автор которой значился некий Томас Эмбер, судя по всему, малоизвестный автор местного масштаба, но книга была совсем новая и еще пахла свежей типографской краской, значит, и выпущен экземпляр был не так давно. Корочка книги еще сохраняла тепло рук Джейн, когда она вернулась уже, как говорится, верхом на двухколесном железном коне. - Честно говоря, я не каталась на таком транспорте уже лет, наверное, десять, - задумчиво произнесла девушка, уверенно держа руль и равновесие. - Кажется, отец не зря так придирчиво меня учил и повторял, что научившись один раз, уже не разучишься, - она слегка уперлась одной ногой в землю, чтобы стоять крепче, вторую все еще держала на педали, глянув на Рамона, слегка кивнула в сторону корзинки, прикрепленной к ее транспортному средству. - Можешь положить ее туда? И... я готова ехать, - беспечно улыбнулась мужчине. - Насколько здесь далеко? Я была в деревне, только когда ехала сюда, и уже не помню, сколько времени занимает путь, — сейчас она, пожалуй, могла бы создать впечатление человека, у которого в жизни не бывает темных полос, который всегда умеет видеть свет там, где его не видят другие, и вообще, сама собой являла нечто солнечное и теплое. Впрочем, и фамилия у Джейн была весьма говорящая все за нее, "Эмбер" - янтарь, а он светел всегда, не зря его называют затвердевшим кусочком солнца.

+2

41

На стоянке, между прочим, творилось прямо столпотворение – две изящных стриженых блондинки и не менее изящная брюнет… э-э-э… о, шатенка, конечно же, шатенка! – которая ловко седлала велосипед, доверительно так суя книгу молодому мужчине в коляске. Кстати, и женщины, и мужчины, оба – и этот, и тот, что разговаривал с блондинками, с располагающим лицом, судя по всему, вовсю клеили девушек, причем все – и дамы, и кавалеры, получали явное удовольствие от процесса. Вообще-то, меньше всего Скиннеру хотелось ему, процессу то есть, мешать, и лезть на люди, в конце концов, будучи в таком расстрёпанном самочувствии – спина-то опять заныла немилосердно. Однако вот так по-хамски у всех на виду разворачиваться и драпать опять под сень осенних крон в аллее – это уж вовсе никуда не годилось. Увидел человека – поздоровайся, так повелевал негласный закон жителей маленьких… крохотных городков, где бы они не находились – хоть в Швейцарии, хоть в Шотландии. Приезжая домой, в Нэрн, после странствий, а значит – долгого отсутствия, он какое-то время дивился, когда с ним на улицах метра за полтора здоровались незнакомые – взрослые и дети. Сам Рэй их уже не знал – хоть изредка, но в его родной городишко приезжали незнакомые люди, а мелкие успевали просто-напросто вырасти за время его отлучек, однако о нём, старшем теперь Скиннере, знали – чей он сын, где живёт, где служит…
Так что продрогший порядком в сырости вечерней Восьмой не стал дичиться и подкатил-таки к стоянке, после секундного раздумья поздоровавшись со всеми для общепонятности на «языке международного общения»:
− Добрый вечер, леди и джентльмены.

Отредактировано Рэймонд Скиннер (17-03-2013 20:56:52)

+4

42

Сама только мысль, что Ланцерт был здесь, не давала Патри покоя. Теперь к куче взбалмошных желаний, таких как: пойти перезнакомиться со всеми уфологами, взять велосипед и ездить по всем местным дорогам, пока мышцы на ногах не потребуют отдыха, и надраться пивом в одном из местных баров (или как оно тут в Швейцарии-то называется хоть?) добавилось ещё одно - немедленно сорваться и побежать к Курту, дабы устроить ему страшнейший допрос с пристрастием. Всё-таки Купер обещала своему родному форуму выложить новый и интересный материал. А беседа с бородачом обещала принести много пользы, по крайней мере, так казалось самой блондинке. Из-за своих мыслей Патриция даже замерла невольно, закусив добела нижнюю губу.
- Не знаю, если честно, я его купил, - из задумчивости, словно из омута, девушку вытянули слова Жана.
Немного рассеянно улыбнувшись, Купер недовольно сморщила носик - придётся теперь бегать по ресепшену с требованиями выделить им пару велосипедов. Ага, это с её-то умением объяснять, что именно ей требуется. Если уж она подругу-то описать толком не cмогла, пока искала её, то вместо велосипеда ей наверняка предложат самокат или скакалку. Уж Патриция-то себя знала, и в своих способностях попадать в забавные ситуации не сомневалась, ну, или не очень забавные - синяк под глазом тому доказательство.
Подцепив подругу ладонью за палец, девушка чуть подёргала её за конечность, хмыкнув.
- Конечно, прекрасная. Я плохих идей никогда не придумываю, - и даже нос немного задрала. Правда, при своём-то росте среди всех присутствующих, сие действие смотрелось несколько комично и даже по-детски мило, но никак не высокомерно. Чуть поморщив этот самый задранный нос, Патриция кончиком пальца поправила очки и с удивлением уставилась на Жана, только вот удивлённого взгляда было не заметно - очки надёжно скрывали доброю половину лица.
- Посмотреть на Курта? - Патри в задумчивости закусила нижнюю губу. - А Вы тоже увлекаетесь... ну... этим? - женский пальчик ткнул прямо в небо, явно намекая на космос и всё, что к нему прилагается, - или праздное любопытство верх берёт? - блондинка мягко улыбнулась. Впрочем, бояться-то, по сути, было нечего. Ланцерт не был звездой мировой величины, так что вряд ли Жан готовил на него покушение, а взглянуть на главу всея местная уфология хотелось и самой. Так что идея француза не была воспринята в штыки. Схватив подругу за руку, Купер обратила на неё свой взор:
- Кэт, ты где его видела? Может, и правда сначала вернёмся... ой! - последний удивлённый вздох был адресован новому участнику сборища на стоянке - к троице довольно лихо подкатил мужчина на инвалидной коляске. Блондинке даже ничего и не осталаось, как поздороваться в ответ:
- И Вам доброго вечера, месье! - но поняв, что слишком увлеклась французскими оборотами, Патриция шуточно стукнула себя по лбу и тут же поправилась: - Я хотела сказать, мистер. - И даже рассмеялась задорно, но, всё-таки, немного глупо.

+5

43

Девушка ушла за велосипедом, оставив дону свою книгу, и витающую рядом улыбку. Приятное тепло руки исходило от обложки, которую дон разгладил пальцами. Затем открыл, полистал, изучая содержимое. Ничего сверхвыдающегося...
Подошла Джейн, удерживая рядом красный велосипед. Рамон бережно положил книгу в корзинку позади сиденья.
- Скажи, а книгу написал твой родственник или однофамилец? Уж очень похожи фамилии.
Немного подумав, Рамон добавил.
- Тебе нравятся исторические ценности? Кажется, в той деревне был небольшой рынок... Поехали, посмотрим?
Там, на этом рынке, должна была состояться передачи как раз такой исторической ценности - крабика из древней коллекции.
Рамон протянул руку девушке, приглашая ехать вниз, и устремил свою коляску вперёд, к выезду из Приюта.

Отредактировано Рамон Эрсилио Трилья (22-03-2013 14:36:24)

+1

44

<<<<Дом Беззаботности (позже обозначу откуда точнее)<<<

- Уих-хууууу! - Тилька визжала, именно визжала от восторга. Она взлетала вверх так, что закладывало ушки и покалывало в груди, а потом, сложив крылья, падала вниз, - ааааааааааа... уиииииии... ййййййяхоооо.
Пируэты и винты, кувырки и падения, взлёты и до свиста в ушах вниз. Кто же знал, что мир такой огромный! Одно дело прикладываться ладошкой к книге и читать (видеть - так фея читает, словно смотрит кино) небо и простор, или быть в чужом сне и ощущать чужими видениями, и совершенно другое - дышать этим простором, находиться в этом небе. Горящие глаза - жажда скорости и желание познать этот громадный мир наполняли маленькую фею, всё её существо. Она даже на мгновение забыла о… - простим новорожденной малютке этот проступок – о своём маленьком хозяине.
   Воробей, стрекоза с крыльями, как у самой Тильки. «Мышонок!» О, да! Она узнала его, она сама вот только недавно была такой же – с розовыми ушками и длинным хвостом. Собака! Лошадь! Муравей! «Ой, колючка!» - фея проводила взглядом спешащего по своим делам ёжика. Она всех их знала, знала, кто это и, кажется, даже понимала.
«Нектаааааррррр!» - липкие ладошки набивали измазанный рот вкусностью. Вскоре она почему-то перестала видеть свои ноги. «Я расту?» - облизываясь, малютка разглядывала образовавшуюся посередине себя выпуклость. Она отметила некую закономерность – стоило погладить этот бугор ладошками, и уголки губ довольно подпрыгивали вверх. «Неа, не росту – я сыыытая!» Она наконец-то отвалилась от огромного шара белой хризантемы и уступила место нетерпеливо кружащей рядом пчеле.
  Делая ленивые взмахи руками, Тилька словно плыла в воздухе. Фея совершенно не боялась, что кто-нибудь её обнаружит. Маленьких человеков тут не наблюдалось, а смешные гиганты её ни в какую не видели, это она выяснила ещё в большом доме со стеклянными окнами. Нет, ну надо же какое нахальство с их стороны –  быть такими слепышами и не замечать её! Она лежала на спине, подставляя сытый животик солнышку. Гребок, ещё гребок, ещё… «Ой!» - её макушка упёрлась в препятствие, не желая двигаться дальше. Пришлось открывать глаза и выныривать из приятной неги, чтобы рассмотреть помеху. Помеха была твёрдой, большой, волосатой и говорящей. Она была он! Человеком! Мужчиной! Взрослым! В общем, обладала всеми недостатками, которые могут быть. Фея зависла возле его уха.
- Прочь с дороги, громадина! – оппонент даже ухом не повёл и продолжил разговаривать с двумя человеками поменьше – светловолосыми, как Тилька, девушками.
- Эээй, кто-нибудь дома? – она постучала костяшками пальцев ему в висок, - я спрашиваю, э-эй, кто-нибудь!
И даже такое вмешательство скорей всего оставило Салли равнодушным, разве что может, зачесалось или стало щёкатно.

Отредактировано Миратильда (23-03-2013 12:30:33)

+4

45

Кабинет хирурга и смотровая (Доктор Мураки Катзутака)

Кажется, он подоспел довольно вовремя - один из его пациентов намеревался покинуть место своего пребывания, и не абы с кем, а с весьма симпатичной женщиной. Конечно, иной раз Катзутака мог бы потягаться за внимание мужчины перед противоположным полом, но с первого взгляда становилось видно, что Рамон был не из тех людей, которые могут предпочесть общество женщины мужчине. Прибыв буквально сутки назад в Швейцарию, Мураки ещё даже не ложился спать, что, впрочем, не мешало японцу чувствовать себя полным сил, но не располагало к долгим и серьёзным разговорам. По крайней мере, не сейчас.
Нырнув рукой в карман просторного плаща, доктор извлёк на свет пачку сигарет и через мгновение в его пальцах уже дымилась никотиновая палочка. Вот тоже парадокс - он был врачом, прекрасно знал, как все эти пагубные привычки сказываются на теле, но тем не менее, никогда не отказывал себе ни в одной из пакостей, придуманных в этом мире, если желал чего-то. Привкус никотина ударил в нёбо, а дым быстро наполнил лёгкие, заставив Мураки чуть прищуриться - ему всегда нравился этот горький привкус, щиплющий губы и долго остающийся на пальцах. Ему нравилось, как дым клочьями путается в светлых волосах и как скользит по коже. Тряхнув длинной чёлкой, японец развеял сизый дым, отгоняя его от лица, и совсем уж близко подобрался к ускользающей со стоянки парочке.
- Прошу меня простить. - Уверенный голос вклинился в чужую беседу, заставляя людей отвлечься. Доктор хотел было остановить Рамона, но разочарованно закусил губу, заметив, что у коляски мужчины при первом знакомстве ручки были не видны. Да и сама коляска была вполне самостоятельной, так что волочится за археологом на животе по всей стоянке было не самым желанным занятием. Оглядевшись мельком по сторонам, хирург отметил, что второй его пациент стоит чуть поодаль, в окружении ещё нескольких людей и, кажется, пока никуда не спешит, в отличие от прыткого колумбийца. Нагнав и перегнав пару, Катзутака встал прямо перед ними, предусмотрительно оставив им обоим расстояние, дабы они успели затормозить, не задев самого хирурга. - Доктор Морган порекомендовал мне найти Вас как можно скорей. Он считает, что вести, какие я несу с собой, нужно передавать немедленно, - лёгкая полуулыбка, дабы расположить мужчину к себе и, быть может, вызвать доверие, и чуть извиняющийся взгляд в сторону девушки за то, что ненароком расстроил их планы.
Хотя эти двое вполне могут продолжить своё путешествие и после разговора. Сам же хирург намеревался заняться ещё и Скиннером. Шотландец и его кампания, кстати, тут же снова были награждены взглядом, но Катзутака даже не успел перевести взор на мужчину, как его внимание привлекло нечто другое. Что-то непонятное витало возле головы незнакомца, стоящего рядом с будущим пациентом. Доктор даже дёрнулся всем телом, желая рассмотреть как можно лучше, что же такое это было. Тлеющая сигарета была брошена наземь и безжалостно растёрта ботинком, а рот японца чуть раскрылся.
Солнечный блик? Игра света? - мысленные догадки ответа не давали, а потому, нужно было самому увериться в том, что глаза врача его не подводят. Но как же быть с этой парочкой? Отпустить, так ничего и не сказав более?
Вздор! - хмыкнув, доктор чуть раздражённо фыркнул и поправил тонкие очки, сползшие на кончик носа. Развернувшись снова к своим собеседникам, японец снова улыбнулся:
- Извините, на пару минут я вынужден украсть Вашего кавалера, но обещаю, что наш с ним разговор не займёт много времени, - изучающий взгляд серых глаз обежал незнакомку с головы до ног, - а Вы пока можете поправить подножку своего велосипеда, - короткий кивок на заднее колесо, где к металлической рамочке крепилась расшатанная подножка, - а не то Вы рискуете потерять её где-нибудь по пути, - ухмыльнувшись, доктор снова обратил своё внимание на Рамона и жестом пригласил отойти чуть в сторону.
- Простите мне мою бестактность. Меня зовут Мураки Катзутака и я стану Вашим хирургом.

Отредактировано Мураки Катзутака (26-03-2013 00:41:04)

+3

46

Мечтательно устремив взгляд в небо, блондинка краем уха слушала развивающийся разговор подруги с незнакомцем, который уже, внезапно, стал и знакомцем, да наматывала на палец светлую прядь. Глаза ее пробежались по перистым облакам, распластавшимся по бледно-голубому куполу и тем самым наводившим на удивительные мысли об их уместности на небе в осенние дни, а после, скользнув по рыжим макушкам деревьев, остановились на еще одной паре, что оказалась чуть поодаль и, несомненно, вела крайне любопытные разговоры то и дело обмениваясь некой книгой. Один из участников разговора, недоступного Кэт - девушка - была крайне красива. Во всяком случае, так показалось именно Ли, вызывая ассоциации с фильмами тридцатых годов. Был в ней некий шарм, заставивший Кэтрин невольно залюбоваться незнакомкой и даже на некоторое время выпасть из разговора. В реальность же ее вернул требовательно-милый жест подруги, заставивший девушку перевести на ту удивленный взгляд и тут же тихо расссмеяться:
- Я совершенно не сомневаюсь в том, что ты всегда права, - чуть склонив голову на бок, Ли заговорщически подмигнула Патри и перевела взгляд на Жана. Разговор в этой части стоянки, который Кэт умудрилась упустить наполовину, был тоже крайне занимательным, но это не мешало девушке то и дело кидать взгляды в другой конец стоянки.
- Мммм, около стойки регистрации,  - рассеянно отозвалась уфолог, вновь переводя взгляд на подругу и виновато улыбаясь, - Но, мне кажется, он бы не стал.. - договорить ей не дали, тут же отвлекая внимания на себя. Этой самой помехой был некий мужчина-колясочник, которых, как приметила Ли, тут было немало. Впрочем, какая разница? Порой ей казалось, что неумение ходить самостоятельно есть великое благо: не нужно заморачиваться о всяческих велосипедах. Нервно усмехнувшись собственным циничным мыслям, блондинка чуть сощурила глаза, негромко отзываясь на приветствие:
- И Вам доброго! - впрочем, слова ее потерялись в смехе подруги, что Кэт ни капли не расстроило, поскольку во время очередного взгляда кинутого в сторону других участников событий, девушка уловила любопытнейшее изменение в виде светловолосого мужчины, в харизме которого сомневаться не приходилось. И вот что самое забавное: этот мужчина то и дело кидал взгляды в их сторону.

Отредактировано Кэтрин Ли (25-03-2013 13:38:51)

+4

47

- Этим? – с улыбкой переспросил Салли, хотя и понял, о чем девушка вела речь. – Когда-то в молодости мой пытливый ум, конечно, интересовали все эти загадки: космос, другие галактики, цивилизации на далеких планетах – ведь теоретически все это возможно. Но потом, знаете, - он отмахнулся от, как ему показалось, насекомого, пролетевшего где-то над ухом. – Жизнь закрутила, романтизма поубавилось. А любопытство осталось.
Вот уже второго мужчину в инвалидной коляске он заметил в пределах видимости: говорило это о том, что сюда приезжают не только для того, чтобы спрятаться (место, вроде бы, для этого подходило), но и для того, чтобы поправить здоровье. Хотя, а кто даст гарантию, что эти оба действительно парализованы? То есть, нет, подозревать в каждом неходячем жулика Брукс не собирался, но в этой жизни всякое возможно…
- Добрый вечер, - вежливо отозвался мужчина, кивнув.
Несмотря на то, что народ все прибывал, за свой ценный груз, находящийся в, казалось бы, совсем незащищенном рюкзаке (подходи – бери), Брукс не боялся. Во-первых, сделан рюкзак был из ткани, прорезать которую можно было бы разве что бензопилой, и уж это он бы заметить умудрился, во-вторых, попытка расстегнуть молнию немедленно была бы замечена: часы на руке сообщали о попытке несанкционированного проникновения несильным электрическим разрядом. Жестоко, да, но эффективно. И без лишнего шума. А под первым замком имелся и второй, уже на магнитном ключе… В общем, чтобы добиться вида человека, которого совершенно не волнует, сопрут его поклажу или нет, пришлось изрядно потрудиться и раскошелиться.
Пока в дальнейшие планы Брукса входило составить компанию девушкам в поиске их загадочной инопланетной знаменитости. Заодно и присмотреться к обеим успеет получше. А там уже и решать можно будет. Предположительно.

+3

48

Угу, услышал он. Как же. Подвинулся сразу… уступил дорогу, да. Держи карман шире. Мало этого, он стал отмахиваться. «Я, что, тебя трогала, да?!» - поднимаясь снова к его голове после того как от неё отмахнулись, Тилька воткнула кулаки в бока. Ну, да, трогала, но ведь чуть-чуть, он же даже не заметил! А в ответ громадными ручищами махать это... это... Возмущённая фея голубовато замерцала. Она не оставит это так, безнаказанно. Мало того, что её не видят, так ещё и пытаются ударить!
   Миратильда оглядывалась в поиске того, что поможет ей воздать противнику по заслугам. «Две девушки?» нет, у них не было ничего нужного. Она уставилась на подъехавшего на коляске Рэймонда, тихо улыбнулась – мерцание чуть притухло, но не исчезло совсем. «Может ему врезать коляской? Нажать вон на тот рычажок, и она стартанёт…» Мирка представила, как машина штурмана стартует, снося мужчину. «Нет! Рэйми может быть больно!» - осадила себя фея и продолжила поиск оружия. «О! Вон ещё коляска!» Того человека она не знала, может ему не будет больно. Покусывая губы, маленькая уже подалась в их сторону, как наткнулась на взгляд. На неё смотрели! Её видели! Взрослый! Белый человек пялился на фею. У него даже дымящаяся палочка изо рта упала.
   Фея заметалась, метнулась назад, врезалась в одну блондинку, отшатнувшись от неё - во вторую, упала вниз под колесо коляски и, закрывшись рукой, взмыла вверх. Её впечатало в Брукса, взвизгнув, она распалась на сотни голубоватых частиц, чтобы в тесной темноте, снова стать собой. За рёбрами колошматило, заглушая все звуки снаружи, кругом было темно, и давили какие-то предметы. Пахло чем-то незнакомым. Тяжело дыша и ничего не видя, фея стала ощупывать то, что находилось вокруг.
  Что-то похрустывало, что-то было угловатым, Тилька растеряно шарила руками. «Ткань!» Вокруг неё была ткань. Какой-то мешок. Миратильда закрыла глаза, успокаивая дрожь.
«Так, а что собственно я так паникую?» - малышка попробовала вспомнить то, что произошло за секунды её ужаса. Взгляд незнакомца и своё метание. В голове возникла картинка несущегося на неё рюкзака за плечами мужчины, а затем – БАХ - она в темноте.
   Её ладони ещё раз прошлись по ткани, поцарапали её ногтями – та не поддалась. Точно в рюкзаке. Она прислушалась к звукам снаружи. Нет, о ней не говорят, значит, не специально ловили. Фея закусила губу. Нужно выбираться. Легко сказать! Это голову между прутьев кровати просунуть легко или лампочку в рот засунуть, а вот обратно… обратно, увы, никак.
  Откуда-то вкусно напахнуло, чем-то знакомым. Что ж, если её тут и держат как пленницу, то обязаны кормить. Нектар был давно и уже весь истратился, а тут пахло. Нет, ну, правда, пахло. Жареной картошкой! Тилька шустро полезла на запах.
   Шуршащий пакетик плохо поддавался зубам и ногтям, наконец, с большим трудом, она проковыряла дырочку, дальше пакет разъехался сам. Картошкой запахло ещё сильней, фея сглотнула и запрыгала от удовольствия. Под ногами что-то щелкнуло, и пространство озарилось светом. Тилька заорала. Из дыры на неё угрожающе выползало чудовище. Её кулачки замолотили по напавшему гаду. Гад подался ещё вперёд и холодно уткнулся лапами в фею. Миратильда смотрела испуганными глазами в каменные глазки краба, её руки легли на прохладные клешни и погладили их. Крабик был красивым... - Фея хихикнула. - ...и вовсе нестрашным. Он был милым и явно хотел обниматься – тянул к ней свои клешни. Мирка обняла фигурку.  Тут её ноги припекло. Очень припекло. Очень-очень припекло! Миратильда посмотрела вниз и… обхватив каменного друга, она рухнула вниз, на дно рюкзака.
Когда в рюкзаке стало светло, её не сильно интересовало – почему, она была несколько занята криком. А потом думать об этом было уже поздно. Пламя жадно лизало находящиеся вокруг предметы. Когда фея выплясывала румбу от предвкушения еды, она случайно наступила на зажигалку. Щелчок - и огонёк разделил желание феи поесть.
Тилька лежала на дне сумки и с расширенными зрачками, обнимая краба, смотрела, как пламя скручивает и обугливает пакет, из которого посыпались лепестки промасленного картофеля. Огонь жадно ухватил и их. Со всех щелей рюкзака повалил дым.
- Ээй... Выпустите нас! Мы тут того - гориииим!

Отредактировано Миратильда (28-03-2013 21:17:31)

+7

49

Рамон Эрсилио Трилья,  Рэймонд Скиннер,  Мураки Катзутака

Прежде чем продолжить разговор со своим спутником, девушка обернулась на другой мужской голос, который не мог не привлечь внимания, поскольку прозвучал совсем рядом и, так или иначе, был обращен и к ней тоже. Джейн легко махнула рукой, не отпуская с лица улыбки, коротко бросив:
- Добрый вечер! Как чувствуете себя? - ответа она, правда, не слишком ждала, наверное потому что он был отчасти ей известен, но она все же не упуская из вида Рэймонда, снова переключила свое внимание на Рамона, не сразу успев сообразить, о чем тот спросил. Немного растерявшись, молодая докторша глянула на книгу, которую мужчина держал в руках и легко пожала одним плечом.
- Книга авторства моего отца. Ничего выдающегося, но вышла совсем недавно. Он врач и некоторые случаи реальной жизни записывал для памяти, а потом решил составить их в целую книгу. Я перечитала уже все, что у меня есть, книга на днях пришла ко мне посылкой, - она проводила книжку взглядом, когда та перекочевала из рук Рамона в корзину и поправила на себе легкий плащ, решив что стоит застегнуть его поплотнее, ведь вечер трудно было назвать очень теплым. - Мой отец хороший нейрохирург, кажется эти способности я унаследовала от него.
Здесь, в Приюте, Джейн работала обычным терапевтом, хоть в ее личном деле и числилась совсем иная специализация. Вообще об этом она старалась не распространяться по некоторым своим причинам, не слишком легко ей было признаваться кому-то, а прежде всего в который раз самой себе, что время для возвращения в свою деятельность еще не настало, хоть было близко.
- Исторические ценности... Смотря какие, но некоторую слабость к ним я питаю, и с удовольствием взгляну на здешние, - чуть задумчиво отозвалась девушка, решив что возможно и приглядит что-нибудь мелкое, так сказать, для души, отчего бы и не приобрести какой-нибудь исторически значимый амулет, который, быть может, принесет удачу. Средства, которыми Джейн располагала, вполне позволяли ей и довольно-таки дорогостоящие покупки, хоть, конечно, по ее достаточно обычному внешнему виду трудно было предположить, что докторша — личность достаточно обеспеченная.
- А ты сам ценитель таких вещей? - она протянула руку в ответном жесте и легко коснулась руки мужчины, когда они направились было в путь, девушка легко держала руль одной рукой — это не составляло ей труда. Однако, уехать далеко им все-таки не позволили, преградивший им путь мужчина не был ей знаком, но отчего-то она ощутила, что некой стене внутри нее сейчас стоит вырасти. На первый взгляд, незнакомец был настроен вроде бы даже добродушно, но нечто внутри, какое-то женское чутье будто что-то подсказывало. Смерив мужчину спокойным взглядом и опустила подножку своего велосипеда, когда слезла с него.
- Благодарю, - сдержанно отозвалась Джейн на такую вроде бы как любезность. Глянув на Рамона, слегка кивнула. - Я подожду тебя здесь, - в глазах, что еще минуту назад были янтарного цвета, показались серые блики, словно в бокал с виски кто-то кинул пару кубиков льда. Как быстро эта женщина умела меня выражение лица и взгляд с теплого на сдержанный в зависимости от того, кто был ее собеседником! Как только молодая докторша осталась наедине с собой, снова глянула в сторону Рэймонда, который был не так уж далеко, а потом подняла взгляд куда-то вверх, на небо, лицо ее отчего-то стало сосредоточенно-задумчивым, как будто смотрела на улетающий самолет.

+4

50

Рэй кивнул, ответив вежливой улыбкой на сияющую улыбку милой светловолосой девушки, вновь подумав, что шотландский акцент неистребим – вон, сразу с легкомысленного «месье» в солидного «мистера» перевели. Ну да ладно… уж коли Бонду всех времен и народов, великому Коннери сие не зазорно, то и скромному фантасту дозволительно. Темноволосой девушке, которая неоджиданно спросила о самочувствии, Восьмой тоже улыбнулся, правда, удивившись про себя вопросу, но, прикинув, что она вполне может быть кем-то из персонала (где же всех упомнить?), ответил вежливо:
− О, спасибо, мисс, всё неплохо.            
Не, ну не распинаться же? Спросили-то ведь явно так… для проформы. Дама торопится, её кавалер ждёт, чего задерживать её рассказом о немощах?..       
Однако не только вечерело, но и холодало: у Скиннера пальцы замёрзли, все двадцать, он, между прочим, не оделся нормально, когда срочно поднялся… точнее – подорвался по звонку своего русского кузена и покатил встречать малыша-племянника. Правда, сперва-то, да со сна-то и нормально показалось в одном свитере, а сейчас вот стало вовсе даже зябко – осень всё же, хоть и юг, да горы. А где холод – там рефлекторное мышечное напряжение, где напряжение – там боль, эта схема известна любому спинальнику, так что усиление оной, пока едва тлевшей вечным ледяным осколком в спине, Восьмого не удивило. Иногда он становился до ужаса правильным товарищем – вот и сейчас настала такая минута просветленья: сочтя долг вежливости исполненным, (ну он же со всеми поздоровался со всей доступной любезностью, верно?), бывший штурман решил себе мимо честнóй компании, точнее, нескольких мелких компашек, друг от друга, как оказалось при более внимательном изучении, вроде бы не зависевших, катить колбаской в направлении своей комнаты в мансарде, уже практически родной.
Намерение в высшей степени похвальное, и Скиннер, без сомнения, его осуществил бы, сразу после того, как ответил благопожеланием не менее вежливо второй блондинке и тому самому симпатичному молодому мужику, который, однако, косился на бывшего штурмана как-то… подозрительно, что ли?
Недоверчивый какой народ пошёл, смотрит так, будто я у него кошелёк украсть хочу, − про себя подивился шотландец, и… внезапно для себя сел прямо… особенно прямо, не отдавая себя отчёта в том, что его собственный взгляд стал не просто пристальным, а острым, но вовсе не в ответ на взгляд ворковавшего с девицами человека с рюкзаком, о нет. Объект гораздо более интересный привлёк внимание литератора – некто, напоминающий… напоминающий… − Рэй не замечал, естественно, как каменеет его собственное лицо, − уж слишком многое и… пугающее начало всплывать из запаянных вроде бы надёжно глубин скиннеровской памяти, когда в поле зрения замаячила, то ли как светлый ангел, то ли как бельмо на глазу высокая фигура в белом одеянии.
Незнакомец закурил, никому, в принципе, не мешая, но бывший штурман отчего-то остановил коляску, сам этого не осознавая, и не мог сдвинуться с места, наблюдая за клочьями сизоватого сигаретного дымка… и не решаясь рассмотреть хорошенько тонкое и бледное лицо, которое этот дым иногда невесомо задевал, и не будучи в силах отвернуться от него совсем. Будто блеск очков завораживающе и заморажиивающе не отпускал взгляд Рэймонда.
Нет… нет, он же совсем не похож…
Высокий беловолосый почти мужчина в белом плаще, докурив, двинулся с места, и Восьмого будто отпустило некое наваждение, он снова положил палец на кнопку движения вперёд, но… белый человек стремительно и целеустремленно заступил дорогу тому колясочнику с книгой и предположительно медицинской девушкой-велосипедисткой, а Скиннера опять затормозило – на сей раз долетевшее до слуха имя: «доктор Морган».
Ледяной червячок снова клюнул в сердце – что?..
Ну ведь ничего же… меня это не касается… − но скользнувший по нему странный, стопорящий какой-то взгляд странного типа холодно осёк тщетные надежды Рэймонда. Так хищник смотрит на добычу, примеряясь – без жадности, но и без жалости, просто измеряя расстояние для прыжка.
Что за бред! – Скиннер разозлился на себя, сузив глаза и зачем-то утопил кнопку на джойстике до упора. − Лечиться надо, параноик. Откуда здесь ин… он вообще азиат же…
Туго накачанное правое переднее колесо штурманского кресла неловко провернулось от рывка и впаялось в невысокий бордюр аллеи. Чтобы не зарычать от досады, Восьмой опустил ресницы. 
Надо досчитать хотя бы до пяти. Я и правда схожу с ума, − глубоко вдыхая носом, Рэй задержал дыхание и… резко выдохнул, широко открывая глаза.
Дым. Дым – и уже не сигаретный, не аромат табака, а резкая вонь палёной ткани.
− Мистер, Вы горите, − иногда тихий голос Скиннера обретал странную объёмность даже на открытом воздухе: − Ваш рюкзак!..

+6

51

Кэтрин Ли, Салли Брукс, Рэймонд Скиннер

- Что значит - теоретически? - возмущённо захватала губами воздух блондинка, - всё это на самом деле существует, и у человечества имеется масса доказательства, - Патри вперилась в Жана взглядом из-под солнцезащитных очков, - нет, знаете, так не пойдёт. Вам обязательно нужно познакомится с Куртом, верно, Кэт? - Купер обернулась к подруге, ища у неё поддержки. Даже вопросительный взгляд на мужчину в коляске перевела, но тут же вернула своё внимание французу.
- Уж он-то сможет Вам всё рассказать, да так подробно, что у Вас и никаких сомнений не останется в том, что... ой... - Патриция так увлеклась своими россказнями, что на какой-то момент отвлеклась от реальности. Только вкрадчивый голос колясочника смог отвлечь её. Сначала блондинка просто стояла и хлопала глазами, силясь понять, что же не так. Вроде всё так, как было, но что-то ведь разительно поменялось! Крылышки её носа задрожали, улавливая знакомый с детства запах. "Костёр, что ли, кто-то развёл?" А рот тем временем всё стрался договорить оборванную фразу:
- И никаких сомнений не останется в том, что... что... что Вы горите!! - Наконец-то до Патриции дошла вся соль происходящего. "Кажется, блондинок не зря называют дурами..." - мысленно пнув саму себя, девушка начала вращать головой, словно обезумевший флюгер на ветру, того и гляди - оторвётся, да укатится в ближайшие кусты. "Тут же нигде нет воды... и что делать?" - от нетерпения, она даже топтаться на месте начала, будто готовилась сплясать отменную чечётку. Когда дым из рюкзака Жана усилился, Патри всё же не выдержала и ринулась спасать мужчину от неминуемой гибели. Она схватила его за лямки рюкзака и с силой рванула горящую ношу вниз. Думаете, если маленькая, то слабая? Как бы не так! Выросла-то она практически на улице, так что с мышцами и цепкостью хватки у девушки было всё в порядке.
- Снимайте его, скорее же! У Вас там что, портативный солярий? - да, а пытаться шутить в критических ситуациях - это тоже одна из визитных карточек Патри. В конце концов, любая беда с шуткой становится не такой уж и страшной. Хоть с глупой, но шуткой.
- Кэтрин, помогай! - кинула она подруге, продолжая дёргать Жана за его рюкзак.

Отредактировано Патриция Купер (07-04-2013 19:18:04)

+4

52

С девушкой уже всё было хорошо - казалось, вот оно, - чистые помыслы, не замутнённые властью и уймой денег.
- Какая замечательная история! А ты сама не пишешь истории? Или это не передалось по наследству?
Девушка приняла приглашение в небольшую историческую экскурсию.
- Не волнуйся, я сам-то историк, - и Рамон улыбнулся, довольно-таки мило, по его мнению.
Вот оно! Стоило только скинуть с себя маску наркобарона и оказаться без охраны - как оно случилось!
Мысли Рамона уже направились в область ресторана, как на дорогу перед ним выскочил человек в белом халате.... ах нет, в плаще.
Тьфу ты! Вот прям из-под земли у них тут медперсонал появляется!
К доктору - пусть даже это был важный доктор, хирург, терапевт, да мало ли что! - дон Трилья отнёсся без симпатии. Тем более, что момент был явно не подходящий.
Мог бы и позвонить! У них же есть наверняка мой телефон в личном деле. У меня тут дела, - а делить время в обществе девушки уж точно не входило в планы профессора.
- Уважаемый мистер Катзутака, - голос Рамона, обращённый к доктору, наполнился сталью.
- Хорошо, я отъеду. Но постарайтесь изложить всё максимально кратко. Я несколько... - дон хотел было продолжить, но тут в поле его зрения попал небольшой пожар на велосипедно-прокатном пункте. Что, вполне закономерно, расширило в удивлении глаза дона.

Отредактировано Рамон Эрсилио Трилья (08-04-2013 15:15:36)

+4

53

В обход идти, понятно, не очень-то легко, не очень-то приятно и оооочень далеко!!!
Вообще-то Гек сидел в кустах уже довольно давно. Эти взрослые, которых сюда вообще-то никто не звал, гомонили так, что всех птиц распугалм и ежей, и ужей, и даже ту мышь, что почти что удалось выманить из норы на кусок спрятанной за завтраком копченой колбаски - тоже распугали. Теперь компанию попрятавшемуся составляли только наглые желтоглазые дрозды, которые возмущенно вопили на людей и скакали по земле, растопырив хвосты, будто павлины. Во всяком случае Гек считал, что ровно так же, но поделиться своей мыслью не успел. Вылезывать из кустов при всем честном народе было как-то неправильно, могут же и заругать. А с другой стороны сидеть в кустах Гекельберри уже отчаяно надоело - мышь скрылась, коленка поцарапалась, а попа устала приючаться... или приютяться? В общем, устала она на ветке сидеть, поэтому, заслышамши ещё и про пожар (которые тут не были, те обзавидуются прямо, сколько он всего успел сегодня интересного увидеть!) Гек не утерпел. Когда пожар, всякий знает, на кусты особо уже и не смотрят! А уж если еще и маневр совершить совсем-совсем обманный! Поэтому мальчишка развернулся к веткам колючим попой (ой и попадет же от матери за рубашку, если что!!) и начал осторожненько, неторопливо, из куста выруливать поближе к тому, что там где горело.
Только вот народу было больно уж много, выползший из кустов Гек это заметил очень даже хорошо. Так он ничегошеньки и не увидит как следует из-за этих, вон какие вымахали! Нет уж! Решительно подтянув один сползший гольф на поцарапанную коленку, он подскочил и, распихивая в стороны мешающих людей принялся проталкиваться ближе к воплям. Мастерки проскочив между коляской, на вид цельнометаллической, девушкой, ой, там ещё какой-то дядька по пути оказался, такой весь в белом, как будто только что из прачечной или с мельницы - его пришлось пхнуть маленечко локтём, плечом и... а вот на белый башмак Гек совсем случайно наступил, - зато протиснулся же! Протолкался в первый ряд, к другой коляске, неоднократно издали виденной, но незнакомой, потёр кулаком глаз, наступил на некстати развязавшийся шнурок... и разочарованно выдохнул. Ничего интересного не было - какая-то тетенька с визгами отбирала чужой рюкзак. Тот, конечно, вполне себе дымился, но на настоящий пожар, по авторитетному мнению Гека, это не тянуло...
- Неее, ради такого машина наверх и не поедет...

Отредактировано Гекльберри (10-04-2013 19:22:56)

+4

54

- Романтизма, значит, поубавилось, - тихо хмыкнула девушка, ни к кому не обращаясь. То была констатация факта, простой конспект для отголосков памяти: ей не казалось, что для того, чтобы верить во всякую, как говорила ее подруга из колледжа "ересь" стоит быть романтиком. Уфология - она более точная наука, основанная на сопоставлении множества фактов и факторов, мечтателем тут уж точно не побудешь. Впрочем, живой пример мечтателя и романтика, да еще и буйного типа стоял перед Кэт живой и невредимый. Ежели синяка под глазом не считать. Впрочем, это буйство сейчас и доказывало свою живость и невредимость, разума, так точно и трындела без умолку, не давая Ли и слова вставить. Она, общем и не старалась, продолжая изучать прочую компанию на стоянке да пытаться понять в чем, собственно, суть всех событий. Эти события, кстати говоря, внезапно завертелись на бешеной карусели настолько быстро, что Кэт показалось, что у нее голова сейчас закружится:
- Горит? - изумилась было девушка, отвлекшись от изучения спины блондина в белом, да краем глаза улавливая выползшего из кустов ребенка: "Дети-то тут что делают?" - удивленно отразилась где-то в глубине разума мысль, в то время как блондинка и правда удостоверилась в реальности дыма из рюкзака нового знакомого. А дыма, как известно, без огня не бывает.
Подскочив на месте от волнения, девушка ринулась вперед к уже активизировавшейся подруге и начала активно дергать за молнию, пытаясь расстегнуть тяжелую ношу, дабы вывалить все содержимое на землю, а там, глядишь и очаг возгорания нашелся. О том, что доступ свежего воздуха этот самый огонь может только раззадорить, блондинка как-то не подумала, а потому лишь ворчала на упертость собачки:
- Он у Вас что, сейфовый? - вскрикнула она, - Снимайте его уже скорее, - стащив, наконец, общими усилиями маленький костерок с плеч незнакомца, девушка даже умудрилась разделаться с одной из молний, и та наконец поддалась, открывая ее победному, на секунду, видочку еще одну тракторную дорожку:
- Что это за система матрешки? Неужто Вы родом из России, а под этой молнией окажется еще минимум пять ридикюлей? - округлив глаза, возмутилась Ли, упорно взявшись и за эту молнию.

+3

55

На секунду Салли решил, что план его, пусть и мало продуманный, провалился. Видно, нужно было восхищение, а не скепсис. Пришлось в срочном порядке соображать, как убедить девушку сменить гнев на милость, но она сделала это без посторонней помощи. Пронесло. Правда, вторая девушка была настроена по отношению к нему не так доброжелательно. Это могло осложнить дело.
- Вы нас познакомите? – тут же спросил мужчина, изображая огромнейшую заинтересованность и радость от принятого новой знакомой решения.
А потом что-то произошло. Первым сигнал бедствия подал мужчина в коляске. Брукс посмотрел на него и встретил обеспокоенный взгляд инвалида. Рюкзак?..
Чтобы сориентироваться, пришлось сначала осознать ситуацию. Обычно тормознутостью вор не страдал, для его профессии это было роскошью непозволительной, но сейчас просто не мог понять, что вообще в его рюкзаке могло задымиться. Если бы кому-то вдруг вздумалось лишить Салли жизни, едва ли злоумышленник стал бы пользоваться дымовой шашкой. А взрывчатка уже давно лишила бы жертву головы. Да и в рюкзак так просто не проникнешь.
В следующую секунду одна из девушек уже пыталась сорвать с плеч его ношу, затем подключилась и вторая, позволяя Бруксу прочувствовать качество охранной системы – часы щедро награждали мужчину электрическими разрядами все то время, пока мадам варварски вырывала молнию. А ведь та без проблем расстегивалась…
Рюкзак упал на землю, и оставалось только надеяться, что там ничего не пострадало, включая ценный груз. Помимо пачки чипсов, в которой лежал краб, его сохранял лишь всеми любимый полиэтилен с пупырышками. Так краб походил на бесплатный сюрприз. Но на огонь Салли никак не рассчитывал. Опять же, сам рюкзак гореть не мог.
- Давайте я, - обернувшись и стараясь сохранять спокойствие, произнес мужчина, не теряя вежливого тона. – Обожжетесь.
Он рукой отстранил девушек.
- Просто молнию заедает, - сообщил Салли, незаметно ловко выдергивая из часов маленькую пластину, служившую электронным ключом. – А в России это самый писк.
Замок поддался сразу, но Бруксу пришлось отпрянуть,  когда из открытого рюкзака в удвоенном объеме повалил дым. На какое-то мгновение он оказался ослепшим, хотя медлить сейчас не стоило. За это время он успел вернуть на место ключ.
Брукс несколько раз махнул рукой над рюкзаком, в надежде развеять клубы дыма, и лишь когда очертания дымящего объекта проявились вновь, смог приступить к поискам источника возгорания. К несчастью, не повезло именно пакету с чипсами, но об этом можно было догадаться и раньше, ибо за едкой вонью плавящегося пластика улавливался и запах жареной картошки. Чипсы двойной обжарки.
Дотянувшись рукой, Брукс выхватил пакет и извлек его наружу, ухватившись второй (и, судя по резкой боли, как раз в том месте, где упаковка успела оплавиться), разорвал пакет, дабы содержимое окончательно высыпалось. Взгляд пробежал по слою усыпавших асфальт чипсов, но искомое замечено не было. Бросив под ноги и пакет, мужчина прошелся по нему подошвой, сбивая огненную кромку. Краб, должно быть, выпал намного раньше, но проверять это у всех на виду было не очень разумно. Много зрителей.
Салли вернулся к оставленному на время тушения пожара без присмотра рюкзаку, убедился, что больше ничего не дымит. На глаза ему попалась ярко-красная зажигалка, которую, в отличие от краба, в темных внутренностях сумки разглядеть было несложно. Брукс взял ее в руку, демонстрируя собравшимся, пока его не посчитали террористам.
- Понятия не имею, как это случилось, но больше тут ничего воспламеняющегося нет, - оповестил мужчина людей, наблюдавших за ним. После для одного лишь вида заглянул в рюкзак и снова закрыл его на обе молнии. – Прошу прощения за это маленькое недоразумение. Вы целы?
Он обернулся к девушкам, и попытался перенаправить внимание зевак на них.  Сохранность людей ведь важнее, чем какой-то там рюкзак? Мысленно Брукс, конечно, сильно беспокоился за состояние статуэтки.

+4

56

Ох, не зря, не зря в своё время кадет Скиннер «командный голос вырабатывал», (услышав это выражение в русском фильме – в другое, но тоже свое время – уже давно бывший кадет, помнится, неадекватно ржал – настолько дословно смешной лопоухий шкет в фуражке повторил требование преподов самого Восьмого в Сандхерстском военном училище). Сейчас как раз и пригодилось – все присутствующие почти сразу прекратили тараторить (даже блондинки!) и заозирались по сторонам, ища источник возгорания и задымления. А после началась суета несусветная по ликвидации того и другого, в смысле – горения и дымления, а не… м-да, судя по рвению, с каким сперва одна белокурая девица, а потом и другая стаскивали и растаскивали на половинки несчастный заплечный мешок, до ликвидации самого объекта тоже было недалеко, Восьмой понял вдруг очень ясно, что это лишь вопрос времени. Видимо, владелец рюкзака тоже прозрел в этом отношении, потому как довольно вежливо, но решительно отобрал у добровольных помощниц то немногое, что ещё осталось от рюкзака (должно быть, спасая от разгра… обозрения неведомые, но многочисленные ридикюли).
А чего сразу из России? – прям даже обиделся за родину части предков Восьмой. − Если у нас везде Чечня, как президент сказал, то что же, и обратная зависимость обязательна, что ли? В смысле, где Чеч… тьфу, где пожар, там всенепременно русский дух, там Русью пахнет?
М-да… а ведь вообще-то на то похоже, – вздохнул на четверть русский шотландец, наблюдая за гомерическими клубами дыма, повалившими из вскрытого наконец мешка.
– Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем… – задумчиво пробормотал Рэймонд на языке оригинала, не без удовольствия наблюдая за тем, как неприятному своей белоснежностью типу наступает на ногу, хоть и небольно, но, наверное, обидно, непонятно откуда взявшийся… а, нет, он с дерева слез – мельком увиденная во всеобщей суматохе картинка встала на место – вихрастый малец самого гаврошистого вида, своим пиханием и протискиванием к эпицентру событий ту самую безукоризненную белоснежность очкастого типа попортившую. Ну и разве мог после этого благодарный дядя Рэй не подхватить на руки, под мышки и на колени к себе недовольно бурчавшего карапуза? Правильно, не мог. Правильно, подхватил, пусть и спина резко заныла так, что аж дух перехватило. Но это не помешало, касаясь шекой выгоревших, светлых, пахнущих сухой солнечной пылью волос, с улыбкой шепнуть в чуть оттопыренное ребячье ухо:
– Это смотря какая машина. Моя – пойдёт. Поедешь пассажиром, или дать порулить? 

Отредактировано Рэймонд Скиннер (17-04-2013 17:49:12)

+4

57

На минуту оставив фигурку на дне, Тилька попыталась потушить огоньки крыльями, но прозрачные пластинки, коснувшись пламени, рассыпались на искорки, и малышка скатилась вниз. Она сильно напугалась, что крыльев больше не будет, уже хотела было…  зареветь? Ведь так называется, когда комок встаёт в горле, который нельзя ни сглотнуть, ни выплюнуть и дышать больно? Или это называется горе? Она не знала как, но ей было всё равно – крыльев-то не было.
- Ну как же так, а? Ну нельзя же так со мной, - сажа от сгоревшей картошки падала хлопьями на лицо, да вообще на всю Тильку, делая её чёрной. Вы видели когда-нибудь негритянских фей? Вот, смотрите - за считанный миг Мирка стала крохотным негритёнком.
- Хьюстон, Хьюстон! У нас проблемы! – не задумываясь, сипато повторила Тилька фразу, услышанную утром в ящике-говорилке. Она сглотнула и всхлипнула, с трудом втянула горький воздух… чтобы выдохнуть его с облегчением – искорки, что были крыльями, исчезли, а крылышки вновь стали целыми. Миратильда мазнула кулачком по носу и задрала и без того курносый нос вверх, мол, знай наших.
Снаружи раздалось: «Вы горите!» и повторилось несколько раз на разные голоса. «Между прочим, я так сразу и сказала - мы горим!» - мысленно пробубнила Миратильда. Фею зашвыряло по дну вместе с крабом, рюкзак затрясся, было нестерпимо жарко и дымно. Нет, фее дышать было необязательно, но дым и копоть были невкусными и ужасно раздражающими. Они лезли в глаза, маленький носик, вызывая желание выплюнуть из себя это. Было отвратительно. Тилька звонко закашлялась и прижала краба к себе сильнее.
- Нееет! Мы не горим! Мы поджариваемся! – Фея закусила губу и провела рукой по слезящимся глазам, прижалась щекой к клешне крабика и зашептала, словно фигурка могла её услышать, - Ты не бойся. Я нас вытащу… обязательно вытащу. – Ей показалось, что он ей даже подмигнул, впрочем, это была игра теней от горящего картофельного пакета.
Она попыталась пропихнуть краба сквозь ткань, ведь могла же сама это сделать, но молчаливый дружок совершенно не собирался протискиваться между ниточек полотна.
Пакет с картофельными лепестками скукоживался, и пупырчатый полиэтилен стал плавиться, капая кипящими каплями на камень. Само пламя притихло, переходя в тление. Видно, воздуха не хватало и ему. И всё бы так и успокоилось, закоптив и испортив внутренности рюкзака, если бы не усилия и помощь двух светловолосых девушек. От дёрганья и тряски Тилька с крабом прыгали и скакали как бешенные, собирая на себя ещё больше копоти. «Пя-ать минут – полё-от нормальный!» - мелькнуло в дергающейся всклоченной феиной голове. Несколько картофельных зажарок шлёпнулись на краба и прилипли к расплавленному полиэтилену, укрывая фигурку полностью. Наконец, от удара об землю пара подпрыгнула в последний раз, и их перестало трясти. Темнеющий потолок разъехался на две части, впуская в рюкзак кислород и выпуская клубы чёрного дыма. Фея резко взмыла вверх и, сверкая зубами и белками глаз, высунулась из плотного столба. Мимо лица пролетели громадные пальцы. Фея клацнула зубами, но промахнулась. Погрозив кулаком, она вновь исчезла в сумке. Из открытого рюкзака, незаметная в клубах дыма выпала горстка обугленных чипсов и заползла под складку. Сырой вечерний ветер помог мужчине разогнать чёрную дымовую завесу и выдул прогоревшую до пепла картошку со дна сумки.
   Стоило мужчине отвести взгляд от рассыпанных чипсов, как дуновение осеннего ветра поволокло их по стоянке. Одна кучка слипшихся огарков целенаправленно поползла к кустам, её нагнал шуршащий растоптанный пакетик и, накрыв собой, проводил до желтеющей высокой травы в кустарник.
Когда мужчина гордо демонстрировал всем алую зажигалку, травинки за Тилькиной спиной сомкнулись и только тихо покачивались от гоняющего по стоянке чипсы ветра. Как поднятый флажок, трепыхался, зацепившийся за веточку, некогда серебристый, а теперь обугленный картофельный пакет. Под ним, на земле валялся уже не нужный камуфляж – три обугленных кружочка картошки, спаянные расплавленным полиэтиленом. Фея покинула место событий, унося с собой нового друга. Единственное, что занимало её в данный момент, это как удрать отсюда подальше. Ей уже достаточно было на сейчас приключений... досыта. Чёрная от сажи и копоти фея, утаскивала прочь такого же, как сама, закопчённого краба.

Отредактировано Миратильда (18-04-2013 13:55:45)

+3

58

Сказать, что доктор не вызвал у своего пациента симпатии - значит, ничего не сказать. Хирург мысленно про себя хмыкнул - вот уж в чём он точно никогда не нуждался, так это в любви своих пациентов. Пусть лучше шипят и царапаются, но пятки не лижут. Мураки такая тактика поведения людей вокруг него, стоило врачу появиться в номом месте, уже успела крайне поднадоесть. Коротко оправив воротник плаща, хирург уже собирался излить на пациента заранее подготовленный монолог, но происходящее на стоянке превратило его "театр одного актёра" в глупый спектакль со статистами, которые либо не доигрывали, либо переигрывали. Этот импровизированный пожар, визги девушек, пляски вокруг костра, словно европейцы решили почувствовать себя шаманами какого-то вымышленного племени, непонятно откуда взявшийся шкет и, наконец, развязка всего: прилюдная демонстрация зажигалки, которая по всей видимости и стала причиной возгорания.
Заметив, как ветер подхватил чёрные от гари остатки не то чипсов, не то какой прочей дряни, доктор инстинктивно дёрнулся и немного нервным движением стряхнул пылинки с белого рукава. Не хватало ему ещё пятен на одежде, достаточно и того, что невесть откуда выползший мальчишка, с особой тщательностью оттоптал доселе безукоризненно белый ботинок.
Глубоко вздохнув, Мураки раздражённо фыркнул - разве можно в такой обстановке разговаривать на серьёзные темы? Чуть зажмурившись, хирург пальцем поправил белую чёлку, позволив ей упасть на лицо ещё сильней и повернулся к Рамону:
- Кажется, здесь нам совершенно не дадут спокойно поговорить, - Катзутака задумчиво покусал нижнюю губу и сложил руки на груди, - мне жаль, что я немного расстроил Ваши планы. Просто хотелось как можно скорей поставить Вас в известность. Я приехал сюда из Японии, так как мне любезно предоставили возможность продолжить свои эксперименты. Моя лаборатория, к сожалению, сгорела, но методика, которой я посвятил последние несколько лет своей жизни, смогла уцелеть. И теперь же я намерен перейти к полноценным операциям, которые смогут поставить на ноги любого человека, какого бы рода ни была его травма, - произнося все слова ровно и отчётливо, Мураки не повышал и не понижал голоса, являя собой пример серьёзности интонациями. Хирург не хотел, чтоб археолог вдруг решил, что слова нового врача глупая шутка или же жестокая издёвка. Тем более, что это было совершенно не так.
- Наверное, мне следовало дождаться завтрашнего дня, чтобы меня представили Вам официально, как и полагается, но мне показалось, что рассказать Вам заранее, чтоб Вы смогли всё спокойно обдумать за вечер, будет неплохой идеей, - Мураки даже улыбнулся приятно, подтверждая дружественность своих помыслов.

+3

59

Патриция даже не очень-то и поняла, что вообще случилось. Вроде, вот ещё недавно она беседовала с весьма симпатичным иностранцем, а сейчас с энтузиазмом сдирает с него рюкзак, словно рубаху с пылкого любовника в порыве страсти. От такого мысленного сравнения блондинка отчаянно покраснела и начала активнее бороться со вредным рюкзаком. Благо, мягкий румянец на щеках можно было принять за последствия активных действий. А вы попробуйте так попрыгать и не раскраснеться - да ни в жизнь! Впрочем, огненная ноша наконец-то свалилась с Жана и благополучно упала наземь, где за неё уже активно принялась Кэтрин: всё время дёргая и нервно при этом фыркая, девушка пыталась раскрыть молнию на рюкзаке, но тf упорно вредничала. В конце концов, кажется, очнулся и сам владелец мини-пожара. Мужчина аккуратно отстранил дам от своей ноши, полной сюрпризов, и сам занялся устранением огня. "Храбрый пожарный, ага," - коротко хмыкнула Купер, наблюдая за французом. Из-за этой невероятной скачки в горле запершило ещё пуще прежнего. Пить хотелось просто невыносимо - хоть ищи ближайшую лужу. И уж сколько раз девушка обещала себе, что прекратит баловаться глазными каплями, но нет же, каждый день, систематически... Ей даже пришлось шикнуть на саму себя, ибо Патриция умудрилась погрузиться в собственные мысли настолько сильно, что на некоторое время потеряла нить происходящего. А в этот самый момент Жан наконец-то обнародовал причину пожара: обычную зажигалку. От разочарования лицо девушки, кажется, даже вытянулось. Она-то думала, что там обнаружится что-то посерьёзней обычной зажигалки.
Прошу прощения за это маленькое недоразумение. Вы целы? - Жан уже явно пришёл в себя, в отличие от самой Патри. Потерев пальцами подбородок, американка стянула с носа очки и потёрла заодно веки, словно только-только проснулась.
- Целы, что же с нами сделается? В конце концов, мы не в Вашем рюкзаке сидели... Но как же так вышло-то? - быстро опомнившись, блондинка натянула свои очки обратно, надеясь, что никто из присутствующих не успел оценить достоинства её "благородной" ссадины на лице. Кстати о присутствующих - их было невероятно много! Захлопав глазами от удивления, Купер начала вертеть головой, изучая обстановку. "Неужели этот недо-пожар привлёк настолько много внимания? Ой, а ребёнок-то откуда взялся? Ай... А это что ещё за мраморная статуя?" - взгляд перескакивал с одного нового лица на другое. Остановив своё внимание на высоком, коренастом японце, Патриция начала пялиться на него во все глаза. "Боже мой, это что ещё за чучело?!"

+3

60

Юный Хёгель решительно противился тому, чтоб взрослые считали его карапузом - этим ж только дай: сперва пожалуйся на темноту или не справься со шнурком, а потом начнут на руки хватать и укладывать в восемь вечера спать, а то ещё и днем запрячут на "тихий час". Нет уж, взрослые мальчишки, которые, на минуточку, прям вот-вот и поидут в школу, - они с собою такое делать не позволяют! Поэтому Гек и лягнулся решительно и смело - стоило только дядечке-доброжелателю начать его хватать. Жаль, что молодецкая пятка попала не по коленке, а по твёрдому колесу - больно было!! Гек даже затих на некоторое время, как раз достаточное для того, чтоб на ухо ему начали шептать всякое...
Это смотря какая машина. Моя – пойдёт. Поедешь пассажиром, или дать порулить?
- Никудайто я не поеду!
Про таких дяденьков рассказывала фрёкен Мария давно, ещё весною: они всегда хватают и предлагают машинок, конфет и покататься, а потом мамы таких мальчиков плачут и вызывают полицию, потому что дядьки эти самые настоящие похитители. Хёгель вовсе не против был того, чтоб сюда вызвали полицию (потому что он сегодня, что даже странно, совсем-совсем ни в чем не был виноват - сидение в кустах, это ж не преступление?), можно даже и пожарных, но вот чтоб мама плакала он не хотел. Папка говорит, что настоящие мужчины женщин (даже если они мамы) до слёз не доводят. Это не по-рыцарски. Гек тогда еще, перед тем как к бабушке ехать, дал ему Самое Рыцарское слово, что будет помнить - мама и бабушка, они (оказывается) не просто так, а Дамы. Такие же прямо как всякие принцессы. Верилось не до конца, но обещал же! Так что теперь никакими словами про "кататься" Гека было не купить так просто. Ишь ты, в ухо шепчет - небось, сейчас и конфеты начнёт предлагать!?
Так никак не годилось, но зато пятка почти уже и не ныла, и Гек закрутил головой по сторонам, аккуратно начиная сползать и свисать из чужих рук -  попа сползла с прикрытой одеялом коленки, а сам он старался делать вид, что совершенно тут не при чем - так сползают из рук коты и вихрастые мальчишки.
- Чегойто-там? А? Вооон - там!
Перемазанный палец решительно указал туда, где ветер в неправильную сторону тащил полуоплавленный пакет. А может и в правильную, но очень быстро.
- Слишком быстро для тумана, да еще против ветра, - это же кре... кры... вороны из Дунланда!
С этим боевым воплем Гек, мастерски завершивший элемент сползания приземлением шорт на поверхность стоянки, решительно стартовал с четверенек в сторону куста с неправильным ветром. Рывок, бросок, наступ на шнурки... и вот он уже лежит носом в самых что ни на есть колючих ветках, опасливо жмурясь и думая, не настало ли время зареветь? Рассаженная коленка обижено болела, в голове гудело, зато что-то твёрдое и хрупкое чувствовалось в пальцах.
- Ага! - решительно прошептал Хёгель и, не сдержавшись, хлюпнул носом. На глаза навернулись слезы, мешая разглядеть, чего он там поймал-то?

+4


Вы здесь » Приют странника » Окрестности » Велосипедная стоянка